Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

УШАКОВ ИВАН МИХАЙЛОВИЧ
(1779 — ноябрь 1845)

автор: В.И. Алявдин

КОМАНДИР ЧЕРНИГОВСКОГО ПЕХОТНОГО ПОЛКА ИВАН МИХАЙЛОВИЧ УШАКОВ.
ТИПОЛОГИЯ ГЕРОИЗМА

ИВАН МИХАЙЛОВИЧ УШАКОВ

Эпоха Отечественной войны 1812 года и освободительных походов русской армии 1813-1814 гг. дала примеры массового героизма и безграничной самоотверженности русских солдат и офицеров. Невольно сравнивая это поколение русских воинов с предшествующими, можно утверждать, что, как бы не были велики заслуги их отцов и дедов, не щадивших себя на службе Отечеству, им, как правило, за всю жизнь не приходилось испытывать столько лишений, потерь и мучений, сколько выпало на долю героев этой эпохи. Артиллерийский офицер Н.Е. Митаревский отмечал: «Впрочем, такой еще тогда был в армии дух. Про малые раны и контузии говорили - "пустяки"; надо, чтобы порядочно прострелили - это рана; а контузию звали - "конфузией", и получить контузию считалось чем-то обидным, а потому о контузиях больше молчали. Для возбуждения же сожаления или сострадания нужно было, чтобы оторвало руку или ногу, или, по крайней мере, прострелили с разбитием костей»(1). Восхищает сила духа тех офицеров и генералов, которые догоняли свои полки иногда уже в Европе, после перенесенных тяжелых операций и даже ампутаций! Достаточно вспомнить генерал-майора М. Д. Балка, генерал-лейтенанта А.И. Остермана-Толстого, генерал-лейтенанта М.Ф. Ставицкого, полковника А.Н. Сеславина и др. Нашим современникам трудно даже представить, на какие каждодневные тяготы и муки обрекали себя эти увечные герои, совершая многомесячный поход, несмотря на ненастную погоду, грязь, холод, бездорожье и, как правило, полное отсутствие каких-либо бытовых удобств. Можно с полной уверенностью сказать, что подобный героизм был типичен для русских офицеров той эпохи и носил не единичный характер.

К числу таких людей принадлежал и мой прапрапрадед Иван Михайлович Ушаков, жизни, службе и подвигу которого посвящена эта статья.

Иван Михайлович Ушаков родился в 1779 (1780) г. в одном из сел Фатежского уезда Курской губернии в семье коллежского советника. Род Ушаковых ведет свое начало от упоминаемого в «Повести временных лет» касожского князя Редеди, убитого в 1022 г. князем Мстиславом Удалым. Победив в единоборстве Редедю, Мстислав выдал свою дочь за его сына. Помимо Ушаковых, этот союз положил начало сразу нескольким известнейшим русским фамилиям: Лопухиным, Глебовым, Сорокоумовым и др. Ушаковы внесены в VIчасть (древнейшее дворянство) родословной книги Курской губернии.

Уже в пятилетнем возрасте Иван Ушаков был записан сержантом в лейб-гвардии Преображенский полк, а в шестнадцать «выпущен» подпоручиком в Астраханский гренадерский полк - один из старейших полков русской армии, сформированный еще в 1700 г. Романом Брюсом. Юный подпоручик достаточно хорошо образован: «по-российски и по-французски говорить, читать и писать умеет, географию, математику и историю знает»(2).

В мае 1797 г. Ушаков стал поручиком, в 1799 г. - штабс-капитаном, но в октябре 1801 г. вышел в отставку в связи с предстоящей женитьбой и получил следующий чин майора, что свидетельствовало о его безупречной службе. Женой Ивана Михайловича стала 20-летняя княжна Надежда Дмитриевна Прозоровская, дочь тульского губернского предводителя дворянства князя Дмитрия Александровича Прозоровского.

Трудно сказать, как познакомились Иван и Надежда, но, как бы то ни было, брак между армейским майором и княжной из Рюриковичей (у ее отца было к тому же более 4 тыс. дес. земли) мог состояться только благодаря незаурядным личным качествам молодого Ушакова.

Свадьба пришлась на зиму 1801 г., но уже через год, в декабре 1802 г., он вновь поступает на службу. Видимо, именно в это время, как подарок невесте или молодой жене, была заказана миниатюра, на которой Иван Михайлович изображен в свойственной той эпохе романтической манере.

Мирное течение жизни прерывается осенью 1806 г. - Россия вступает в очередную войну с Наполеоном. Навагинский пехотный полк, в котором служил Иван Михайлович, в составе 14-й пехотной дивизии генерала Р.К. Анрепа входил в корпус Ф.Ф. Буксгевдена. В декабре полк участвовал в сражениях под Сукочиным и Пултуском. В январе дивизия попала в жестокий бой при Морунгене, когда пришла на помощь отряду генерала Маркова. Французы отступили, но в бою погиб генерал Анреп. Ивану Михайловичу приходилось не раз вести в атаку своих солдат.

26 января Ушаков участвует в знаменитой битве при Прейсиш-Эйлау и получает ранение пулей в руку. «В воздаяние отличной храбрости, оказанной в сем сражении» он награжден своим первым орденом - Св. Владимира 4-й степени с бантом. В мае военные действия возобновляются, и 29 мая в сражении под Гейльсбергом Иван Михайлович вновь проявляет доблесть, за что удостаивается почетной награды - золотой шпаги с надписью «За храбрость». По окончании кампании он получает прусский орден PourleMerite («За заслуги»).

20 декабря 1807 г. по высочайшему приказу Ушаков определяется адъютантом к генерал-фельдмаршалу князю A.A. Прозоровскому, только что назначенному главнокомандующим Дунайской армией. 76-летний фельдмаршал действовал против турок нерешительно и вскоре попросил себе в помощники Кутузова. По прибытии последнего, в мае 1808 г., И.М. Ушаков был переведен к нему адъютантом. Сохранился приказ Кутузова, в котором адъютанту Ушакову поручено «вместе со штаб-лекарем освидетельствовать всех больных, находящихся в госпитале, с целью наведения в последнем порядка»(3). Будучи адъютантом, Ушаков принимал участие во всех основных сражениях кампании, включая штурм Браилова, когда русская армия понесла жестокие потери.

Кутузов, по-видимому, достаточно высоко оценивал своего адъютанта - он представил Ивана Михайловича к чину подполковника и не раз упоминал о нем в письмах к жене(4).

В 1810 г. Ушаков был назначен командиром Черниговского пехотного полка, с которым и прошел свой героический путь. В 1810-1812 гг. Черниговский полк входил в 3-ю пехотную дивизию генерал-лейтенанта П.П. Коновницына, состоявшую в 3-м пехотном корпусе генерал-лейтенанта НА. Тучкова 1-го (1-я Западная армия). В день переправы Наполеона через Неман, 12 июня, И.М. Ушаков с полком находился у Новых Трок под Вильной. Затем - отступление и постоянные стычки с неприятелем. 13 июля под Островно завязался бой между войсками Мюрата и 4-м пехотным корпусом Остермана-Толстого. К вечеру сюда прибыли 1-й кавалерийский корпус Уварова и 3-япехотная дивизия Коновницына, которые сменили уставшие войска Остермана-Толстого. Подошли подкрепления и к французам. С утра бой возобновился с еще большим ожесточением. Французы атаковали дивизию Коновницына. Обе стороны дрались с упорством. В разгар боя подполковник Ушаков возглавил контратаку своего полка. «Два орудия наших были на батареях неприятельскою конницею взяты, но были отбиты храбрым Черниговским полком, который взлетел на высоты, поразил неприятеля штыками и отнял свои пушки»(5), - вспоминал Коновницын.

Потери дивизии в бою под Островно составили свыше 2 тыс. человек убитыми и ранеными. Коновницын писал жене: «От 8 часов утра до 5 часов пополудни я дрался с четырьмя полками и двумя батальонами сводных гренадер противу, смею оказать, 60 тыс. человек... Я целый день держал самого Наполеона, который хотел обедать в Витебске, но не попал и на ночь, разве на другой день. Наши дерутся как львы»(6). За отличие в этом сражении И.М. Ушаков был произведен в полковники.

4 августа начинается самоотверженная оборона Смоленска. На следующий день армия покидает город. Оборонять его были оставлены 6-й корпус Дохтурова и 3-я дивизия Коновницына. С рассветом И.М. Ушаков со своим полком оказался в огне у Мстиславского предместья. Перестрелка продолжалась до трех часов пополудни, когда французы открыли ураганный огонь по городу из 150 орудий. На полки Коновницына обрушилась конница Понятовского и пехота Нея. Начались рукопашные охватки. К вечеру предместье было оставлено, но когда начался штурм Молоховских ворот, черниговцы вновь дрались в первых рядах. Небольшой арьергард в течение суток удерживал всю армию Наполеона. Вечером атаки была прекращены и возобновилась сильнейшая канонада. «Тучи бомб, гранат и чиненых ядер полетели на дома, башни, магазины, церкви. И дома, башни, церкви объялись пламенем - и все, что может гореть, запылало»(7), - писал Федор Глинка. На рассвете 6 августа войска оставили город. Последней уходила дивизия Коновницына. Потери в полках были огромны, например в Муромском полку в течение дня выбыло из строя 20 офицеров (4 убито, 16 ранены) и 640 нижних чинов (138 убито, 502 ранено).

После почти трехнедельного отступления и ежедневных стычек (полк был в арьергарде) 24 августа Черниговский полк занял позицию у Бородина. Первоначально дивизия в составе 3-го корпуса генерал-лейтенанта Тучкова 1-го скрытно располагалась на левом фланге на Старой Смоленской дороге у д. Утицы. 26 августа около 6 часов утра началась первая атака на Семеновские флеши. Перед второй атакой Багратион потребовал от Тучкова помощи, и тот направил сюда дивизию Коновницына. Дивизия подошла к флешам около 9 часов, когда они уже оказались занятыми французами. К этому моменту бой приобрел ожесточенный характер. В нем участвовало 40 тыс. французов и 20 тыс. русских. «700 огнедышащих жерл, на пространстве не более одной квадратной версты собранных, обстреливали во всех направлениях небольшую равнину, находящуюся впереди дер. Семеновской»(8), - писал Д.П. Бутурлин.

Генерал Коновницын принял решение отбить флеши... И.М. Ушаков, как и прочие командиры, шел в атаку в первых рядах своего полка, тесня французов. Во время этой яростной атаки, когда из рук раненого знаменосца Ревельского полка выпало знамя, генерал Тучков подхватил древко и устремился вперед, увлекая за собой солдат. Французы были остановлены, но Тучков через несколько минут погиб от разрыва гранаты. Плотность огня была столь велика, что даже не удалось обнаружить тело Тучкова. По всей видимости, в это же время был ранен и полковник Ушаков - пулей в рот и ядром в левую ногу(9).

Коновницын так описывает этот момент боя: «Прибыв к левому флангу Муромский, Черниговский, Ревельский и Селенгинский полки, презирая всю жестокость неприятельского огня пошли на штыки, и со словом "Ура", опрокинув превосходного неприятеля, привели в крайнее замешательство его колонны, и заняли высоту, с самого начала сражения упорно защищаемую»(10). Вместо раненного Багратиона Коновницын принимает командование войсками, но после многочисленных атак французов решает отвести остатки войск за Семеновский овраг. Кавалерия Марата и пехота Фриана атаковали д. Семеновское, продолжался шквальный огонь. Но с этой позиции остатки дивизии Коновницына и два гвардейских полка уже не отступили. Бой закончился лишь вечером. Коновницын писал жене: «Дивизии моей почти нет. Она служила более всех»(11). Потери полка составили свыше 500 человек, погибли или были ранены почти все офицеры. И.М. Ушаков был доставлен в санитарную палатку, где ему отняли ногу ниже колена. Операция проводилась, разумеется, без наркоза, так что чашу мучений он испил до дна!

С Бородинского поля он был увезен в полковой лазаретной повозке, пропавшей затем в московском пожаре. За отличие в Бородинском сражении Черниговский полк получил Георгиевские знамена, а Иван Михайлович награжден орденом Св. Георгия 4-й степени и бриллиантовым перстнем. Несмотря на тяжелейшие раны, он не вышел в отставку и продолжил службу в действующей армии. Оправившись и более или менее привыкнув к протезу, он нагнал свой полк, скорее всего, в начале 1813 г., уже в Европе, и вошел вместе с ним в Париж. Интересно, что здесь храброму и израненному командиру пришлось не только праздновать победу, но и, сдавая полк, отчитываться и даже платить за «пропавшую» повозку и за «утерянный» полком шанцевый инструмент. И это после двух лет жестоких боев и нескольких тысяч пройденных верст! Иначе относились 200 лет назад к казенному имуществу.

6 марта 1814 г. И.М. Ушаков вышел в отставку «за ранами» с мундиром в чине генерал-майора и возвратился в Россию. За кампании 1812-1814 гг. он был награжден всеми тремя медалями: боевой серебряной, бронзовой дворянской «В память Отечественной войны 1812 г.» и серебряной «За взятие Парижа 19 марта 1814 г.».

В курской усадьбе вместе со всеми домочадцами героя встречал младший сын Константин, родившийся в грозном 1812 г. и ставший родоначальником нашей ветви Ушаковых.

Героическая служба Ивана Михайловича и его личные качества были оценены курскими жителями: в 1815 г. он избирается курским губернским предводителем дворянства. На своем гражданском посту он не забывает о пострадавших во время войны солдатах. Так, 15 февраля 1816 г. в Курске по его инициативе состоялся благотворительный вечер «Русская беседа». Все собранные средства (1235 руб.) поступили в пользу ветеранов(12). За неутомимую деятельность в 1818 г. Ушаков награждается орденом Св. Владимира 3-й степени.

Присущее Ивану Михайловичу стремление быть полезным заставляет его возвратиться на службу уже через три года. Возможно, тут имели место и материальные причины: хотя супругам Ушаковым принадлежало около 1500 душ в различных губерниях, но расходы на восьмерых детей постоянно возрастали. Генерал Ушаков назначается начальником последовательно нескольких округов корпуса внутренней стражи (сначала в Чернигове, затем в Тамбове, в Саратове). Однако, несмотря на службу, материальное положение семьи продолжает ухудшаться. В 1834-1835 гг. Иван Михайлович отдает в приданое за дочерью Анной, которая выходит замуж за генерал-лейтенанта барона Д.Е. фон дер Остен-Сакена, часть своих имений, а остальные, включая родовое Ушаково, продает.

Исключительно добросовестная служба Ушакова отмечается часто: в 1832 г. - орден Св. Станислава 1-й степени, в 1833 г. - Знак отличия за 20 лет беспорочной службы, с 1835 г. ему установлена на 12 лет ежегодная выплата в 1000 руб. серебром и, кроме того, назначена пенсия из инвалидного капитала в 2000 руб., в 1836 г. - единовременная награда (3000 руб.), а в 1838 г. он получает орден Св. Владимира 2-й степени со звездой. В этом же году заказана литография, на которой генерал изображен со всеми наградами.

Генерал Ушаков продолжает службу, хотя рассчитывать на скорое продвижение, будучи во внутренней страже, не приходится. Но тем не менее в 1840 г. в Списке генералов по старшинству появляется приписка: «Поведено иметь в виду к производству в генерал-лейтенанты при открытии комендантской вакансии соответственно этому чину»(13).

Окружной генерал должен был постоянно разъезжать с инспекцией по огромному округу, объединяющему несколько губерний, что было крайне тяжело для увечного и пожилого человека. Поэтому в июле 1844 г. «по болезненному состоянию от ран» Ушаков увольняется от должности окружного генерала «с оставлением по армии» и ожидает комендантской должности, живя в Саратове. В декабре этого же года он получает очередной орден - Св. Анны 1-й степени, а в начале 1845 г. назначается комендантом Херсона. Но вскоре после переезда, в ноябре 1845 г., в возрасте 64 лет И.М. Ушаков умирает. Пройдя три войны, он так и оставался на боевом посту до самой смерти.

Таков жизненный путь этого храброго и деятельного человека, яркого представителя русского боевого офицерства той эпохи.

Вечная память всем героям отдавшим здоровье, благополучие, лучшие годы жизни, а часто и саму жизнь за Веру, Царя и Отечество!


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Рассказ об Отечественной войне 1812 года Николая Евстафиевича Митаревского // Отечественная война 1812 г. в воспоминаниях современников. М.,2008. С. 260.

2. РГВИА. Ф. 395. Оп. 27. Д. 758. Формулярный список о службе.

3. М.И. Кутузов: Сб. документов. М., 1952. Т. 3. № 68.

4. Рус. старина. 1871. Т. 3. С. 202.

5. Воспоминания Коновницына // Харкевич В. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильно, 1910. Вып. 1. С. 122.

6. Там же. Вильно, 1903. Вып. 2. С. 225.

7. Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М., 1821. С. 66.

8. Бутурлин Д.П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 г. СПб., 1837. 2-е изд. Ч. 1. С. 277-278.

9. В «Описании сражения при селе Бородине» отмечено: «Ген.-лейт. Коновницын, не дав неприятелю утвердиться, стремительно атаковал его с 3-й пехотной дивизией и мгновенно отбил взятые у нас батареи. При сем случае убит ген.-майор Тучков-4-й, ранены полковники Манахтин (потом умер от ран), Дризен и Ушаков. Пораженный неприятель должен был отступить в беспорядке к лесу». См.: Бородино: Документы, письма, воспоминания. М., 1962. С. 324.

10. Рапорт ПЛ. Коновницына // Там же. С. 168.

11. Бумаги, относящиеся до Отечественной войны 1812 г. М., 1904. С. 109.

12. Труды Курской губернской ученой Архивной комиссии. Курск, 1915. Вып. 2. С. 99.

13. Список генералов по старшинству. СПб., 1840.

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
26.01.2016 г.


Дата обновления:


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову