Первые коммунары в Курской области

автор: Александр Подушкин

Коммуна – это форма коллективной организации при которой производственная деятельность осуществляется сообща. Все блага принадлежат коллективу. Семьи живут в общих домах, питаются в общих столовых, дети воспитываются в общих яслях, детских садах и школах. Вознаграждение труда в форме заработной платы или в какой-либо другой форме распределения доходов отсутствует, поскольку коммуна берет на себя обеспечение своих членов всем необходимым.

После революции Советская власть хотела видеть в коммунах главную производственную силу. В. И. Ленин в 1918 году отмечал, что «каждая фабрика, каждая артель и земледельческое предприятие, каждое селение, переходящее к новому земледелию с применением закона о социализации земли, является теперь в смысле демократических основ Советской власти самостоятельной коммуной с внутренней организацией труда».

Коммуна 20-х гг. была местом, где люди объединяясь могли пережить невзгоды, свалившиеся на них во время гражданской войны, а это и голод, и сама война, и разгул бандитизма и многое другое. Примерно до 1925 года в коммунах преобладал принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям», т.е. уравнительный подход. При таком подходе отсутствовала связь трудового вклада и потребляемой доли благ, а отсюда возникали и проблемы в организации труда. Среди коммунаров поднимались споры о том, кто больше переработал или наоборот не доработал. Такая ситуация приводила к «осознанию неравенства разных работ и работников, к рассуждениям о разном вкладе участников коммуны», что не самым благим образом сказывалось на коммуне.

Уравнительная система организации труда просуществовала до 1926 года. В устав коммуны были внесены необходимые изменения, начало говориться о том, что работники должны получать плату за свой труд. Именно в масштабах всей страны коммуна при многих своих положительных нравственных устремлениях показала себя не состоятельной и с начала 30-х годов коммуны перестраивались в колхозы и артели.

Все же коммуны создавались и в условиях изменения форм хозяйственности были необходимы. Накопившийся опыт за столь короткое время существования коммун пригодился для организации коллективных хозяйств. На Курской земле в д. Высокое Медвенского района о тех временах напоминает название школы - "Коммунарская", а так же обелиск у ее фасада. Это память об одной из первых в нашей области сельскохозяйственных коммун.

Ранней весной 1928 года 19 семей из деревни Высокое, Звягинцево, Скотское (сегодня Соломыкинские дворы) и соседних с ними хуторов положили начало коммуне. Деревни были бедные, крестьян "давили" и обирали помещики Кондрашов и Сергеев. Когда свершилась революция и землю дали крестьянам они сначала побаивались ее обрабатывать. " А ну, как в 1905-м получится - многие мужики тогда в Сибирь пошли и назад не вернулись." А тут молва прошла: организуют в Кондрашовской усадьбе коммуну. Дом у помещика был двухэтажный, стоял на горе, окруженный сиренью, черемухой и яблоневым садом. И действительно, на месте бывшей усадьбы помещика Кондрашова появилась ячейка коллективного труда - предвестник будущих колхозов. Создавалась она на добровольных началах, это были настоящие энтузиасты, горячо убежденные в своих идеалах: Трофим Никитович Тарасов, Николай Ионович Тарасов, Филипп Переверзев, Илья Якушев, Леон Кузнецов, Елена Кононенко и еще несколько десятков человек. Руководителем партийной ячейки коммуны был Георгий Кононенко. Первым председателем коммуны избрали Тарасова Николая. В избе Тарасовых просиживали коммунары долгие вечера в жарких спорах и в взволнованных беседах о будущей жизни. Г.И.Кононенко вспоминал потом: "Трудно забыть эти беседы, то были мечтатели в лучшем смысле этого слова, их устремленность в будущее не была пустой утопией, а имела прочную основу - в делах и идеях партии." И вовсе не случайно коммунары решили назвать свое хозяйство "Ленинская искра". Название символично связывало их мечты о будущей жизни в коммуне с тем, что завещал вождь революции, всех угнетенных - честных и справедливых людей В.И. (Ульянов) Ленин.

"С огромной радостью мы встретили известие о том, что для коммуны отвели усадьбу помещика Кондрашова. Это и было рождением коммуны "Ленинская Искра". Не забуду того энтузиазма с каким коммунары принялись осваивать новый участок и усадьбу. Хотелось скорее перевести имущество и хозяйственные постройки, подготовиться к весеннему севу. Не только хозяйственные заботы занимали коммунаров, ведь ломался весь уклад жизни крестьянина существовавший веками. Коммунары шли в бой на частную собственность, перестраивалась не только сфера производственной жизни но и быт. В большом зале помещичьего дома организовали общественную столовую. Все члены коммуны пользовались материальными и культурными благами независимо от того кто как работал. Одежду и обувь решили покупать на общие деньги. Для детей были организованны ясли и детский сад.

Губернские и Волостные власти оказали коммуне моральную и материальную поддержку. Шефство над ней взял коллектив одного из крупных предприятий города Курска "Курский потребсоюз", которое неоднократно оказывало помощь коммуне. Коммуна разрасталась, немного времени прошло, а вокруг усадьбы было построено несколько домов под одну крышу. Там проживало уже около трехсот человек. Бывшие коммунары помнили и любили вспоминать это время, потому что оно было очень интересным. "На работу едут - поют. С работы - поют. Отдыхают на поле или на лугу и снова поют. Все время вместе. Горе какое у тебя - с людьми о нем забываешь. Радость если - тоже на всех. Приезжали с поля, не надо было картошку чистить, суп варить, корову доить, детей кормить да хату прибирать. Все уже готово. В столовой ужин дожидался. Дети в яслях сыты и веселы. Коровы подоены и ухожены. Сколько времени уходило на эту работу раньше! Работаешь по дому, по двору да по хозяйству света белого не видишь. Завтрак, обед, ужин, уборка, стирка, птица да скотина. А в коммуне стали жить совсем иначе. Каждый свое дело знал и все друг о друге старались позаботиться. Питались хорошо; сало, творог, мед, блины - такого раньше по праздникам ни ели. Мед - так вообще для многих в диковинку был. В работе перерыв на отдых делали и даже немного спали. От такой жизни все посветлели, морщины распрямились, голоса кое у кого прорезались - петь начали. В коммуне оркестр свой организовали: гармошка, гитара, балалайка даже мандолина была. После ужина выходил оркестр на улицу играл так, что музыка и песня по всей округи слышна была. Молодежь со всех деревень сюда сходилась, пели, танцевали, жизни радовались. На своих детей "индусы" (так называли людей имевших свое индивидуальное хозяйство) ругались, кричали - "Зачем в коммунию бегаете? Безбожники!", а народ в коммуну валом валил. Оборудовали в саду карусели, качели, лавочки поставили,- "Ну чем ни парки!". С таким настроением и работали, усталости не знали и производительность высокая была."

Как-то к Прасковье Никитичне Тарасовой приехал в гости племянник из Гахова. Посмотрел как они живут и остался в коммуне, сказал: "Я тут и учиться и работать буду". Отец с матерью приезжали уговаривали домой поехать, он - ни в какую. Коммуна ему направление дала в училище в Иркутск. Уехал, выучился и благодарен коммуне остался на всю жизнь. Приехали жить в коммуну два брата и две сестры Кобелевы из Медвенки, шесть семей из Любача прибыло, потянулся люд со всей округи, за новой жизнью охотники.

Ни кому не было скучно,каждый человек себя проявить мог во всей своей полноте, в умении каком или творчестве. Каноненко Григорий - веселый, грамотный ,боевой парнишка.

Он устраивал вечера и концерты. Пьесы ставили, всем нравилось. Просили некоторые Гришу: "Ты и для меня роль найди, чтобы и я участвовал. А если в какой пьесе не получится у меня, ты парень толковый сам пьесу напиши да с такой ролью чтобы я сыграть смог." Так от того было, что каждый человек в то время сам себя реализовать мог и желание имел себя в коллективе проявить. Мать Григория грамотой владела и вела курсы ликбеза. Все неграмотные по вечерам в одну комнату собирались и читать, писать учились. Она в рабочее время сама к дояркам ходила и учила их прямо на работе, в комнатушке, где молоко сливали. Все успевали.

Работали коммунары здорово. С раннего утра в поле выезжали на севе или в жатву и до поздна. Понимали, что работают для себя, за свой труд ни копейки не получали, да они и не нужны были. Сыты, обуты, одеты - все у них было хорошо.

Так один из организаторов коммуны Леон Кузнецов говорил:

"Живу я хорошо, имею трех лошадей, двух коров, дом хороший. Служил в армии, там грамоте научился, Лениным увлекся. Сейчас хожу за три версты в школу политграмоты. Мое "богатство" - это кабала для меня и для всей моей семьи, только жадность от него прибавляется. Зачем мне кулаком быть? Люди боролись, за нас жизни своей не жалели, достойный жизненный путь нам указали. Чего ждать еще? Нужно идти в коммуну!"

В числе первых вступила в коммуну Олимпиада Яковлевна Сергеева:

- "Исполнилось мне 26 лет, когда с мужем Титом Макаровичем решили стать коммунарами. Хоть мы и жили сносно по тем временам, но мой муж как и Леон Кузнецов, служил красноармейцем в столице. Был на похоронах В.И. Ленина и еще тогда решил идти по указанному им пути." Переселились они всей семьей на усадьбу коммуны, как дружно и весело жили, как на удивление и зависть единоличников самоотверженно трудились на общей земле. Мой муж был бригадиром в коммуне, потом в колхозе. Запомнилось Олимпиаде Яковлевне как она, надев красную косынку, вместе с партийками Анастасией Парахиной и Марией Амелиной агитировали деревенских женщин вступать в коммуну, как организовывали детские ясли, столовую и многое другое. А ведь были эти активистки неграмотными. Среди первых 23-х первых коммунарок только одна умела читать и писать. Даже председатель коммуны почти не владел грамотой, но владел идеей и словом Ленина.

Народ в коммуну на экскурсию приезжал с разных мест, ходили приглядывались как мы живем. Однажды один поинтересовался: "А где же ваше одеяло в сорок метров длиной? В округе говорят, что у вас постель общая и одеяло общее." Коммунары в ответ рассмеялись только. Вот какие глупые слухи в народе за жизнь в коммуне ходили, но стоило людям правду узнать, мнение сразу же менялось и многим присоединиться к коммунарам хотелось.

Георгий Кононенко вел переписку с Надеждой Константиновной Крупской, с которой у коммунаров завязались дружеские отношения. Собирал он бывало нас вечерами и письма от Крупской зачитывал. В своих письмах она особое внимание уделяла борьбе с неграмотностью, Надежда Константиновна разъясняла коммунарам к чему приводит неграмотность.

-" Тот, кто усердно заботится о том чтобы подкосить всеми способами силу бедняков, земский начальник Кондрашов, бывшее поместье которого Советская власть передала теперь Ленинским коммунарам, грамоту знал, эта грамота была в его руках мощным классовым оружием. Надо быть тюхами-матюхами, чтобы не сделать все возможное для обучения членов всех коммун грамоте, вооружить их силою знания. Коммуна ненавидит гнет, эксплуатацию и суеверия. Ленинские слова для коммунаров не просто красивые слова, каждая строка их писем дышит твердой волей провести эти заветы в жизнь. На трудности, которые стоят перед ними ленинские коммунары глаз не закрывают. И первая, самая большая трудность, первая глыба, которую нужно убрать с дороги,- это безграмотность." Надежда Константиновна все время помагала, внимательно следила за развитием коммуны, присылала учебники, книги. Особенно интересовалась как живут и работают женщины, знакомила с опытом работы других коммун.

-" Дорогие товарищи письмо ваше получила, - пишет Н.К. Крупская. ".... шлю Вам горячий привет и пожелания успеха в работе. Дело устройство коммун, дело очень важное, я уже просила товарищей подобрать для вашей коммуны свою брошюрку которую я писала в этом году к Восьмому марта. .... На счет радио выясняю, что можно сделать. Пока, всего Вам наилучшего! " (Копии писем Н.К.Крупской бережно хранятся в школьном музее) Коммунарам с первых дней пришлось вести упорную борьбу с враждебным кулачеством, темнотой, невежеством, преодолевали трудности в новизне своего дела. Кулаки как могли, всячески вредили общему делу. Распускали лживые слухи. Детей своих не пускали близко к коммуне, боялись, что понравится им там. В деревне Николаевка крестьянки под влиянием кулаков прогнали женскую бригаду со схода, а в Лубянке женщин забросали камнями и палками. В этой же деревне кулаки избили женщину беднячку, разорвали на ней одежду и кричали ей в след, -" Пусть идет в коммуну и там оденется." Алчность и зависть руководила ими, ведь коммуна в короткий срок достигла больших успехов. Имея при организации собственных средств на 8000 и кредита от государства на 14300 рублей были построены два дома - общежития, приобретены 25 коров симменталок, 24 свиньи, заведен птичник, приобретено оборудование для молочной фермы, механический двигатель в сорок лошадиных сил, введен восьмипольный севооборот организовывались и во время проводились все полевые работы. Несмотря на это требовалась перестройка коммуны так как ее хозяйственная деятельность в полной мере могла обеспечивать только ее участников. Потребовались другие подходы к хозяйственности с включением принципа материальной заинтересованности, без него невозможно было развивать общественное производство на государственном уровне. С 1930 года в Медвенском районе начался постепенный процесс коллективизации хозяйств. В статье "Блестящая победа коммунаров "Ленинской искры" газеты "Курская правда" от 16 февраля 1930 года говорилось: "коммунары "Ленинской искры" ответственно участвуют в работе по коллективизации Медвенского района, особенно выделялись активисты Якушева и Усатова проводя разъяснительную работу в деревнях. Благодаря им коммунары полностью выполнили госзадание по хлебозаготовкам несмотря на попытки кулаков сорвать хлебозаготовительную компанию." Под влиянием агитации партийной ячейки коммуны "Ленинской искры" в Коммунарском сельском Совете в 1930-м году было создано 7 колхозов: "8 марта" - в д. Скотское, им. Молотова - в д. Высокое, "13-й год РККА" - в д. Высокое, "Новый свет" - в д. Свиридово, "Победа" - в д. Звягинцево, им. Кирова - в д. Сафоновка, "Ответ промпартии" - в д. Орешное . Кулаки боялись коммуну не напрасно. Помимо агитации коммунары кулачили, искали спрятанный хлеб и конфисковывали его. В деревне Шелковке кулаки напали на группу коммунаров, спасибо местным активистам - выручили.

В 1932 году коммуна "Ленинская искра" стала жить и работать по Уставу артели. Оплата труда производилась по квалификации и количеству сработанного. Сельскохозяйственная артель, радушно принятая крестьянами наиболее удачно сочетала личные интересы колхозников с общественными и тем самым облегчало дело воспитания крестьян в духе коллективизма. Ускорялся процесс перехода коммуны на социалистический принцип оплаты по труду.

Наряду с достижениями в стране, в колхозном строительстве обнаруживались и серьезные ошибки. Были они и в коммуне "Ленинская искра". Например: обобществление в коммуну постройки, мелкого скота, птицы, предметов общего обихода. Об этом вспоминает одна из коммунарок Акулина Николаевна Сергеева - ".... сбор всех хозяйств в коммуну вносил беспорядок в нашу жизнь. Затормаживали колхозное движение. Играли на руку классовым врагам. Они подстрекали крестьян к истреблению скота и имущества перед вступлением в коммуну."

-" Ошибки колхозного строительства были, рассказывает Н.Ф. Переверзев, например, - тех кто не шел в колхоз "обматывали" пенькой, т.е. приказывали сдать больший, чем нужно вес пеньки и другие налоги давали в увеличенном размере."

Ошибки коммунаров можно объяснить недостаточной политической зрелостью и отсутствия у них опыта проведения такого труднейшего преобразования. По этому поводу 14 марта 1930 года ЦК ВКП(б) принял постановление "О борьбе с искривлением партлинии в колхозном движении", в котором предложил немедленно исправить допущенные ошибки. Ведь они уменьшали число желающих вступить в коллективное хозяйство. Не смотря на это "Курская правда" 7 января 1930 года опубликовала статью, в которой писала "Далеко по степным деревням разнеслась слава о хорошей жизни в коммуне "Ленинская искра". Крестьяне - бедняки за 10 верст приезжают посмотреть на коммунарскую жизнь, как люди работают и живут сообща, вместе преодолевают трудности. Хорошая слава идет не напрасно, здесь действительно группа крестьян - коммунаров делает великое дело."

По этому поводу "Курская правда" 13 февраля 1930 года писала: "Именно эти успехи убеждали мужика, а затем середняка идти в колхоз". Надежной опорой районной партийной организации в период коллективизации была беднота. Коммунистов тогда не было, но были те, кто не состоял еще в партии выполнял партийные поручения выезжали в другие деревни и села, убеждали крестьян вступать в колхозы. Одной из старейших коммунарок была Лукерья Кузнецова. В свои 80 лет она вела агитационную работу среди местного населения. Именно ей крестьяне оказали доверие быть их делегатом на съезде в Москве. В столице бабушка Лукерья повидалась и с Надеждой Константиновной Крупской.

Члены сельхозартели "Ленинская искра", в которую в 30-е годы входили перечисленные выше семь колхозов в последующие годы делали все возможное, чтобы их колхоз был передовым в районе. В канун Великой Отечественной войны он достойно занимал место правофлангового по урожаю зерновых, свеклы, поголовья и продуктивности животноводства.

В суровые годы войны и временной оккупации села сын помещика Кондрашова, Владимир Николаевич Кондрашев, приехал сюда и претендовал на отцовское поместье. Но его мечты не сбылись. Немецкие фашисты, уходя сожгли поместье до тла, а он бежал вместе с ними. С освобождением района от фашистской оккупации вновь был возрожден колхоз "Ленинская искра". Память о коммуне была увековечена у здания Коммунарской средней школы (д. Высокое) в 1978 году установлена памятная мемориальная плита, в ее фундамент замурована капсула с завещанием потомкам коммунаров, которые будут жить в 2028 году - в год столетия со дня образования коммуны. В Медвенском краеведческом музее и в школе хранят исторические материалы о коммунарах. Здесь собраны фотографии усадьбы коммуны и первых коммунаров, письма Н.К. Крупской и карта размещения первых колхозов. Память о славном прошлом нашей малой Родины хранят в своих сердцах современники.

Фото предоставила для публикации
директор Медвенского краеведческого музея Артемова О.В.:


Фото 1. Памятник первым коммунарам на территории школы в д. Высокое
Для увеличения дважды щелкните по фотографии


Фото 2. Памятная плита
Для увеличения дважды щелкните по фотографии


Фото 3. Фотография коммунаров
Для увеличения дважды щелкните по фотографии


Фото 4. письмо от Н.К.Крупской - Кононенко Георгию
Для увеличения дважды щелкните по фотографии

Источники информации: статьи из газет "Курская правда", "Крестьянская газета", "Колхозное знамя", "Заря коммунизма". Сведения из Медвенского краеведческого музея.

Материал изучил и составил статью Подушкин Александр.


ПЕРЕЙТИ В РАЗДЕЛ "МАТЕРИАЛЫ ПРИСЛАННЫЕ НА САЙТ "

Ваш комментарий:


Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
18.09.2019

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову