Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ХРАНИТЕЛЬ РУССКОЙ ИГРУШКИ

  «Я ни разу в своей жизни не встречал
человека, который бы обладал такой
бездной вкуса, такой неисчерпаемой
творческой инициативой и доскональным
знанием ремесел».
Художник Валентин Серов о Н.Бартраме.
 Н.Д.Бартрам
Н.Д.Бартрам

Если вам придется побывать в городе Сергиевом Посаде Московской области, наряду с другими его достопримечательностями не забудьте посетить единственный в России Музей игрушки. Основал его, и долгие годы был первым директором замечательный человек Николай Дмитриевич Бартрам. Талантливый художник, любознательный исследователь, увлеченный энтузиаст, энергичный организатор, всю свою жизнь посвятивший изучению, сохранению и распространению русских народных ремесел. А начиналось все в деревеньке Семеновка Льговского уезда Курской губернии.

Его дед, Эрнест Иванович Бартрам, выходец из Шотландии, дослужившись в русской армии до полковника, вышел в отставку и приобрел во Льговском уезде две деревеньки - Семеновку и Анастасьевку. Трудно теперь сказать, чем они ему приглянулись. Его жена умерла рано. В селе Нижние Деревеньки, у стены Успенской церкви стоит памятник из черного мрамора. На нем надпись:

«Здесь покоится земной прах полковницы Анастасии Николаевны Бартрам. Родившейся 20 февраля 1812 года. Скончавшейся 11 марта 1839 года. Память о ней навсегда будет незабвенна всем ее любимым оставленным же ею на земле сей. Мужа и двух малолетних сыновей, невозвратимая потеря кроткой, обожаемой подруги и матери преисполнимо на всю жизнь глубочайшей скорби».

Их сын Дмитрий пристрастился еще в раннем возрасте к живописи и, несмотря на протесты отца, после долгих споров, все же поступил в Академию художеств. Рос он упрямым, молчаливым, серьезным и отец нередко говорил: «Это моя кровь, нормандская».

Домой приезжал летом, а зиму проводил в Москве, где работал в мастерских художников Стрелкова и Рыбникова, затем у архитектора Шервуда при строительстве Исторического музея. Его привлекала перемена мест, новые разнообразные впечатления. Из каждого путешествия он возвращался с чемоданами, набитыми эскизами и готовыми акварелями, на которых были изображены пейзажи других стран, но ближе его сердцу все же оставались села, леса, поля родной России.

Но самой родной и любимой для него так и осталась деревня Семеновка, где отдыхали тело и душа, где краски сами просились на холст, находя нужные мотивы. Так прошла молодость, а на исходе ее, уже в зрелом возрасте, он женился на дочери соседних помещиков Анастасии Михайловне Кусаковой. По семейным преданиям близким родственником у них был декабрист Басаргин.

В противоположность своему мужу она отличалась легким общительным характером. Соседи шутили, что сошлись лед и пламя. Уже взрослой, она вспоминала, как благословила черта. Об этом она поспорила с братом и сестрами. В те времена это был чрезвычайно дерзкий поступок, который мог повлечь нешуточное наказание. Все дети ужаснулись от одной только мысли об этом. А Настенька написала на ладошке слово «черт», зажала ее и подошла к батюшке на благословение. Получив его, она радостно, на одной ножке поскакала к своим друзьям. Все ждали, что сейчас раздастся гром и молния поразит проказницу, но ничего не произошло.

Из их четверых детей выжил только младший Коленька, родившийся в 1873 году. Любимец семьи рос болезненным, часто пропускал школьные занятия и его пришлось забрать домой. Его учителем стал отец, к тому времени окончательно осевший в Семеновке. Впоследствии Николай Дмитриевич вспоминал свой кирпичный с зелеными ставнями дом, старинный парк, раскинувшийся вокруг, а дальше все поля, поля. От матери он унаследовал жизнерадостность и общительность. Но главным, кто повлиял на его жизнь, был, несомненно, отец. Сдвинув густые брови, он все время чем-то занимался, что-то мастерил на своих любимых верстаке и токарном станке. Он сам делал рамки для своих акварелей безвоздместно раздариваемых, разнообразные шкатулки, скамеечки, столики, альбомы.

Самые ранние детские впечатления у Николая Дмитриевича были связаны с запахами свежего дерева, лаков, красок. Дома в различных местах лежали дуб и липа, яблоня и груша, можевельник и даже такие редкости, как пальма и полисандр. Кабинет и мастерская отца были сказочно волшебными местами для мальчика. В них он впервые увидел чудо творчества, чудо появления красоты и гармонии, созданных руками человека. И этот детский восторг, преклонение перед творениями рук человеческих остались на всю жизнь.

Вопроса кем быть для него никогда не существовало. В шестнадцать лет поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Уже на следующий год получает приглашение иллюстрировать книги, выполнять рисунки производственных образцов для мебельных мастерских. В издательстве И. Сытина иллюстрирует сказки Пушкина и Аксакова, оформляет журналы «Путеводный огонек», «Светлячок», «Потеха и дело». Он первым придумал к журналам в виде приложения плотные листы с картинками, вырезая и склеивая которые, дети могли получать сказочные дворцы, деревни папуасов или заснеженные юрты эскимосов. В это же время он увлекается массовым и демократичным народным изобразительным искусством.

Приезжая на лето в Семеновку, Николай Дмитриевич не прекращает работу и регулярно отправляет в Москву свои эскизы мебели, гобеленов, панно. В перерывах, между делом, в отцовской мастерской вырезает игрушки на сказочные темы и раздает их крестьянским детям. Постепенно созрела мысль, из нескольких талантливых мальчишек организовать мастерскую. Зимой они на печи валяются, да ждут набора в солдаты, так пускай лучше к ремеслу привыкают, а если дело на лад пойдет, то и деньги в семье не помешают.

В 1893 году Н. Д. Бартрам создает для крестьянских детей учебную мастерскую игрушечно - столярного дела. Навыки работы с деревом помогли ему создавать собственные, ранее никогда не появлявшиеся образцы. Первыми в мастерской стали работать Шепелев Ваня, Стрекалов Антон, Асадчих Паша. Особым старанием отличался Деменко Константин, ставший впоследствии старшим мастером.

Из воспоминаний Павла Никитича Асадчих:

«Первые месяцы учебы денег получали мало, но на второй год зарабатывать стали прилично. Слух о мастерской быстро распространился и потянулись в нее уже и из дальних сел Льговского уезда. Учеников стало столько, что, как выйдем гулять на бугор, так весь и займем. Пришлось при мастерской открывать столовую. Николай Дмитриевич зайдет, одних похвалит, кто хорошо работает, другим покажет и разъяснит, как надо делать. Никогда никого не ругал».

Еще в конце сороковых, начале пятидесятых годов были целы верстак, инструменты, мебель, сделанная руками ребят, некоторые книги из библиотеки Бартрамов. Учитель Овчаров Стефан Федорович, сохранявший память о Николае Дмитриевиче, упоминает об увлечении его фотографией и о том, что в Семеновской школе, расположенной в здании бывшей усадьбы и мастерской, сохранялись негативы на стекле. На них сельские виды, дети, несущие в поле обед, портреты крестьян. К сожалению, сейчас они затерялись.

Из рассказа дочери Константина Деменко, Анны:

«Моей ровесницей была дочь Николая Дмитриевича Анастасия, но все звали ее Стана. Мы с деревенскими девочками устраивали в саду вокруг дома игры, качались на огромных качелях, сделанных для нас. Часто нас звал в кабинет отец Станы. Угощал конфетами, шутил и смеялся вместе с нами. Или даст нам новые игрушки, принесенные из мастерской, сядет в сторонке и тихо наблюдает, во что мы играем, а на что не обращаем внимание. Я хорошо запомнила его простоту и ласковость в обращении с детьми и взрослыми».

Мастерская стала приобретать известность не только в Курской губернии, ее изделия появлялись на выставках в Киеве и Москве. В Семеновку стали приходить похвальные грамоты, дипломы, золотые и серебряные медали. Только Деменко имел их более пятнадцати.

В 1904 году в Москве вышла книжечка «Маленькое дело маленьких людей» с рисунками Н. Д. Бартрама. В ней рассказывалось о работе Семеновской мастерской. В этот период проявляется склонность Бартрама к педагогике. Он не просто дает задания, а старается выработать у ребят наблюдательность и умение творчески мыслить, гордость за свой труд. Основным увлечением Николая Дмитриевича становится игрушка, ярко украшенная, пестро расписанная в народном духе.

Бартрам обратил внимание, что на ярмарках в Льгове большим спросом пользуются лепные, расписные игрушки, чаще всего свистульки. Глиняные изделия курских, в том числе и льговских крестьян были представлены на Всероссийской археолого-этнографической выставке в 1902 году. Историк Н. И. Златоверховников записал, что зрители «… удивлялись обилию и разнообразию выставленных предметов, начиная с более или менее имеющих серьезное значение для домашней и трудовой жизни крестьянского населения и кончая самой немудрой глиняной детской игрушкой».

Письмо С.Образцова.
Письмо С.Образцова.

Бартрам освоил нехитрые «секреты» этого мастерства. И вот дети сами стали лепить дам и кавалеров с румянцем во всю щеку, кошек с котятами, гордых петухов и круторогих баранов. И все это яркое, свистящее. Казалось бы, все одинаковое, но двух одинаковых найти было невозможно.

Вот Паша Асадчих берет в руки кисточку. Черные точки-глазки, ниточка бровей, три оранжевых пятнышка - щеки и рот. И вот лицо молодца ожило. От расположения этих пятнышек и точек зависит то, как этот молодец на вас посмотрит - сердито или добродушно, задорно или глуповато. Особенно своеобразны фигурки зверей и птиц - здесь все условно. Лошадь в «яблоках» - это значит, что на боках сверкают зеленые, синие, желтые кружки. Остается только покрыть фигурки взбитым белком.

Но все чаще Николай Дмитриевич посещает Москву, все реже бывает в Семеновке. Ведь у него столько планов и еще не реализованных замыслов. С целью изучения организации игрушечного дела за рубежом посещает музеи Франции и Германии. Ну, а мастерская в Семеновке уже достаточно окрепла, стала известной, имеет заказы на многие годы вперед. С 1904 года Бартрам работает художником Московского губернского земства, живет с семьей на Арбате. Все вокруг дышит приближающимися революционными событиями. Большинство деятелей искусства мечтали о свержении самодержавия. В квартире Бартрамов организуется столовая для рабочих. Одновременно Николай Дмитриевич, вместе с женой М. Горького Е. П. Пешковой увлекается организацией воскресных школ. Теперь в их квартире постоянно бывают разные люди, которые живут по несколько дней, а потом внезапно исчезают.

В этот период Бартрам в последний раз посетил Семеновку и на крестьянском сходе предложил селянам взять у него землю. Но такой поступок был пока преждевременным, крестьяне боялись непредвиденных последствий. Порешили на том, что земля будет распродана за символическую плату по отрезкам, в таком случае и крестьяне будут довольны, и закон соблюсти удастся. Об одном просил Бартрам. Сохранить мастерскую для подростающей молодежи, чтобы выходила она в жизнь, приученная к ремеслам, влюбленная в творения рук своих, понимающая искусство. А в своем доме открыть просил школу. Сам же обязался, пока жив, помогать всемерно.

И сейчас еще, в сохранившемся доме расположена школа, а ученики знают, что жил тут какой-то помещик. О мастерской же вспоминают одни старики.

События 1905 года потрясли Николая Дмитриевича. Он создает набор игрушек «Война грибов». В нем, под видом разных пород грибов, выведены представители различных общественных классов. Это было настолько явно, что набор был запрещен.

Эти годы стали временем подьема национального искусства, его признания. Репин с Поленовым положили начало Абрамцевскому собранию народного искусства. Художница М. Н. Тешенова основала Талашкинский музей народного искусства. С. Т. Морозов организовал учебно-игрушечную мастерскую.

Н. Д. Бартрам активно включился в это движение, заняв в нем бесспорно лидирующее место. Его привлекает Курская губерния, где на стыке русской и украинской культур возникло оригинальное смешение разных стилей и методов народного творчества. Путешествуя по селам и деревням, он собрал богатую коллекцию старинной одежды, головных уборов, вышивок, предметов быта. Особый интерес представляли поселения старообрядцев. Они считали грехом носить одежду фабричную, поэтому было распространено домашнее ткачество. Вышивки Льговского уезда отличались большим разнообразием, как по расцветке, так и по технике исполнения. Особенно Николаю Дмитриевичу понравились изделия села Борисовка Льговского уезда, он отмечал, что они «… так хороши, что скупщики продают их далеко на севере, на западе добрались до Австрии, а на юге до Закавказья». Всю собранную богатейшую коллекцию головных уборов Бартрам подарил археологической комиссии Курской губернии.

В Москве Бартрам начинает активную пропаганду народной игрушки. В 1906 году организует выставку «Как делают игрушки». Она вызвала большой интерес общественности. В витринах стояли привезенные свистульки, сделанные в его мастерской резные деревянные игрушки, висели рисунки обьясняющие принципы производственного процесса. Тут же сидели его помошники и на глазах у всех кусок дерева превращали в сказочных персонажей. Николай Дмитриевич выступал в роли экскурсовода и давал пояснения.

Слухи о необыкновенной выставке долетели до столицы. В 1908 году в Петербурге открывается следующая выставка «Искусство в жизни ребенка». Бартрам говорит, что «… детская игра-это зеркало, отражающее жизнь взрослых, мы сейчас только намечаем пути художественного воспитания ребенка и значение искусства для детей вопрос совершенно новый». Одновременно с выставкой он читает курс лекций «Игрушка в связи с художественным воспитанием», на которых призывает художников прийти на помощь кустарям и энтузиастам. В журнале «Огонек» за 1908 год в статье, посвященной этой выставке, говорится: «Подьем современного русского искусства не мог не захватить столь важной отрасли, как духовный мир ребенка… коллекция художника Н. Д. Бартрама целиком просится в музей».

В следующем году в Москве открывается новая выставка «Русская игрушка прошлого». В статьях этого периода Бартрам пишет: «Игрушка-­радость ребенка, не умеющего еще читать, она развивает его творчество, наблюдательность, приучает к образам и формам… Пройдет немного времени и от народной игрушки не останется и следа. Наша задача - сохранить и помочь в развитии этого дела».

Бартрам решительно выступает против заполнивших магазины заграничных фабричных игрушек, о них он пишет: «Форма их искажена до неузнаваемости, продают страшных, с огромными головами на тоненьких ножках «марсиан», или куклы с перекошенными глазами и раздутыми точно от водянки головами. Такие игрушки давать детям нельзя».

Николай Дмитриевич приходит к мысли о необходимости создания национального центра отечественной игрушки, где была бы возможна и научная работа. Все его время заполняется организацией выставок, учебных мастерских, консультациями и редактированием научных трудов по народному творчеству, а квартира уже полностью заполнена экспонатами.

Наступил ноябрь 1917 года. Дочь Бартрама Анастасия вспоминает, как однажды не вернулся с работы отец: «Ждать больше не было сил, вышли на улицу, постояли в подьезде и вдруг видим, идет вдали по середине дороги отец. Кинулись к нему. А он смеется, рассказывает, как задержал его солдатский патруль, хотели арестовать. Вдруг красноармеец спрашивает: «Не помните, мол, меня? Шуригин я, в 1905 году в вашей столовой питался». Всякое добро добром откликается, закончил отец».

С приходом Советской власти наступило время энтузиазма и созидания. Это соответствовало духу Н. Д. Бартрама. Все вокруг пришло в движение. Он добивается организации профессионального союза работников прикладных и декоративных искусств, обьединяющее художников, мастеров, музейных деятелей, учащихся профессиональных училищ. 27 апреля 1918 года единогласно председателем союза избирается Н. Бартрам. Основной целью союза было способствовать развитию и внедрению прикладного и декоративного искусства в промышленность. Одновременно Николая Дмитриевича выдвигают в комиссию по делам музеев Народного Комиссариата просвещения, где он работает в контакте с Крупской и Луначарским. А также в комиссии по выработке новой формы бойцам Красной Армии. Именно благодаря его рекомендациям были введены легендарная «буденовка» и шинель до пят, придававшая бойцам былинный вид. При активном участии Бартрама создаются новые музеи, в том числе музей­-квартира Л. Н. Толстого, музей мебели и фарфора.

Наконец-то он приблизился к осуществлению мечты своей молодости -­ из собранной коллекции создать Государственный музей игрушки. В конце 1918 года решение о создании его было принято. Просто удивительно, холодный и голодный 1919 год. До игрушек ли тут было? Как говорится, быть бы живу. Но Бартрам, вместе с такими же энтузиастами по всей Москве собирает экспонаты для музея. Сначала он был открыт в квартире Николая Дмитриевича. Когда все комнаты были заполнены, хозяин стал жить в своем кабинете.

С 1920 года Бартрам работает деканом факультета художественной игрушки в Московском техникуме кустарной промышленности. Первом в мире, специализирующимся на изготовлении детских игрушек. Он сам разработал программу преподавания - история игрушки, скульптура, формовка из папье­-маше, роспись, игрушки резные, игрушки из ткани. Николай Дмитриевич учил студентов: «Вы должны себе ясно представлять для какого возраста предназначена игрушка, она должна подойти внутреннему миру, психике ребенка и по форме, и по цвету, и по содержанию».

В 1920 году Н. Д. Бартрам становится действительным членом Академии художеств. В этом же году музей переезжает в новое помещение. Целый зал был отдан кукольному театру. Это был первый Государственный театр кукол. О необходимости такого театра Бартрам говорил в своей книге «От игрушки к детскому театру». В своем письме к С.В.Лагутичу С. В. Образцов рассказывал о роли Бартрама в его биографии.

Новый вид искусства вторгается в жизнь - кинематограф. Николай Дмитриевич решает, что и он должен служить детям. По его сценарию режиссер Г. Л. Рошаль снимает один из первых кукольных фильмов «Приключения Болвашки». Взрослую роль в нем исполнил сам Бартрам. Эта лента сохранилась в архивах, и мы можем увидеть самого художника.

Окружающая действительность вся в коллективном труде, вся в движении и Бартрам понимает, что совместная игра для детей гораздо интереснее. Его мастерская начинает выпускать наборы игрушек по определенным темам. Приходиться приступать к механизированному производству.

Но постепенно страна вступает в трудный период своей истории. Все меньше понимания и доброжелательности встречает Бартрам. Начинается обострение классовой борьбы и открыто признается порочная роль сказки в воспитании ребенка, якобы уводящая его от энтузиазма реальных буден. Не рекомендуется производство традиционных кукол, кроме «пионера», «колхозницы», «рабочего». Празднование Нового года с елками также оказыватся моральным разложением. Но, несмотря ни на что, популярность музея росла с каждым днем. Скоро по посещаемости он занял второе место после Третьяковской галлереи.

В 1931 году принимается решение о выселении Музея игрушки в провинциальный Загорск. Художник Михаил Нестеров написал: «Уничтожают Музей игрушки». Николай Дмитриевич тяжело переживает все это. «Планов много, а сил уже нет», - говорит он. Воспитана целая плеяда учеников и последователей. Написаны ценные руководства, намечены новые направления в педагогике. Но судьба уже подводила черту. 16 июля 1931 года перестало биться его сердце.

Но имя Бартрама не забыто. Музей игрушки под руководством Академии педагогических наук стал художественно-педагогическим. В 1973 году широко отмечалось 100-летие со дня рождения Николая Дмитриевича. Во многих изданиях о нем были опубликованы статьи. В музее в течение полутора лет действовала выставка, посвященная этой дате. Она включала следующие разделы: «Литература о жизни и деятельности Н. Д. Бартрама», «Образцы игрушек, созданных Н. Д. Бартрамом», «Образцы игрушек, созданных под влиянием творчества Н. Д. Бартрама», «Игрушки, созданные под его руководством», «Уникальные игрушки русского и зарубежного производства, поступившие в музей по инициативе Н. Д. Бартрама».

Такую жизнь прожил бывший помещик Льговского уезда Николай Дмитриевич Бартрам о котором помнят, к сожалению, только специалисты.

Воспоминания о нем учеников Семеновской мастерской переданы в Льговский краеведческий музей.

Основные даты жизни Н.Д.Бартрама:
1.Родился 24 августа 1873 года.
2.В конце 80-х, начале 90-х гг. учился в Московской школе живописи, ваяния и зодчества. Работал в мастерских художников В.М.Бакшеева и Н.А.Мартынова.
3.1893-1905. Открыл учебную мастерскую в д. Семеновке Льговского уезда и в течение 10 лет руководил ею.
1.1893-1913. Создавал эскизы и предметы декоративно - прикладного назначения, участвовал в международных художественно-промышленных выставках в России и за рубежом. Оформлял детские журналы, иллюстрировал книги для детей.
5.1904-1906. Работал художником в кустарном музее Московского Губернского земства.
6.1905. Принимал участие в организации «Дома свободного ребенка» в Москве.
7.1906-1917. Занимал должность заведующего художественной частью Кустарного музея Московского Губернского земства. Сотрудничал в качестве автора и редактора по народному искусству, кустарному делу и вопросам художественного воспитания детей в различных издательствах. Изучал музейное дело, историю игрушки и художественную промышленность за границей.
8. Инициатор и председатель Профессионального Союза Декоративного искусства и Художественной промышленности.
9. 1918-1920. Принимал участие в работе комиссии по охране памятников искусства и старины Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов. Заведовал художественной секцией отдела одежды народного ополчения, комиссии по выработке форм обмундирования РККА при Народном комиссариате по военным делам. Возглавлял комиссию декоративного искусства коллегии Глав. музея Наркомпроса. Сотрудничал в отделе дошкольного воспитания того же ведомства. Организовал Бытовой музей 40-х годов и Музей игрушки.
10. 1920-1931. Заведовал Государственным музеем игрушки и одновременно как педагог-общественник работал в комиссии Наркомпроса и в комиссии по детскому художественному воспитанию.
11.1920-1927. Декан факультета научных пособий и художественной игрушки Московского техникума кустарной промышленности.
12. 1929-1931. Действительный член государственной Академии художников. Заведующий секцией крестьянского и коллективного искусства секции декоративного искусства ГАХН.
13. 1925. Входил в состав коллегии по устройству выставки отдела СССР на международной выставке декоративных искусств и современной художественной промышленности в Париже в 1925 г. Получил две золотые медали по классу «Роспись» и по классу «Игры и игрушки» за представленные на указанной выставке экспонаты.
14. 1930-1931. Принимал участие в организации и работе художественного совета по игрушке, а так же в подготовке издания журнала «Советская игрушка» (Издавался с 1935 по 1939 г.)

Основные работы Н.Д.Бартрама:
1.Игрушечный промысел в Московской губернии. Сб. Кустарные промыслы России. - СПб. 1913.
2.О путях новой игрушки.\\ Красная нива. №15-1930.
3.Игрушка и начатки ручного труда. Сб. игрушка, ее история и значение. - М. 1912.
4.Игрушка.\\ Печать и революция. №5-1926.
5.Музей игрушки. - М. 1928.
6.От игрушки к детскому театру. - Л. 1925
7.Игрушка- радость детей. - М. 1912.
8.Игры с масками и уборами. - М. 1926
9.Игрушечное производство. Новый энциклопедический словарь Брокгауза. Т.19.
10.Игрушечный промысел в дерене Богородское Владимирской губернии. \\Кустарные промыслы России. СПб. 1913.
11.Как делают игрушки. Выставка и демонстрирование работ кустарей. - М. 1910.
12.Об игрушках. По поводу выставки игрушек прошлого и настоящего в Московском кустарном музее. 1909.
13.О возможности возрождения в игрушке народного творчества.- М. 1912.
14.Маленькое дело маленьких людей. (О мастерской в Семеновке).\\ Путеводный огонек. 1904.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.02.2010 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову