Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

АД ПО-ЯМЩИЦКИ

автор: Ю.ОЗЕРОВ

Сто лет назад Российское государство впервые было испытано на прочность поднявшейся как никогда революционной стихией, ознаменовавшейся крайним обострением социальных конфликтов. Не обошли они стороной и наш край. Жуткая трагедия разыгралась под Курском 17 (30 по новому стилю) июня 1905 на Киево-Воронежской железнодорожной линии во время остановки воинского поезда № 23, следовавшего из Москвы.

На станции Курск-Ямская в двух товарных вагонах с характерной на них для той поры надписью "8 лошадей, 40 человек", находилась команда из 92 нижних запасных чинов. Их сопровождал офицер поручик 2-го Конно-Горного дивизиона Михалопов, размещавшийся в вагоне 1 класса. Вместе с ним там же находились его жена и два малолетних ребенка. Стояла 30-градусная жара:

Незадолго перед отходом поезда в Киев, во время посадки, один из солдат - канонир Божиков не захотел идти в вагон. На окрик командира, почему он не садится, рядовой в довольно грубой форме заявил, что в поезде из-за тесноты невозможно дышать и от имени своих товарищей высказал необходимость, чтобы прицепили еще вагоны, ибо так дальше ехать нельзя. На последовавшее приказание поручика Михалопова садиться в вагон он ответил отказом и повел себя еще более дерзко. За этот дисциплинарный проступок его связали. Не вынеся такого обращения, Божиков разразился матерной бранью. Оскорбленный поручик, не долго думая, в ответ обнажил шашку и одним ударом снес солдату голову. Смерть его была мгновенной. Без крика Божиков упал на платформу.

Очевидцы развернувшейся драмы из рабочих и простонародья в ужасе остолбенели от увиденного и бросились в разные стороны. Моментально весть о происшедшем случае разнеслась по мастерским и в непродолжительное время возле трупа убитого солдата собралась толпа людей из железнодорожных служащих, рабочих, жителей слободы и некоторых солдат. Эта негодующая масса стала окружать поезд. Офицер, видя ее враждебное настроение, скрылся в своем вагоне и запер его. Возмущенные увиденным и услышанным собравшиеся потребовали, чтобы офицер вышел к ним для расправы. С криками: "Бить убийцу!", они осадили вагон и стали забрасывать его камнями и поленьями дров. Вскоре из вагона с воплями появились жена офицера с детьми. Из толпы раздались голоса: "Барыня, не бойтесь, выходите!" Ее и детей почти на руках пронесли на вокзал.

Офицера, оказавшегося в западне попытался спасти один машинист, который вскочил на паровоз с намерением увезти поезд. Однако путь был уже загроможден.

Между тем разъяренная толпа все прибывала и требовала с угрозами выхода поручика из вагона. Еще более она увеличилась, после того как к осаждавшим присоединились паломники (до 2000 человек), прибывшие по случаю переноса чудотворной иконы Знамения Божией Матери Курской-Коренной.

Предпринятая попытка опрокинуть вагон оказалась безуспешной. Защищаясь от обступивших, офицер стал стрелять и ранил трех человек.

Это еще более разозлило обезумевшую толпу, где стали уже кричать: "Керосину, давайте керосину!", "Жечь! Жечь!" Мастеровые быстро справились со своей работой. Офицерский вагон был отцеплен и передвинут в конец сортировочной платформы, на расстоянии около версты от станции.

Вскоре появились баллоны с керосином. Его стали заливать в окна, а смоченная им пакля полетела в разбитые окна. Через какое-то время подожженный вагон как внутри, так и снаружи вспыхнул и уже представлял костер, в который рассвирепевшая толпа продолжала кидать камни и поленья дров.

Увидевший страшное зарево помощник начальника службы тяги попытался дать тревожный свисток пожарным, но линчующие его удержали, схватив за руки. Любое заявление или действие в защиту офицера вызывало насилие. Во время беспорядков камнем в голову был ранен комендант станции князь Багратион, а старшему помощнику начальника станции Курск II Синдаровскому были нанесены побои. Боясь участи офицера, несколько жандармов, ставшие свидетелями кровавой драмы, так и не решились вмешаться в ситуацию.

Вечером на место происшествия прибыли комендант вокзала, жандармское начальство, начальник Курского гарнизона, полицмейстер и околоточный. Но, не взирая на это, толпа не расходилась, продолжая самосуд, длившийся уже около двух часов. Сами солдаты, сослуживцы Божикова, все время молча находились в своих вагонах и бездействовали.

В 18 часу на место происшествия прибыл на рысях губернатор Николай Гордеев с полуэскадроном 28-го драгунского Новгородского полка, но было уже поздно.

Возле трупа убитого солдата уже был священник с крестом. Его пригласили для панихиды, и после ее окончания при колокольном звоне тело с помощью носилок было перенесено в ближайшую церковь. Отсеченную голову Божикова несли впереди.

Из сгоревшего вагона извлекли совершенно обуглившийся труп офицера, шашку и 2 револьвера. До следствия его тело было оставлено на месте, а затем отправлено для погребения в Киев.

На другой день после трагедии около 8 часов утра при полном порядке состоялись похороны Божикова. Для отдачи почестей погибшему была откомандирована рота Обоянского полка, а сам гроб солдата провожала тысячная толпа народа. Его торжественно похоронили при Николаевской церкви Ямской слободы...

© Юрий ОЗЕРОВ


Эта статья была опубликована в газете "Хорошие новости" от 19.07.2005 г. "ГОРЯЧАЯ КРОВЬ НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ" и "Городские известия" от 27.10.2005 г. "ХРОНИКА ОДНОГО ПРОИСШЕСТВИЯ".
Опубликованный на сайте материал дан в авторской редакции, специально для сайта www.old-kursk.ru



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
02.11.2005 г.


Дата обновления:



Обсудить на форуме

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову