О ДРЕВНЕМ И НОВОМ КУРСКЕ

автор: А.И. Раздорский

Поводом для этих заметок послужил объявленный властями Курска его 980-летний юбилей, который намечено торжественно отпраздновать в сентябре [2012 г.]. За начальную точку отсчета истории города принят 1032 год. Насколько обоснована эта дата? Когда на самом деле возник Курск и когда он впервые упомянут в письменных источниках? Существовал ли город со времени своего основания непрерывно?

Точные даты основания не вызывают сомнений, как правило, лишь у городов, возникших сравнительно недавно. Яркий пример тому Санкт-Петербург. Как известно, будущая столица Российской империи была заложена Петром I 16 мая (27 мая по новому стилю) 1703 года. Иначе обстоит дело с городами, появившимися в древнерусскую эпоху. Выяснить не то что день, но и год, и даже десятилетие, когда они были основаны, как правило, невозможно. Сведения об этом в дошедших до нашего времени письменных источниках отсутствуют, и определить время возникновения того или иного древнерусского города (да и то лишь весьма приблизительно) могут только данные археологии. Приблизительность эта в каждом конкретном случае во многом зависит от состояния культурного слоя, количества и сохранности поднятых артефактов. Археология способна указать только весьма примерный хронологический отрезок (обычно в несколько десятилетий), к которому можно приурочить рождение города.

Время основания древнего Курска


Древнерусскому Курску около 1027 лет. (Вид из альбома К. М. Бороздина 1809–1810 г.)

Что известно о Курске в свете имеющихся на сегодня археологических данных? Практически нет сомнений в том, что на месте будущего древнерусского города еще в X в. находилось укрепленное поселение славян из племени северян. Однако прямых доказательств его существования нет. Комплекс археологических памятников, которые оставили северяне, жившие еще в догосударственную эпоху, составляет так называемую "роменскую культуру" (названную по украинскому городу Ромны, где эти памятники были впервые открыты и описаны). Но остатки роменских жилых или хозяйственных построек на территории Курского городища пока не найдены. Роменская лепная (а не изготовленная на гончарном круге) керамика присутствует здесь только в виде примесей в объектах уже нового, древнерусского типа. Вместе с тем, исключительно высокая концентрация роменских городищ в районе нынешнего Курска позволяет думать, что и мыс при впадении Кура в Тускарь был наверняка заселен и укреплен жившими здесь северянами-семичами. Не исключено даже, что существовавшее здесь северянское поселение являлось племенным центром для всей местной округи. Но городом в полном смысле этого слова его считать в любом случае еще нельзя.

В конце X в. укрепленные поселения северян в Посемье массово гибнут в огне пожаров. Эти трагические события произошли в ходе ликвидации независимости региона и перехода его под власть Руси, во главе которой стояли киевские князья. О постигшем в 980-990-е годы Посемье грандиозном катаклизме убедительно свидетельствуют найденные здесь многочисленные клады арабских монет (дирхемов). Хронологический зазор между датами чеканки монет и временем их сокрытия в землю указывает как раз на этот период. Как известно, деньги и сокровища люди начинают прятать именно в переломные исторические моменты (вспомним в этой связи клады, относящиеся к 1918-1919 годам, поныне находимые в старых домах Петербурга).

Одной из главных движущих причин территориальной экспансии киевских князей на восток было стремление взять под свой контроль торговые пути, связывавшие Среднее Поднепровье с Поволжьем. В 985-м году киевский князь Владимир Святославич совершил успешный поход на Волжскую Булгарию. Путь пролегал через Посемье, где сходились речные пути Днепровского и Окско-Волжского бассейнов (в те времена Ока и приток Тускаря Снова брали свое начало из ныне не существующего озера, находившегося в районе современных Понырей).

Благодаря своему географическому положению этот регион играл ведущую роль в транзитном движении на Русь восточного серебра. Утверждение своей власти в Посемье явилось для Киева в конце X века насущной необходимостью. Видимо, именно тогда на месте северянского поселения у впадения Кура в Тускарь и возник город Курск, ставший форпостом киевской власти на вновь присоединенных землях.

Этой точки зрения в настоящее время придерживается наиболее авторитетный исследователь древнего Курска В. В. Енуков. В ходе раскопок под его руководством были открыты остатки древнейших фортификационных сооружений Курска. Их наличие является одним из важнейших атрибутов любого древнерусского города. По мнению Енукова, они были сооружены в конце X - начале XI века. Таким образом, имеющиеся археологические данные вкупе с материалами нумизматики и летописными известиями позволяют с большой долей вероятности считать временем основания древнерусского Курска 980-990-е годы. Следует отметить, что в современной исторической и краеведческой литературе имеются и другие версии времени основания города. Согласно одной из них Курск возник лишь в середине 1020-х. Однако она носит сугубо умозрительный характер и доказательной силы не имеет.

Первое упоминание в письменности

Приблизительность, а нередко спорный характер археологических оценок времени основания древнерусских городов обычно приводит к необходимости использовать для условной начальной точки отчета их истории год первого упоминания в письменных источниках. Именно так, например, обстоит дело с Москвой, которая впервые упомянута в летописи под 1147 годом. При этом, к сожалению, часто забывают, что речь в таких случаях идет именно о годе первого упоминания, а не основания города (если, разумеется, город не был впервые упомянут именно в связи с основанием). Между годом первого упоминания и временем основания города почти всегда лежит больший или меньший хронологический разрыв. Когда же впервые упомянут древнерусский Курск?

В "Житии Феодосия Печерского", составленном Нестором-летописцем в 1107-1108 годах, сказано, что будущий святой вместе с родителями приехал в Курск из города Василёва. Это и есть первое упоминание Курска в письменности. Однако оно не датировано, поскольку год, когда Феодосий оказался в Курске, в "Житии" не указан. Существуют разные версии, когда данное событие могло произойти. Наиболее правдоподобным выглядит мнение о том, что Феодосий прибыл в Курск в 1036 году или вскоре после этого. Известно, что родители святого переселились в Курск "по приказанию князя". Но с 1024 года земли на правом берегу Днепра, где расположен Василёв, находились под властью киевского князя Ярослава Мудрого, а на левом, где расположен Курск, - его брата, черниговского князя Мстислава. Раздел Руси по Днепру стал следствием ожесточенной войны между братьями. До смерти Мстислава, случившейся в 1036 году (по Лаврентьевской летописи), Ярослав едва ли мог послать своего доверенного человека на постоянное жительство во владения Мстислава. После же кончины последнего у киевского князя, приступившего к восстановлению своей власти на Левобережье Днепра, в такой посылке возникла насущная потребность. Надо думать, отец Феодосия, принадлежавший к привилегированному слою общества, был отправлен в Курск со специальной миссией. Таким образом, первое упоминание древнерусского Курска в письменности условно можно приурочить к 1036 году. Но откуда же в историографии взялся 1032 год, объявленный точкой отчета курской истории?

Детские и юношеские годы Феодосия, родившегося около 1030 года, прошли в Курске. Отсюда он, будучи уже взрослым человеком, ушел в Киев, где принял монашество. В древнейших текстах "Жития", наиболее близких к исходному авторскому оригиналу, год, когда это произошло, не указан. Однако в XIV в. в ходе редактуры "Жития" в его текст искусственным образом была внесена вставка, согласно которой уход Феодосия из Курска в Киев был приурочен к 1032 году. К этому году, начиная еще с конца XVIII века, и стали относить первое упоминание Курска в письменности, хотя таковым оно никогда не являлось! У большинства историков эта дата давно вызывала вполне обоснованное недоверие, поскольку вступала в непримиримое противоречие и с известиями летописей, и с хронологией жизни самого Феодосия. В начале 2000-х годов московский историк Ю. А. Артамонов выполнил детальное исследование "Жития Феодосия Печерского", итоги которого изложил в пространной статье, насчитывающей свыше 100 страниц. Она опубликована в 2003 году в сборнике "Древнейшие государства Восточной Европы". Автор убедительно доказал, что датировка ухода Феодосия из Курска в Киев 1032-м годом является абсолютно недостоверной. На самом деле это событие могло иметь место только в период между 1054 и 1056 годами. Таким образом, даже условно связывать упоминание Курска с 1032-м годом недопустимо.

На неправомерность использования 1032-го года в качестве даты первого упоминания Курска еще в 1988-м году (за 15 лет до выхода статьи Артамонова) обратил внимание старший научный сотрудник Курского областного краеведческого музея В. И. Склярук. Тем не менее, сила инерции в этом вопросе остается по-прежнему чрезвычайно велика. Вновь и вновь в самых разных печатных изданиях и в Интернете 1032 год продолжает указываться как год первого упоминания Курска.

Гибель древнерусского Курска

Судьба Курска во время нашествия Батыя по летописям неизвестна. Судя по всему, он не избежал судьбы большинства древнерусских городов и подвергся разгрому со стороны завоевателей. Скорее всего, это произошло в 1239-м году в ходе похода Менгу-хана на Чернигов. Но разорение еще не носило катастрофического характера - город отстроился вновь. И во 2-й половине XIII в., как свидетельствуют данные летописей и результаты археологических раскопок, Курск еще существовал, хотя утратил значение столицы княжества. С конца XIII столетия город из летописей исчезает. Надо полагать, что на рубеже XIII-XIV веков в Посемье случился некий геополитический катаклизм, в ходе которого Курск был стерт монголами с лица земли и прекратил свое существование.

Отголоски этого зафиксированы в летописях, повествующих о выступлении князей Курской земли против ордынского баскака Ахмата на рубеже 1280-1290-х годов. Впрочем, многие события, предшествовавшие этому и последовавшие за ним, скрыты во мраке веков: "Многа убо и велика сиа повесть - сказано в Никоновской летописи - но множества ради оставлена бысть". В "Курском летописце", написанном в XVII столетии, о постмонгольском Курске говорится так: "сему граду Курску пленению до основания раззорену сущу бывшу и оттоле многия годы пребывая пустея и от многих лет запустения положения того града Курска и уезд велиим древесем поростоша и многим зверям обиталища быша".

Запустение

О нахождении в XIV-XVI веках на территории древнерусского Курска постоянного или временного поселения хотя бы сельского типа никаких материальных подтверждений до сих пор не имеется. Курск в этот период упоминается в нескольких русских, литовских и татарских источниках: "Списке русских городов дальних и ближних" (не позднее 1381-го года), перечне городов, принадлежавших великому князю литовскому Свидригайло (1402 или 1432 гг.), договорной грамоте великого князя литовского Сигизмунда с ханом Саип-Гиреем (1540 г.). Но эти упоминания носят чисто условный характер. Курск указан не в связи с какими-либо конкретными событиями, как в XI-XIII вв., а лишь как некий топографический маркер для обозначения владельческих прерогатив на территорию региона. Под "Курском" здесь, вероятно, понимается не живое поселение, а покинутое жителями городище. Только в качестве топографического ориентира выступает "Курск" и в разрядной книге 1475-1598 гг. В этом документе сказано, что летом 1557-го года здесь встал на стоянку отряд воевод М. П. Репнина и П. И. Татева.

Важно заметить, что о Курске нет ни слова в духовных грамотах (завещаниях) Ивана III и Ивана IV, а также в списке городов, возвращенных Литвой Русскому государству по условиям перемирия 1503-го года, завершившего Русско-литовскую войну 1500-1503 гг. (по ее итогам в состав Московского государства вошла территория Северской земли, к которой относился Курск). В то же время в духовной грамоте Ивана IV из южнорусских городов упомянуты и Мценск, и Рыльск, и Путивль, и Карачев. Наконец, вплоть до 1596-го года по Курску, в отличие от тех же Рыльска и Путивля, не известно ни одного наместника или воеводы. В пользу существования поселения на месте Курска в начале 1580-х годов вроде бы свидетельствует известный еще со времен В. Н. Татищева указ Ивана IV 1582-го года о ссылке лиц, давших лжесвидетельство ("ябедников") "в украинные городы, в Севск и в Курск". Однако, как показал историк Я. Г. Солодкин, в данном случае мы, по всей видимости, имеем дело с припиской. Она была внесена в текст указа значительно позднее, ибо Севск был основан только в царствование Бориса Годунова, то есть после 1598-го г. Эта приписка поясняла, в какие именно "украинные" города нужно ссылать "ябедников". Однозначно решить вопрос о существовании на месте древнерусского Курска в XIV-XVI вв. какого-либо поселения могут лишь археологические исследования. Отсутствие на территории нынешнего города артефактов, относящихся к XIV-XVI вв., само по себе не дает оснований отвергнуть напрочь предположение о существовании такого поселения. Но для того, чтобы считать его существование бесспорным, подобные находки необходимы. Нынешнее же состояние источников заставляет сделать вывод о том, что в XIV-XVI вв. поселения городского типа на месте древнерусского Курска не существовало.

Основание нового Курска


А новому городу, который возник на его месте, 416 лет

Летом 1596-го года по указу царя Федора Ивановича "на старом Курском городище" была заложена новая деревянная крепость, сооружение которой было завершено осенью. С этого момента и ведет отсчет своей истории нынешний Курск. Его основателем можно и должно считать первого курского воеводу Ивана Осиповича Полева, на которого было возложено руководство строительством крепости (вот человек, чье имя следует увековечить в Курске и в названии улицы, и в памятном знаке!). Фортификации возводили служилые люди, присланные из Болхова и Кром, поскольку местных жителей, на которых можно было бы возложить эту работу, здесь просто не было. Существует мнение, что строители в 1596-м году только ремонтировали и расширяли ранее существовавшие укрепления. Однако в источниках прямо сказано о "поставлении", то есть основании крепости, а не о ее "делании", то есть обновлении.

Важно подчеркнуть, что кроме оплывших от времени валов древнего городища никаких следов существования прежнего города, вроде остатков каменных "палат", обнаруженных в середине XVII в. на Ратском городище, строителям нового Курска не встретилось. Первопоселенцами города стали выходцы из более северных уездов страны. Точно так же обстояло дело и в других новых городах, возникших в конце XVI-XVII в. на территории "Дикого Поля" - Белгороде, Старом Осколе и других. Новый Курск, хотя и унаследовал от своего древнерусского предшественника имя и месторасположение, является, по сути дела, уже другим городом, имеющим собственную историю.

Итак, подведем итоги. Древнерусский Курск возник в 980-990-е годы, вероятнее всего - в 985-м г., то есть со времени его основания минуло около 1027 лет. Первое упоминание города в письменности с наибольшей долей вероятности приурочивается к 1036-му г. Древнерусский Курск в конце XIII века был окончательно разгромлен монголами и прекратил существование. Новый город с тем же названием и на том же месте возник в 1596-м году. Его возраст, в отличие от древнего Курска, известен совершенно точно: осенью 2012-го ему исполнится 416 лет.

(Авторская редакция текста, печатная версия: Друг для друга. 2012. 21 авг. С. 11; оригинальная электронная версия: http://www.dddkursk.ru/number/932/planet/002217/)


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

28.08.2019 г.

По теме:
В.В. Енуков,
А.И. Раздорский
О времени основания и первого упоминания древне- русского Курска

А.И. Раздорский
О времени существования современного Курска
(К вопросу о хронологических разрывах в истории некоторых русских городов)

Н.В. Рязанов
Когда же был основан город Курск?

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову