Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

МОИ ГОДА - МОЕ СОКРОВИЩЕ

автор: Ю.ОЗЕРОВ

Немного в истории нашей Курщины найдется достойных имен, под знаком которых прошли не только местная жизнь, но и события общероссийского масштаба. Для нашей губернии жизнь и судьба потомственных дворян Монтрезор одна из примечательных и интереснейших страниц ее прошлого.

Н.Ф. Монтрезор и ее внучка
фрейлина княжна
Н.Н. Касаткина-Ростовская

Эта фамилия появилась здесь благодаря генералу Карлу Лукъяновичу Монтрезору, женившемуся в 1848 году на дочери полковника и помещика Новооскольского уезда Надежде Федоровне Полторацкой. Необычное имя военачальника объясняется его французскими корнями. В переводе на русский язык его фамилия звучит поистине благородно: "Мое сокровище". И, надо сказать, ее обладатель действительно оправдал столь высокое "прозвище", сделав удачную военную карьеру и добившись на этом поприще больших успехов.

Он родился в первый день 1786 года. По окончании частного учебного заведения поступил на службу в Кинбургский драгунский полк юнкером. Молодому Карлу пришлось сразу же принять свое боевое крещение в связи с начавшейся в 1806 году Русско-Турецкой войной, за участие в которой он получал первую награду - орден святого Владимира IV степени с бантом.

Отечественную войну 1812 года Монтрезор встретил будучи поручиком Волынского уланского полка. На отважного воина прекрасно себя зарекомендовавшего обратил внимание сам главком М. И. Кутузов, взяв его к себе в качестве адъютанта. Мало кто знает, что именно на долю Карла Монтрезора выпала участь доставить решение об оставлении Москвы ее военному губернатору графу Федору Растопчину. В дальнейшем наш герой успешно участвовал в Русско-Турецкой войне 1827-1829 годов, подавлял и усмирял мятежных поляков (1831) и венгров (1849). За этот период он удостоился орденов св. Анны II и I ст., св. Владимира III и II ст., св. Георгия IV ст. и Белого Орла. Последней военной кампанией в его жизни стали события Крымской войны. За все время службы он ни разу не был ранен.

В 1856 году Монтрезор был пожалован чином генерала от кавалерии и назначен членом Военного совета и генерал-аудиториата. Позже он вошел еще в состав Комитета о раненых. Последней в его жизни наградой стал пожалованный в 1869 году орден св. Александра Невского с алмазными украшениями. Незадолго перед своей кончиной в день пятидесятилетия службы в генеральских чинах ему определено было состоять "при Особе Императорского Величества". Умер престарелый генерал в Курске от паралича легких в возрасте 93 лет.

Несмотря на то, что в брак Карл Лукъянович вступил довольно таки поздно (как-никак 62 года), тем не менее он сумел в течение последующих лет стать отцом четырех детей, последний из которых появился, когда генералу было 70 ! Это произошло благодаря его благоверной супруге 25 лет от роду принявшей замужество.

Надежда Федоровна была весьма желанной невестой. В наследство от родителей ей принадлежали не только земля и крепостные в Новооскольском уезде, но и самый лучший и большой дом в Курске, на углу Красной площади и Московской улицы, состоявший из двух корпусов. Его купила мать Нади - Елизавета Францевна у купца Петра Кулабухова и генеральши Елизаветы Дуки. Здесь, как и сейчас, находилась самая известная в городе гостиница с рестораном по фамилии владельцев называвшаяся "Полторацкой", или "Полторацкого". Именно тут в 1828 году барон А.А. Дельвиг сочинил известное четверостишье:

  Я в Курске, милые друзья
  И в Полторацкого таверне
  Живее вспоминаю я
  О деве Лизе, даме Керне ! 

Такие "живые" воспоминания были вызваны тем, что упоминаемые в этом произведении Анна Петровна Керн и ее сестра Лиза были урожденные Полторацкие. Они приходились племянницами мужу домовладелицы Елизаветы Францевны - полковнику Федору Полторацкому. Таким образом, их дочь Надежда, героиня нашего повествования, была двоюродной сестрой Анны Керн, которой Пушкин посвятил "Я помню чудное мгновенье …" Глядя на их разновременные лица и в самом деле можно заметить определенное сходство.

Обширный особняк Надежды Монтрезор до революции походил в чем-то на торговый центр, где от сдачи в аренду помещений владелица получала доход. Так, в 1875 году, кроме гостиницы ей принадлежавшей, в доме размещались: галантерейный магазин с продажей золотых и серебряных вещей купца В.И. Пузанова, суконный магазин купца М.А. Наумова, трактирное заведение мещанина Ф. Жевлакова, оптовый склад хлебного вина и спирта купца В.Г. Чикунова, магазин и погреб с иностранными винами Ф.Ф. Мальцова …

После смерти мужа Надежда Монтрезор отдает значительную часть своего времени и энергии на пользу людям. Она становится во главе образованного местного благотворительного общества, участвует в организации Курско-Знаменской общины сестер милосердия Российского общества Красного Креста и возглавляет его отделение в губернском центре (находилось по нынешней улице Ленина, 68). В 1896-1897 годах на ее личные деньги было построено новое больничное здание с церковью при общине. Храм содержался на проценты с завещанного благотворительницей капитала в 7000 рублей.

Помогала Надежда Федоровна и учебным заведениям. Особенно опекала она Мариинскую женскую гимназию (ныне Курский госуниверситет), находясь в должности ее почетной попечительницы. Сюда в 1911 году она пожертвовала, в частности, большой портрет императора Александра II.

Кроме того, она активно участвовала в деятельности местных отделов обществ покровительства животным и охранения народного здравия, а также являлась действительным членом просветительного епархиального братства во имя преподобного Феодосия Печерского.

Несмотря на огромный груз забот и обязанностей, лежавший на ее хрупких плечах, она в начале ХХ века по-прежнему была в строю тех, кто готов был помогать нуждающимся. Это не была какая-то сгорбленная, теряющая разум старушка, но это была сохранившая ясный ум, стройная и статная дама, полная внутреннего благородства. Именно такой она предстала посетившему Курско-Знаменскую общину сестер милосердия во время своего визита в Курск императору Николаю II в 1902 году.

Надежда Монтрезор пережила трех своих детей. Первый сын ее - Анатолий умер еще молодым при жизни мужа в возрасте 19 лет. Второй - Евгений, скончался в конце ХIХ века. Он окончил Пажеский корпус, участвовал в Русско-Турецкой войне (1877-1878), за что был отмечен орденами св. Станислава III ст. с мечами и св. Анны IV ст. с надписью "за храбрость". Выйдя в отставку в чине гвардии штабс-ротмистра, он был почетным мировым судьей Курского округа, гласным городской думы и депутатом в Дворянском собрании. После себя он оставил крупные долги, поставив мать в тяжелое материальное положение. Дочь Елизавета стала супругой барона К. Рауш-фон-Траубенберга. С 1904-го и до своей смерти в 1906 году она находилась в должности почетной попечительницы Мариинской гимназии, сменив свою мать. По ее инициативе здесь устраивались литературно-музыкальные "утра". Своих воспитанниц она лично обучала умению работать с пишущей машинкой. Также благодаря ей было выстроено здание ученического общежития. Вторая дочь, Надежда, вышла замуж за князя Николая Касаткина-Ростовского, будущего предводителя дворянства Курской губернии и члена Государственного совета.

Прожив яркую и насыщенную добрыми делами жизнь, вдова генерала от кавалерии тихо скончалась 10 августа 1914 года, немного не дотянув до возраста своего покойного супруга. Прощание с Надеждой Федоровной было очень торжественным. Отпевание благотворительницы происходило в устроенной ею больничной церкви. Его совершал преосвященный Феофан, епископ Рыльский, с многочисленным духовенством. Впереди процессии, двинувшейся потом за Московские ворота шли сестры милосердия, которые несли крышку гроба и массу роскошных венков, а также ученицы Мариинской гимназии. Далее за гробом в числе прочих почитателей покойную провожали: губернатор Н.П. Муратов, предводитель дворянства губернии Л.И. Дондуков-Изъединов, вице-губернатор граф П.Ф. Гендриков, председатель губернский земской управы К.А. Рапп и другие. Ее похоронили рядом с мужем-католиком, на соответствующем участке "Немецкого" (лютеранского) кладбища. Законами тех лет погребение православных на кладбищах иных христианских исповеданий не воспрещалось. Увы, время и люди не пощадили это кладбище. На его месте давно уже стоят корпуса СХА. Однако благо, принесенное этими людьми своему народу и стране всегда останется в нашей истории.

© Юрий ОЗЕРОВ


Опубликованный на сайте материал дан в авторской редакции, специально для сайта www.old-kursk.ru



Ваш комментарий:

comments powered by HyperComments

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Николай ПОЛТОРАЦКИЙ: "МЕНЯ НЕ ПОКИДАЛО ЩЕМЯЩЕЕ ЧУВСТВО ТОСКИ ПО РОДИНЕ"


Дата обновления:


Обсудить на форуме

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову