Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ИЗ ИСТОРИИ КУРСКОЙ ПРОКУРАТУРЫ XVIII-XX В. В.

автор: не установлен

Император Петр I собственноручно учредил прокуратуру в России. При нем же впервые стал осуществляться специальный государственный надзор.

12 января 1722 года царь подписал указ, направленный на улучшение деятельности всех органов государства. Этим документом учреждалась при Сенате должность Генерал-прокурора. А 27 апреля 1722 года Петр I издал Указ "О должности Генерал-прокурора", в котором регламентированы права и обязанности прокурора.

Указ Петра I - это своеобразное напутствие будущим прокурорским работникам. Работники прокуратуры от имени царя и по его поручению вели надзор и контроль за решениями и действиями Правительствующего Сената, а также других центральных и местных учреждений.

Предельно ясно и четко выразил суть самой должности Генерал-прокурора первый император Российского государства: "Сей чин яко око наше".

В период царствования Петра I было проведено и административно-территориальное деление России - "для всенародной пользы" были учреждены восемь губерний. К ним же были приписаны и города. Курская земля входила в состав Киевской губернии.

Старинный город Курск (он старше столицы нашей Родины - города Москвы) был одним из главных центров провинции (как административно-территориальный единицы). С 1727 г. по 1779 г. Курск входил в состав Белгородской губернии как уездный центр, насчитывавший по третьей ревизии 178 тысяч жителей.

В 1727 году происходит фактически уничтожение надзорных учреждений, в том числе должности прокурора.

Возрождение прокуратуры начинается после воцарения Анны Иоанновны, в значительной мере благодаря усилению влияния в правительственных кругах Павла Ивановича Ягужинского, который настоял на восстановлении должности Генерал-прокурора. Кстати, именно П.И.Ягужинский стал первым Генерал-прокурором в Российской империи, назначенный лично императором Петром I 18 января 1722 года.

Несмотря на противодействие сенаторов в октябре 1730 года императорским указом восстанавливалась должность Генерал-прокурора и прокуроров в коллегиях и надворных судах. Возрожденным органам прокуратуры вверялся надзор за тем, "…чтобы челобитчики правым и нелицемерным судом удовольствованы, а в государственных делах рассмотрения и решение чинимы были со всякою ревностью и добрым порядком".

Таким образом, прокуратура восстанавливалась во имя тех же благородных целей, что и создавал Петр I.

С приходом к власти Елизаветы Петровны, дочери Петра Великого, прокуратура возрождается окончательно и на протяжении середины и второй половины XVIII века крепнет и развивается.

К сожалению, на сегодняшний день мы не располагаем документами о точной дате создания Курской прокуратуры.

15 декабря 1763 года в Белгородскую губернию был назначен коллежский асессор Александр Брянчанинов, который сменил на этом посту прокурора Алексея Зыбина.

История не сохранила для нас других сведений о службе прокуроров Алексее Ивановиче Львове, Александре Брянчанинове, Аркадии Алексеевиче Муромцеве, Иване Сергеевиче Денисьеве и о их предшественниках. Известно, что назначенные на должность прокурора названные лица имели не очень высокие чины.

В то время на территории Российского государства действовал Табель о рангах для чинов империи, утвержденный Указом Петра . Этот документ определял прохождение службы - светской, военной, придворной, а также порядок присвоения чинов, наград, привилегий. Всего чинов было четырнадцать: самый высший - канцлер, а среди военных - генералиссимус, генерал-фельдмаршал (для сухопутных сил) и генерал-адмирал (для военно-морского флота); самый низший чин был введен у гражданских чинов - это коллежский регистратор.

Курские прокуроры имели невысокие классные чины, например, И.С. Денисьев и К.И. Кессель - чин коллежского советника - 6-й, а С.Л.Лузгин и Н.Н. Ульрих - даже 7-й в Табели о рангах (надворный советник), но им были предоставлены, как и другим прокурорам тогдашней России, существенные полномочия.

О качестве прокурорских документов и служебной дисциплине.

Представители Генерал-прокурора строго требовали от губернских прокуроров не только неукоснительно и точно выполнять возложенные на них обязанности, но и просили при составлении служебных документов - отчетов, рапортов, ведомостей - приводить конкретные примеры.

В письме прокурора Харьковской судебной палаты в г.Курск на имя В.К.Раковского говорится о том, что после поступления и изучения отчетов о деятельности прокурорского надзора по округу, кстати, присылаемых ежегодно, согласно 178 статьи Учрежденного Судебного Устава, составляется общий отчет, который направлялся в Министерство юстиции. В этих отчетах, ограниченных исключительно цифровыми данными, не дается, по мнению начальника, общей характеристики деятельности прокурорского надзора. Поэтому в письме, имеющем вначале его пометку: "Совершенно доверительно" харьковский начальник просит "милостивого государя Виктора Карловича" в дальнейшем "о желательности и целесообразности присоединения к этим цифровым отчетам еще и сведений общего свойства, охватывающих главные предметы устройства и деятельности прокурорского надзора".

В пожеланиях начальника из Харькова отмечены некоторые интересные моменты прокурорской деятельности, на которые он просил особо обратить внимание. К ним можно отнести:

  • общую характеристику деятельности губернских административных присутствий и роль прокурорского надзора в них;
  • применение новых законов, касающихся судебной части;
  • вопросы, возникающие из неточностей или пробелов закона или недоразумений по применению их в связи с кассационной практикой Правительствующего Сената;
  • особо выдающиеся дела и казусы;
  • деятельность адвокатуры присяжной и частной;
  • отношение населения к суду и его органам;
  • особые сведения, относящиеся к данному округу и представляющие значение по мнению составителей отчетов.

В ноябре 1888 года прокурору Курского окружного суда статскому советнику Кесселю было направлено письмо от прокурора Харьковской судебной палаты. В нем он уведомляет, что "…господин министр юстиции предписанием от 16-го сего ноября, за № 27930, изволил поставить мне на вид, что по делу о дворянине Гаврииле Кореневе, обвинявшемся в грабеже, произошло значительное промедление в представлении приговора на ВЫСОЧАЙШЕЕ воззрение" и называется фамилия человека, из-за которого произошло подобное. Это исправлявший должность прокурора Курского окружного суда статский советник В.В. Щитков.

С началом XYIII века в России создавались новые губернии и структура государственных органов в губерниях и уездах.

В соответствии с Указом Петра I город Курск в 1708-1719 г.г. входил в состав Киевской губернии, в 1719-1727 г.г. - в состав Белгородской провинции Киевской губернии, с 1727 по 1749 г.г. - в состав Белгородского наместничества. С 1780 г. по 1797 г. существовало Курское наместничество.

В 1797 году императрица Екатерина II подписала Указ о создании Курской губернии, в состав которой входили 15 уездов: Курский, Белгородский, Дмитриевский, Обоянский, Рыльский, Суджанский и другие.

Судебная реформа 1864 года несколько изменила роль прокуратуры, но все-таки она по-прежнему оставалась главным правоохранительным органом страны. По-прежнему за ней были закреплены надзор за исполнением законов и тщательное расследование преступлений, а также государственное обвинение и правозащитные функции.

На основании Судебных Уставов 20-го ноября 1864 года (по состоянию на 1868 год) были образованы судебные места. Третий по счету округ, который определила Харьковская судебная палата, возглавлял прокурор, действительный статский советник Александр Алексеевич Шахматов. В округ входил в порядке подчинения Курский окружной суд. С 1867 года прокурором Курского окружного суда был коллежский асессор Аркадий Алексеевич Муромцев.

28 апреля 1869 года царь Александр II подписал Указ "Об упразднении в некоторых губерниях должностей уездного и губернского прокурорского надзора". В нем говорится о том, "что по предложению Министра юстиции , принятого Правительствующим Сенатом, с текущего года упраздняются должности губернских прокуроров, стряпчих как губернских, так и уездных в 14-ти губерниях страны, за исключением губернских стряпчих 10-ти губерний, в том числе и Курской губернии".

24 января 1878 года в приемной Петербургского градоначальника раздался выстрел. Дворянка Вера Ивановна Засулич стреляла в Ф.Ф.Трепова, тяжело ранив его. Это было следствием событий, произошедших летом 1877 года в доме предварительного заключения, когда по личному указанию градоначальника один из арестованных - Боголюбов за пререкания сначала был посажен в карцер, а затем высечен розгами.

Министр юстиции граф К.И. Пален и прокурор судебной палаты А.А. Лопухин при подготовке к суду столкнулись с препятствием - нежеланием некоторых прокуроров быть обвинителями. Как пишут в своей книге "Под сенью русского орла. Российские прокуроры. Вторая половина XIX - начало XX в." А.Г.Звягинцев и Ю.Г.Орлов: "Граф Пален был вне себя от гнева, и почти открыто грозился расправиться с непокорными прокурорами. Лопухин остановил свой выбор на товарище прокурора окружного суда К.И. Кесселе, обвинителе довольно слабом".

Как известно, суд складывался не в пользу обвинения. После непродолжительного совещания присяжные заседатели полностью оправдали В.И. Засулич.

Прокурор окружного суда имел большой авторитет среди губернских чиновников. Об этом свидетельствует, например, личное письмо Курского губернатора от 10 ноября 1897 года. В нем он уведомляет прокурора о том, что по распоряжению Министра внутренних дел и по соглашению с Министром юстиции он предписал "…подвергнуть аресту при волостном правлении на три дня за преступление, предусмотренное 246 ст.Улож. о Нак., проживающего в д. Медведко-Колодезь Щигровского уезда, крестьянина Егора Афанасьева Каменева с отменою принятой против него по означенному делу меры пресечения способов уклоняться от следствия и суда".

В дореволюционное время широко была распространена практика перевода прокурорских работников из одной губернии в другую. В архивных делах работников прокуратуры, трудившихся в то или иное время в Курском крае, часто можно найти сведения о том, где они работали раньше. Так, например, глава Курской прокуратуры К.И. Кессель до своего приезда в Курск работал в Москве.

Титулярный советник Лубенского окружного суда Дмитрий Александрович Вележев переведен товарищем прокурора в Курск. Другой титулярный советник Алексей Сергеевич Губонин до переезда в Курск на должность товарища прокурора Курского окружного суда работал судебным следователем второго участка Люцинского уезда Витебского окружного суда, исполнял обязанности товарища прокурора Новгородского, а затем Витебского окружного суда.

Приказом за № 84 по гражданскому ведомству от 17 марта 1903 года титулярный советник товарищ прокурора Курского окружного суда Алексей Сергеевич Губонин был перемещен на ту же должность в округ Рижского окружного суда, пробыв в Курске менее полугода.

Еще один титулярный советник - Дмитрий Константинович Попов до 24 октября 1911 года работал товарищем прокурора Таганрогского окружного суда, откуда был перемещен на ту же должность в округ Курского окружного суда. Еще раньше он успел поработать в канцелярии прокурора (помощником секретаря, секретарем) Харьковской судебной палаты. И даже некоторое время в юрисконсультской части первого Департамента Министерства юстиции.

Надворный советник Петр Дмитриевич Бровцын до назначения в мае 1904 года на должность товарища прокурора Курского окружного суда был мировым судьей в Белгороде.

Исполнявший обязанности товарища прокурора И.И. Рыбальченко вследствие приказа за № 8 Министерства юстиции от 11 февраля 1912 года был откомандирован "…к исправлению должности судебного следователя в 3-й участок Хоперского округа, округа Усть-Медведицкого окружного суда". Ему было поручено лично прокурором Курского окружного суда Н.Н. Ульрихом сдать в течение недели (до 1 марта 1912 г.) Обоянский прокурорский участок товарищу прокурора Стокаличу.

1 июля 1875 года царь Александр II подписал Указ "Об учреждении стипендии при Курском реальном училище". В нем говорится о том, что "… сослуживцы бывшего Прокурора Курского Окружного Суда Константина Дмитриевича Анциферова и другие служащие лица в городе Курске представили Директору Курского реального училища тысячу шестьдесят семь рублей, с просьбой на проценты с этого капитала учредить в упомянутом реальном училище стипендию имени Анциферова.

Государь Император, по всеподданнейшему, вследствие донесения о вышеизложенном Попечителя Харьковского учебного округа и отзыва Министерства Юстиции. Доклада Управляющего Министерством Народного Просвещения, в 1-й день Июля сего года, Всемилостивейше соизволил на учреждение, из процентов с пожертвованного сослуживцами бывшего Прокурора Курского Окружного Суда Анциферова и другими служащими в городе Курске капитала в тысячу шестьдесят семь рублей, стипендии при Курском реальном училище, с наименованием оной: "стипендия Коллежского Асессора Константина Дмитриевича Анциферова".

При этом Его Императорскому Величеству благоугодно было Высочайшее повелять благодарить жертвователей".

Интересные анкетные данные о товарище прокурора К.Д.Анциферове помещены в книге "Владимирские прокуроры", где он работал до переезда в город Курск.

Ф.И.О.
По состоянию на
Возраст
Сословие
Наличие имения
Веро-исповедование
Наличие знаков отличия
Заступил в должность
Анцыферов Константин Дмитриевич
Февраль 1869 г.
26
Сын чертежника
Нет
Православное
Нет
1866 г. коллежский асессор

Других данных об Анциферове К.Д. в Государственном архиве Курской области не обнаружено.

Интересно социальное происхождение работников Курской прокуратуры в дореволюционный период. Так, например, товарищ прокурора Курского окружного суда Петр Дмитриевич Бровцын был из дворян, записан в VI части родословной книги Курской губернии (родился в Обоянском уезде). Другой товарищ прокурора Дмитрий Константинович Попов, сын коллежского советника, родился в г. Киеве. Еще один товарищ прокурора Дмитрий Александрович Вележев был из духовного звания Землянского уезда Воронежской губернии. Титулярный советник Алексей Сергеевич Губонин по социальному происхождению был потомственным дворянином Московской губернии.

В годы реакции (1907-1911- г.г.) самодержавие разгромило организации рабочих, прогрессивная печать была задушена, тысячи революционеров брошены в тюрьмы, сосланы на каторгу, казнены.

В книге "Очерки истории Курской организации КПСС" об этом периоде говорится следующее:

"Только за один год количество политических заключенных в тюрьме Курска увеличилось почти в 10 раз и составило к марту 1908 года более 350 человек.

В 1909-1910 годах в тюремных застенках Курска от рук палачей погибло 22 политических заключенных. Здесь томились и гибли не только местные революционеры. В 1911 году в Курской пересыльной тюрьме умер член социал-демократической фракции II Государственной думы А.Л. Джапаридзе".

Известно, что монастыри на Руси порой служили местами заточения важных политических преступников. В этом плане печальную славу истории снискали Соловецкий, Кирилло-Белозерский и некоторые другие. В книге "История Курской области" (Воронеж, 1975 г.), написанной учеными, журналистами, краеведами, есть подобные сведения о Знаменском монастыре. "Архивные документы рассказывают, что в 1762 году в Знаменском монастыре под присмотром солдат содержались два колодника: "один из бывших тайных розыскных дел канцелярии, а другой из Белгородской консистории". Первый из них - подпрапорщик Василий Бугайский, второй - солдат Иван Аникеев".

Награды Курских прокуроров

В Государственном архиве Курской области сохранились "Сведения о личном, семейном и имущественном положении товарища прокурора Курского окружного суда Василия Васильевича Щиткова" (90-е годы Х1Х века), в котором отмечается, что статский советник В.В. Щитков награжден орденами: Св. Станислава 3 степени (24 декабря 1882 года), Св. Анны 3 степени ( 1 января 1886 года) и Св. Станислава 2 степени ( 1 января 1891 г.)

В сборнике "Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1892 год", в разделе "Прокурорский надзор округа Сумского окружного суда" значатся четыре человека, имевшие государственные награды: Прокурор, статский советник Дмитрий Федорович Труханович-Ходанович. Награжден орденами : Св. Владимира 4 ст.; Св. Анны 2 ст. и Св. Станислава 2 и 3 ст.; товарищи прокурора : коллежский советник Василий Константинович Рутковский. Награжден орденом Св. Станислава 3 ст.; коллежский советник Владимир Филиппович Одарченко, также награжден орденом Св. Станислава 3 ст.; и, наконец, статский советник Михаил Николаевич Масальский-Кошуро был удостоен орденов Св. Станислава и Св. Анны 3 ст.

В "Памятной книжке Курской губернии" за 1883 год в списке прокурорского надзора округа Курского окружного суда из 11 человек значатся 5 кавалеров, удостоенных орденов Российской империи. Среди них: прокурор окружного суда, надворный советник Степан Львович Лузгин - награжден орденами Св. Станислава 2-й степени и Св. Владимира 4-й степени; товарищи прокурора : статский советник Александр Николаевич Носуленко - награжден орденами Св. Станислава 2-й и 3-й степени и Св. Анны 3-й степени; коллежский секретарь Александр Александрович Чигринцев награжден орденами Св. Станислава и Св. Анны 3-й степени; надворный советник Владимир Викторович Кузин был отмечен орденом Св.Анны 3-й степени.

Из "Памятной книжки Курской губернии на 1884 год" следует, что прокурорский надзор Курского окружного суда на то время состоял из 11 человек.

Шесть человек имели государственные награды. Кроме прокурора Курского окружного суда надворного советника Степана Львовича Лузгина, который был удостоен орденов Св. Владимира 4 степени и Св. Станислава 2 степени, российские ордена имели еще товарищи прокурора: упомянутые уже выше статские советники В.В. Щитков и А.Н. Носуленко, а также коллежский асессор Д.А. Вележев, награжденный орденом Св. Анны 3 степени (1 января 1893 года). Позже в чине статского советника Дмитрий Александрович Вежелев был отмечен орденом Св. Станислава 2-й степени (14 мая 1896 года).

Перемещенным приказом за № 77 от 24 октября 1911 года по гражданскому ведомству на должность товарища прокурора в Курский окружной суд Дмитрий Константинович Попов за время своей службы был удостоен ордена Св. Анна 3-й степени. Ему также была пожалована "Высочайше учрежденная в память 100-летия Отечественной войны 1812 года светло-бронзовая медаль для ношения на груди на Владимирской ленте". (Свидетельство выдано Курским губернатором 22 июля 1913 года за № 0763).

В "Формулярном списке о службе" Д.К. Попова сохранилось еще одно Свидетельство за № 6637 о награждении медалью, текст которого мы воспроизводим полностью : "На основании Высочайшего повеления, последовавшего в 21 день февраля 1913 года, выдано сие Свидетельство Товарищу Прокурора Курского Окружного суда Дмитрию Константиновичу Попову в том, что ему предоставлено право ношения на груди Высочайше учрежденной, в память 300-летия царствования Дома Романовых, светло-бронзовой медали. г. Курск, апреля 10 дня 1913 года".

Пояснение: медаль в честь 300-летия Дома Романовых носилась на левой стороне груди на ленте белого, желтого и черного цветов ( цвета российского императорского Дома).

Произведенному за выслугу лет 17 марта 1914 года в чин коллежского асессора исполнявшему обязанности прокурора Курского окружного суда в 1914 году К.Д. Попову 12 февраля 1915 года была пожалована "… за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года светло-бронзовая медаль, для ношения на груди на ленте ордена Белого Орла". (Свидетельство Курского губернатора выдано 6 мая 1915 года за № 2613 ).

Весной 1912 года на имя прокурора Курского окружного суда было выслано письмо со служебным грифом "Секретно" на фирменном бланке прокурора Харьковской судебной палаты. В этом двустраничном письме за № 517 от 7 мая 1912 года прокурор А. Кротов писал: "Поручаю Вашему Высокородию при представлении мне списка чинов прокурорского надзора и судебных следователей, которые, по Вашему мнению, являются достойными представления к ВЫСОЧАЙШИМ наградам, испрашиваемым на 1 января 1913 года, соблюсти следующие правила:

1. Наградные списки чинов прокурорского надзора должны быть представлены мне при особом донесении, по установленной форме (циркуляр Министерства юстиции от 25 августа 1897 года за № 7521 с приложением копий формулярных списков). При этом же донесении должны быть представлены и сведения о числе лиц, служащих в прокурорском надзоре и в канцелярии Прокурора суда, с указанием, сколько служащих по вольному найму.

2. Отдельным письмом следует представить мне сведения о тех судебных следователях, каких ВЫ, по соглашению с Председателем суда, находите достойными представления к наградам.

3. Все означенные представления и письма должны быть отосланы с таким расчетом времени, чтобы они уже к 10 июня с.г. непременно поступили в мою канцелярию.

4. В виду определенного количества наград на всех чинов судебного ведомства округа Харьковской судебной палаты в текущем году могут быть Вами представлены к наградам не более двух лиц из чинов вверенного Вам прокурорского надзора (сюда входят и чины канцелярии Прокурора суда) и не более одного судебного следователя.

Как мы видим, вышестоящими органами предъявлялись не только четкие сроки представления документов, но и высокие требования (даже со ссылкой на документы Министерства юстиции к представляемым). И это понятно, ибо до середины Х1Х века простолюдин, отмеченный любым из восьми орденов Российской империи (независимо от степени), обретал права на потомственное дворянство, а в последующем низшие степени таких орденов, как Св. Станислава, Св. Анны, приносили личное дворянство. Дворянское же звание было сопряжено с целым рядом преимуществ : освобождение от личных податей, рекрутской повинности, возможность получать льготные земельные кредиты в банке и т.п. Некоторые кавалеры становились почетными гражданами, многим выплачивались ежегодные вознаграждения - "кавалерские пенсии", а также единовременные пособия.

В 1913 году самодержавная Россия широко отметила 300-летний юбилей воцарения на престол династии Романовых. Накануне события на места, в том числе и в Курскую прокуратуру, были направлены письма с указанием прислать представления к "высочайшим наградам". Нашлись достойые работники и в Курской прокуратуре. Об этом говорит ответ от 7 мая 1912 года из Курского окружного суда, в котором представлялись : надворный советник Воронцов -Вельяминов- к ордену Св. Станислава 2-й степени; надворный советник Гирченко - к ордену Св. Анны 2-й степени и надворный советник Стокалич - к ордену Св. Станислава 2-й степени.

Отдельные строки характеризуют одного из представляемых - товарища прокурора Воронцова - Вельяминова: "… имею честь ходатайствовать перед Вашим Превосходительством в виду того, что Воронцов-Вельяминов несет службу в прокурорском надзоре уже продолжительное время, отличается трудолюбием и исполнительностью и в течение последнего года под его наблюдением находилось несколько следственных производств по сложным делам, которым он с успехом выступал обвинителем".

Видимо, подчеркивая особые заслуги вышеуказанных представляемых, в конце письма сделана следующая приписка: "К изложенному присовокупляю, что в составе прокурорского надзора Курского окружного суда состоят 9 товарищей и в канцелярии Прокурора суда - 1 секретарь и 10 писцов, из них 8 по вольному найму".

В "Списке лиц, представляемых к наградам за служебные отличия" на 1 января 1916 года за подписью прокурора Курского окружного суда Бровцына значится товарищ прокурора Курского окружного суда статский советник Владислав - Казимир Александрович Головня "… вероисповедания римско-католического, на службе - с 2 апреля 1894 г., в ведомстве - с 2 апреля 1894 г., в чине - с 27 февраля 1912 г., в должности - с 5 декабря 1903 г., класс должности- V1; с годовым окладом -3300 рублей". Ранее он был награжден "… серебряной медалью в память в Бозе почившего императора Александра Ш, светло-бронзовой медалью за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года, орденами Св. Анны 3-й степени и Св. Станислава 2-й степени". За хорошую службу был представлен к награждению орденом Св. Анны 2-й степени.

В "Формулярном списке о службе Канцелярского служителя 2-го разряда камеры господина Прокурора Курского окружного суда Николая Ивановича Скоморохова" сказано, что "… канцелярский служитель Н.И. Скоморохов из крестьян Курской губернии Фатежского уезда, Сдобниковской волости, деревни Богдановки, родившийся 2 ноября 1889 года, православного вероисповедания, получивший воспитание в Курском городском четырехклассном училище и получающий жалованье в 540 рублей, был награжден светло-бронзовой медалью в память Трехсотлетия Царствования Дома Романовых".

Образовательный уровень Курских прокуроров

Работники прокуратуры всегда отличались высоким уровнем образования. В Курской губернии 52,9% прокуроров окончили высшие учебные заведения, в то время как домашнее и низшее образование у этой категории лиц имелось лишь у 20,1%.

Особенно много прокуроров Курского окружного суда окончило Императорский Александровский лицей. Среди них: Дедюлин Н.А., Денисов И.С., Лузгин С.Л. Императорский Московский университет окончили Анциферов К.Д. и Колоколов А.К.; Ярославский Демидовский лицей - Кессель К.И.; лицей князя Безбородно-Раковский В.К.; Императорское училище правоведения - Муромцев А.А.

Несколько отличаются учебные заведения, оконченные товарищами прокурора. В этом списке преобладают лица, окончившие Императорский Харьковский университет: Бровцын П.Д., Гавриленко А.Г., Носуленко А.Н., Одарченко В.Д., Флок Л.Ф. Предпочтение, отданное этому университету, связано в первую очередь с тем, что товарищи прокурора направлялись на место службы прокурором Харьковской судебной палаты или по его рекомендации.

Императорский университет Святого Владимира в Киеве окончили Щитков В.В. и Чигринцев А.А., лицей князя Безбородно - Сымонович А.М. и Юрьев В.Г., Императорский Александровский лицей - Величко В.К., Императорское училище правоведения - Башкирев В.С. Лишь секретарь при прокуроре М.К. Калинин имел "домашнее образование".

В "Сведениях о личном семейном и имущественном положении товарища прокурора Курского окружного суда Дмитрия Константиновича Попова" (ранее титулярный советник занимал должность товарища прокурора Таганрогского окружного суда) в графе "Где окончил полный курс наук, с какою степенью?" имеется запись: "Окончил курс юридических наук в С.-Петербургском Императорском университете с дипломом 2-й степени". Командированный в ноябре 1918 года Гетманской властью в Сумской окружной суд Д.К. Попов, как свидетельствует последняя запись в его "Формулярном списке о службе" "Приказом по Управлению юстиции при Главнокомандующем Вооруженными Силами на Юге России от 25 сентября 1919 года (№ 173) утверждается в должности Товарища Прокурора Сумского Окружного суда и тем же приказом перемещен на ту же должность в округ Курского окружного суда".

Товарищ прокурора Курского окружного суда статский советник Петр Дмитриевич Бровцын - родившийся 15 сентября 1869 года в с. Косиново Обоянского уезда Курской губернии, окончил Императорский Харьковский университет с дипломом первой степени.

Титулярный советник Алексей Сергеевич Губонин, из потомственных дворян Московской губернии, к началу XX столетия окончил Императорский Московский университет с дипломом первой степени.

Коллежский асессор, прокурор Курского окружного суда Харьковской судебной палаты ( с 1867 года) Аркадий Алексеевич Муромцев в свое время закончил Императорский Московский университет, с 1866 года находился в ведении Министерства юстиции.

Товарищ прокурора статский советник (с 1895 года) Дмитрий Александрович Вележев окончил Императорский Московский университет со званием действительного студента.

Жалованье Курских прокуроров

Назначенный "Высочайшим приказом" по гражданскому ведомству от 29 мая 1904 года товарищем прокурора Курского окружного суда Петр Дмитриевич Бровцын и представленный к чину статского советника с 25 ноября 1912 года жалованье получал в размере 1000 рублей, столовые - 500 рублей, канцелярские - 500 рублей и квартирные - 500 рублей.

Товарищ прокурора Курского окружного суда, сын коллежского советника Дмитрий Константинович Попов, будучи в чине коллежского советника (на июль 1909 г.), имел жалованье - 1600 рублей, квартирных - 600 рублей, столовых - 600 рублей и канцелярских - 500 рублей.

Губонин получал жалованье в 1000 рублей, столовые - 500 рублей, канцелярские - 500 рублей и квартирные - 300 рублей. Заполняя "Сведения о личном, семейном и имущественном положении", он также отметил, что "…у отца дом в Москве, стоящий 25.00 р. и 4.000 десятин земли в Рязанской губернии, стоящие 450.000 р., и у матери 12.000 десятин земли в Орловской губ., стоящие 800.000 руб".

Товарищ прокурора Курского окружного суда статский советник Василий Васильевич Щитков, как и все помощники прокурора, имел официальное жалованье в 1000 руб., а также столовых, квартирных и канцелярских по 500 руб. Всего он получал 25000 рублей в год.

Другой товарищ прокурора титулярный советник Дмитрий Александрович Вележев, по происхождению из духовного звания из Воронежской губернии, имел жалованье в 1000 рублей, столовых - 500 рублей, квартирных - 500 рублей, канцелярских- 500 рублей.

Канцелярский служитель 2-го разряда камеры прокурора Курского окружного суда Николай Иванович Скоморохов получал содержание в год - 540 рублей.

Статский советник Петр Дмитриевич Бровцын - товарищ прокурора Курского окружного суда при личном заполнении "Сведений о личном, семейном и имущественном положении" в начале ХХ века на вопрос анкеты "Имеется ли недвижимое имущество у самого?" ответил "нет", а в графе "У родителей" в разделе: "Земля или дом, завод, фабрика ( и пр.), в какой губернии и уезде или в каком городе, приблизительный размер земельной собственности и стоимость его или дома, фабрики, завода и проч. (также приблизительно)" написал: "Около трехсот десятин земли в Обоянском уезде Курской губернии". При заполнении графы "Доходность имущества, не выключая из оной процентов по ссуде, если имущество заложено" Бровцын указал: "Доходность - "тысяч пять рублей", причем это имущество было заложено в Дворянском земельном банке на сумму в несколько десятков тысяч рублей.

У коллежского асессора Курского окружного суда Дмитрия Константиновича Попова был дом в г. Курске, заложенный в 20.000 рублей. Доходность его имущества составляла 3.000 рублей.

Прокурорские мундиры

Создавая централизованное государство в XVIII веке, абсолютные монархи Российской империи старались регламентировать государственную структуру. На это было направлено и введение специальной одежды (мундиров) не только в армии и на флоте, но и в Министерстве иностранных дел, жандармерии, прокуратуре 23 октября 1782 года императрица Екатерина П издала Указ о введении "… в каждом Наместничестве особые цвета для платья, в пользу находящихся там у деле (орфография и пунктуация даются по оригиналу) Дворянства и Гражданства и в сокращении роскоши".

Через полгода, а именно 9 апреля 1783 года, императрица подписала новый Указ "О мундирах для Дворян и Губернских чиновников" за № 15975, который дополнил и уточнил предыдущий. В нем говорится: "Мы ныне разсудили заблаго назначить оные цветы по трем полосам Империи Нашей, с отменами и различиями для каждой Губернии, взаимствованными большею частью из гербов ими потребляемых , как то Сенат Наш усмотрит из описания и рисунков прилагаемых".

Курская губерния относилась к Северной полосе. Вот описание мундиров и цветов в нашей регионе: "Красный кафтан с голубым воротником и косыми обшлагами, с четырьмя на разрезе пуговицами; подбой и камзол белые, пуговицы белые". Кстати, мундир орловских прокуроров отличался от курского в основном лишь круглыми обшлагами.

Благодарность императора Николая II

5-го февраля 1904 года из отделения личного состава второго Департамента Министерства юстиции было направлено письмо старшему председателю Харьковской судебной палаты за подписью Управляющего Министерством юстиции, товарищем Министра, сенатором С. Манухиным следующего содержания: "Государь Император в 1-й день февраля сего года соизволил собственноручно начертать: "искренне благодарю за добрые чувства" на всеподданнейшем докладе моем о том, что чины Харьковских судебных установлений, а также Курского окружного суда и служащие в канцелярии сего суда, воодушевленные ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИМ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА призывом ко всем верноподданным и движимые чувством беззаветной любви и самоотверженной преданности Престолу и Отечеству, приняли решение отчислять во все время военных действий часть получаемого ими содержания на военные надобности и на помощь раненым и больным воинам".

Именитые Курские прокуроры

Сергей Иванович Ларионов, годы жизни которого неизвестны, работал в XVIII веке прокурором Верхней Расправы. Одним из его увлечений были статистика и тщательное изучение документов и материалов по истории Курского края. Его перу принадлежит первая книга о Курском крае "Описание Курского наместничества", которая была издана в Москве в 1786 году в типографии Пономарева. Впоследствии она была переиздана Т.И. Вержбицким ("Памятная книжка Курской губернии на 1892 год").

Служащий прокуратуры - личный почетный гражданин города

В 20-х числах октября 1895 года на имя прокурора Курского окружного суда пришло письмо от Герольдмейстера Департамента герольдии Правительствующего Сената, в котором он пишет: "В предложении за Министра юстиции, Товарища Министра, от 29 минувшего сентября за № 27594, прописано, что Государь Император, по положению Комитета о службе чинов гражданского ведомства и наградах, в 23 день сентября 1895 года, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ соизволил на награждение занимающегося письмоводством по вольному найму у Прокурора Курского окружного суда, происходящего из мещан г. Рыльска , Курской губернии Андрея Сидельникова званием личного почетного гражданина.

Правительствующий Сенат, по выслушивании сего Высочайшего повеления, Резолюциею, состоявшегося 5 октября 1895 года, предоставил мне объявить оное по принадлежности.

Вследствие сего имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Государь, сделать распоряжение к объявлению Андрею Сидельникову как вышепрописанного Высочайшего повеления , так и о том, что если бы пожелал он получить свидетельство на личное почетное гражданство, то обязан в Правительствующий Сенат отослать прошение, оплаченное гербовым сбором в 80 к. и с приложением гербовой марки того же достоинства о взносе в казну пошлин 15 руб., а также документ, которым бы устанавливалась его личность и о последующем не оставить меня не уведомленным".

Имеющиеся на письме пометки говорят о том, что о данном письме Андрей Николаевич Сидельников был проинформирован. Через семь лет, 18 сентября 1902 года, копия данного сообщения была выдана вдове А.Н. Сидельникова. Интересно то, что жена "письмоводителя по вольному найму" Татьяна Ивановна была неграмотной и поэтому "…за нее неграмотную расписались…".

В Государственном архиве Курской области имеется еще один документ, имеющий отношение к А.Н. Сидельникову. Это прошение "его высокородию" прокурору Курского окружного суда от отставного писаря Сидельникова от 24 января 1895 года. В нем он пишет, что "…желая поступить во вверенную Вам канцелярию в качестве вольнонаемного писца, а потому покорнейше прошу распоряжения Вашего Высокородия, будь возможно, определить меня на оказанную должность января 21-го дня 1885 года"… На прошении внизу сделана надпись: "Возвращен".

Прокуратура получала большое количество корреспонденции в течение года. Так, например, уже 7 мая 1912 года прокуратурой Курского окружного суда было зафиксировано письмо с входящим № 3280. Кстати, письмо из г. Харькова в г. Курск секретной почтой (обычно привозилась фельдъегерем) было доставлено уже 10 мая 1912 года.

За год до великих потрясений

В 1916 году, за год до Февральской и Октябрьской революций, которые потрясли и привели к смене государственного правления в России, вышла из печати последняя книжка из серии "Курский адрес-календарь". В нем, как обычно, приводится полный список членов Курского прокурорского надзора. Интересно то, что здесь же указываются адреса их проживания. Приведем этот список по книге "Курский прокурорский надзор".

"Прокурор Курского окружного суда статский советник Петр Дмитриевич Бровцын. - Флоровская ул., дом Пуговешкина, № 24.

Товарищи прокурора Курского окружного суда:

Коллежский асессор Дмитрий Константинович Попов - Московская ул., собственный дом №70,

Статский советник Владислав Александрович Головня. - Архангельская ул., дом № 30.

Коллежский секретарь Георгий Владимирович Дудинский. - Веселая ул., дом Лазарева № 14.

Титулярный советник Борис Николаевич Лызлов. - Веселая ул., дом Лазарева, № 14.

Коллежский асессор Александр Александрович Колобов. - 1-я Сергиевская ул., дом Кладищева 71, кв.10.

Коллежский асессор Александр Андреевич Брежезовский. Московская ул., дом Парамонова, 20

Коллежский асессор Владимир Степанович Клейн. - Московская ул., дом Енишерлова.

Секретарь при прокуроре Курского окружного суда титулярный советник Дмитрий Андреевич Алексеевич. - Ртищевская ул., дом Китаевой, № 22".

Из других документных источников известно, что работники Курской прокуратуры в дореволюционное время проживали в разных местах Курска. Многие из них жили в центральной части города - на улицах: Московская (ныне ул. Ленина), Веселая (ныне ул. Е. Зеленко), Флоровская (ныне ул. Радищева), 1-я Сергиевская (ныне ул.М. Горького), Чикинская (ныне ул. Ватутина), Чистая (ныне ул. Кирова), Юрьевская (ныне ул.Урицкого), Мирная, Гоголевская (бывшая 1-я Мещанская).

Ряд сотрудников прокуратуры жил на улицах: Архангельская (ныне К. Либкнехта), Нижняя Гостинная (ныне просто Гостинная), Пастуховская (ныне Белинского).

Жильцы селились в гостиницах Полторацкого и Бельвю и даже в здании губернского правления.

Известно, что прокуроры Н.М. Смирнов, Н.Н. Ульрих жили в дом Переплетенко на 1-й Сергиевской улице.

Опубликовано на сайте прокуратуры Курской области. (Ссылка на статью: http://prockurskobl.ru/history/12.html)



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
13.09.2013 г.


Дата обновления:


Форум по статьям сайта
С. Ларионов: "Описание Курского наместни- чества"
ПАМЯТНЫЕ КНИЖКИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову