Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

От монастырских крестьян до жителей мегаполиса…

Существует устоявшееся мнение, что историю рода можно отследить только в том случае, если ваши предки принадлежали к дворянскому, или, как минимум, к именитому купеческому сословию. Но все же, в архивах можно найти вехи жизни и простых крестьян, чьи биографии так же тесно переплетаются с историческими событиями и несут на себе печать времени, как и представителей других сословий. Этот рассказ о предках Мельникова Михаила Сергеевича по линии его мамы - в девичестве Бочаровой Татьяны Васильевны.

Родовые корни семей Бочаровых, Калуцких и Забелиных

Крестьяне родов Бочаровых, Калуцких и Забелиных упоминаются в архивах, начиная с середины 17 столетия, как проживающие на землях Знаменского мужского монастыря и принадлежащие "монастырским крестьянам". Это была отдельная категория крестьянского сословия, находившегося во владении одного из крупнейших феодалов того времени - русской Православной церкви. Упоминание это, видимо, связано с потерей права крестьян покидать земельные участки, то есть переходить к другому хозяину. Более того, землевладельцы получили право возвращать назад покинувших их ранее свободных в выборе владельца земельных арендаторов, что впоследствии стало основой прикрепления крестьян к земле, а далее к ее владельцу, поэтому деревеньку Новая Слобода и хутор Гремячий, в чьих "ревизских сказках" упоминаются Бочаровы, Калуцкие и Забелины, можно с полным основанием считать "родовыми гнездами" этих крестьянских родов.

Монастырские крестьяне, помимо натурального и денежного оброка, должны были нести и трудовую повинность перед монастырями. Как и у светских владельцев, положение крепостных крестьян, принадлежащих монастырям, зависело все же от тех церковных чинов, в чьем непосредственном распоряжении они находились, от полного благоденствия, до обнищания, связанного с тяжелыми кабальными обязательствами, что вызвало участие многих монастырских крестьян в 17 веке в восстании Степана Разина. В тоже время, многие "монастырские крестьяне" имели большую свободу, в сравнении с крепостными, более того, часто крестьяне просились к переходу на "белые", неосвоенные монастырские земли. В первые три года им могли предоставлять определенные льготы, например освобождение от оброка. Кроме того, богатые монастыри предпочитали переводить крестьян с натурального оброка на денежный, освобождая также от барщины, что способствовало развитию крестьянских хозяйств.

Богородицкий Знаменский монастырь, его история и вотчины

Знаменский мужской монастырь, его история и возникновение, связаны с чудотворным образом Пресвятой Богородицы Курской-Коренной, "Знамение", обретавшейся в Коренной пустыни. Первый указ о преобразовании пустыни, монашеского скита, в монастырь был издан еще царем Федором Иоанновичем в 1597. Но набеги крымских татар, а также "смутное время", не дали этому осуществиться. Сам чудотворный образ был в 1605 году отправлен по указу Григория Отрепьева (Лжедмитрия) в Москву. В самой пустыни оставался список чудотворной иконы, который вместе с другими реликвиями был перемещен в Курскую крепость перед ее осадой поляками в 1612 году. Покровительству Божьей Матери Курской приписывают то, что поляки так и не смогли взять Курскую крепость. В самое тяжелое время она явилась одному из защитников, после чего список иконы был пронесен крестным ходам по всем ее стенам. После победы курянами дан обет построения в крепости монастыря в честь иконы "Знамение". Так, в 1615 году в Курске появился Знаменский монастырь, основой которого стало братство из Коренной пустыни, к которому отошли все владения и вотчины, пожалованные устроенному там первоначально, по указу Федора Иоанновича, разоренному через год крымчаками Рождество-Богородичному монастырю. В этом же году Чудотворный образ Божьей Матери возвращается в Курск.

Постепенно к Богородицкому монастырю добровольно начинают присоединяться и другие монастыри. Первым, со всеми земельными наделами и вотчинными крестьянами, переходит один из первых в Курске, Троицкий мужской монастырь, переданный старцем Ионой, в вечное поминание о своей душе. В 1619 году к нему присоединяется Божедомский монастырь, переданный Корнилием Брагиным, который находился на месте Курского Ильинского храма.

Кроме того, в ответ на ходатайство о восстановлении разоренного храма и монастыря в Коренной пустыни, Филаретом, Московским Патриархом, было дано повеление о строительстве новой монастырской церкви в Курске. Связано это было с опасностью разорения от внешних врагов.

В 1631 году из пожара, вызванного молнией, все деревянные постройки сгорели, а в 1634 году разорение монастыря довершили поляки.

В 1649 году был заложен и в 1661 году построен каменный собор. После этого монастырь обрел свое нынешнее имя - Богородицкий Знаменский монастырь. Сам монастырь продолжал расширяться и благоустраиваться на пожертвования почитателей и обителей. С 1674 года настоятели монастыря перешли на более высокую ступень церковной иерархии и получили право быть архимандритами.

Расширялись и земельные угодья Богородицкого Знаменского монастыря. К началу 18 века, в 1705 году, в его владении были деревни Служия, Тазово, Жерновец, Ясенок и Старая Слободка, села Смородинное, Поныри и Долгое, а также хутор Гремячий, всего 4836 душ на тот момент. В 1722 году к ним присоединилась дача в верховье реки Кур, с 60 десятинами обрабатываемой земли.

Во второй половине 18 века, в результате реформы, проведенной Екатериной Второй, в целях изъятия церковных земель, монастырские крестьяне перешли в собственность государства, образовав особую категорию государственных крестьян - "экономические крестьяне". Епархиям же, с монастырями и соборами, согласно разделению на три класса, взамен имений, перешедших в государственную собственность, было положено соответствующее денежное содержание.

Положение "экономических" крестьян, в сравнении с другими крепостными, было более благополучным, так как они вместо барщины и натурального оброка, платили деньгами, а также обладали личной свободой. Это обстоятельство позволило многим из них впоследствии стать зажиточными крестьянами, имевшими в собственности рабочий и домашний скот, а также земли и пахотный инвентарь. С государственными крестьянами они слились к концу 18 века.

Семейные связи и имущественное положение семей Бочаровых, Калуцких и Забелиных до коллективизации

Семьи Бочаровых, Калуцких и Забелиных прошли через все эти трансформации, оставаясь жить и работать по большей части в родных местах. Семьи были большими, как это и было принято, если брать в среднем, то в каждой из них было по пять-шесть детей. Чаще семьи покидали рекруты, набираемые на воинскую службу - от семи до 10 человек с тысячи душ, или переселяемые на новые земли.

В 1911 году эти семьи относились к крепким "середнякам". По сельскохозяйственной переписи этого года в общем владении семьи Бочаровых, двора отца, Михаила Алексеевича и двора его сына, Филиппа Михайловича, находились: три рабочие лошади, один жеребец, три коровы, один теленок, двенадцать овец, пять свиней.

Кроме того, в имущество семьи входили шесть деревянных телег и сани, а также по две бороны и сохи.

Семья жила дружно. Подросшие братья помогали друг другу в обработке земли и строительстве домов. В один день пахали землю первого брата, в другой день - второго и т.д. Любили вместе и весело выпивать - а куда ж без этого на селе.

Первый раз семьи Бочаровых и Калуцких породнились когда Филипп Михайлович берет в законные жены Калуцких Варвару Евдокимовну. У них рождаются дочь и три сына, среди которых прадед Михаила, Тимофей Филиппович, 1905 г.р.

По достижению зрелого возраста Тимофей женится на дочери зажиточного, как потом говорили "кулака", крестьянина Дермидонта Михайловича Забелина - Евдокии.

Семья Забелиных относилась к числу зажиточных крестьян, так как в их собственности находились пахотные земли и большой яблоневый сад. Кроме своих земель, они арендовали дополнительные наделы у своих односельчан, в том числе и у Калуцких. К их обработке привлекалось около 60 наемных крестьян. Евдокия, по тем временам, была девушкой образованной. Как и ее отец Дормидонт Михайлович, окончила церковно-приходскую школу. А старший сын семьи Забелиных пошел еще дальше - окончил городское училище. Зимой Дормидонт Михайлович работал в булочной городка Валуйки, а его старший сын с 16 лет работал в городе Харькове.

С приходом советской власти и начала процесса коллективизации жизнь семьи Забелиных круто изменилась…

Аресты и высылка членов семьи Забелиных

Начало бедствиям семьи Забелиных было положено арестом 6 апреля 1940 г. Забелина Николая Михайловича, брата Дермидонта Михайловича, работающего в колхозе "Культурная Революция". Он был арестован Свободинским РО НКВД по Курской области по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 5 8-10 ч.1 УК РСФСР. Постановлением Курского областного суда от 29 августа 1940 года за антисоветскую агитацию и пропаганду Николай Забелин был осужден по ст.58-10 ч.1 к четырем годам лишения свободы с поражением избирательных прав на два года. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 17.10.1940 г. приговор оставлен без изменения, а кассационная жалоба без удовлетворения. Вся большая семья Забелиных, как родственников "врага народа", была выслана в Казахстан. Увозили их ночью, с собой они могли взять только носильные вещи, что были на себе и все, что смогли унести в руках. Большая часть высланных до Казахстана так и не доехала, скончавшись в пути. Но высылка не спасла Забелиных от дальнейшего преследования. Мать Евдокии, Агафью Забелину, уже в Казахстане арестовали 9 сентября 1941 г. УНКВД по Карагандинской области и приговорили Карагандинским областным судом 14 октября 1941 г., по статьям: 58-10, 58-11 УК РСФСР к 10 годам работ в исправительно-трудовом лагере.

На хуторе Гремячем осталась семья Бочарова Тимофея и Евдокии Забелиной. Всего у них родилось четверо сыновей - Василий, Иван, Николай, Петр, и две дочери - Полина и Любовь. Сыновья подрастали и помогали по хозяйству.

Судьба Тимофея Филипповича Бочарова в Великой Отечественной Войне

Тимофей Филиппович Бочаров был мобилизован на службу в армии в конце августа 1941 года. По рассказам его старшего сына, Василия Тимофеевича Бочарова, через некоторое время после этого к ним пришел друг отца, в отцовской одежде. По его словам Тимофей Бочаров погиб вместе со многими другими солдатами во время бомбежки железнодорожного состава, который вез их на фронт.

После окончания войны из военкомата пришла повестка с уведомлением о том, что Тимофей Филиппович Бочаров считается пропавшим без вести. И только под конец жизни старший сын и самая младшая дочь Тимофея узнали истинную судьбу своего отца, благодаря переданным из Германии архивным данным по военнопленным. Среди документов была найдена лагерная карта Тимофея Филипповича. Из нее выяснилось, что он попал в плен в октябре 1941 и далее был направлен в концентрационный лагерь в г. Витцендорф, Германия.

Этот лагерь входил в число трех концентрационных лагерей, сооруженных вермахтом в Люнебургской пустоши и предназначенных для советских военнопленных. Это были стационарные лагеря (шталаги) XI C (311) Берген-Бельзен, XI D (321) Эрбке и X D (310) Витцендорф.

Стационарный концентрационный лагерь Витцендорф был создан в мае-июне 1941 года, на окраине полигона Мюнстер, и начал свою работу уже в июле того же года, как предназначенный исключительно для военнопленных Красной Армии. Условия содержания были ужасающими, так как вермахт не соблюдал условия Женевской конвенции, из-за чего уже до весны 1942 года от голода и болезней умерли два миллиона советских военнопленных. Заключенных держали в открытом поле, где они предоставлены сами себе, ничем не защищенных от холода и заставляя их голодать. Кроме того. В сентябре-октябре 1941 года из общего числа военнопленных были отобраны тысяча сто человек предполагаемых евреев, комиссаров и инвалидов, которые были расстреляны затем в концлагере Заксенхаузен. В период с ноября по февраль 1942 года лагерь был закрыт на карантин по причине эпидемии сыпного тифа, чьими жертвами стали четырнадцать из восемнадцати тысяч находившихся там красноармейцев. В июле-августе этот концентрационный лагерь был перенесен на оккупированную территорию Советского Союза.

Тимофей Бочаров, как и большинство из военнопленных лагеря X D (310) Витцендорф, скончался от тифа в феврале 1942 года, не дожив всего лишь одной недели до своих тридцати семи лет. Похоронен он был на территории лагерного кладбища.

Благодаря акции памяти погибших в лагере Витцендорфа красноармейцев, проводимой в местной школе, руками детей, учеников начальной и средней ступени школы, изготавливаются и устанавливаются глиняные таблички с личными данными погибших советских военнопленных. Этот благотворительный проект, под названием "Мы пишем ваши имена" был открыт в ноябре 2013 года и поддерживается добровольным обществом "Рабочая группа Берген-Бельзен", а также общиной Витцендорфа. В настоящее время кладбище - это ровное поле, покрытое газонной травой, без обозначения могил, схема расположения которых утрачена. Поэтому глиняные таблички с именами погибших устанавливаются на деревянных стелах, расположенных у входа на кладбище. По просьбе правнука Тимофея, Михаила, была изготовлена и установлена табличка с именем его прадеда, Бочарова Тимофея.

Как сложилась жизнь Василия Тимофеевича Бочарова.

В ноябре 1941 года село Новая Слободка и хутор Гремячий были заняты частями немецкой армии. По рассказам дедушки Михаила, Василия Тимофеевича Бочарова, особенно ярко в его памяти сохранился эпизод, когда немецкие солдаты гонялись за гусями на мотоциклах, затем скручивали им шеи и увозили. Оккупация Новой Слободки длился полтора года и закончилась в феврале 1943 года.

В апреле 1943 года в районном центре Свобода, от которого Гремячий и Новая Слободка находились в нескольких километрах, расположился штаб Центрального Фронта под командованием Константина Константиновича Рокоссовского. Именно в тех местах прошла битва на Курской дуге, являющаяся одним и ключевых и масштабных сражений Великой Отечественной войны. В этом сражении принимали участие около двух миллионов человек, четыре тысячи самолетов и шесть тысяч танков. Именно в этой битве был завершен коренной перелом в ходе Великой Отечественной войне, начатый Сталинградской битвой, с переходом инициативы на сторону Красной Армии.

Местное население, в том числе и члены семьи Бочаровых, Василий Тимофеевич и его браться, привлекались для возведения защитных сооружений при проведении Курской стратегической оборонительной операции, состоявшейся в период с 5 по 23 июля 1943 года. Она привела к срыву немецкой военной операции "Цитадель", целью которой было окружение и уничтожение находящихся в районе Курска советских войск. Во время этих работ, которые проводились на устройстве противотанкового рва, Василий наблюдал воздушный бой, где был подбит немецкий самолет. А буквально через неделю после начала сражения к ним приехал штабной офицер и сказал: "Все, расходитесь по домам! Погнали немцев!".

В армию Василий Тимофеевич Бочаров был призван в январе 1945 года. Вначале он был направлен в учебную часть авиационного полка, где после обучения он получил специальность техника самолета. В боевую часть он был направлен в мае 1945 года, уже после окончания войны. Полк, в котором ему довелось служить, в разное время дислоцировался на Западной Украине, в Венгрии и Чехословакии.

После демобилизации Василий Бочаров приехал в Харьков и устроился на Харьковский Авиационный завод. Там он и проработал всю свою трудовую жизнь, дослужившись до старшего мастера цеха сборки крыла. Василий был уважаемым человеком в коллективе и ветераном труда.

Харьковский Авиационный завод в то время был одним из ведущих самолетостроительных заводов СССР. На этом заводе выпускались пассажирские самолеты и военные истребители конструкторского бюро Яковлева, а также пассажирские самолеты ТУ-104, Ту-124, Ту-134, а также пассажирские и транспортные самолеты КБ Антонова. Вплоть до конца 60-х годов он назвался "завод № 135", так как основной его продукцией были самолеты военной авиации. И потом он получил название Харьковского Авиационного завода имени Ленинского комсомола (в 1968 году).

В Харькове Василий встретил свою давнюю знакомую из Новой Слободки - Анну Николаевну Калуцкую, дочь Николая Александровича, и взял ее в жены. Так Бочаровы и Калуцкие породнились во второй раз в этой ветви семьи.

Семья Калуцких

Семья Калуцких, главой которой был прапрадед, Михаила, Александр Лукич, проживала в селе Новая Слободка. Они также были зажиточными крестьянами-середняками, имевшими в собственности домашний и рабочий скот, примерно в том же составе, что и у Бочаровых. Но у них было больше пахотной земли, кроме того, они имели тридцать шесть наемных работников. Площадь усадьбы, в которую входил двор и огородная земля, составляла порядка полутора десятин. Пахотные земли этой семьи занимали 8,25 десятин, около 9 га. На их части Калуцкие выращивали рожь, овес, гречу и чечевицу, остальные же земли сдавали в аренду крестьянам из соседней деревни.

Следует отметить тот факт, что все члены семьи Калуцких были, в сравнении с основной массой крестьян, образованными людьми. В 1911 году, все младшие дети учились в земской школе, а старшие братья были в то время уже на заработках - в булочной города Чугуева, Харьковской области. Николаю Калуцкому, одному из сыновей Александра Лукича, в то время исполнилось пять лет.

Николай Калуцкий и его семья

Один из младших сыновей Александра Лукича Калуцкого, Николай (прадед Михаила), пошел по стопам своих старших братьев, перебрался в Харьков и устроился на работу в пекарню. Так как он был отличным пекарем и хорошо знал свое дело, то со временем дорос до директора пекарни, которая находилась в то время в самом центре города Харькова, на набережной. По семейной легенде, продукция пекарни, работавшей под его руководством, отправлялась целыми караванами на московские сельскохозяйственные выставки, где неоднократно награждалась почетными призами и почетными грамотами. Но пока что это факт не имеет документального подтверждения.

В Харьков Николай перебрался уже с собственной семьей - женой Еленой, дочерью Анной и тремя сыновьями - Александром, Семеном, Николаем.

В 1941 Николай Калуцкий был мобилизован в ряды Советской Армии. Жена и дети в это время вернулись к родным, в деревню. Шли пешком… В августе 1943 года, после освобождения Харькова, он был отозван с фонта и направлен на восстановление пекарни. К сожалению, прожил он после этого недолго, и смерть его была случайной и нелепой - он заболел воспалением легких, когда заснул на леднике.

Семьи Бочаровых и Калуцких и дальнейшая история их потомков

У Бочарова Василия Тимофеевича и Анны Бочаровой (Калуцкой) родились две девочки - старшая, Любовь и младшая, Татьяна. Любовь работала экономистом на секретном, а ныне известном во всем мире заводе ХАРТРОН, где производились системы управления авиационной и космической техники. Татьяна закончила вечернее отделение Харьковского Государственного Университета им. Каразина. Параллельно с учебой Татьяна подрабатывала на том же авиационном заводе, где работал ее отец. Здесь Татьяна и познакомилась со своим будущим мужем-потомком уральских казаков, Мельниковым Сергеем Михайловичем. Всю жизнь Татьяна отдала школе. Сейчас она работает учителем химии в харьковской гимназии. Готовит учеников к городским, республиканским и международным олимпиадам и турнирам по химии. Учитель от Бога

На авиационном заводе нашелся муж и для старшей дочери Василия - Владимир.

Вслед за Василием в Харьков приехали два других его брата Петр и Николай. Оба нашли здесь вторые половинки и "пустили корни" в этом красивом и уютном городе. У Петра родились две дочери Ирина и Людмила. У Николая - сын Игорь. На родине, в "родовом гнезде", остался брат Иван и две сестры - Полина и Любовь. Девушки переехали в Курск, а Иван продолжал трудиться на земле. Его сын, Владимир и дочь Елена, до сих пор проживают в Новой Слободке и ведут хозяйство. А дочери - Нина и Татьяна, переехали в город. В настоящее время из всех детей Тимофея в живых осталась самая младшая дочка, которая никогда его даже и не видела. Она родилась в сентябре 1941 года, когда Тимофей уже ушел на войну. Сейчас она живет в Курске. У нее есть дочь Людмила и внучка Полина.

Семья Бочаровых. 1й рад сверху: Иван, Николай, Петр; 2й ряд: Василий, его жена Анна Калуцкая, Мария - жена Петра; третий ряд: Любовь, Евдокия Бочарова (Забелина), Полина.

Дети Николая Александровича Калуцкого и его родного брата Степана так же остались в Харькове. Все они нашли работу и обзавелись семьями. Многие их потомки так и продолжают жить в Харькове, одном из самых красивых, славных своей историей и в тоже время современных городов.

Так, выходцы из трех родов "монастырских крестьян", впоследствии ставших "государственными", покинули свои родные места. Потомки землепашцев и пекарей имеют разные профессии, среди них есть учителя, бухгалтеры, государственные служащие, парикмахеры, работники автосалона, программисты. И всех их объединяет любовь к своему делу и своим родовым корням!

Семьи Бочаровых и Калуцких выражают большую благодарность Руслану Олеговичу Голубкову, за выполнение кропотливой работы по поиску сведений о предках!

Если Вам известны эти семьи, вы можете связаться с Михаилом, отправив письмо на адрес msmishanya@inbox.ru.

Мельников Михаил Сергеевич


ПЕРЕЙТИ В РАЗДЕЛ "МАТЕРИАЛЫ ПРИСЛАННЫЕ НА САЙТ "


Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
23.01.2017

Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову