Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ГОСПИТАЛЬ КУРСКОГО ЗЕМСТВА
НА РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЕ 1904-05 ГГ.

(По «Отчету о деятельности Курского земского санитарного отряда на Дальнем Востоке». Курск. 1906 г.)
Отправка госпиталя на фронт
Отправка госпиталя на фронт

Начало войны с Японией не стало такой уж неожиданностью, и оно подняло мощную волну патриотизма в обществе. Уверенность в скорой блестящей победе ни у кого не вызывала сомнения. Ведь по сравнению с гигантской Россией, ее мощной армией, людскими и экономическими ресурсами, флотом, раскиданным по разным морям, Япония представлялась пигмеем. Но действительность оказалась куда более серьезной.

Уже 21 февраля 1904 года курское губернское земское собрание на своем экстренном заседании выслушало доклад управы, в котором говорилось: «…принять участие в организации медицинской помощи на месте военных действий или в тылу армии, ассигновать для этой цели на первое время 1 000 000 рублей, уполномочив губернскую управу и особо избранную комиссию из 3-5 гласных губернского собрания … для устройства врачебной помощи больным и раненым».

В эту комиссию вошли граф В.Ф.Доррер, Д.Л.Овсянико-Куликовский, Н.Н. Шпанов, В.Е.Якушкин, Л.Д.Моисеев и Н.В.Ширков. К этому времени в России уже была создана общеземская организация по оказанию помощи больным и раненым войнам на Дальнем Востоке, к ней и решили присоединить Курскую.

23 марта курская комиссия приняла решение об организации двух санитарных отрядов на 25 коек каждый. Это придало бы больше маневренности на театре военных действий. В штат каждого отряда вводилось по 2 врача, 2 фельдшера, 6 сестер милосердия, 6 санитаров, 2 повара и 2 прачечника. Врачу полагался ежемесячный оклад в 400 рублей, повару в 30 рублей. Кроме этого им выдавались подъемные - врачу-600р., фельдшеру 150р., медсестре 120р., и остальным по 50 р.

Для того чтобы не отвлекать врачей на бытовые проблемы, для заведывания хозяйственной частью и общего руководства отрядами от земства были приглашены В.Л.Анненков и Д.Л.Овсянико-Куликовский.

Сразу же по губернии было объявлено о сборе пожертвований для санитарных отрядов. Наибольшие, по 500 рублей, поступили от семьи льговского князя И.В.Барятинского и Тимской уездной земской управы, внесла свою лепту – 2 рубля и гражданка Хмелевская. Всего же в этой акции приняло участие 13 пожертвователей и собрали они 1 555р. 23 коп. Как видим, массового характера эта акция не получила.

Больше было пожертвований вещами. Поступило 25 кроватей, большое количество постельных принадлежностей, халатов, рубах, кальсон, чулок, портянок, полотенец, шапок, шарфов, носовых платков. Но вот, чего больше всего не хватало - теплой одежды, было до смешного мало. Видимо, все рассчитывали к осени войну закончить.

Было принято 2 тулупа, 5 полушубков, 102 пары валенок и даже 2 короба лаптей. Бинтов поступил 1 ящик, медицинских фартуков 100 штук. Маловато было и продуктов питания- муки 6 пудов, сахару 6 пудов, чаю 9 пачек, зато махорки 36 пудов и 500 штук папирос. Не забыли и маленькие образки для солдат- 100 штук.

Городская управа пригласила в состав отряда врачей - Б.К.Бауера, Н.И.Расстегаева, Р.Я.Смирнова, И.Е.Зарубина. Фельдшериц - А.Ф.Грунке, О.Е.Хрипкову, Л.А.Гладкову и С.Д.Разумову. Кроме них 12 сестер милосердия, 8 из которых были из Курско-Знаменской обшины Красного Креста.

Организацией и снаряжением отрядов непосредственно занимались председатель управы Н.В.Раевский, В.Л.Анненков, Д.Л.Овсянико-Куликовский и врач Б.К.Бауер. Интересно то, что был выбран тип коек, которые использовал в своих путешествиях по Средней Азии Пржевальский. Медицинское снаряжение, слесарные и плотничные инструменты, пищевые продукты были заказаны в Москве, а солонина и сгущенное молоко привезены из-за границы. Большую помощь оказало Курское благотворительное общество, приобретшее носильное и постельное белье на 6 000 рублей.

Все снаряжение отряда обошлось в 37 441 р. 85 коп.

Подобные медицинские отряды формировались и в других губерниях. Для их общего руководства представители земств выбрали князя Н.Н..Львова и Д.Н.Шипова. В первых числах мая в Манчжурию выехал князь Г.Е.Львов. Он должен был в тесном контакте с военным командованием провести подготовку к приему отрядов. Вместе с ним от курского земства выехал Овсянико-Куликовский. 20 мая они прибыли в Харбин. Овсянико-Куликовский организовал постройку повозок для перевозки раненых, закупил лошадей, подыскивал подходящие помещения для развертывания госпиталя. Кроме этого, Главное управление Красного Креста поручило ему заботу о своих отрядах.

19 мая в составе 40 человек из Курска выехал отряд под руководством В.Л.Анненкова. Его имущество разместилось в 6 товарных вагонах. Через 23 дня они прибыли на станцию Байкал. На этой станции скопилось огромное количество поездов.

Пароходы и баржи, переправлявшие на другую сторону озера военное снаряжение и людей, не справлялись. Куряне только через трое суток пересекли Байкал.

Дальнейшее продвижение также столкнулось с трудностями. Приходилось подолгу простаивать, ведь дорога была однопутной. Достать в пути продовольствие было невозможно. Чувствовалась бездарная организация продвижения войск.

21 июня отряд прибыл в Харбин, где его встретил Овсянико-Куликовский. Курским медикам было предложено выехать на ст. Дашицао, но ввиду ожидаемого отступления они остановились на ст. Хайчень, южнее Ляояна, что от Порт-Артура совсем недалеко. На месте расположились разбив вблизи от ж/д три большие палатки. На следующее же утро начался прием больных, которых оказалось более 80 человек. В среднем за сутки в последующие дни прием оказывался около 100 больным. Неожиданно медицинскому отряду пришлось взять на себя функцию кормления отступавших солдат, которые шли оборванные и голодные. В первый же вечер таких оказалось 560 человек.

В первые дни больные были преимущественно с желудочно-кишечными расстройствами, высокой температурой, просто истощенные. Потерпев под Дашицао поражение, русские войска стали отступать. Началось поступление раненых.

Район боевых действий
Район боевых действий
Сравнительная величина армий (1901 г.)
Сравнительная величина армий (1901 г.)
Япония на уровне подошвы русского

Членам Курского мед. отряда пришлось заняться оборудованием товарных вагонов и отправлять в них больных и раненых дальше на север. За 20 дней работы в Хайчене через госпиталь прошло 567 больных и 72 раненых. Выздоровело и выписалось в части 84, эвакуировано в тыл 482, оставшиеся отступили вместе с госпиталем. За этот период умерло двое больных.

Стала выявляться дезорганизация армии. Нередко солдаты шли на север просто толпами, их приходилось кормить, предоставлять вблизи госпиталя ночлег.

14 июля Курский госпиталь посетил командующий армией генерал Куропаткин. Ему понравился порядок, содержание больных и раненых, приготовленная пища. Всему персоналу он объявил благодарность и телеграфировал об этом курскому губернатору. Кроме командующего армией госпиталь неоднократно посещали начальник санитарной части армии генерал Ф.Ф.Трепов, сенатор А.А.Нарышкин, князь Н.Н.Львов.

В условиях всеобщего отступления приходилось круглосуточно быть готовыми к быстрой погрузке и отправке в тыл. Это ложилось дополнительным бременем на персонал и отвлекало от основной задачи. Чрезвычайное переутомление стало сказываться на самих медработниках, которые стали болеть. Однажды, отходивший состав был настолько переполнен ранеными, что двух больных медсестер курского госпиталя пришлось погрузить в купе сенатора Нарышкина.

Не хватало палаток для пациентов, пришлось к 12 развернутым добавить еще 2 принадлежавших персоналу. Учитывая посменную работу, медработники спали поочередно. Самим приходилось и приготовлять лекарства.

Отступив вместе с армией в Ляоянь, госпиталь столкнулся с дополнительной проблемой. Все ж/д пути были настолько забиты составами, что 3 суток не могли выгрузиться и санитары спали на платформах. Но здесь не задержались. Уехали дальше в Мукден, где и развернулись. Удивительно, но командование разрешало работу госпиталя «на свой риск», т.е. если не успеете эвакуироваться, пеняйте на себя.

Но, судя по отчету, персонал ответственно относился к своей работе. 17 августа начальником госпиталя была получена телеграмма от главноуполномоченного Красного Креста Александровского, с просьбой держать постоянно наготове горячую пищу и кипяток на 600 человек. Это превышало возможности госпиталя. Ведь он не входил в армейскую структуру и добывать продовольствие также приходилось самим. Но все же с 15 по 22 августа было накормлено, помимо своих раненых и больных еще 6 396 человек.

На следующий день от того же Александровского была получена телеграмма о необходимости заготовки постелей и посуды на 100 вагонов раненых, т.е. на 2 400 человек. Это было совсем не реально.

В тот же день был получен приказ о свертывании и готовности к следованию на север. Госпиталь его не выполнил т.к. не мог бросить раненых и отказать в приеме все поступающих. Только 25 сентября он эвакуировался дальше, оставив небольшой перевязочно-продовольственный пункт.

К этому времени все привезенные с собой запасы истощились. Солдаты поступали в изорванном белье, без обуви и переодевать их было не во что. Выручил прибывший из Курска вагон со снаряжением и пожертвованиями.

В конце октября начались заморозки и температура в палатах опускалась до нуля. Пришлось приобретать железные печи и добывать топливо, что еще больше загружало персонал работой. Бывали дни, когда на одного врача приходилось до 300 раненых. Да и амбулаторный прием велся в основном, только Курским мед. отрядом.

В ноябре из Курска прибыли еще вагоны с запасами продовольствия, медикаментов, обмундирования. Очень кстати оказались несколько сот пар валенок, шарфы. Часть санитаров и поваров не выдержала такого напряжения и решила уехать домой. Им прибыла замена. Врачи и медсестры продолжали работу. До февраля отмечается сравнительно спокойная лечебная и хозяйственная деятельность.

В феврале начались бои под Мукденом в которых русская армия снова терпела поражение. По сведениям эвакуационной комиссии по железной дороге в это время было перевезено более 57 000 раненых. И снова на Курский отряд, кроме оказания мед.помощи, легла задача кормления отступающих. На своей кухне готовилось одновременно до 1 200 порций. Но поезда шли без расписания, и случалось, что к приходу очередного еды уже не оставалось. Тогда приготовленную заранее пищу стали замораживать, чтобы разогревать по мере необходимости.

26 февраля госпиталь получил распоряжение генерала Трепова «…озаботиться эвакуацией больных и спасением своего имущества, рассчитывать на подачу вагонов отряд не может».

Было принято решение всему женскому персоналу уезжать постепенно, используя проходящие санитарные поезда. Но они шли полностью заполненными. Мужской персонал решил ввиду невозможности вывоза больных, оставаться с ними до занятия японцами. Т.е. вместе с ранеными сдаваться в плен. Положение трагическое! Сестры милосердия покинуть раненых также отказались.

Мы помним о героизме русских медиков в Великой Отечественной войне, но самопожертвование было им присуще всегда!

1 марта для Курского госпиталя все же был выделен состав, на котором уехали все раненые и часть персонала. Оставшиеся, под руководством Овсянико-Куликовского ушли с последними отступавшими частями.

В Харбине, куда прибыл Курский госпиталь, скопилось более 40 000 раненых. Но развертываться из-за большой скученности войск было негде. Командование армией поручило земским отрядам взяться за организацию 10 санитарных поездов для вывоза раненых в Иркутск. Курский отряд оборудовал два таких состава.

К 1 апреля поезда с перевязочными вагонами, кухнями, постельными принадлежностями были готовы. Каждый поезд сопровождало два врача, остальной персонал также разделился. Между вагонами не было переходов, и оказывать помощь, делать перевязки, раздавать пищу можно было только на остановках.

18 апреля оба поезда прибыли в Иркутск.

Но на этом деятельность Курского отряда не закончилась. Было принято решение на тех же поездах вернуться в Харбин. Там, с согласия генерала Трепова, куряне вновь выдвинулись к передовой линии, где и развернули госпиталь на 100 коек.

В начале июля из Курска прибыло два вагона с продуктами, бельем, подарками для солдат. На фронте наступило затишье, военные действия не предпринимала ни одна из сторон. Россия в этой войне не выиграла ни одного сражения, а Япония просто истощилась. Все желали мира. 6 августа, в Соединенных Штатах обе стороны сели за стол переговоров, которые завершились 23 августа.

Известие о заключении мира застало Курский мед. отряд за свертыванием своей деятельности. Больные были рассредоточены по другим госпиталям. Имущество было частью распродано, частью роздано солдатам, наиболее ценное погружено в вагон и доставлено в Курск, где передано в губернскую больницу. Командование выразило Курскому губернскому земству и всем жертвователям глубокую, сердечную благодарность.

21 сентября 1905 года отряд встречали в Курске.

За весь период деятельности мед. отряда на его содержание было потрачено 158 425р.72коп. Но кроме медицинской деятельности приходилось тратиться на питание больных и отступающих частей. Всего было накормлено 24 459 человек.

Амбулаторно было принято 5 324 больных, на которых также уходили перевязочный материал и лекарства. Стационарных больных через госпиталь прошло 3 461 и заняли они 31 340 койко-дней, из них было 788 раненых. Из всего числа больных и раненых выздоровело 667, эвакуировано 2 733, умерло 61.

В эти цифры не входят вывозившиеся и обслуживавшиеся в оборудованных Курским мед. отрядом поездах. А также потоки проходившие через госпиталь при отступлении.

Раненые дали только 7 % смертности, что свидетельствует о хорошо поставленной хирургической службе. Всего было произведено 183 операции. Большинство из них заживали без нагноений. 26% смертей случились от брюшного тифа.

Показательно, что больные и раненые стремились попадать не в военные госпитали, а в земские. Преимущество состояло в том, что военные госпитали снабжались по нормативам рассчитанным в мирное время и не учитывавшим особенности военных действий в Манчжурии. Военные аптеки оставались без лекарств и не могли самостоятельно их приобретать. В отчете приводится пример, когда Курский госпиталь несколько дней задыхался от потока раненых, а рядом стояли два военных неразвернутых госпиталя и ждали приказа.

Земские госпитали оказались более мобильными, гораздо лучше снабженными. Они могли самостоятельно приобретать медикаменты и перевязочный материал, продовольствие, регулярно получали помощь от своих земств. Свое передвижение и работу они только согласовывали с командованием и приказы на них не распространялись. Конечно, помощь ими оказывавшаяся была недостаточной, они чаще выполняли роль сортировочного пункта. Но нельзя забывать, что вся эта гигантская работа ложилась на очень малочисленный коллектив. Ведь в отряде было только 4 врача.

Война выявила полную неподготовленность медицинской службы армии, тыловых подразделений. В то время как передовые части армии показывали чудеса храбрости и героизма, примеров которых можно привести немало, все это оказалось напрасным при полной неразберихе тыла и бездарности высшего командования. В таких условиях поражение было неизбежно.

Именной список убитым и умершим от ран воинам в войну с Японией.
(Льговский уезд).

1.Симонов Тихон Павлович, с.Погореловка, Городенской волости
2.Чернышев Леон Филиппович, Городенская Слободка
3.Курасов Григорий Иванович, с. Дички, Колпаковской вол.
4.Рябинин Егор Михайлович, д.Котлевой, Конышевской вол.
5.Боженов Стефан Мамонтович, с. Успенское на Вабле, Конышевской вол.
6.Горбатых Порфирий Петрович, с.Толкачевка, Конышевской вол.
7.Мамаев Козьма Иванович, с.Иванчиково, Ольшанской вол.
8.Полянский Василий Евстафьевич, д. Полячково, Ольшанской вол.
9.Медовкин Стефан Иванович, с. Ольшанка, Ольшанской вол.
10.Гришин Ананий Тарасович, с.Ольшанка, Ольшанской вол.
11.Сычев Дмитрий Игнатович, с. Банищи, Банищанской вол.
12.Свистунов Иван Дмитриевич, с.Банищи, Банищанской вол.
13.Теренин Стефан Вуколович, д.Плаксина, Афанасьевской вол.
14.Гулин Тимофей Никанорович, д.Бахтинка, Ивницкой вол.
15.Дорохов Роман Иванович, д.Бахтинка, Ивницкой вол.
16.Новиков Иван Илларионович, д.Бахтинка, Ивницкой вол.
17.Дмитриев Никита Емельянович, с. Ивница, Ивницкой вол.
18.Можаев Тихон Лукьянович, д.Шерекино, Н.Деревенской вол.
19.Дроздов Арсений Николаевич, д. Хрылевка, Шустовской вол.
20.Баклагин Петр Яковлевич, с. Черемошки, В.Деревенской вол.
21.Шляхов Петр Тимофеевич, с. Черемошки. В.Деревенской вол.
22.Ковалев Григорий Гордеевич, с. Малеевка, В.Деревенской вол.
23.Плетнев Илья Мартынович, с.Большие Угоны, Угонской вол.
24.Панищев Гавриил Нестерович, с.Пены, Угонской вол.
25.Кравцов Андрей Михайлович, д.Чапель, Угонской вол.
26.Тюрин Матвей Никифорович, с.Густомои, Ивановской вол.
27.Кривосимов Стефан Алексеевич, д.Горностаевка, Ивановской вол.
28.Пасечников Егор Федорович, д.Надеждина, Износковской вол.
29.Синяков Павел Петрович, с.Толкачевка, Конышевской вол.
30.Терентьев Борис Петрович, Износковской вол.

(ГАКО. Ф.1. Оп.1. Д.8627. Л.53-54.)

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
01.02.2010 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову