Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Иван Дмитриевич Пашков(ок. 1730 — 10 июня 1809), действительный статский советник, губернатор Харькова
(18 февраля 1788 - 28 февраля 1790)

авторы: Ю.Н Гуров, В.П. Кравцов

ОТ ОДНОДВОРЦА ДО ГУБЕРНАТОРА

В истории России есть немало славных имен, чья жизнь и деятельность изучена крайне мало. Одно из них - Иван Дмитриевич Пашков. Его судьба ярка и драматична: родившись в семье однодворцев, но имея предками знатное происхождение, Пашков сделал сначала военную, а затем и гражданскую карьеру, дослужившись до чина действительного статского советника и должности харьковского губернатора.

Харьков в начале XVIII века
Харьков в начале XVIII века

Своей деятельностью он не только заслужил уважение современников и оправдал доверие назначавших его служить Отечеству высших сановников, но и сумел возвратить знатность своего рода, которая, казалось, была утеряна раз и навсегда.

В "Большой биографической энциклопедии" А.А. Половцова 1902 года указано, что И.Д. Пашков являлся харьковским наместником в 1788-1790 годах, происходил из потерявших дворянство однодворцев Курской губернии и оставил о себе во всей губернии самые добрые воспоминания.

В энциклопедии есть подробные сведения о его воинской, а затем гражданской службе, но нет даты и места его рождения, нет конкретных сведений в каком именно полку он служил, хотя перечисляются его воинские чины, также нет ничего о курском периоде его жизни, кроме краткого повествования его правнука Виталия Пашкова.

До сих пор нет исследований биографии нашего героя, как и нет, к сожалению, и справочного издания о харьковских губернаторах и наместниках, фундаментальной работы о курском землевладении конца ХVIII - начале ХХ веков, позволивших бы судить о значимости в истории личности Ивана Дмитриевича Пашкова.

Потому основным источником информации о деятельности И.Д. Пашкова являются воспоминания правнука Виталия Пашкова(i).

Мемуары повествуют об истории рода Пашковых, курском периоде и ранних годах Ивана Дмитриевича Пашкова, описывают его жизнь и деятельность в Харьковской губернии, содержат яркий рассказ о возвращении семье дворянства. Не смотря на неточности и сентиментальность, эти воспоминания являются ценным свидетельством жизни нашего героя. А исправить хронологические и фактические ошибки его повествования помогают сохранившиеся документы из архивов в Курске, Киеве и Харькове, в Санкт-Петербурге, в Москве.

Краткие сведения о И.Д. Пашкове содержатся в "Истории города Харькова" у историка академика Д.И. Багалея (1857-1932), в которой автор зачастую ссылается на писателя и общественного деятеля Слободской Украины Г.Ф. Квитку (1778-1843), изучавшего этот вопрос.

О том, что жил такой человек, не знают сейчас ни на его родине в селе Любаче Курской области, ни в селе Пашково Барвенковского района Харьковской области, которое он основал и в котором скончался. Тщетно расспрашивал я старожилов этих селений о нем, безрезультатно пытался отыскать его могилу на скромном кладбище недалеко от места, где когда-то возвышался храм Иоанна Предтечи, построенный, как и село, тоже Пашковым в конце XVIII в.

И не мудрено, ведь мемуары правнука публиковались в 1887 году и не переиздавались, а краеведческие исследования по Курской и Харьковской губерниям не дошли до этого вопроса в силу малоизученности и недоступности информации.

Собрание музея старинного города Изюма, к уезду которого и относилась ранее Пашковка, вновь приобретённое имение Пашкова в Харьковской губернии, порадовало наличием книги исследователя Слободской Украины историка А.Ф Парамонова об усадьбах Харьковской губернии. Автор, директор музея старинной усадьбы в г. Харькове, кратко, но профессионально, со ссылкой на архивные фонды Харькова и Киева, повествует об истории этого села и его владельцев.

В данной статье предпринимается попытка напомнить читателю о личности Пашкова И.Д., кратко представить его жизненные вехи и подробнее коснуться курского периода его жизни и яркой истории восстановления рода его в дворянском достоинстве.

Род Пашковых появился в России еще при Иване Грозном, когда из Польши прибыл Григорий Пашкевич, дети которого уже писались Пашковыми. Так написано в "Русской родословной книге" князя А. Б. Лобанова-Ростовского за 1895 год, где роду Пашковых посвящено несколько страниц.

Предки Ивана Дмитриевича, получив от Государя землю в Карачевской округе Орловской губернии, позднее разделились: некоторые перебрались затем в Москву, а одна ветвь семьи получила землю в Курской губернии, подтверждения чему имеются и в архивах.

Повествование о предках И.Д. Пашкова, живших в начале ХVII века, правнук начинает с Терентия. Известно, что в середине ХIХ века внуки и правнуки Ивана Дмитриевича, знатность своего происхождения, ссылались на царскую грамоту Михаила Фёдоровича начала ХVII века, и упоминали имя Ивана Терентьева. Примем на веру мнение потомков, хотя в книге Лобанова-Ростовского нет упоминания о Терентии Пашкове.

Сын Терентия Матвей, как утверждает правнук, служил при царе Алексее Михайловиче и был награждён сельцом Любач Курской губернии Обоянского уезда с 300 четвертей земли. С него и начинается осёдлость орловских Пашковых в Курской губернии. Сохранилось предание, уверяет правнук Виталий Кузмич, что Матвей Пашков находился в польской свите от царя Алексея Михайловича к польскому королю Яну Казимиру. "Послы со свитой, в числе которой был и Пашков, были приглашены на обед к одному из польских вельмож. Здесь один из поляков-магнатов выразился дерзко о царе. Пашков вызвал его на поединок и убил. Быть может за этот рыцарский поступок он и вышеупомянутую награду получил от Государя. От возмездия Пашкова укрывала полячка по фамилии Колонтай, которая впоследствии последовала за ним в Россию и приняла православие"(ii). Подтверждая правдивость этой легенды, правнук-писатель ссылается на упоминание об этом случае в сочинениях историка Карамзина.

Сын Матвея Фома Пашков, о котором "мало что известно" в роду, уже постоянно жил в Любаче, оторвавшись от орловских родственников.

Знатный род Пашковых-курских прервал сын Фомы Дмитрий Пашков, который не явился вовремя на службу с подопечными в город Обоянь. В ослушание Пётр I постановил по утверждению правнука "обратить Дмитрия Пашкова всем родом своим в однодворцы"(iii). С потерей дворянства он лишился и половины наследственных прав на родовую вотчину в Карачевской округе Орловской губернии, что стало суровым испытанием для всего рода Пашковых.

Дмитрий Пашков и потерял дворянство, был записан в однодворцы, "обул лапти, надел сермягу и стал пахать землю…"(iv).

Действительно в 1-й ревизии по селу Любачу упоминается "рейтарской службы однодворец Дмитрий Фомин сын Пашков, а во дворе с ним живёт отец Фома 56 лет, дети дяди Дмитрия и его дети Максим, Григорий и годовалый Иван"(v).

Согласно 2-й ревизии 1747 года семья Пашковых ещё более разрастается, и мы читаем уже пятерых братьев у Ивана Дмитриевича и двоюродного брата.

В переписи 1782 года остаются трое братьев Ивана Дмитриевича и много их сыновей и дочерей , а его самого уже не встречаем.

Семья у Дмитрия Пашкова была большая, подтверждает архивные данные своими воспоминаниями правнук, - пять сыновей и две дочери. Два старших сына пахали с отцом землю, а третий, Иван, еще с детства пожелал учиться и петь на клиросе. К счастью, отец и мать желанию сына не препятствовали, а Иван усердно учился у причетников и в шестнадцать лет умел хорошо читать, писать и петь церковную службу. В 17 лет Иван в поисках лучшей доли отправился в воеводскую канцелярию города Сумы. Так началась карьера Ивана Дмитриевича Пашкова.

Вступив в службу капралом в 1749 году, он уже весной 1752 становится ротным квартирмейстером, а с 1756 Пашков уже числится в Обсервационном корпусе в офицерской должности. С 1763 года он уже флигель-адъютант, а еще через два года - генерал-адъютант при командующем генерал-аншефе и кавалере Петре Ивановиче Олице, а в 1770 Пашков был Высочайше пожалован в подполковники.

Возраст уже давал о себе знать, да и смерть соратника и командира П.И. Олица предопределили окончание его военной карьеры: в 1771 году он увольняется в чине полковника.

При бесспорном его военном авторитете и при содействии соратника фельдмаршала Петра Ивановича Румянцева-Задунайского, Пашков вскоре отправляется на гражданскую службу в Молдавию, а с 1775 году назначается в Харьковскую межевую контору. Его военный опыт пригодился в трудные ратные времена во время русско-турецкой войны на должности сумского воеводы, которую он занимал до 1780 года.

"После Донца-Захаржевского Пашков назначен был воеводою и в этой важной должности он так хорошо действовал, формируя украинские войска и при огромных транспортах провианта и амуниции отправлял к Очакову, Измаилу и в другие места, что за успешную и отличную распорядительность удостоился получения от императрицы Екатерины золотую усыпанную бриллиантами табакерку с портретом", - с гордостью за прадеда писал Виталий Кузьмич(vi).

В 1779 году Пашков был уже в чине статского советника, а в следующем году он был назначен директором экономии в Харьковском наместничестве. Его дела в Харькове пошли в гору, и уже с 1783 года Пашков - вице-губернатор, с 1784 - в чине действительного статского советника, а с 1788 по Указу Екатерины II назначен и правителем Харьковского наместничества

После отставки в 1790 году Пашков И.Д. поселился в своём имении в Изюмском уезде, заботясь о благополучии имения, о своих многочисленных родственниках, изредка выезжая в свет для встречи со своими друзьями, утешаясь в старости перепиской с близкими.

На постах директора экономии, вице-губернатора и губернатора им было сделано немало для процветания города Харькова и уездов. Благоустройство домов и улиц, строительство храмов, осушение болот и строительство дорог и мостов в уездах, благотворительность в пользу бедных - вот далеко не полный перечень его добрых дел.

В упомянутой "Истории города Харькова" есть такие сведения: "И.Д. Пашкову приписывали в Харькове едва не владение кварталом от Лопани до монастырских владений и от Университетской горки до Лопани с огромным собственным домом, несметные обозы ко двору и приближённым, забавы в виде охоты небывалого размаха и выписывание из Парижа всего лучшего, что только есть"(vii), хотя никакими документами это не подтверждается. На самом деле у него был достаточно скромный для губернаторской особы дом, в котором соседствовали и многочисленные родственники, и прислуга, а во время проезда Екатерины II через Харьков в 1787 году в его вице-губернаторском доме из свиты императрицы остановился Безбородко А.А., в то время как светлейший князь Потёмкин-Таврический Г.А. остановился в более роскошном доме.

Иван Дмитриевич в силу своего положения удостаивался внимания императорских особ и получал Высочайшее благоволение и благодарность как от Екатерины, так и от Павла. Так, за свою "распорядительность удостоился получить от императрицы Екатерины золотую, усыпанную бриллиантами, табакерку с ее портретом", как утверждает правнук губернатора.(viii). А со стороны императора Павла имел счастье даже личной аудиенции в Петербурге. По воспоминаниям Виталия Кузьмича, "Иван Дмитриевич, никогда до того времени не посещавший столицу, вдруг получил приказ - явиться лично в Петербург к императору Павлу. Живо собрался старик и поскакал в столицу с сильно бившимся сердцем… Государь с первых же слов назвал его молодцом, благодарил за хорошее управление губернией, и был до того милостив, что приказал взять себе в дар на вечные времена хорошую дачу в Слободско-Украинской губернии, где только пожелает, и наградил орденом св. Владимира III степени! После таких неожиданных милостей, Иван Дмитриевич уже не осмелился утруждать Государя просьбой о возвращении роду его дворянства, но с полной уверенностью на успех в будущем, с восторгом оставил Петербург и возвратился в Харьков"(ix).

Хотя Иван Дмитриевич не был женат, но имел много братьев и сестру с семействами, которым надеялся вернуть дворянство и обеспечить их материально.

Количество братьев и сестёр у Ивана Дмитриевича противоречиво не только в воспоминаниях правнука, но и в ревизиях. Возможно, это объясняется тем, что при дворе жили как дети Дмитрия, так и его двоюродные братья рано умершего дяди.

Потому Иван Дмитриевич к большой радостью для себя и родственников "взял себе сначала огромное пространство пустопорожней земли в Изюмском уезде, а позже сократил порядочное-таки количество земли с лесами и лесками в том же Изюмском уезде, от истоков небольшой реченьки Курульки до впадения ее в реку Торец и верст на девять в ширину"(x).

Губернатор выстроил в деревне храм во имя Иоанна Предтечи и завещал на вечные времена для священника с причтом сто тридцать десятин отличной земли с лесом.

Добившийся высоких постов на военной и государственной службе и причисленный к герольдии в 1775 году, Иван Дмитриевич последовательно осуществлял идею возвращения всему своему роду - братьям и племянникам, остававшихся в Курской губернии однодворцами, - потомственного дворянства. С этой просьбой он обращался к Государю с помощью своего племянника Василия, при посредничестве своих высокопоставленных и влиятельных товарищей Безбородко А.А., Трощинского Д.П. и Завадовского П.В.

"А между тем дед мой,- продолжает Виталий Кузмич, - все катался да катался на курьерских в Питер, хлопотал о дворянстве, как вдруг однажды почтовая тройка с кибиткой влетает в губернаторский двор, дед быстро выскочил из кибитки и побежал к губернатору в дом…Иван Дмитриевич стоял в зале на коленях пред иконами, молился, плакал навзрыд, целовал и прижимал к груди большую плотную бумагу… царскую грамоту, в которой сказано, что "весь род Пашковых восстановляется в первобытном предкам дворянском состоянии""(xi).

Возвращение Пашкова И. Д. и его родственников в дворянское достоинство подтверждается решением Правительствующего Сената и Указом Александра I от 1802 года.

А вот как описывается это трогательное событие у Багалея Д. И. в "Истории города Харькова" со ссылкой на Г. Ф. Квитку: "Нужно заметить, что эти родные - братья и сёстры губернатора были простыми крестьянами, но он выхлопотал им дворянство. Интересен рассказ о превращении этих крестьян, явившихся в Харьков к своему именитому брату, в дворян"(xii). Правнук красочно описывает процедуру превращения однодворцев в дворян: "На другой же день по получении Царской грамоты гонцы поскакали в обояновский уезд, в село Любач, с приказанием от Ивана Дмитриевича, чтобы все братья ехали как можно скорее к нему в Харьков. (…) Трудно было поверить, что это были родные братья губернатора. Старые мужики с длинными седыми бородами, волоса в скобу и с пробором посередине, в длинных поярковых свитах, подпоясанные красными кушаками и в смазных сапогах!"

По распоряжению губернатора их не сразу допустили к нему, а сначала постригли, обрили бороды, вымыли в бане и одели. Когда им пришлось расставаться со своими бородами, они начали молиться и рыдать… "А между тем более десятка разных мастеровых постепенно шили для каждого из них полный костюм - длинные сюртуки из тонкого английского сукна, бархатные камзолы, голландские рубахи с манжетами и немецкие сапоги с кисточками. Дня через два старики были прилично костюмированы и началась выправка точно рекрут, т.е. прохождения курса образования, необходимого для дворянина, да ещё и губернаторского брата". Стариков "немцы ставили в шеренгу, выправляли им руки и ноги, и учили ходить по-дворянски, не сгибая колен; потом учили как садиться, сидеть и вставать, кланяться, держать голову и руки, как сидеть за обедом и по сколько брать кушанья, как пить чай, говорить и молиться по-дворянски. Мучительно было старикам прадедам превращаться из мужиков в дворян, да сильна была власть брата-губернатора, которой они должны были покориться по необходимости. Однако, когда муштрой и выправкой уже хорошо допекли им, то старшие братья протестовали, а меньшие, скрепя сердце, усваивали себе дворянские артикулы. Иван Дмитриевич приказал передать братьям, что он отнюдь не желает видеть их мужиками, а дворянами, а потому образование стариков продолжалось целых две недели, пока, наконец, назначен был день для представления брату. (…) Только преосвященный и Карпов были у губернатора, когда поутру вошли в зал гвардейского роста четыре брата, преобразованные в русских немцев. Со страхом и трепетом вошли сии гомерические старцы, из которых из которых Антону было уже под восемьдесят, а Федору за шестьдесят лет. Вошли, бросились к брату, пали пред ним на колени и целовали руки и ноги. Иван Дмитриевич до того был тронут и потрясён, что с полчаса не мог выговорить ни одного слова". Потом губернатор указал братьям на развёрнутую и лежавшую во всю величину на столе под образами царскую грамоту, перед которой старики "пали долу, молились, целовали и плакали"(xiii). Таким образом, приехав в Харьков обоянскими мужиками, через три недели старики уехали в подаренных им купцами бричках дворянами.

Однако положение этих "джентльменов" в деревне оказалось довольно плачевным; не смотря на дворянство и "богатые" подарки брата, им всё-таки, видимо, пришлось обратиться к крестьянской жизни, да и жёны их, не прошедшие такой школы воспитания, какую прошли мужья под руководством педагогов немцев, не могли оценить должным образом их нового дворянского звания; две из них, увидев своих мужей без бород и в немецком платье, "перепугались и заголосили, а третья, бойкая и весёлая старуха, начала хохотать и издеваться над мужем, и так рассердила его, что он поколотил её, ушёл к братьям и прожил у них целую неделю"(xiv).

Мужики же, собравшиеся даже из соседних Липовца, Рожновки, Гахова и Реутца, чтобы посмотреть на приехавших в Любач новых дворян, порешили, что стариков должно быть обесчестили за какую-нибудь провинность, ибо обрили им бороды и остригли, как рекрутов.

Губернатор Пашков, будучи холостым и бездетным, много времени и сил уделял образованию и устройству многих своих племянников и внуков как на военную, так и на гражданскую службу и требовал от них отчёта об их усердии на выбранном поприще.

На период межевого деления 1783 года в Любаче наряду с помещиками Бартеневыми, Гринёвыми, Кривцовыми, Бледными и Толмачёвыми упоминаются в сельце Плота статский советник Иван Дмитриевич, прапорщик Василий Пашков, капитан Иван Пашков, капитан Игнатий Пашков, ротмистр Дмитрий Пашков, поручик Никифор Пашков, секунд-майор Антон Мерцалов и пять домов господских деревянных с нерегулярными садами, а у прапорщика Степана Пашкова - каменный дом. В Любаче, по сведениям "Алфавита помещикам Обоянского уезда" стояла деревянная церковь 1794 года во имя Святых Бессребреников Козмы и Дамиана, в строительстве которых Пашковы приняли участие.

Статский советник Иван Дмитриевич Пашков пишется также владельцем земли в селах Покровском, Богоявленском, Ивановском, Филатове, Кривицких Будах и Гостомле Обоянского уезда.

Многие братья, племянники, внуки Ивана Дмитриевича перекочевали со временем в Харьковскую губернию, так как Любач было владельческое село с несколькими помещиками, а Пашковка принадлежала на первых порах лишь роду Ивана Дмитриевича.

Некогда любачанские однодворцы, получившие дворянство усилиями Ивана Дмитриевича, не утеряли свои крестьянские навыки и имели крепкие хозяйства с, многими десятинами земли, мельницами, держали конюшни и испанских овец.

Племянник Ивана Дмитриевича капитан Дмитрий Андреевич стал героем Бородинского сражения, будучи в Софийском пехотном полку, брат Дмитрия Игнат и племянник Аким дослужились до капитанов, а упомянутый Аким Васильевич владел деревней Гусаровкой.

При Дмитрии Андреевиче переименовали Пашковку в Дмитровку, а вдова Игната Пашкова Пелагея назвала село Игнатовкой. Со временем село стало давать меньше дохода и внуки потянулись в города, а в Пашковке появились новые владельцы. Капитанша Спасская пристроила "под деревянную церковь каменный фундамент, а коллежский асессор Бородаевский построил в 1892 году каменную церковь…"(xv) по другую сторону дороги. До сих пор в Пашково (ныне так называется село) чуть выше кладбища по правой стороне по дороге в Барвенково видны остатки прежнего строения, а напротив - заросшие развалины фундамента построенной Бородаевскими церкви Иоанна Предтечи.

Пашковы, жившие в Любаче, переселились большей частью в Изюмский уезд, но известно, что Василий Никифорович Пашков жил в слободе Нижняя Сыроватка Сумского уезда Харьковской губернии и скончался там же в 1861 г.

Некоторые из Пашковых - любачанских осели в соседнем селе с Любачем Верхнем Реутце, в Трубеже и в Ольшанке Обоянского уезда. По переписи 1834 года в Любаче жили четверо семей Пашковых, а в списках владельцев Любача 1850 года значатся лишь Александр и Мария Иосифовичи Пашковы.

В перечне многочисленных владельцев земли села Любач в начале ХХ века не упоминается уже ни одного из Пашковых.

В списке верующих Космо-Дамианской церкви 1923 года также нет Пашковых, но в тех же списках Покровской церкви соседнего села Липовца упоминаются Антон Ананьев, Екатерина Ларионова, Иван Евдокимов, Екатерина Васильева Пашковы.

Писались они предками своими с 1684 года ещё детьми боярскими, когда упоминается сын боярский Фёдор Афанасьев Пашков, а с переписи 1722 года однодворцами.

В 1783 году проводилось межевание по всей России, по которому, согласно данным архива РГАДА, в селе Липовец Обоянского уезда в процедуре межевания участвовал кадет Изюмского гусарского полка Василий Пашков и расписался вместо липовских однодворцев. А известно, что при межевании присутствовали и подтверждали документами право на землю владельцы, либо их поверенные. Так что Пашковы-липовские являются родственниками славного рода Ивана Дмитриевича Пашкова - харьковского губернатора и действительного статского советника, что соответствует генеральскому чину. Фигурирует Василий Пашков и в документах курского архива.

По разным ревизиям фигурируют несколько дворов Пашковых в селе Покровском.

Один из дворов переехал на жительство в Кавказскую губернию в 20-е годы ХIХ в, как и несколько других липовских семейств.

В 1920-е годы при советской власти авторитетная, но зажиточная семья Пашковых была раскулачена, и глава её Антон Пашков вынужден был скрываться от преследования.

Пашковы из Липовца ныне, как и некогда Пашковы из Любача с улицы Поповки села Липовца, переехали в Харьковскую область в село Безруки, в 1996 году вернулись в новопостроенный посёлок, равноудалённый от Гахово, Липовца и Любача, который носит название Любач.

Ирина Пашкова, представительница этого рода Пашковых, поведавшая о предках своих липовских и предоставившая фотографии, живёт ныне в Щиграх Курской области, а средняя сестра Ольга в соседнем Гахове, младшая сестра Юля в Железногорске. Родители их Сергей Иванович и Татьяна Николаевна верны по-прежнему Любачу .

Семья большая и дружная, знатная и красивая, как некогда их славные предки.

Все они потомки харьковского губернатора из далёкого ХVIII века и его предков, служившим первым Романовым, а ныне - знаменитого комбайнера Пашкова Ивана Антоновича, дважды орденоносца, награждённого за достижения автомобилем с ВДНХ СССР.

Подрастающий теперь уже в Гахово сын Ольги Пашковой Иван воспитывается ею и отцом Владимиром Гридиным скрупулёзно и ответственно, как некогда занимался воспитанием своих родных славный Иван Дмитриевич Пашков.

©Гуров Ю.Н. Кравцов В.П. На сайте представлена авторская редакция.


ПРИМЕЧАНИЯ:

i. Пашков В.К. Из прошлого здешнего края. // Харьковские губернские ведомости, 1887. №№ 1 -3.

ii. Пашков В.К. Указ соч.

iii. Там же.

iv. Там же.

v. Ревизские сказки Обоянского уезда, 1 рев. 1727 г. - РГАДА, ф. 350, оп.1, д. 297

vi. Там же.

vii. Д. И. Багалей . История г. Харькова за 250 лет его существования. Т.1. Харьков, 1905.

viii. Пашков В.К. Указ соч.

ix. Там же.

x. Там же.

xi. Там же.

xii. Багалей, Указ. соч.

xiii. Пашков, Указ. соч.

xiv. Там же

xv. А.Ф. Парамонов. Старинные усадьбы Изюмского уезда. Харьков, 2004.


Ваш комментарий:

comments powered by HyperComments

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
01.07.2014 г.


Дата обновления:


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову