НЕМНОГО О БЫЛОМ

автор: Л. Мильшин

Покровская церковьДвадцать лет назад, 24.09.1989 г., газета «Курская правда» опубликовала мой отзыв «Силуэт родного города» на статью в этой же газете корр. Людмилы Штукиной 28.02.1989 г. «Заговорила старина» в защиту от разрушения Ильинского храма. Среди другого в отзыве содержалось мое свидетельское воспоминание о разрушении храма Покрова, его колокольни. О чем хочу напомнить.

Немного о былом. Жил на ул. Сороковая. Жители слободы Казацкой и подводы ломовых возчиков утром в сторону Покровского (центрального) рынка и далее, а к концу дня в обратном направлении шли и ехали по ул. В. Луговая. Конный подвоз на Покровский рынок со стороны Гремячки, Верхней и Нижней Касиновы проходил так же по ул. В.Луговая. Жители ул. Сороковая мимо начальной школы, расположенной в здании бывшей Казацкой волости, примерно на месте которой находится кинотеатр «Восток», по кварталам улиц Расправская и Узенькая мимо дома О. Радина выходили на ул. В. Луговая. Учился я в школе № 11, расположенной на углу нечетных сторон улиц Пастуховской и Пионеров. До революции в этом здании располагалось духовное училище. Во время оккупации в здании школы размещался немецкий склад. В 1942 г. прицельной бомбардировкой советской авиации здание было разрушено. В здании напротив школы на углу улиц Пастуховская и нечетной стороны Пионеров в предвоенное время размещался мукомольный техникум. В войну здание это было тоже разрушено. Летом, в пору каникул, детвора ходила до базара, далее мимо Клуба кожевников к Пролетарскому скверу, вдоль которого по ул. Дзержинского располагались лоточники с ирисками, маковками, микадо (вафли треугольной формы), мороженым и др. Покупали, если было за что, и возвращались домой. Клуб кожевников находился на углу В. Луговой и Дзержинского. Два таких здания, одно сохранившееся на углу Дзержинского и Советской, построены в начале тридцатых годов в стиле «конструктивизма». В здании клуба перед войной размещалось ремесленное училище связи № 1. Юноши, учащиеся училища, одетые в форменные черные шинели и фуражки, с серебристыми окантовками петлиц и обозначением на них «РУ1», были популярны у сверстниц.

В тридцатые годы атеистическая пропаганда на собраниях, митингах, в печати и радио проходила активно. Разрушение храмов велось без огласки. Уместно сказать: с незапамятных времен, независимо от принадлежности народа, государства к той или иной религиозной конфессии, культовые сооружения – соборы, храмы, мечети и др. –возводились, опережая строительные технологии, лучшими архитекторами, скульпторами, мастерами и художниками и являлись достойным украшением, формируя облик городов, селений, монастырей в них.

Храм Покрова разрушался одним из последних. К этому времени «строители» наработали опыт разрушения. Разобрали приделы и пристройки вокруг храма. Арочное перекрытие храмовой части кирками и ломами разрушить было невозможно. Его разрушили взрывом малой мощности так, что его мало кто слышал, не говоря о каких-то побочных проявлениях. Осталась колокольня, ее можно было разобрать в считанные дни, как это делалось с другими храмами. Поступили иначе. Ее завалили не разбирая. Это решение, надо полагать, принимал технически грамотный руководитель. Риск был, как и в каждом неординарном начинании. Основой решения было наличие арочных проемов с четырех сторон внизу колокольни. Достаточно было убрать две смежные угловые опоры – и колокольня станет неустойчивой. В действительности все так и произошло. В тот день я проходил мимо колокольни Покрова в сторону базара. Ничто не предвещало о ее падении через несколько часов. При возвращении вместе с другими пешеходами был остановлен у перекрытой для движения В. Луговой между домом № 26 и зданием бывшей воскресной школы. Сразу стала ясна причина задержания: планируемое падение колокольни. Протиснувшись вперед, наблюдал происходящее. Двух угловых опор колокольни со стороны площади уже не было. Можно предположить, что их только что выбили двумя направленными взрывами малой мощности. Другого оперативного способа их удаления не было. Образовалось плечо между центром масс и задними опорами, падение колокольни стало неминуемым. Выдержки что ли не хватило, потому как с двух сторон подбежали по два рабочих с кирками и стали ими ударять по кирпичам над головой. Двое убежали, остались два отчаюги, которые продолжали начатое, и как только сверху стали один за другим отваливаться кирпичи, разбежались. Колокольня, как подрубленное дерево, задумавшись вначале, стала на глазах наклоняться целиком, потом разваливаться в воздухе и упала на площадь, на которой еще не было невзрачного скверика. Поднявшаяся тяжелая пыль быстро осела, и взору предстала груда кирпича, из-под которой хлынул поток воды – явление, которое верующие оценили как божье наказание. Поврежденный водопровод был перекрыт, а к концу рабочего дня была освобождена проезжая часть улицы, по которой, как отмечалось, перемещался поток людей и конных повозок. Отметим, что колокольня в считанные минуты была завалена без применения техники. В этом особенность происшедшего.

Откуда и зачем появились более поздние, нарочно не придумаешь, затратные версии? В публикации в ГИ 05.10.95 Владимир Степанов пишет о трех мощных тракторах ЧТЗ, которые с помощью толстых стальных канатов обрушили колокольню храма Покрова. В других публикациях трем тракторам «определили» место между магазином «Гастроном» (сейчас там «Океан») и Пролетарским сквером. Можно сказать: слышали звон… А звон-то был, только по другому поводу. Задолго до разрушения храма Покрова – рассказывает Виталий Волошин, проживавший до войны и после в доме № 58 по ул. Дзержинского (рядом с Георгиевской аптекой) – с помощью одного (!) трактора ЧТЗ, который стоял именно на месте, на которые ссылаются авторы публикаций, снимали кресты храма Святого Георгия. В этом было больше куража и меньше смысла. В начале войны, летом 1941 г., без шума и огласки, для нужд ПВО был снят крест колокольни Нижнетроицкого храма. Вместо него с доработкой установили остекленный под крышей фонарь, в котором мог размещаться наблюдатель. Неравнодушные к технике, мы вспомнили о тракторе. Это был ЧТЗ первого выпуска, с лигроиновым двигателем 60 л.с. Открытый маховик двигателя имел по окружности четыре радиальных, цилиндрических углубления, скошенных в противоположную вращению сторону, в них для пуска двигателя вставлялся стальной ломик, и с его помощью рывком проворачивался маховик.

Порассуждаем о придуманных толстых канатах и тракторах. При параллельном соединении канатов работать будет один, который короче. Расстояние от храма Покрова до «Океана», измеренное Евгением Столяром по электронной карте, составляет 520 м. Нереальный барабан даже с одним канатом массой более 5 тонн надо было прокатить, разматывая и сматывая канат, по крышам домов, не разрушая их, по воздуху над дворами, проездом и деревьями Пролетарского сквера. Одним концом (невесомого и неупругого) каната обмотать, как бельевой веревкой, верхний ярус колокольни и завязать узлом, как бельевую веревку. Другой конец тем же способом привязать к трактору. Тягового усилия тракторов могло хватить убрать провисание каната. Одновременно с натяжением каната стала бы подниматься, пробуксовывая, задняя часть трактора в направлении каната. Тяговое усилие тракторов, тягачей, ж.д. локомотивов складывается из мощности силовой установки и массы трактора, тягача, ж.д. локомотива, приходящейся на ведущие оси (сцепной вес), и определяется в плоскости сцепного устройства, параллельной основанию. Обмотанный вокруг верхнего яруса колокольни канат не свалил бы колокольню, как упругий стержень, а срезал бы менее прочный в сечении верхний ярус. О том, что канат мысленно направили по диагонали сечения колокольни, усложняющей операцию и других несуразностях – умолчим. Такая вот фантазия.

Вернемся к исходному. Кто взялся бы сегодня, при современной технике, осуществить эту нелепую версию с канатами более полукилометровой длины? Реконструировать ничего не пришлось бы. Здания квартала ул. В.Луговая от ул. Большевиков до Пролетарского сквера сохранились. Напомним: колокольню храма Покрова завалили без никакой техники.

Писатель Валентин Катаев в 80-летнем возрасте, выступая перед молодежью, на вопрос: «Что вы читаете?» – ответил: «Я не читаю, я пишу». По преданию, на флоте адмирал Степан Макаров, будучи гардемарином, при ведении вахтенного журнала на корабле определил для себя: пишу то, что вижу; не пишу того, чего не вижу. Каждый выбирает свое.

Л. Мильшин
305023, г. Курск,
ул. Рассыльная, 62.
т.51-13-62



Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
10.08.2009 г.


Дата обновления:



 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову