Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ПРИМАКОВ И ЭЙДЕМАН

«В целях увековечения памяти героев гражданской войны Р.П.Эйдемана и В.М.Примакова, учавствовавших в освобождении нашего города от белогвардейских банд Исполком горсовета решил:

«Присвоить имя Р.П. Эйдемана ул. Веселой и впредь именовать ее улицей Эйдемана. Присвоить имя В. М. Примакова ул. Шерекинской и впредь именовать ее ул. Примакова».

Газета «Ленинский путь" от 12. 01. 1965г.

В двадцатых годах имя Виталия Марковича Примакова было известно всей стране наравне с именами Буденного, Котовского, Чапаева. На Украине его называли первой саблей красных казаков. Это о нем пелось в песне:

«Лавам нет преграды,
Гнется злобный враг,
В бой ведет бригады
Удалой Примак».
Льгов, Красная площадь
Льгов, Красная площадь. В этом доме они встретились.
(Фото С.Лагутича)

Виталий Маркович Примаков родился в 1897 году в семье сельского учителя в Черниговской губернии. Родители видели в нем будущего педагога, а сам он был больше склонен к литературной и журналистской деятельности. Но жизнь распорядилась по- другому.

С 16 лет Примаков включается в революционную деятельность, за что в 1915 году попадает под суд и получает вечную ссылку в Сибирь. Там продолжилось образование, закалился характер, расширился кругозор. Освобождение пришло с Февральской революцией.

Примаков привлекается к партийной работе и получает задание организовать на Украине Красную Армию. Его деятельность была успешной, и именно Примаков создал первый регулярный боеспособный полк Червонного казачества, которым и стал командовать. Полк перерос в бригаду, а затем в дивизию. Совсем неожиданно, даже для самого Примакова, у него раскрылся талант военачальника, который базировался на тонком расчете, отчаянной храбрости, умении увлечь людей. Виталий Маркович считал, что побеждать надо не числом и кровью, а умом и уменьем. Он говорил:

«Вот возьмем шахматы… На доске одинаковое число белых и черных клеток. Сколько белых, столько и черных фигур. Но один кончает игру победой, другой - поражением. А сила одна… Так и на войне. Один двинет полк, а результат - будто это был ход ротой. Другой двинет роту, а получается ход полком. Один большой силой берет маленькую деревушку, другой - малой силой берет большую. Выходит, к силе надо еще ум приложить».

Любимым военным приемом стали рейды по тылам противника. Только в одном из них, прошедшем в ноябре 1918 года, его дивизией было захвачено 7 тысяч пленных, 17 орудий, 2 танка, 5 бронепоездов. При разгроме армии Петлюры было взято в плен 6 тысяч человек.

В 1919 году с юга на Москву стала продвигаться армия генерала Деникина, которая вскоре приблизилась, а затем и заняла Курскую губернию.

В октябре 1919 года Белая Гвардия начала отступление, и ее части закрепились на Курской и Орловской земле. Примаков принимает командование 8-й кавалерийской дивизией. И вновь его дивизия устремляется в тылы белых, но теперь переодетая в форму противника. Это еще больше посеяло панику и неразбериху в армии Деникина. Так были освобождены Фатеж, Поныри, Дмитриев. Теперь перед Красной Армией стояла задача освободить Льгов и железнодорожный узел, имевший важнейшее значение. Это было поручено 46-й стрелковой дивизии под командованием Эйдемана и 8-й кавалерийской дивизии Примакова.

Роберт Петрович Эйдеман родился 9 мая 1895 года в Латвии, в семье учителя. И так же, как Примаков, даже не помышлял о военной карьере. И также его влекла литературная деятельность. Первый сборник своих стихов он выпустил в пятнадцатилетнем возрасте. В 1914 году поступил в Петроградский Лесной институт. Студенческая среда с ее вольнодумством и революционным брожением захватывает Эйдемана, и он становится членом партии эсеров. В 1918 он, правда, вовремя сориентировался и стал большевиком, но «черное» пятно в биографии сыграет свою роль через двадцать лет.

Окончить институт не пришлось, так как его призвали в армию и направили в пехотное училище, по окончании которого в звании прапорщика Эйдеман направляется на службу в Иркутск. Умение общаться с людьми, эрудиция, быстро выдвинули Эйдемана на общественно-политическом поприще. Несмотря на молодость, именно ему доверили представлять Сибирь на третьем Всероссийском сьезде Советов в Петрограде, где его избрали членом ВЦИК.

В годы гражданской войны Эйдеман беспрерывно находился в рядах действующей армии. Участвовал в подавлении мятежа белочехов, командовал 1-й Сибирской армией, 3-й армией Восточного фронта, сражался на Южном и Юго-Западном фронтах, командовал дивизиями. За талантливое руководство войсками и личный героизм в боях против интервентов, белогвардейцев, различных мятежников и бандитов награждался высшими орденами и почетным оружием.

18 ноября 1919 года, находясь в Дмитриеве-Льговском, Эйдеман издает приказ № 37, в котором ставит задачу дивизии - достичь «южного берега реки Сейм и занять там плацдарм». Части дивизии должны были вступить с противником в борьбу за Льговский железнодорожный узел и город Льгов. Для совместных действий им была придана 8-я кавалерийская дивизия.

Было решено использовать фактор внезапности, не дать времени белым на передышку и перегруппировку. Для этого Примакову предстояло идти в очередной рейд по тылам противника. Этот поход в истории гражданской войны вошел под названием «снежный рейд». Воспользовавшись необыкновенно сильной метелью, червонные казаки прорвали фронт, и пошли в направлении на Льгов. За десять метров уже ничего не было видно, дороги занесены глубоким снегом, на пути попадались глубокие овраги, в которых тонули лошади и орудия. Не было возможности покормить людей и лошадей. И вот, глубокой ночью, как призраки из снежного бурана, красная конница заняла села Ольшанка и Мармыжи. Части деникинской армии, в числе которой пулеметная команда и полковая батарея, сдались без единого выстрела. Они ведь не предпологали, что в такую погоду можно воевать и, даже не выставив охранения, грелись в избах.

А утром, конница Примакова также с полной неожиданностью для белых, уже заняла Льгов и станцию. 19 ноября, в два часа ночи, в Льгове, в доме на теперешней Красной площади прошла встреча двух легендарных красных полководцев - Роберта Петровича Эйдемана и Виталия Марковича Примакова. Времени у них было только два часа. Но кроме обсуждения дальнейших совместных действий они узнали и о литературных обоюдных увлечениях, и о схожести судеб и характеров. Теперь эта дружба будет длиться почти двадцать лет. Оба были умницами, талантами, храбрецами. Они могли погибнуть в боях гражданской войны. Но погибнут в один день и совсем не героически, и совсем уже не друзьями.

После Льгова конница Примакова устремилась в новый рейд - теперь уже на Харьков. Так - до Черного моря, куда пришла и дивизия Эйдемана. Потом новое назначение - Польский фронт, где дивизия Примакова разгромила 6-ю польскую армию и была преобразована в конный корпус.

Виталий Маркович Примаков вошел в историю гражданской войны, как лучший организатор рейдов по тылам противника. По риску и опасности для жизни, по боевому и нервному напряжению, им трудно что-то противопоставить. И ни одного поражения!

После гражданской войны Примаков занимает высшие командные должности в Красной Армии и выполняет специальные задания Советского правительства.

Так, в 1926 году, командируется военным советником в национальную армию Китая и пишет книгу «Гражданская война в Китае». Затем два года работает военным атташе в Афганистане и снова книга «Афганистан в огне». После Афганистана он военный атташе в Стране восходящего солнца и новая книга «По Японии», которую перед своей последней командировкой изучал легендарный разведчик Рихард Зорге. В 1931 году Примаков учится в Берлинской академии Генерального штаба и по возвращении пишет капитальное исследование «Тактические задачи германского генштаба».

Мало кто знает, каким он был одаренным литератором. При жизни многие периодические издания публиковали его стихи, статьи, очерки, рассказы. Он был автором более десяти книг. Все они пользовались признанием читателей. Однажды он написал:

«Безусловно, о нашем времени напишут блестящие повести и романы, фундаментальные классические тома. И справедливо то, что, когда читатель захочет попасть в мир прекрасного, он потянется к классике. А если пожелает узнать неприкрашенную правду тех дней, он будет искать мои книжечки. В тех томах будет сказано, как оно могло быть, а у меня - ­как оно было».

Писал Примаков не только о боевых годах, но и о духовном мире людей, причем красочно, поэтично, со своим видением мира. И ничуть не хуже советских классиков тех лет - Фурманова, Серафимовича, Фадеева.

Остался в армии и Эйдеман. После войны он командует войсками Украины и Крыма, Харьковским военным округом, Сибирским военным округом. С 1925 года назначается начальником Военной Академии имени Фрунзе. Среди ее слушателей он встретил многих своих товарищей по фронтовым дорогам, ведь девяносто пять процентов здесь училось участников гражданской войны. Был опыт воевать, но как этому учить, неизвестно. Роберт Петрович организовал работу академии с учетом нового времени, развития техники, достижений военно-технической мысли. Учеба стала чередоваться с практической работой в войсках, где осваивалась новая военная техника, изучалась боевая работа различных родов войск. Эйдеман стал не только руководителем, но и душой академии. Его отличали огромная трудоспособность, неутомимая энергия, скромность, простота в общении с людьми, забота о них.

Все больше его захватывает работа по военной подготовке молодежи в рамках оборонного общества страны - ДОСААФ. Отделения и кружки этого общества появляются практически на всех предприятиях, учреждениях, учебных заведениях. Очень быстро общество превратилось в массовую военно-патриотическую организацию. С 1932 года Эйдеман становится председателем Центрального Совета Общества и привлекает к сотрудничеству лучшие кадры военных и политических работников. Молодые люди еще до призыва в армию проходили подготовку на летчиков, планеристов, парашютистов, водителей танков, стрелков, моряков. Это была «азбука» военного дела. Например, в 1935 году общество имело 140 аэроклубов с одной тысячью самолетов, двадцать тысяч человек совершили прыжки с парашютом.

Не отстает Роберт Петрович от Примакова и на литературном поприще. За эти годы публикуются его книги «Земля и хлеб благоухают», «Неудержимый поток», «Слова и годы». Как признание литературного таланта стало избрание Эйдемана членом правления Союза писателей страны.

В 1935 году он пишет:

«Не верю я, друзья мои, не верю-
Неужто годы, юбилеи, старость?
Здорово сердце, и глаза смеются,
И мне неведома усталость».

Первым из крупных военначальников был арестован Примаков. Случилось это в июне 1936 года. Вот что показал спустя много лет следователь Радзиловский:

«Я получил задание развернуть картину о большом и глубоком заговоре в Красной Армии, раскрытие которого выявило бы огромную роль и заслугу начальника НКВД Ежова. Незадолго до этого Ежов в одном из выступлений сказал: «Мы должны сейчас так воспитать чекистов, чтобы это была тесно спаянная и замкнутая секта, безоговорочно выполняющая мои указания». Поэтому иначе я поступить не мог».

Только на десятом месяце заключения Примаков дал признательные показания. Можно представить, что это были за месяцы. На сохранившихся протоколах допросов бурые пятна крови. Бесстрашный герой гражданской войны сознался, что все эти годы боролся против Советской власти и шпионил в пользу многих иностранных государств. Назвал он и своих «сообщников», в число которых попал и Эйдеман.

В 9 часов утра 11 июня 1937 года состоялось судебное заседание. Весь «процесс» длился только один день. Все подсудимые заявили о своей преданности делу революции, Красной Армии, лично Сталину. Раскаивались, если допустили какие-то ошибки и просили о снисхождении. На этом фоне выделился только Примаков. Его последнее слово явилось обвинительной речью направленной против своих боевых соратников. Он заклеймил их как заговорщиков, предателей, контрреволюционеров, шпионов. Признался, что назвал следствию более семидесяти человек, которых завербовал сам или знал по ходу заговора. Это был уже полностью сломленный, равнодушный ко всему человек, махнувший на все рукой. Наверняка, им было много передумано в тюремной камере. Конечно, он пожалел и о том, что не сразила его вражеская пуля в бою.

Много лет спустя следователь Ушаков сделал признания:

«Примаков сидел как активный троцкист. Потом его дали мне. Я стал добиваться от него признания в заговоре. Он не давал. Тогда его лично допросил Ежов, и Примаков дал развернутые показания о себе и о всех других организаторах заговора. Перед тем, как отправить подсудимых на суд, мы все, принимавшие в следствии участие, получили указание от руководства побеседовать с подследственными и убедить их, чтобы они в суде подтвердили показания, данные на следствии. Я лично беседовал с Примаковым. Он обещал подтвердить свои показания. Я внушал Примакову, что признание его в суде облегчит его участь. Таково было указание руководства».

11 июня все подсудимые были лишены воинских званий и приговорены к расстрелу. На следующий день приговор привели в исполнение.

С мая 1937 года и по сентябрь 1938 года подверглись репрессиям почти половина командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов, все командующие военными округами, многие преподаватели высших военных учебных заведений. Вслед за ними был расстрелян и Ежов.

31 января 1957 года Военная коллегия Верховного Суда СССР по заключению Генерального прокурора отменила приговор от 11 июня 1937 года, и все осужденные были полностью реабилитированы.


Литература:
Дубинский И.В. Примаков. - М., 1968.
Панков Д. В моем сердце отчизна одна. (Р.Эйдеман). – М.1977,1985.
Полководцы гражданской войны. - М., 1960.
Червонное казачество. - М., 1969
Знание-сила. № 2. 1988. С.16-17.
Ленинский путь//Льгов. 27.07.65.С.4.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.02.2010 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову