Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СНЕГИРЕВ Андрей Матвеевич

автор: Ш.Гойзман

ЛЕТАТЬ ВОПРЕКИ ВЕТРАМ...

Неисповедимы пути изобретательской мысли, тем болев скрыты от современников судьбы самих изобретений. То, что вчера казалось фантазией, сегодня становится обыденностью, а завтра, глядишь, - и архаизмом... И все же изобретатель и его идея сделали свое дело, хоть на немного подтолкнув технический прогресс.

Сегодня мы расскажем еще об одном изобретателе-курянине, чьи технические идеи не нашли применения только потому, что опередили время...

В КОНЦЕ 30-х годов XIX столетия куряне часто видели на улицах и пустырях города странного человека. Обыватели посмеивались и сокрушенно покачивали головами, глядя, как он то часами стоял без дела, глядя в небо и наблюдая за полетами птиц, то бежал куда-то, таща за собой на бечевочке надутый бычий пузырь, а то и просто пускал в небо, сидя на пригорке, мыльные пузыри на радость обступившей его детворе.

Этим человеком был известный в городе учитель математики, физики и химии Курской гимназии Андрей Снегирев. Его давно интересовало одно: как управлять полетом аэростата, чтобы не позволить ему быть игрушкой в руках ветра? Вскоре возникла мысль: если к аэростату приделать сверху одну или две плоскости на манер крыльев, причем так, чтобы угол легко было изменять, то при совершенной тишине атмосферы шар поплыл бы косвенно к горизонту и наклонность его пути зависела бы от наклонности приделанной плоскости. Уже только за счет этого аэростат улетел бы от места взлета версты на четыре, а если под тем же углом и опускаться на землю, то это уже восемь верст будет. А так ли уж надо каждый раз садиться на землю? Ведь можно лишь немного опуститься под углом к горизонту, а потом снова подняться под тем же углом, потом снова опуститься, потом снова подняться... С небольшой сноровкой аэростату можно придать почти горизонтальное направление полета. Такие крылья будут сродни парусу и управляться будут точно так же. А это означает, что аэростат полетит не туда, куда ветер дует, а туда, куда пассажирам надобно!

Сомнений в правильности своей догадки у Андрея Матвеевича не было. Хорошо бы испытать на опыте. Да вот беда - никто в России аэростаты не строит и проверить эту идею некому. Значит, для проверки надо самому делать модель...

Впервые же летние каникулы Снегирев уехал в деревню и облюбовал для мастерской пустой и достаточно высокий сарай. Первая модель аэростата была сделана в виде "шара из тонкой кожицы диаметром 6 вершков" (примерно 27 сантиметров). К шару он прикрепил "значительной величины наклонную плоскость, тоже из кожицы, растянутой на легоньких рамках".

И шар действительно полетел под углом к горизонту, притом именно туда, куда была повернута наклонная плоскость! Изменяя при каждом запуске угол наклона крыла, Снегирев опытным путем нашел его оптимальное значение -39 градусов.

После завершения испытаний учитель начал безрезультатные попытки найти предпринимателей, взявшихся бы за изготовление аэростата, или меценатов, которые дали бы средства на реализацию его проекта. Для упрочения позиций Андрей Матвеевич написал отчет о своих работах под названием "Опыты над преобразованием аэростатов" и в январе 1841-го направил проект ' управляемого аэростата в Российскую академию наук. В проекте Снегирев впервые предложил выполнить его форму в виде эллипсоида с большой осью, сориентированной горизонтально (так называемой сигарообразной формы), впервые предложил делать оболочку аэростата из тонкой резины, "обложив ее с обеих сторон тонкой тафтой, и посредством пресса сильно сжать".

Проект в Российскую академию наук рассмотрели два академика - Якоби и Ленц, дав свое заключение, в котором признали "здравое суждение и остроумие автора", его осуществимость и принципиальную новизну. Возражения академиков сводились к сложности вертикального маневрирования, поскольку для этого потребуется большое количество балласта и при спусках стравливание значительного количества газа.

Снегирев учел замечания ученых и дополнил свой проект описанием нового оригинального способа регулирования подъемной силы аэростата, при котором водород практически не расходуется, а балласт и вовсе не используется. Он предложил установить в гондоле аэростата металлический резервуар со сжатым водородом, соединенный с оболочкой аэростата каучуковой трубой. В трубу следует вмонтировать кран и нагнетательный насос, который при спуске аэростата будет перекачивать водород из оболочки в резервуар, уменьшая объем оболочки и снижая подъемную силу аэростата, а при подъеме полость оболочки будет резко увеличиваться благодаря впуску в нее сжатого водорода через кран. Более того, с помощью этого же нагнетательного насоса при перекрытом газовом канале можно поворачивать и крылья. А если колена зигзага будут достаточно короткими, то зигзагообразность движения не будет ощущаться - ломаная линия будет казаться прямой!

Дополненный проект уже месяц спустя в феврале 1841-го изобретатель, пытаясь хоть как-то популяризировать свою идею, опубликовал в петербургском журнале "Маяк" в виде статьи под названием "Русская теория воздухоплавания и аэростатов".

Расчет был на "денежных людей", которые оценят новинку. Однако проектом курского учителя гимназии никто не заинтересовался и не предложил помощи. Технические решения Андрея Матвеевича оказались преждевременными и невостребованными, а потому были забыты. Изобретения Снегирева, относящиеся к сигарообразной форме аэростата и к способу управления подъемом и спуском, были повторно изобретены лишь в 20-х годах XX века и воплощены в дирижаблях (аэростатах, на которых для горизонтального перемещения были установлены авиационные винты с двигателями внутреннего сгорания). Такие аппараты в 1930-х успешно строились в СССР и Германии.

Конкурентная борьба между аппаратами легче воздуха и самолетами в конце 30-х годов прошлого века завершилась полной победой последних. Это отодвинуло воздухоплавание с Магистрального пути развития воздушной техники на боковую тропинку, используемую в настоящее время в основном для чисто спортивных и развлекательных мероприятий.


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Андрей Матвеевич Снегирев родился в 1814 году, год смерти неизвестен. Педагог и изобретатель. После Харьковского императорского университета с 1899 года работал учителем физики и математики в гимназии в Харькове. 24 апреля 1837 года его утвердили на должность учителя математики в курскую гимназию. Годы неустанного педагогического труда здесь были отмечены начальством Харьковского учебного корпуса - благодарность, повышение в чинах, увеличение денежного содержания. В 1839 Снегирев начал также преподавать химию и технологию в открывшихся при курской гимназии реальных классах, получил чин надворного советника.

Все свое свободное время он отдавая разработке моделей управляемых аэростатов. Публиковался в ряде российских научных изданий. Как сообщает энциклопедический словарь-справочник "Курск", 25 апреля 1844 года Снегирев уволился из гимназии, жил в деревне Большой Колодезь Щигровского уезда, женившись на помещице Струковой,

4 октября 1845-го вернулся в Курск и начал служить управлении государственных имуществ. Проработал там пять с половиной лет. Дальнейшая судьба Андрея Матвеевича неизвестна.

© "Городские известия" № 42 от 6 апреля 2004 г. ©Шимон ГОЙЗМАН.


Ваш комментарий:


Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере


Дата обновления:


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову