Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ДЕН Владимир Иванович, (12.06.1823 - 1888)

автор: В.СТЕПАНОВ

А БЫЛ ОН САМЫХ ЧЕСТНЫХ ПРАВИЛ

В истории Курской губернии Владимир Иванович Ден, сын известного в эпоху императора Николая I инженера-строителя военных крепостей, остался как самый оригинальный и честный, добрый и одновременно вспыльчивый до бешенства, прямодушный и энергичный губернатор. Только что прибывший мартовским днем в Курск в качестве новоиспеченного начальника губернии, он тут же поспешил в Знаменский кафедральный собор на богослужение по поводу отмены в империи крепостного права.

Генерал-лейтенант В.И. Ден позже очень гордился, что его пребывание на губернаторском посту совпало с началом эпохи преобразований в России. Он даже вынашивал идею сооружения по этому поводу в Курске вблизи Флоровской церкви (она стояла на углу нынешних улиц Марата и Радищева) большого собора в память освобождения крестьян.

О губернаторе Дене до революции часто писали исторические журналы, хотя теперь это имя в энциклопедических словарях не отыскать. Ден и сам оставил свои воспоминания. Они были опубликованы в «Вестнике Европы», но, к сожалению, в них не нашлось места для курского периода его жизни. А между тем этот отрезок времени оказался для Владимира Ивановича особенно интересным, а в чем-то - и огорчительным. До Дена в Курске губернаторствовал Н.П. Бибиков, малограмотный и смирный человек, при котором лихоимство достигло в наших краях особо внушительных размеров. Взлет взяточничества был достигнут не без блестящих к тому способностей губернаторского камердинера. Все, кто стоял на длинной лестнице губернской чиновничьей власти, кормились столь щедро и беззастенчиво, что местные острословы замечали: «Смотри! Не по чину берешь!». Как говаривали, драли тогда и с живого, и с мертвого.

Взяточничество и прежде процветало в Курске. С ним вели изнурительную борьбу губернаторы А.И. Нелидов и М.Н. Муравьев. Еще в конце XVIII века попавший под следствие новооскольский дворянин И.О. Острожский-Лехвицкий сделал запись в своем дневнике:

«Боже всемогущий! Какое горькое житье-бытье под судом уголовной палаты: нет день и ночь покоя от приказных оных, всякого напой и накорми. Сам дорого все покупая, но на то не смотрят, хоть шкура долой! Судьи в амбиции и без доклада не ходи, а чтоб доложили, дай за труды и малому. Секретарь хотя и знаком, но что ни дай -чести мало, или все ничто. Мне кажется, как пиявицы сосут кровь, так они человека в их руках сущаго...»


Губернатор В.И. Ден и император Александр II.
Фрагмент картины В. Парашечкина.

О том, что в Курской губернии творится узаконенный грабеж населения чуть ли не с полного согласия самого губернатора Бибикова, стало известно в Санкт-Петербурге. Чтобы восстановить в губернии законность, 19 января 1861 года последовал приказ императора Александра II о назначении курским губернатором генерал- майора В.И. Дена. Встревоженные неожиданным известием местные чиновники передавали друг другу неприятную новость: «Это тебе не Бибиков! У этого держи ухо востро!». Действительно, Ден сразу стал неумолимым врагом взяточников. Не мирясь с людской подлостью и мошенничеством, он прослыл грозной и зловещей фигурой в губернии. При объяснениях с провинившимися чиновниками не стеснялся в выражениях, невзирая ни на чины, ни на должности. К страху местного чиновничества, охваченного паникой, прибавилось жуткое предчувствие беды. И не без оснований, ведь за год до этого Ден был направлен в Курскую губернию для наблюдения за правильностью воинского призыва в армию и таким образом успел хорошо изучить местные нравы.

Позже Владимир Иванович написал в своих «Записках»:

«Все, что до меня доходило о нравах и обычаях помещиков, чиновничества и даже местного духовенства, возбуждало отвращение, даже ужас... Злоупотребления, сделавшиеся нормальными по бездействию губернского начальства, никого не поражали и даже редко вызывали протесты и жалобы, а народ с непостижимым терпением переносил всевозможные притеснения, несправедливость, мучения, истязания».

Новый губернатор начал службу в Курске с присущей ему энергией и прямолинейностью. Недаром только при Дене были разгромлены последние воровские шайки под городом. Они долго грабили население и наводили на людей ужас. Однако в жестокой и яростной борьбе с коррупцией Владимир Иванович допускал приемы, которые смахивали на сумасбродство или чудачество, что заставляло курян их пересуживать, а подчас и смеяться.

Так, однажды, заранее предупредив уездное начальство о своем приезде, Ден почему-то задержался. К приезду грозного губернатора уездный город пришел в движение. Полицейские чины тщательно осмотрели улицы, дома, дороги, заборы и мосты, бдительно неся дежурство с утра до позднего вечера. На встречу с губернатором прибыл из своего поместья уездный предводитель дворянства, местные же чиновники облачились в парадные мундиры с регалиями, купечество для торжественной встречи испекло большой каравай. Для Дена была приготовлена лучшая квартира в городе.

Не избалованные зрелищами жители приготовились лицезреть огромную шестиместную губернаторскую карету с фельдъегерями и тарантасом, набитым сопровождающими губернатора чиновниками из Курска. При въезде в городок на гужевой дороге томительно маялся квартальный надзиратель с двумя десятскими. В его обязанности входило немедленное сообщение исправнику о появлении на горизонте губернаторской кареты. Для исправника предусмотрительно была приготовлена запряженная тройка лошадей, готовая сорваться с места и понестись навстречу высокому гостю.

Однако прошел один день, минул другой, а грозного губернатора все не было. Полиция пребывала в страшном напряжении, а тут, как нарочно, в городском кабачке вдруг произошел неприятный скандальчик. Каким-то образом в нем оказался неизвестный прощелыга, которому уже успели подать водку. Помощник частного пристава взял разошедшегося буяна за шиворот, чтобы отправить в полицейскую часть, но ..проходимец оказался вертким малым и сунул квартальному три рубля. Тот взял деньги и отпустил дебошира со словами: «Ну, черт с тобой! В другой раз не попадайся! Приедет губернатор, тогда безобразничай сколько угодно!».

На следующее утро по городу мгновенно разнеслась весть, что губернатор приехал еще вечером и приказал всему составу полиции . быть в губернаторской квартире. Когда Ден, наконец, появился собственной персоной, его лицо показалось квартальному знакомым. Пристально осмотрев всех присутствовавших, губернатор остановил свой взгляд на надзирателе.

- Пожалуйте сюда, - обратился к квартальному Ден. - Смертельно испуганный квартальный подошел к губернатору и вытянулся в струну.

- Деньги с вами? - последовал вопрос.

О чем идет речь, присутствовавшие не поняли, а бледный от страха квартальный молчал.

- Я спрашиваю, деньги с вами? - допытывался губернатор.

- Со мною-с, ваше-стве... - пролепетал квартальный, дрожа, как осиновый лист.

- Позвольте три рубля.

Квартальный вынул из кармана деньги и подал губернатору. Тот медленно спрятал ассигнацию в портмоне и совершенно спокойно, указывая квартальному на дверь, произнес: «Пошел вон!». Квартальный мгновенно исчез, а Ден, метнув головой по направлению ушедшего полицейского, коротко распорядился: «Прогнать!».

Губернаторская страсть выследить, вынюхать и поймать мздоимца. или мошенника приводила Дена к тому, что иногда по вечерам, накинув на свое генеральское облачение простой полушубок, он отправлялся на свою любимую «охоту». Бродя по курским улицам, губернатор однажды забрел в грязный трактир и попросил себе водки. Хозяин почтительно поднес рюмку и отошел в сторону, ожидая дальнейших указаний. Ден выпил и похвалил:

- А у тебя, братец, хорошая водка.

- Помилуйте! Да нешто ж мы осмелимся вашему превосходительству плохое подать! - радостно ответил хозяин заведения.

- Дурак! - рявкнул Ден и тут же вышел из трактира, громко хлопнув дверью в сердцах.

Праведный губернаторский гнев обычно сопровождался грубостью. Как-то, пребывая в уездном городе на приеме у местного предводителя дворянства, представлявшего Дену местных чиновников, он неожиданно увидел двух заседателей местного суда, о которых ходили легенды по поводу вымогательств и взяток. Губернатор от изумления даже отступил на шаг и с нескрываемой брезгливостью бросил: «Удивляюсь, господин предводитель, что вы представляете мне этих господ. Им тут не место. Вон отсюда, негодники!».

Склонив оскорбленные головы, чиновники покорно покинули зал приема. А между тем изощренное остроумие Дена выливалось для многих в сущую пытку. Однажды, вызвав из уезда для объяснений человека, поведением которого он был недоволен, губернатор молча подвел его к большому зеркалу в приемной.

- Посмотрите на себя, ничего не видите? Чиновник, глядя на свое недоумевающее и испуганное лицо, ответил:

- Ничего, ваше превосходительство.

- Странно! Очень странно! А я вот совершенно ясно вижу, что у вас на лбу написано: подай в отставку, подай в отставку. Подай в отставку, а то хуже будет! - прорычал Ден, повысив голос.

Как-то до Владимира Ивановича дошел слух, что некий полицейский чин взял взятку у торговки поросенком. Негодующий губернатор кричал:

- Я его научу, как брать взятки! Полицмейстера сюда!

Приказ губернатора был лаконичен. В первый же праздничный день провинившийся полицейский в парадной форме должен был собственноручно на веревке отвести через весь город поросенка к его владению. К несчастью для полицейского, слух о взятке дошел до губернатора очень поздно, когда не съеденный вовремя поросенок уже превратился в грузную свинью. Здоровенная и раскормленная, она рвалась на веревке и с визгом тащила за собой еле удерживающего ее полицейского. Конечно, это зрелище сопровождала хохочущая толпа курян. Говорили, что с тех пор чиновники в Курске уже не брали взяток поросятами.

Вспыльчив и гневен Ден был не только на службе, но и в семейной жизни. Из настежь открытых окон дома губернатора в обеденное время мог раздаться могучий голос Дена, раскатами разносившийся окрест. В такую минуту прохожие опасливо поглядывали на высокую резиденцию. А голос Дена крепчал до тех пор, пока вдруг не послышался звон посуды. Это генерал, дойдя до крайности, схватил за угол скатерть и дернул ее с обеденного стола изо всей силы...

Как-то, увидев беспорядок при переправе через реку Сейм (на месте нынешних мостов у проспекта Кулакова), он приказал в горячке... утопить-станового пристава. Несчастному пришлось побыть в холодной воде, а когда у губернатора прошел гнев, он распорядился вытащить полицейского и дать ему 100 рублей. Позже бедолага пользовался деновскими милостями и прослыл в народе под именем «крестник». В другой раз Владимир Иванович приказал проштрафившемуся полицейскому идти пешком в жару из Щигров в Курск в парадном мундире на гауптвахту.

Пребывание Дена на губернаторском посту осталось в памяти курян на долгие годы благодаря его неординарным, а подчас и парадоксальным поступкам во имя закона и справедливости. Эти необычные методы управления губернией вызывали возмущение у многих. В первую очередь, у потесненных с «теплых» мест чиновников и помещиков-ретроградов, не принимавших новшеств крутого губернатора. Основная же масса населения понимала, что у строгого, бескорыстного и доступного всем начальника губернии всегда можно найти защиту от притеснения и беззаконий.

Однако полученное Деном в 1863 году вежливое письмо давало понять, что его деятельность по наведению порядка в Курской губернии не одобряется в столице. Ден подал в отставку и в октябре 1863 года покинул город с досадным чувством, что не смог реализовать себя и нажил в Курске слишком много врагов.



Курск в XIX веке. Воскресенско-Ильинский храм. Картина В. Парашечкина.

Владимир Иванович Ден родился 12 июля 1823 года в селе Кистени Могилевской губернии. Выходец из финляндских дворян, он получил домашнее воспитание. На военную службу поступил в 1840 году, выдержав экзамен на офицерский чин. В 1849 году был произведен в штабс-капитаны, а вскоре стал капитаном.

Будучи батальонным адъютантом в гвардейских войсках, Ден представлял рапорты от своего батальона императору Николаю I, шефом которого был монарх. Снискав расположение царя, в 1853 году получил назначение флигель-адъютантом. Во время Крымской войны в 1854 году участвовал в военных действиях сначала в Одессе, а потом в Севастополе. За смелость в боевых сражениях был награжден золотой саблей с надписью «За храбрость». Получил звание полковника и принял командование 13-м Смоленским полком. В 1860 году Ден был произведен в чин генерал-майора с назначением в царскую свиту. Вскоре он был направлен в Петербургскую и Курскую губернии с целью контроля за правильностью проведения воинского призыва. В 1861 году был назначен губернатором Курской губернии и находился в этой должности до 10 октября 1863 года.

Был награжден орденом святого Станислава 1-й степени. В 1868 году Дену присвоили звание генерал-лейтенанта, а в следующем году назначили сенатором. В 1873 году он был уволен из Сената по собственному прошению и провел остаток лет в уединении в Царстве Польском.

Скончался Ден в городе Крзеницы (Польша) в 1888 году. Безусловно, Владимир Иванович Ден был дитя своей эпохи. Справедливый и исключительно честный человек, он до конца своих дней оставался беспредельно преданным слугой российской монархии.

©Владимир СТЕПАНОВ. copy; Опубликовано: "VIP" № 4, 2004 год

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Еще можно посмотреть:
Курские Губернаторы


Дата обновления:


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову