Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ОККУПАЦИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЕ

 Неуютно оккупантам в чужом городе. 1942 г.
Неуютно оккупантам в чужом городе.
1942 г.

Наступил 1941 год и, все отчетливее чувствовалось приближение войны. Фашистская Германия вплотную подошла к границам Советского Союза. Советские газеты и радио были полны сообщениями о бесчинствах оккупантов в Польше и Чехословакии, призывами овладевать военными профессиями. Молодежь рвалась в бой. Официальная пропаганда утверждала, что война пройдет где-то далеко, на чужой территории и закончится быстрой победой. И все же 22 июня для гражданского населения пришло неожиданно.

С первых же дней военкомат стали осаждать толпы молодежи, требуя немедленно отправить их на фронт. Ведь временные неудачи объясняются именно тем, что их там нет. 17 июля газета «Курская правда» публикует выдержки из дневника политотдела Льговского железнодорожного узла:

«Дневник этот начат 23 июня 1941 года. В этот день собралось свыше 300 женщин ж/д узла. Они пришли на митинг, чтобы выразить свою ненависть к фашистским разбойникам и готовность помочь Красной Армии.

Выступила домохозяйка Курдицкая:

- Мне 50 лет, но я плечом к плечу стану с бойцами Красной Армии и буду оказывать медицинскую помощь. Из винтовки стрелять умею, и если надо, буду разить врага по-ворошиловски.

Курдицкая высказала мнение всех женщин узла, советских патриоток, боевых подруг железнодорожников.

25 июня. Начались занятия санитарной дружины. Пришло 125 женщин. Выделили Фомичеву, Золотареву, Чернову и других для организации санитарного поста на станции Льгов 1. Ввели дежурство женщин по графику.

В политотдел приходят многие женщины и просят дать им какую угодно работу.

- Не можем мы сидеть, сложа руки, - говорят они. - Все наши силы и жизнь в распоряжении партии.

В последние дни июня проводились занятия санитарных дружин. С каждым днем растет количество женщин, изучивших санитарное дело. Уже немало женщин научилось оказывать первую помощь и защищаться от воздушного и химического нападения. Женщины предложили обслуживать мобилизованных. Составили график, выделили лоточниц.

4 июля женщины узла снова собрались на митинг. Взволнованно слушают простые и ясные слова текста речи, председателя Государственного Комитета Обороны Сталина. Когда кончили читать, на трибуну одна за другой поднимались женщины.

- Нам все понятно, - говорили они. - Врага надо уничтожать, где бы он ни был. Дружно возьмемся за дело, перестроим и свою работу на военный лад.

В поселках установлены посты. Кто бы поздно вечером или ночью не появился на улице, его сейчас же окружают женщины и строго спрашивают:

- Кто такой? Почему так поздно ходите?

А если неизвестный отказывается отвечать, немедленно сообщают в милицию.

5 июля активистки обошли всех хозяйственников узла. Спрашивали:

- На какие должности у вас не хватает рабочих?

Ответы записывали. Затем совещались. Узнавали друг у друга, кто и какой профессией владеет. Строго рассчитали, кто и в какой срок должен выучиться на токаря, слесаря, стрелочника, дежурного по станции, кочегара.

6 июля…Врач тов. Половко проводит беседу о значении переливания крови. Врач закончил беседу. Слово берет домохозяйка Иванова:

- Прошу меня первой записать в доноры.

- И меня запишите донором, - просит Тарасова.

- И меня обязательно, у меня кровь хорошая, - говорит Ануфрикова.

Многие женщины в этот день записались в доноры.

8 июля. Целый день более 50 женщин работало на станции Льгов 2, очищая станционные пути. К вечеру путей не узнать - ни одной бумажки. Весь мусор сразу вывезен. В депо женщины стали знакомиться с токарными и сверлильными станками.

…Так, изо дня в день славные патриотки самоотверженно готовятся к суровым битвам…».

Разговаривая уже в наши дни с очевидцами, убеждаешься, что это не пропаганда, все так и было. Поэтому война, начатая Гитлером, была бесперспективной для него.

На 1 августа во Льговском районе вступило в народное ополчение 5 985 человек. Массово сдается кровь, собирается теплая одежда для армии, организуется изготовление саней, лыж. По справке на 15 августа в Льговском народном ополчении 1 741 женщина.

31 августа в районе началась эвакуация. Подлежали ей семьи советских и партийных работников, женщины, имеющие детей до 14 лет, женщины старше 50 лет, мужчины старше 60 лет, дома инвалидов и детские дома. Но до них очередь так и не дошла. Сначала стали вывозить скот, зерно, сахар, спирт, пеньку, оборудование заводов и предприятий.

Люди работали днем и ночью. Из области на восток успело уйти более 200 эшелонов. Из Льговского района вывезено 1 540 лошадей, 4 818 коров, 1 200 свиней, 21 805 тонн зерна. Только селекционная станция загрузила 15 вагонов разного имущества. Вывозились сельхозмашины, строительный материал, металлолом, даже товары из магазинов.

4 сентября в 13 часов, на станции Артаково был из пулемета сбит немецкий самолет «Ю-88», совершивший посадку у села Банищ. Двоих членов экипажа взяли в плен.

5 сентября началась мобилизация трудоспособного населения для строительства оборонительных сооружений.

Все тревожнее становится в районе и совсем непонятно, что же в действительности происходит на фронте. Курский обком партии в свою очередь 13 сентября так освещает ход войны:

«Почти 3 месяца Красная Армия громит фашистов. На всем фронте идут упорные ожесточенные бои. План Гитлера закончить в несколько недель войну и захватить в несколько недель Ленинград и Москву сорван. Немецко-фашистская армия несет громадные, непоправимые потери, истекает кровью под ударами частей Красной Армии, народного ополчения, партизан.

Но нельзя ни на минуту забывать, что враг еще силен и коварен. Терпя поражения на основных направлениях, отдельные гитлеровские дивизии пытаются прорвать линию фронта на других участках. Такая угроза прорыва фронта отдельными танковыми частями нависла на участке фронта вблизи нашей области…».

В своих воспоминаниях А.И.Наседкин рассказывает, как на одном из митингов, прошедшего за несколько дней до прихода немцев, комиссар так их охарактеризовал: «Эти жалкие трусы и горе вояки!».

Интересно в своей автобиографии рассказала начальник Льговской метеостанции Мария Ивановна Леонтьева о попытках эвакуировать метеостанцию. Еще в начале сентября она послала в Москву телеграмму с просьбой об увольнении и эвакуации т.к. имела двух детей, а муж находился в армии. Но ей это запретили. Она обратилась к военкому. Тот также успокоил. Продолжайте, мол, работать, нечего паниковать. От станции уже никто не принимал сводки наблюдений. А приказа об эвакуации все не было. Поступил он за два дня до прихода немцев. Но выполнить его уже не было возможности. Тогда Леонтьева вместе с Л.Я.Иволгиной упаковали приборы в ящики и закопали в сарае. Эта героическая женщина сохранила ценное оборудование, и после войны продолжала возглавлять станцию.

Настоящая война на льговскую землю пришла 24 сентября, когда около Больших Угон немецкими самолетами был разбомблен рабочий поезд Курск-Льгов. Налет был первым, неожиданным и настолько массированным, что жертвами стали несколько десятков мирных жителей.

А 16 ноября оккупанты уже вошли в город. В первые же дни было размножено обращение новых властей:

«Ко всему населению!

Каждый, принадлежащий к партизанским отрядам, будет расстрелян. Каждый, оказывающий посредственную или непосредственную помощь партизанам, будет расстрелян.

Каждый, кто знает, где находятся партизаны и какая их задача, и сейчас же не заявит германским властям, будет расстрелян».

И начались репрессии. Командующий немецкими войсками приказывает:

«1. Населению деревень строго воспрещается всякое хождение вне границ населенных пунктов без сопровождения германского солдата.

2. С наступлением темноты до рассвета воспрещается оставлять свои дома всему населению.

3. Каждый гражданин обоего пола, начиная с 12 лет, должен регистрироваться.

4. Каждый зарегистрированный гражданин носит на груди дощечку с надписью комендатуры и номера регистрации.

5. Оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества немедленно должны быть сданы в местную комендатуру.

6. Кто не подчинится этому распоряжению, будет арестован и наказан по военному суду».


Из объявления венгерского фашистского командования:

«При следствиях, которые велись против лиц, совершающих умышленный взрыв на железных дорогах, установлено, что эта подрывная работа совершается с помощью населения ближайших сел.

Большую ошибку сделали старосты сел, полицейские и крестьяне, когда об этих случаях не сообщили ближайшим военным комендантам или же не обратили на это внимание часовых.

Поэтому обращаю внимание населения на необходимость немедленно сообщать о всяком готовящемся заговоре или саботаже. В случае выявления и укрытия подобных действий каждый десятый человек из ближайших к происшествию мест будет казнен, несмотря на пол и возраст. Эта судьба ожидает и всех тех, кто скрывает заговорщиков или снабжает их питанием или же имеет об этом сведения…

Одновременно сообщаю населению, если кто-нибудь приведет нас на след или же покажет местонахождения партизан, парашютистов или саботажников, получит вознаграждение: деньгами, участок земли или же удовлетворение в любой просьбе.

Венгерское военное командование».


Из инструкции волостным старшинам:

«…Сельчанам (гражданам) строго воспрещается отъезжать, ходить (ездить) из волости в волость без соответствующих документов…

…Каждый владелец дома и квартиросъемщик обязан вновь прибывших лиц немедленно зарегистрировать в полиции. За несоблюдение этого порядка и укрытия от регистрации виновные подлежат расстрелу…

…Запрещено населению хождение по улицам после 8 часов вечера. Население предупреждается, что задержанные после 8 часов вечера будут расстреливаться на месте. Населению гор. Курска с 1 ноября 1942 г. запрещено хождение по улицам с 18 час. до 5 час. 30 мин. утра…»


Из приказа окружного сельхозуправления:

«11 июня 1942 г.

На настоящее число за многими сельскими обществами числится значительная недоимка. Необходимость обеспечения армии продовольствием ставит в необходимость принять самые жесткие меры по взысканию недоимок, а именно: при несдаче молока - отбирать коров, при несдаче шерсти - отбирать овец. При невыполнении других поставок - взыскать с полицией.

Гражданам, не имеющим патентов на торговлю, кустарное производство и т.п. запрещается иметь на руках денег более 2 000 руб. Все денежные средства сверх 2 000 руб. граждане обязаны сдавать на хранение в сельскохозяйственный банк. Неисполнение этого карается денежным штрафом до 5 000 руб. или тюремным заключением до 3 мес.

10 июня назначено последним сроком выполнения всех видов натуральных налогов».


Из предписания бургомистра Житкова волостным старшинам:

«7 сентября 1942 г.

Прием граждан будет производиться по понедельникам и пятницам от 8 до 12 час. дня при наличии справок от старост, подтверждающих важность вопроса.

Лица, приходящие к бургомистру без дела, будут задерживаться и направляться на работу при сельхозуправлении».


Из приказа окрсельхозуправления:

«16 июня 1942 г.

Учитывая большой недостаток тягловой силы и большой план вспашки паров преподанный германским командованием, требуется применение на пахоте коров с нормой выработки на корову 2 га, в обязательном порядке.

Граждане уклоняющиеся, будут привлекаться к ответственности, вплоть до изъятия у них коров.

…Гражданин, имеющий лошадь, добровольно, сверх установленной нормы посева озимых, должен вспахать по 1 га. Семена для обсеменения в количестве 1,6 ц. каждый гражданин берет у себя. Граждане, засеявшие по 1 гектару, получат в виде премии по 1 кг. соли».


Справка.

1942 г.

Дана гражданке села Соколья Плота, Тимского района, Курской обл., Булгаковой Нине Тимофеевне в том, что имеющаяся у нее кошка зарегистрирована в Сокольском старостате и налог в сумме 20 руб. уплачен.

Староста______________________(подпись)

Писарь ______________________(подпись)


Извещение

Гор._______________

селение___________________

Настоящим вас извещаем, что вы завербованы в обязательном порядке на работу в Германию, а поэтому вам предлагаем __________ к 8 час. утра явиться в__________ на медицинский осмотр, а к ____________ быть готовым к отправке в Германию.

Старшина______________

Волостной писарь_________________


«Курские известия» 8.11.42 г. сообщили: «Анна Левшина, намеренно заразившая немецкого солдата венерической болезнью, по приговору Местной Комендатуры, присуждена к смерти». То что солдат ее изнасиловал, в расчет не бралось.

Льговским городским головой немецкое командование назначило К.М.Подпятова, главой района А.М.Алябьева. (Алябьев Александр Михайлович родился в 1895 году в с.Ольшанка. Русский, беспартийный, образование высшее. До оккупации работал директором средней школы. 12. 09. 1943 г. осужден к расстрелу. Однако и в конце 1945 года он выступал на очных ставках и давал показания против других. Эти документы я просматривал в архиве ФСБ).

О периоде оккупации повествуют документы, составленные в первые дни освобождения. Вот акт от 10 марта 1943 года:

«После занятия г. Льгова немецко-фашистские бандиты сразу же приступили к зверствам над мирными гражданами. За первые дни своего хозяйничанья немцы зверски замучили и расстреляли более 300 человек мирного населения города.

Кроме этого, 20 мая 1942 года по приказу начальника полиции уведены из тюрьмы и зверски замучены на Слободском лугу 44 человека, в том числе Шломина Д. 28 лет, Таробанов В. М. 35 лет, Рязанцева М. П. 33 лет, Еловнатов П. И. 42 лет, Догадаев Н. 31 год, Самощенко В. Д. 40 лет, его сын Самощенко П. В. 18 лет и др.

Отступая под ударами Красной Армии, фашистские изверги схватили 37 жителей города, загнали их в тюрьму, зверски мучили и, ничего не добившись, всех расстреляли…

В числе замученных и расстрелянных в тюрьме при отступлении - Богомазова Галина 8 лет, дети активиста Кочеткова К. А. - дочь Надя 11 лет, сын Леонид 9 лет, а также расстреляны три женщины с грудными детьми, фамилии которых установить не удалось.

Шломина Д. перед смертью, обращаясь к сыну, сказала: «Целую тебя в последний раз и погибаю за Родину».

Комсомолке Харченко, 20 лет, вывернули руки, били головой об стену, кололи иглами под ногти и ничего не добились. Она заявила: «Обо мне вам известно, что я советская парашютистка, преданная Родине, а о другом ничего не скажу».

…В селе Ольшанка Льговского района немцы при отступлении расстреляли 52 мирных жителя, в том числе Усенко Ф. Т. 73 лет, Нарышкина 71 года, Просолупова Анатолия 4 лет, его сестру Таню 6 лет и сестру Нину 9 лет, Гулякину А. С. 45 лет и ее дочь 11 месяцев и др.

В с. Орловка немцы замучили и расстреляли 147 мирных жителей и 600 человек угнали на фашистскую каторгу.

За период оккупации немцы насильно угнали в Германию на каторгу более 2 тысяч из г. Льгова и района».

Подписали акт секретарь Льговского РК КПСС Каменев В.П., и.о. Льговского райисполкома Бердников В.И., секретарь Льговского РК ВЛКСМ Соловьев, врач Протопопова М.П. и еще 7 человек.

Из показаний жителей города Льгова А. П. и А. Н. Редькиных:

«15 января 1942 года за городом в логу среди бела дня расстреляны активисты Советской власти Титова Наталья Григорьевна, Ионин Александр Евгеньевич - фельдшер, Прокофьев Иван Андреевич, Мухин Андрей Ильич - фельдшер, Ракомин Роман Пименович, Жуков Алексей, Каплин Василий Лазаревич. Расстрелянных немцы не разрешали хоронить в течение трех месяцев с целью устрашения мирных жителей».

Из докладной Обкома ВКП(б):

«…В селе Б.Угоны за невыход на работу были расстреляны рабочие завода Звягинцев и Дорохов. Трупы расстрелянных немцы повесили на столбах и прикрепили надписи: «За невыход на работу».

9 января 1942 года на одиннадцатом километре железной дороги Льгов-Готня была окружена и уничтожена группа партизан. А вместе с ними и семья путевого обходчика, жившего в соседнем доме, Ромашева - его жена Татьяна Ефимовна, дети – Вера - 11 лет, Валя - 9 лет, Ваня - 7лет, Нина - 5 лет.

Показаний много, но в большинстве отмечается, что не так страшны были немцы, они ведь не знали людей, русского языка, местной обстановки. Страшны были свои - русские, пошедшие на службу к оккупантам, именно они разыскивали активистов, да и просто чем-то их обидевших в прошлом, нередко сдавали оккупантам соседей, чтобы завладеть их домом и имуществом, пытали, принимали самое непосредственное участие в казнях. Очевидцы также сообщают, что в Льгове расположились венгерские войска, и мадьяры были гораздо хуже немцев.

Существуют свидетельства, что немцы из походных кухонь подкармливали голодных детей, отпускали из тюрьмы оклеветанных (А.И.Наседкин). Льговчанин В.Господарев в районной газете описывал случай, когда он украл у немца бинокль, который понравился другому офицеру. И вот тот, предложил за бинокль 10 буханок хлеба, а это было богатство. Он отдал 5 буханок и забрал бинокль. Уже во время отступления, немец вдруг забежал в дом Господарева и отдал еще 5 буханок. Мы привыкли к тому, что наш солдат был гуманен, спасал немецких детей и стариков, но если к истории относиться объективно, выяснится, что и среди оккупантов были люди разные. Мне рассказывали фронтовики, освобождавшие Германию, о буквально жутких преступлениях, которые они творили, мстя за «своих».

В любопытных воспоминаниях которые подтверждаются и сообщениями льговчан, А.И.Наседкин, рассказал, что основные разрушения делали советские войска при отступлении и бомбежках. У наших была тактика «выжженной земли», при которой уничтожались здания, запасы продовольствия, транспорт, коммуникации т.ч. немцам уже мало что оставалось, и они равнодушно наблюдали, как население растаскивает уцелевшее. Как ни грустно об этом говорить, но приходится.

Через полтора года после освобождения при ремонтных работах в тюрьме, в подвале была обнаружена яма, в которой находились останки 25 человек, в том числе 17 мужчин, 7 женщин и 14 летний подросток. Но кто они и время казни установлено не было. В Ольшанке был расстрелян председатель сельсовета Гришаева Ефросинья Ивановна. В городе - завсберкассой Скороходов, завзаготзерно Ткаченко, работница винзавода Головина.

Многое рассказала посаженная в тюрьму в марте 1942 года Екатерина Медик. Это благодаря ей мы знаем о 18-летней парашютистке-­разведчице украинке Харченко, о том, как увели на расстрел активистку городского отдела женщин Екатерину Богомазову с 8 летней дочерью Галочкой. И о расстрелянной 22 июня парашютистке, 20 летней москвичке Клавдии Авдеевой. В ее личном деле говорится: «В сентябре 1941 года добровольно поступила в ряды Советской Армии. В мае 1942 года была переброшена в тыл противника для выполнения задания командования Советской Армии. С задания не возвратилась». Только через 40 лет родители узнали о месте ее гибели.

Подобная судьба была уготована жительнице села Кочетно Нине Окороковой. Во время освобождения Льгова ей исполнилось 18 лет. Она добровольно пишет заявление в школу по подготовке радистов. Кроме нее туда попали подруги Аня Плетнева и Лена Воробьева. Пройдя курс обучения, Окорокова зачисляется в разведотдел 2-го Прибалтийского фронта и в конце декабря 1944 года выбрасывается с группой в Латвии, в районе города Сабиле. От нее получили только одну радиограмму от 5 января, где она сообщала о гибели товарищей и о том, что ей удалось уйти. Больше ничего. И в архиве никаких сведений больше нет. Осталась только фотография подруг перед получением задания.

Таких, не вернувшихся с задания, были сотни. У большинства место гибели навсегда осталось неизвестным. Никто их насильно не мобилизовывал и в тыл врага не посылал. Да и не такие уж решающие сведения они добывали. Просто иначе то поколение жить не могло.

В моем архиве хранится справка о расстрелянных льговчанах с местом их захоронения, составленная 15. 08. 1953 года:

«Похороненные в братской могиле в сквере напротив Дома культуры:

1.Ракомин Роман Пименович.

2.Богомазова Екатерина Константиновна, 1898г.р. и ее дочь Галина 8 лет.

3.Никитский Матвей Пантелеймонович, 1893 г.р.

4.Плаксин Василий Макарович, 1882 г.р. и его две дочери Анна и Матрена.

5.Павлов Александр Александрович, 1883 г.р.

6.Павлов Иван Александрович, 1918 г.р.

7.Пузанов Михаил Федорович, 1887 г.р.

8.Жарких Семен Павлович, 1893 г.р.

9.Сорокин Алексей Семенович, 1916 г.р.

10.Шаршунов Александр Васильевич, 1882 г.р.

11.Шаршунова Александра Илларионовна, 1889 г.р.

12.Скороходов Иван Михайлович, 1910 г.р.

13.Жарких Тихон Кузьмич, 1887 г.р.

14.Гришаева Ефросинья Ивановна.

15.Военнослужащий летчик - майор.

16.Военнослужащий летчик - лейтенант.

Похороненные на городском кладбище рядом с родственниками:

1.Мухин Андрей Ильич, 1884 г.р.

2.Ионин Александр Евгеньевич, 1882 г.р.

3.Головина Наталья Григорьевна, 1914 г.р.

4.Прохоров Иван Андреевич, 1896 г.р.

5.Жуков Иван Кузьмич, 1913 г.р.»

Еще 13 фамилий, место захоронения которых не выяснено.

Оккупанты не учли многовековой, свободолюбивый дух россиян, которые могли стонать под гнетом своих, но только не пришлых. Сразу же они почувствовали активное сопротивление. Нарушались линии связи, в пути ломались паровозы. Именно в то время, когда на станции скапливалось много составов, вдруг налетали советские бомбардировщики. В октябре, группа Ивана Разуваева, в районе станции Колонтаевка пустила под откос сразу 4 вражеских эшелона. 20 декабря диверсионная группа под руководством Сергея Сальникова около станции Артаково пустила под откос состав из 48 вагонов, наполненных боеприпасами, а через пять дней - еще 4 эшелона. 7 января вдоль шоссе Льгов-Курск уничтожено 3, 5 километра линии связи.

После освобождения Льгова стало известно, что 19 сентября 1942 года в Рыльской тюрьме было расстреляно около 50 жителей Льгова. Ходили слухи, что во время оккупации на станции действовала целая подпольная организация. Но никаких официальных подтверждений этому не было.

Летом 1960 года на улице Донецкой, ныне Героя Советского Союза Ивана Шатохина, в доме 93, во время ремонта был обнаружен тайник. В нем нашли какой-то стержень с шаровидным наконечником. Эксперты установят, что с его помощью легко можно вывести из строя паровоз. Еще там находились ржавые винтовки и полуистлевшие комсомольские билеты, листовки, записанные сводки хода боевых действий.

Начало организации положил машинист Владимир Иванович Грудинкин. В группу также входили С.С Аниканов, И.С.Романенко, Н.А.Секерин, В.И.Петров, А.Ф.Романенко, С.А.Костюченко, А.С.Шкандин, М.П.Пасько и др. Но в январе 1942 года на одиннадцатом километре железной дороги Льгов- Готня, у рабочей казармы, в неравном бою погибли 7 участников группы. Тогда организацию возглавил Сергей Аниканов, до войны руководивший Осоавиахимом Льговского железнодорожного узла. Со временем организация сформировалась из трех групп.

В деревне Сугрово в нее вошли Коля Токарев, Миша Сеин, Сережа Брусенцов. Начали они борьбу самостоятельно, спилив столбы линии связи и потопив паром. Затем на них вышел Аниканов. Стихийно организовалась группа на станции Шерекино. Ее участниками стали совсем мальчишки Вася Коростелев и Паша Грудинкин. Но стержнем организации стали комсомольцы железнодорожного узла. Обьединили их учитель железнодорожной школы Василий Алексеевич Корнюшкин и бывший секретарь комсомольской организации школы Сима Ильяшова.

Юные патриоты писали листовки, расклеивали их на зданиях, заборах, разбрасывали на улицах города. Выводили из строя паровозы, уничтожали переправы, нарушали линии связи, подавали советской авиации сигналы, наводя на скопления немецких военных эшелонов.

В это время германское командование энергично готовилось к наступлению на воронежском направлении. Через льговский железнодорожный узел круглосуточно шли эшелоны с живой силой и техникой - это перебрасывались отборные дивизии из Германии и Франции.

Льговскому краеведу С.В. Лагутичу жительница города В.И. Дарская передала сохраненные ею подлинные листовки льговских подпольщиков. Теперь одна находится в Курском краеведческом музее, а другая - в Льгове. Вот о чем повествует листовка:

«Смерть немецким оккупантам!

Товарищ, запомни! В ноябре этого года в наш старинный русский город Льгов ворвались фашистские разбойники. С первого же дня эти звери начали расправу над мирным населением. Они зверски замучили товарищей Самощенко В.Д., расстреляли мужа и жену Ткаченко, работницу водочного завода Головину Н.Г., медицинских фельдшеров Ионина А.П. и Мухина А.И. и многих других мирных жителей нашего города.

Отомстим фашистским мерзавцам!

За смерть наших советских людей, за разрушение наших советских городов бей немецко-фашистскую сволочь всегда и везде! Никакой пощады фашистским оккупантам! Смерть за смерть!

Да здравствует наша Советская Родина!

Молодая гвардия».

Неоценимую помощь организации оказывала Александра Молокоедова устроившаяся на работу в комендатуру. Многим патриотам она спасла жизнь, своевременно предупреждая об опасности. Вела она себя настолько ювелирно, что испытывая на себе недоверие и презрение родных и друзей, не вызывала даже подозрение оккупантов. А умерла от сыпного тифа через две недели после освобождения Льгова нашими войсками.

Самая плодотворная деятельность группы началась после налаживания постоянной связи с разведчицей - радисткой Натальей Гриценко, обосновавшейся в поселке Коренево. И вот, через линию фронта летят позывные:

«Я - Фиалка, я - Фиалка. Разрушенный партизанами железнодорожный путь перешит и непрерывно идут эшелоны в сторону Курска… Железнодорожный мост через реку Сейм на Брянской линии, поврежденный партизанами, прикреплен на цепях и весь движется, когда проходит поезд. На перегоне Льгов-Суджа одна колея железнодорожного пути снята, а в районе Курганиново разрушены мосты и дорога не работает…».

«…Я - Фиалка, я - Фиалка. На железнодорожном узле Льгов скопилось четыре эшелона с боевой техникой, два - с горючим. Ночью сигналы авиации будут подаваться фонариками…».

«… Я - Фиалка, Я – Фиалка…».

Только 10 мая 1965 года Указом Президиума Верховного Совета СССР, двадцать два активных участника Льговского подполья было награждено посмертно орденами Отечественной войны. Вот их имена:

Сергей Аниканов, Мария Бородина, Сергей Брусенцов, Мария Грудинкина, Павел Грудинкин, Андрей Галушкин, Надежда Горлова, Серафима Ильяшова, Василий Карнюшкин, Василий Коростелев, Мария Литвинова, Анатолий Марминов, Иван Николаев, Валентина Нифонтова, Зинаида Обыденных, Анна Обыденных, Николай Погребняк, Михаил Сеин, Николай Токарев, Николай Федулов, Николай Чефранов.

После гибели «Молодой гвардии», на железнодорожном узле была организована новая группа. Она создавалась под общим руководством офицера НКВД В.Ф.Кремлева и разведчика А.Т.Москаленко.

На станции Льгов-2 работала группа под руководством Н.И.Быкова. В конце декабря 1942 года С.Костюченко и И.Лебедев взорвали паровоз прямо в депо. Их немедленно расстреляли. Группа активно действовала до освобождения.

Кроме них, на территории Льговского района активно действовала разведчица Троснянского партизанского отряда Екатерина Балабанова и другие.

О группе «Деда» - П.Савенкова, я расскажу отдельно.

Но нельзя не упомянуть и о неприятных эпизодах связанных с партизанским движением. Об этом повествуют совсем недавно приоткрытые секретные архивы. Много интересной информации можно почерпнуть из капитального труда кандидата исторических наук В.В.Коровина, много лет изучаюшего эту тему.

Прежде всего, бросается в глаза, что эффективную борьбу с оккупантами вели группы организовавшиеся стихийно. И на первом этапе никакой руководящей роли партии заметно не было. Вызывают сомнение и некоторые рассказы ветеранов партизанского движения о своих героических подвигах. Нельзя умалять партизанское движение, но во Льговском районе оно существенной роли не играло. Вот что повествуют документы.

Во многих населенных пунктах, в том числе и в Льгове, оставлялись люди специально для подпольно-диверсионной работы. После освобождения проверка показала следующее: «Резидент Рудаков Т.И. полученное задание не выполнил. Осведомитель Тарасов Д.М. добровольно поступил на должность заместителя начальника районной полиции, активно сотрудничал с оккупантами. Осведомитель Плохих И.М. бездействовал. Осведомитель Тарасов Е.Л. задания не выполнил. Осведомитель Конорев Е.М. поступил на службу к оккупантам на должность полицейского. Осведомитель Семенихин К.И. задания не выполнил. Резидент Морозов И.У. занимал должность начальника районной полиции». А ведь это люди были специально подготовленные!

Командир Рыльского партизанского отряда, партийный работник, был арестован в первый же день оккупации. Без него члены отряда в основной своей массе разбрелись по домам. В конце октября 1941 года по требованию местных жителей, опасавшихся репрессий со стороны оккупантов, прекратил активную деятельность Дмитровский отряд.

Был создан и Льговский партизанский отряд под командованием И.К.Гусева. Его местом дислокации стал Банищанский лес, где заложили базу продовольствия. О его судьбе говорится в докладной Обкому ВКП(б):

«1.Отсутствие должной дисциплины. С первых дней приезда в Банищанский лес устроили сверхмерную пъянку. В результате - шум, крик, ненужная стрельба. Такое явление, хотя и в меньшей мере, продолжалось и в последующие дни.

2.Бесхозяйственное отношение к продуктам питания, в результате чего дело доходило чуть-ли не до воровства продуктов и других вещей.

3.Отсутствие работников районного руководства вызывало недовольство в отряде.

4.Громоздкость (по спискам около 200 человек) и пребывание в одном месте, которое было известно населению окрестных сел и в то же время полная изоляция от населения.

5.Отсутствие теплой одежды и обуви в условиях холодной осени и приближающейся зимы».

В результате, съев и выпив запасы, отряд был распущен, не приступив к деятельности.

Нередки были случаи, когда подготовленные для работы на оккупированной территории партийные и советские работники переходить линию фронта под всякими предлогами просто отказывались. Вот пример приведенный партизаном П.Н.Свечкиным. После курса подготовки в диверсионной школе их построили и стали выяснять, кто знает Льговский район. «…Рядом со мной стоял прокурор Льговского района Кутафин. Я у него спросил: «Разве ты не знаешь Льговский район?». Он сказал: «Молчи! Не твое дело!».

Непонятная до сих пор история произошла в отряде им. Ворошилова. Организовал его попавший в окружение политрук А.Г.Ковалев. Видимо, это был активный, горячий человек. Когда отряд попал под общее руководство Хомутовского подпольного РК ВКП(б), Ковалев стал обвинять партийцев в бездеятельности, трусости. Стал угрожать, что создаст новый, независимый от них отряд. Его обвинили в вызывающем поведении по отношению к партийному руководству и арестовали. А затем просто убили ножом в спину. Документы состоявшегося якобы суда сфабриковали уже позже. Только в 1989 году, после изучения документов и обстоятельств дела, он был реабилитирован, а на месте гибели установлен памятный знак. В 1996 году посмертно даже награжден медалью «За отвагу».

Через некоторое время в обком ушло донесение о том, что руководство Хомутовским отрядом «…заняло линию на отсиживание в Брянских лесах, видимо, считая, что они должны начать действовать в районах Курской области, когда туда придут части Красной Армии».

В январе 1942 года Курский обком ВКП(б) рассмотрел вопрос «О партизанском движении и диверсионной работе в тылу врага». Выяснилось, что из 19 отрядов в области, 13 вообще никакой деятельностью не занимаются, а просто в лесу скрываются. Даже в Курске подпольной диверсионной организации не было, а действовали разведывательные группы. Отсутствовало общее руководство отрядами, их снабжение, контроль за деятельностью.

Все это было поручено организовать члену подпольного обкома ВКП(б) Сентюреву. Павел Иванович Сентюрев, находившийся с января 1942 года на оккупированной территории, сыграл важнейшую роль в создании партизанского движения в северо-западной части Курской области. Это был человек большой смелости, умелый организатор. После освобождения его назначили Первым секретарем Льговского РК ВКП(б), он был выбран депутатом Верховного Совета СССР. Мне попадалось немало воспоминаний и документов о его деятельности. Удивило то, что нет ни одного отрицательного отзыва. Его сын, закончивший в Льгове школу, стал выдающимся ученым, лауреатом Гос. премии.

С появлением Сентюрева эффективность партизанской борьбы повысилась, улучшилась дисциплина, активизировалась диверсионная деятельность на железной дороге вокруг Льговского узла. В Хомутовском районе была оборудована посадочная площадка для самолетов.

В начале 1942 года в Старом Осколе был сформирован Льговский партизанский отряд, получивший наименование «Дяди Алеши». Командиром назначили закончившего спец. школу НКВД Ф.Я.Гречихина, начальником штаба П.В.Исаенко, комиссаром -бывшего зав. Промышленным отделом Курского обкома ВКП(б) Н.К.Михеева. В мае 1942 года они были выброшены на парашютах. Льговский подпольный райком возглавил Б.Ф.Захаров. Позже Гречихин возглавил 3-ю Курскую партизанскую бригаду. Однако общепризнано, что на фоне борьбы брянских и сумских партизанских отрядов, курские выглядят очень бледно.

Германское командование придавало громадное значение городу и особенно станции Льгов. Через нее проходило огромное количество воинских эшелонов. После разгрома немцев под Воронежем и Касторной фронт противника был прорван. В него устремилась 60-я армия под командованием И.Д. Черняховского вместе с 13-й и 38-й армиями. Тогда на укрепление обороны Льгова немцы выдвинули 618-й гренадерский пехотный полк, 445-й пехотный полк и переброшенную срочно из Франции 327-ю пехотную дивизию, а из Рыльска подошел 597-й пехотный полк с 20-ю танками.

10 февраля 1943 года И.Д.Черняховский подписал приказ номер 0130 об освобождении города Льгова. В нем ставилась задача 322-й стрелковой дивизии к исходу 12 февраля занять город Льгов, 121-й дивизии в это же время освободить Шерекино, Булгаковку и Орловку.

Однако бои приняли исключительно ожесточенный характер. В результате наши войска замедлили темп наступления, а затем и вовсе остановились на ближних подступах к Льгову. Тогда, командующий армией Черняховский, для того, чтобы выбить противника из города прислал бригаду «Катюш». Одного залпа этой бригады было достаточно, чтобы запылала правобережная часть города.

Спасла город начавшаяся 17 февраля успешная операция по обходу с севера и юга. Враг начал отступать.

Как непосредственно происходило освобождение Льгова, вспоминает участник тех событий подполковник И. П. Жулин:

«Немецко-фашистские захватчики создали вокруг Льгова стену огня и заграждений. С приближением советских соединений они усилили оборону, особенно укрепили высоту, выставили усиленные охранения. Группа разведчиков второго батальона пробралась ночью к городу. Были засечены батареи, минометы, дзоты, танки, уточнены наиболее сильные очаги сопротивления, пути подхода. В этой трудной разведке участвовали лейтенант Метелев, Анастасия Вшивцева, красноармеец Костенко, санитарка Мария Кравченко и многие другие бойцы. Саперы, в свою очередь, провели инженерную разведку, определили расположение минных полей.

После четырех дней боев на ближних подступах, батальоны вплотную подошли к Льгову. Перегруппировав силы и еще раз уточнив систему обороны противника, в ночь на 2-е марта комбриг Васильев приказал третьему батальону завязать бой в районе Слободки. Нужно было прощупать противника, выявить его сильные и слабые места, приковать внимание на одно восточное направление.

Сразу же завязались жестокие схватки. Контратаки следовали одна за другой. Гитлеровцы хотели перехватить инициативу. Особенно они удерживали высоту и Слободку. В это время авиация наносила удары по железнодорожному узлу. Начали рваться боеприпасы и гореть цистерны с горючим. Партизаны взорвали мосты и угнать вереницей вытянувшиеся эшелоны в безопасное место немцам не удалось.

Контрудары вражеских войск разбивались о стойкость и мужество советских воинов. Умело действовали наши пулеметчики. Командир роты ст. лейтенант Белошицкий расставил пулеметы на самых решающих направлениях. Бойцы быстро отрыли в мерзлом грунте основные и запасные площадки. Пулеметные расчеты все время маневрировали, передвигались от одной площадки к другой, не давали врагу засечь себя и уничтожить. Белошицкий сам ложился за пулемет и вел прицельный огонь. Пулеметный ливень не смолкал ни на минуту. Враг усеял поле боя трупами. Комбат Малахов тут же обьявил о представлении к боевой награде многих бойцов и командиров. Это вызвало новый прилив сил.

Стойко защищали рубежи бронебойщики. Взвод роты отдельного противотанкового дивизиона майора Негова, был выдвинут на фланг в качестве противотанкового заслона. Командир взвода младший лейтенант Ковалев тщательно расставил в шахматном порядке бронебойки. Начались бои. Вначале, немцы не обращали особого внимания на позиции взвода. А когда загорелся первый танк, когда начали выходить из боя пулеметные установки и даже минометы, они обозлились и решили уничтожить бронебойщиков.

В контратаку пошла целая рота. Позиции бронебойщиков обстреливались из минометов и артиллерии. Стало невыносимо тяжело. Однако никто не собирался отходить. Падали на дно окопов сраженные бойцы и командиры. Первым был ранен сержант Борисов. «Ребята, стойте насмерть, наша возьмет!», - крикнул он бойцам расчета. Красноармеец Попов пробует вывести сержанта в укрытие, но не прошел и двух шагов, как услышал последнее: «Оставь, я умираю, прощай». Любимый командир умер на руках товарища. Теперь Попов один отбивался от наседавших немцев.

Все ближе и ближе гитлеровские цепи. Ранило бронебойщика Бакланова. Перевязав раны, он вновь берет ружье, производит выстрел. Станковый пулемет гитлеровцев, что на фланге смолк. Немцы заходят справа и слева. Младший лейтенант Ковалев приказал оставшимся в живых взять карабины и отбивать наседавшую пехоту. Комбат вызвал огонь минометных батарей. Майор Ефим Борисович Цыпенюк прибыл на НП комбата и сам корректировал огонь. Немецкие роты после первых залпов дрогнули и стали откатываться.

Сокрушающий огонь по врагу нанесли артиллеристы. В накладку с артснарядами ложились мины. Высота и вся Слободка оделись дымом. Немцы выбегали из горящих домов, оставляли подвалы и чердаки. Батальон Малахова вместе с подошедшим лыжным батальоном старшего лейтенанта Назарова начал новую атаку. Решительным броском оба батальона захватили высоту и выбили гитлеровцев из Слободки. В это время четвертый батальон старшего лейтенанта Петрова вышел на северные окраины города, второй батальон комбата Вильчинского вплотную пододвинулся к городу с юго­- запада. Почти со всех сторон бригада охватывала Льгов. Однако прорваться в город все еще не удавалось.

Комбриг Васильев решил сосредоточить основные усилия на северной окраине, где, по данным разведки, у немцев меньше сил. На помощь четвертому была брошена рота автоматчиков, туда же перебазировались все противотанковые орудия и батарея 76-миллиметровых орудий старшего лейтенанта Маленко. Тяжелые минометы старшего лейтенанта Симоненко также развернулись на северной окраине.

Cам Петров (ставший позднее Героем Советского Союза - прим. М. Л.) давно ждал горячего дела. Батальон держался в последние дни «про запас». У стен города Антон Ильич пополнил роты за счет местных жителей, призванных на службу, взял и всех добровольцев. Это были люди дышавшие ненавистью к врагу. Ротные командиры, как успели, обучили их, вооружили своим и трофейным оружием. С часу на час ждали они интенданта с обмундированием, но тот где-то застрял в снегах. Что же делать? И комбат решил: пусть идут в бой, в чем прибыли.

Получив приказ от комбрига, Антон Ильич развернул роты, бесшумно снял немецкое боевое охранение. Непереодетые люди сделали свое дело. Гитлеровцы не обратили сначала на ползущих справа и слева штатских никакого внимания. Вскоре таким же образом они захватили минометную батарею. В рядах противника поднялась паника. Тогда и подал звонкий голос двадцатилетний комбат: «Братцы, куряне, не посрамим землю Курскую, вперед!».

Началась атака. Войны подразделений вместе с «гражданскими бойцами» ворвались на центральные улицы: Курскую (ныне Маркса) и Сосновскую (Черняховского).

В большом здании на Курской засели автоматчики и пулеметчики. Комбат Петров приказывает первой роте лейтенанта Доценко овладеть домом. Другую группу курян ведет красноармеец Морозов.

Автоматчики перебиты, ведут пленных. Петров ведет батальон дальше, к зданиям школы, городского Совета. По рации докладывает комбригу о продвижении, просит усилить удар всеми силами. В ответ получает новые указания. У кого-то в руках появился красный флаг, кто­-то полез на крышу и упал, сраженный вражеским автоматчиком. Однако враг еще держит западную часть, держит станцию. В самый разгар боя Вильчинский перешел Сейм и повел батальон дальше в атаку…».

В боях за Льгов отличились следующие воинские части:

129-я отдельная стрелковая бригада - командир полковник Васильев Александр Алексеевич.

248-я отдельная курсантская стрелковая бригада - командир полковник Гусев Иван Андреевич.

8-я истребительная бригада - командир полковник Метюков Николай Федорович.

150-я танковая бригада - командир полковник Сафронов Иван Васильевич.

Многие бойцы и командиры были награждены орденами и медалями. Полковник Васильев А. А. получил звание «Почетный гражданин города Льгова» и дважды посещал наш город.

В вечернем сообщении 3 марта 1943 года радио Москвы на всю страну сообщило:

«Наши войска после упорных боев овладели городом и железнодорожным узлом Льгов. Только в течение сегодняшнего дня в боях на улицах города истреблено 800 немецких солдат и офицеров. Взяты большие трофеи, в том числе 148 вагонов снарядов, 22 вагона пороха, 3 склада боеприпасов, склад с инженерным имуществом. Подсчет трофеев продолжается».

В вечернем сообщении за 4 марта Советского Информбюро говорилось:

«В районе Льгов и Дмитриев-Льговский наши войска продолжали наступление и заняли несколько населенных пунктов. В боях за город Льгов в течение последних четырех дней уничтожено свыше 6 000 немецких солдат и офицеров. Взято в плен более 300 гитлеровцев. По дополнительным данным, в Льгове захвачено у противника 4 танка, 20 орудий, 75 минометов, 66 пулеметов, 150 автоматов, свыше 700 винтовок и другие трофеи.

За Льгов немцы держались крепко. Они всеми силами стремились, как можно дольше задержать в своих руках крупный узел важнейших железнодорожных артерий, питавших значительные группировки. Тот факт, что в Льгове взяты большие трофеи, сам по себе свидетельствует о значении Льговского узла».

Фронтовая газета 60-й армии «Армейская правда» опубликовала целую подборку очерков под общей рубрикой «Так дрались освободители Льгова».

Памятник погибшим войнам.<br> Теперь на этом месте монумент <br>Льговским молодогвардейцам.
Памятник погибшим войнам.
Теперь на этом месте монумент
Льговским молодогвардейцам.
Льговчанки разведчицы-радистки
Льговчанки разведчицы-радистки:
(слева-направо) А.Плетнева, Н.Окорокова, М.Коровина, Е.Воробьева.

Подойдя к Рыльску, наши войска остановились и фронт, образовав так называемый Курский выступ, стабилизировался. Обе стороны стали готовиться к предстоящим летним боям. Штаб своей армии генерал-лейтенант Черняховский решил разместить в Льгове.

Сначала в город вошли войска и «особый отдел» Армии, который расположился в доме Грековых на углу теперешних улиц Кирова и Черняховского. Двухэтажный кирпичный дом напротив, подготовили под штаб 60-й Армии и только тогда приехал Черняховский. По имеющимся у меня воспоминаниям Тамары Николаевны Грековой, он поселился в их доме с адьютантом майором Комаровым Алексеем Ивановичем и ординарцем Плюсниным Иваном Ивановичем.

О Черняховском Иване Даниловиче остались самые светлые воспоминания. Это был молодой красавец, жизнерадостный, очень простой в общении, добрый, внимательный. Часто с генералами Тер-Гаспаряном, Запорожцем, Крыловым работал целые ночи. В минуты отдыха любил играть на гитаре, хорошо пел, особенно украинские песни. Подчиненные буквально его боготворили. Тамара Николаевна вспоминала, что он часто рассказывал о своей семье - жене Анастасии, дочери Неониле, сыне Олеге, брате Александре погибшем в 26 лет.

 В этом доме разместился штаб 60-й Армии.
В этом доме разместился штаб 60-й Армии.
 В этом доме разместился штаб 60-й Армии.

Немцы знали, что в Льгове разместился штаб 60-й Армии и подвергали его бомбардировкам. В целях безопасности и по настоянию Особого отдела Иван Данилович переселился затем в другой дом по улице Непиющего, во дворе которого после немцев остался хороший блиндаж.

Пробыть в Льгове ему предстояло до самого августа. Основная масса жителей была организованно выселена в окрестные села. Местная власть только организовывалась, но на ее имя посыпались запросы с просьбой сообщить о судьбе родственников, оставашихся в оккупации. Мой отец находился на излечении в госпитале города Казань и обратился с аналогичной просьбой о судьбе матери. В сохранившемся ответе сообщалось, что она временно выселена в г. Москву. Этому он, конечно, поразился, неграмотная женщина, никогда не бывавшая дальше Курска, и вдруг не переехала, а была выселена (!) в столицу. Уже позже выяснилось, что это была не Москва, а Большие Угоны. Видимо, сказывалась секретность.

В городе остались только привлеченные на различные работы, да специально назначенные уличкомы для присмотра за порядком в оставленных домах, во многих из которых расположились штабы и службы обеспечения армии. По воспоминаниям, город выглядел живописно. В то время как улицы были заполнены военными и техникой, большинство дворов, а особенно огородов заросли сорной травой в рост человека.

Станция Льгов для Центрального фронта имела важнейшее значение. Но на ней оказались полностью разрушенными здания паровозного и вагонного депо, все водокачки, мосты вместе с опорами, устройства связи, вокзал. Сразу же развернулись работы по восстановлению железнодорожного узла. Возглавили их начальник оперативной группы инженер Стукайло Д.Н, начальник вагонного депо Павлов А.В., мастер депо Твердохлеб Д.Я.

Было мобилизовано 2 200 железнодорожников и несколько тысяч местных жителей. Немцы успели заменить 200 километров путей на западно­европейскую колею, пришлось все срочно переделывать. На участке в 95 километров рельсы заменились полностью. Восстановлены были все вспомогательные службы и сооружения, помещения, водокачки, ремонтные мастерские. Причем, все материалы были взяты из местных ресурсов. Паровозное и вагонное депо перешли на круглосуточную работу. Слесарь Лырик выполнял нормы на 450 процентов, не отставали от него токарь Сеин, рабочие Рязанцев, Легков и другие.

Командование фронта отмечало, что за весь период подготовки и проведения Курской битвы льговские железнодорожники не допустили ни одной задержки поездов. Почти ежедневно на участки, где велись работы, совершались налеты вражеской авиации, поэтому работы в целях безопасности продолжались и ночью. К 1 апреля пошли поезда на Локню для снабжения 38-й и 40-й армий.

Особенно сложным оказался участок от Льгова через Шерекино в сторону Конышевки. Здесь были разрушены все мосты и большая часть полотна дороги. Командование 65-й армии обратилось к населению с просьбой о помощи. И за 25 дней самоотверженного труда было восстановлено 9 мостов и значительная часть дороги.

Но основной железнодорожный мост через Сейм у станции Шерекино требовал сложной работы. Тогда грузы стали перегружать и перевозить на паромах. Но вот беда, по ту сторону реки были вагоны, а все паровозы немцы угнали. И тогда вместо них стали использовать автомашины ЗИС-5, приспособив их к движению по рельсам. Переделанные таким образом 12 автомашин катили по рельсам каждая по два вагона. Так за период битвы были перевезены многие тонны груза, а кроме этого много раненых.

В среднем на Льговском участке за сутки восстанавливалось по 4, 5 километра пути в каждую сторону. Быстрое восстановление железнодорожной сети сыграло важную роль в подготовке и проведении Курской битвы.

На следующий день после освобождения Льгова в него вошел 97-й инженерно-минный батальон, штаб которого расположился по улице Ленина в доме 5. Батальон получил ответственное задание, сложное по техническому исполнению и большое по обьему - восстановить мост через реку Сейм для пропуска тяжелых грузов.

8 марта началось строительство моста. По всем прогнозам через 20 дней ожидался паводок с подьемом воды до 3, 5 метров. Мост строился под груз 30 тонн, его длина составляла 212 метров, ширина 6, 5 метров, высота над уровнем воды 7 метров. Проект моста был разработан лейтенантом Н.М. Ивановым за одну ночь.

На строительстве моста использовали 120 пар лошадей с подводами и ездовыми, а также 1 500 человек разнорабочих. Для изготовления металлических узлов организовали кузницу на 60 кузнецов, а 18 человек вручную пилили бревна.

Работы велись круглые сутки. Питание было организовано на месте. Основная тяжесть работы легла на бригады из местного населения. Паводок наступил раньше предпологавшегося времени. И работы продолжались в воде со льдом, часто и ночью. Во время строительных работ погибло 12 рабочих. Мост был построен за 19 дней.

Немцы строили три месяца и весенний паводок его снес. Я не знаю ни одного имени льговчанина, участвовавшего в этом деле. Может этот труд и был принудительным, но, безусловно, героическим. Большая группа военнослужащих 97-го инженерно-минного батальона была награждена орденами и медалями. Про льговчан ничего мне узнать не удалось.

К 25 мая восстановленные колхозы района закончили весенний сев. Уборка производилась уже в те дни, когда разгорелись основные ожесточенные бои. Несмотря на это, все было убрано. Подвоз продовольствия фронту был затруднен, и снабжение легло полностью на плечи курских крестьян.

1 мая трудящиеся Льговского района вручили лучшим бойцам 121-й стрелковой дивизии 60-й армии именные подарки. В ответном слове разведчик Ганицкий сказал: «Эти скромные первомайские подарки обязывают нас еще лучше овладевать военным делом. Мы, фронтовики, заверяем, что свои задачи выполним с честью».

Большой вклад внесли льговчане в успешное завершение Курской битвы. В районе ремонтировались танки, бронепоезда, шилось обмундирование, заготавливалось продовольствие, лечились раненые.

Советские войска пошли дальше на запад. Ушел и штаб 60-й армии. В город вернулись его мирные жители. Начались восстановительные работы. Открылась поликлиника с кабинетами - зубоврачебным, туберкулезным, терапевтическим, кожным, хирургическим, глазным и даже по борьбе с малярией. Поликлиника вначале была одна на Льговский, Конышевский, Иванинский, Дмитриевский районы и ежедневно принимала более 250 больных.

Восстанавливался жилой фонд, электростанция, кинотеатр, баня. Только до музея очередь дошла через много-много лет. Мирные жители собирают деньги для нужд фронта.

Из Льгова на имя Сталина уходит телеграмма:

«Выражая заботу об укреплении боевой мощи нашей страны, сотрудники Шерекинской нефтебазы Льговского района Курской области вносят на постройку самолета «Нефтяник» 2 300 рублей».

Вскоре получен ответ:

«Прошу передать сотрудникам Шерекинской нефтебазы, собравшим 2 300 рублей на строительство самолета «Красный нефтяник» мой братский привет и благодарность Красной Армии.

И. Сталин».

Утром 10 ноября 1944 года с военного аэродрома в Воронеже поднялся двухмоторный транспортный самолет ЛИ-2. Этот тип самолета считался наиболее безопасным, мог спланировать даже с поврежденными моторами. Использовался обычно для заброски диверсионных групп, снабжения партизанских отрядов, выполнения специальных заданий командования. Самолет взял курс в сторону фронта.

Около 12 часов дня, над селом Семеновка Льговского района, недалеко от железнодорожного разьезда Анастасьевка, примерно на высоте 500 метров самолет взорвался и рухнул на землю. Прибывшими представителями Советской власти и райвоенкомата было обнаружено шесть трупов. По найденным документам они были опознаны. Ими оказались:

Командир корабля, летчик, ст. лейтенант Кондрашев Георгий Михайлович, 1913 года рождения. Был призван в 1934 году в Воронеже. Вскоре после войны его могилу разыскивал отец, проживавший в Воронежской области, ст. Хреновое, ул. Фрунзе 36.

Младший лейтенант Воронов Сергей Васильевич, 1925 года рождения, уроженец деревни Николаевка, Уярского района, Красноярского края. Был призван в 1943 году. В экипаже был штурманом.

Авиатехник, лейтенант Моторыгин Александр Иосифович, 1918 года рождения. В его документах был адрес жены - Мирошниченко Зинаиды Яковлевны, проживавшей в Донбассе, д. Амросовка, ул. Пушкина 46.

Авиатехник, лейтенант Сечин Григорий Георгиевич. Родился в 1911 году. Родные жили в г. Болхов. При нем были фотографии дочери Эмилии.

Лейтенант Деев Иван Евдокимович. Родился в 1914 году. Его жена Волкова Мария Николаевна проживала в Московской области.

Этот экипаж служил в 56-й истребительной авиационной дивизии. Шестым погибшим был военврач 3-го ранга Швец Л. Л.. Но никаких дополнительных документов на него не обнаружено. И в управлении кадров ВВС он не значится. Возможно, он был просто пассажиром, но можно допустить, что летел и со специальным заданием.

Останки погибших были торжественно захоронены рядом с братской могилой, справа от нее, на площади Первого Мая. Играл оркестр, был дан прощальный салют. Выступивший председатель горсовета Худяков сказал, что на войне гибнут не только на передовой, что летчики выполняли ответственное задание командования. Народ должен помнить и чтить всех, кто добывает победу. Он также заверил, что принято решение установить капитальный памятник погибшему экипажу.

С тех пор прошло много лет. При строительстве средней школы, приуроченном к 50-летию Советской власти, место захоронения было потеряно. Сейчас приняло широкое распространение при помощи поисковых отрядов ворошить прах безвести пропавших солдат в лесах и болотах. А во дворе средней школы № 1 пропали летчики, погибшие на нашей земле.

Между тем, война все дальше уходила от наших мест. К ноябрю 1944 года в районе было сдано государству 630 000 пудов зерна, 600 000 пудов картофеля, 120 000 пудов мяса. Все это достигалось тяжелейшим трудом и потом.


Источники:

Борисов Н.В. Прифронтовой город. – Курск. 2006.

Жульев И.П. Рождение подвига.- М.,1970.

Курская область в период Великой Отечественной войны Сов. Союза 1941-45гг.- Курск. 1960.

Коровин В.В. Партизанское движение на территории Курской области в 1941-43гг. - Курск. 2005.

Коровин В.В., Манжосов А.Н., Немцев А.Д., Пожидаева Н.Н. Твой путь я разделю как верная подруга… - Курск. 2006.

Масленников С. Льговская республика. – Воронеж.1972.

Наседкин А.И. Курск. Оккупация. 1941-1943гг. – Курские мемуары.№1 – 2007.

Плотников В.М. Помощь курян Советской Армии в битве под Курском. Краеведческие записки. - Курск. 1959.

Родной край. – Курск. 1946.

Воспоминания В.И.Дарской. (Соб. архив).

Сообщения Советского Информбюро. - М.,1944. Т.4, стр.156.

Правда. 4. 03. 1943.

Красная звезда. 4. 03. 1943.

Известия. 26. 03. 1943.

Курская правда. 18.08.72; 20.01.1990.

Молодая гвардия.//Курск. 22.07.64; 24.09.1985

Ленинский путь.//Льгов.16.09.43; 16.04.44; 15.02.45; 4.03.1948; 16.10.48; 14.02.1967; 15.06.1967; 2.03.1968; 27.02.1969; 4.03.1969; 26.06. 1971; 22.03.73; 1.03.1975; 9.05.1980; 8.09.83; 3.03.1998.

Курьер //Льгов. 3.03.92;

Архив МО РФ. Ф- 417, оп. 9855, д.2, л.96.; оп. 27266, д.4, л.100.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
25.01.2010 г.
Форум по статьям на сайте

 

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову