Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО и
картины
Ссылки Aвторские
страницы

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

КЛАД ПОД БОЛЬШЕ-СОЛДАТСКИМ

В историю эти находки вошли под названием «Суджанский клад». Об этом говорится и в Большой Советской энциклопедии. В 1919 году в верховьях реки Суджа у села Большой Каменец были найдены серебряный кувшин с чеканными изображениями муз и клеймом Константинополя, выпуклая серебряная бляха с рельефным изображением четырех человеческих голов и растительным орнаментом, золотые бляшки с одежды. Но это было не все.

4 ноября 1927 года на стол начальника Льговского отдела милиции лег опечатанный сверток. Доставил его милиционер Березуцкий. Содержимое всех удивило. В нем оказался золотой обруч диаметром 24 см. с тремя рядами сверкающих камней, вероятно, это была корона, и золотая цепочка около двух метров длиной. Бросалось в глаза, что в короне не хватает 6 самых больших камней, и расследование выяснило, что исчезли они уже после находки.

Все это 29 октября нашли учащиеся школы деревни Большой Каменец Ефим Ефремов и Никита Комов, причем, совершенно случайно. Они играли на сухом бугру вблизи школы, зацепились за обруч, стали тащить и достали все остальное. Потом уже вокруг все ископали, но ничего больше не было.

В милиции находку взвесили. Обруч потянул на 1 450 граммов, а цепь на 320. Для проведения экспертизы был приглашен часовой мастер Николай Иванович Мышакин, который определил, что это чистое червонное золото, а камни – рубины и изумруды, причем изделия очень древние. Местные историки решили, что найденное относится ко времени татарского нашествия и представляет собой символ власти, т.е. принадлежало одному из татарских вождей.

О находке сообщили в Льговский краеведческий музей. Тут же в милицию явились директор музея А.И.Плютто и председатель местного отделения общества краеведения Е.Т.Попов. Эта находка их буквально потрясла. Они обращаются в Президиум Льговского УИК с просьбой передать все в музей. Но музей не охраняется, двери и окна ненадежные, поэтому просят временно хранить драгоценности в милиции.

А затем, хорошенько подумав, Плютто пишет в УИК письмо: «Принимая во внимание бедность музея и совершенное отсутствие средств на содержание его, я полагал бы целесообразным найденные вещи продать в один из столичных музеев, а вырученные деньги употребить на поддержание и расширение Льговского музея».

Директор музея полагает, что только по весу золотые изделия тянут на 3 000 рублей, а, учитывая историческую ценность, вырученная сумма будет баснословной и ее хватит на все. Поэтому он скромно просит часть употребить на следующее:

«1) заказать в одном из столичных магазинов медную модель обруча и цепи, вставить стекляшки и хранить их в Льговском музее в качестве памятника.

2) выдать средства (около 500 руб.) на отопление музея в текущем году и на содержание при нем сторожа. Должен довести до сведения президиума УИК, что музей до сего времени не отапливается и в нем уже развилась такая сырость, которая угрожает сохранности здания и хранящихся в нем экспонатов.

3) Выделить небольшую сумму (около 100 рублей) для награждения крестьянских детей обнаруживших эту ценную находку.

4) остальную вырученную от продажи сумму положить в банк на текущий счет Льговского музея, употребить ее весной на расширение его (надстройку над ним второго этажа из нескольких комнат) т.к. в ближайшем будущем существующее помещение станет тесным и не сможет вместить поступающих в него экспонатов».

Большинство краеведов-любителей, являются энтузиастами, наивными мечтателями, сродни одухотворенным поэтам, только воспевающим родную историю. Таким был и Плютто, работавший агрономом на пришкольном подсобном хозяйстве.

Однако местные власти были более реалистичны. Уисполком посылает депешу в Москву, в Главнауку, где описывает находку и просит по реализации оной деньги на постройку школы в Б.Солдатской волости т.к. «она представляет глухой уголок».

14 января 1928 года Народный Комиссариат по Просвещению пишет в Льгов, что средств на строительство школы выделить не может, но полностью поддерживает предложение местных властей: «…средства, которые будут получены от реализации найденного кольца, должны быть использованы на школьное строительство».

В это время о находке узнают в Курске и Губернский отдел Народного образования, вмешивается: «…Все находки подобного рода на основании декрета СНК должны поступать в распоряжение Курского Губ. музея, как имеющие большой научный интерес и значение, в виду чего глубоко просит… переслать их в адрес Губ. музея, для соответствующего научного определения, описания и оповещения Главнауки».

В Москве, прочитав описание находок, сразу поняли их ценность и, не теряя времени, Главное управление научными, научно-художественными и музейными учреждениями срочно направляет сотрудников Оружейной Палаты Померанцева Н.Н. и Козлова В.И. в Льгов для вывоза найденных в земле старинных предметов.

Они привозят с собой письмо из Главнауки, в котором в частности говорится: «Что же касается возбужденного Вами вопроса о компенсации местных органов определенной суммой за эту находку, то Главнаука должна обратить внимание, что Декрет ВИНИ и СНК от 7. 01. 24г. возлагает на Губисполкомы и Уисполкомы обязанности следить за передачей находок в ближайшие Гос. музеи. Следовательно, таковые предметы поступают в распоряжение Н.К.Просвещения без каких-либо должных компенсаций. Таково, между прочим, их толкование Н.К.Юстиции от 24.10.23г. Оно гласит: «Считается по изложенным соображениям вознаграждение за представление находки с практической стороны нецелесообразным, а с принципиальной стороны, несомненно, пережитком прошлого… Отдел Законодательных Предположений высказывается против введения этого начала в Советское законодательство».

В заключение письма имеются утешительные строки о том, что ввиду необходимости строительства школы, Главнауки выйдет с ходатайством в Наркомат просвещения о выделении средств. К письму прилагается брошюра «Декрет по охране памятников».

В стране уже не те вольности, которые существовали в 1919-20-м году и Льговский Уисполком все безропотно отдает, а в сопроводительном письме даже извиняется, ведь о вознаграждении, раз есть такие декреты, они и не думают, просто тяжелая действительность Б.Солдатской волости, как в культурном, так и в экономическом отношениях, заставляют просить о помощи в постройке школы. Почему-то там же сообщают и статистические сводки по уезду.

28 февраля в Льговский Уисполком пришло письмо от директора Оружейной палаты: «Предметы, полученные от Льговского Уисполкома … доставлены в Оружейную Палату в полной сохранности. Предметы относятся к эпохе переселения народов около 5 века и имеют чрезвычайно важное значение в научном отношении.

Оружейная Палата приносит благодарность Льговскому Уисполкому и всем лицам, содействовавшим сохранению этих предметов для пользы науки».


ГАКО. Ф.Р-865, оп.11, д.28, л.1, 5, 6, 7, 10, 11, 12, 15, 16, 21.

БСЭ. Вып.1; Т.53; стр.157.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.02.2010 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову