ХРАНИТЕЛЬ РУССКОГО ДУХА

автор: В. КУЛАГИН
Харитановский

ПИСАТЕЛЮ
АЛЕКСАНДРУ ХАРИТАНОВСКОМУ
- 85 ЛЕТ

Вот уже четверть века я пытаюсь проникнуть в творческую лабораторию писателя, как одного из хранителей русского духа, понять его непростой, даже трудный характер (о чем он сам нередко печалится: "Многих людей попусту обидел, многих оттолкнул от себя..."), уяснить смысл его неустанных поисков правды жизни.

ПРИЗНАТЬСЯ, он во многом так и остался для меня закрытым и загадочным. И не потому, что я не был достаточно настойчив в поисках ключика к тайникам его души. Скорее, наоборот. Но он, видимо, из той породы сибиряков, которые раскрывают свою натуру чрезвычайно неохотно и, возможно, только раз в жизни.

Его не все понимают. Многие не приемлют его манеру общения - прямоту суждений, бескомпромиссность, максимализм. Человек исключительной самодостаточности, он нередко идет вразрез современному "демократическому" устройству жизни, потому что не может смириться с тем, что "с корабля истории скинули" такие важные ценности, как милосердие, справедливость, высокое чувство патриотизма, а за последние пятнадцать лет политической и экономической неразберихи на социальной сцене воцарился торгашеский дух...

Я даже нередко спорю с ним: ну что ты все бунтуешь, твое дело писать... Умом-то, конечно, я понимаю, отвечает он, что без перемен дальше жить было нельзя. Но сердце не может смириться с такими огромными духовными и материальными потерями, которые понес российский народ в годы перемен...

Хаос перестройки, грубо и цинично упакованный в броскую долларовую обертку, его просто угнетает. И он не приемлет маскарада, братания новых русских с новой властью. И не хочет разливать по бокалам и пить этот коктейль безвременья, бездуховности и насилия...

Он не может смириться с тем, что народ оттеснили на задворки истории. И даже как-то сказал в студенческой аудитории отделения журналистики нашего госуниверситета, где я читаю лекции: в кабинетах губернаторов должны висеть не портреты президента, а кормильцев Отечества - доярок, сталеваров, горняков, хлеборобов...

Кстати, я сделал на той встрече и другие пометки в своем блокноте. Думаю, что Александр Александрович не осерчает, если кое-что из его экспромта сделаю достоянием читателей "Курской правды". Буквально фрагментарно:

. Развал страны - не только отсутствие ума, но и совести, и ответственности перед народом...

. Говорим, элита общества... А что это значит ?... Элитные семена, элитные животные - это понятно... А элитный человек? Какое-то недоразумение...

. Или телезвезды... Кто такие?... Отберите у них микрофон и пусть поют, как Шаляпин, Собинов, Плевицкая пели в свое время... Только кишка тонка.

. Мужчина - особая должность на земле.

. На деньги не купишь друга, настоящую жену, талант...

. Горький выводил в люди и Бунина, и Куприна...

. Войти в журналистику - это огромная ответственность перед народом и своей совестью. И ни перед кем более...

В этом - тоже характер писателя А. Харитановского.

ПРИРОДОЙ Александру Александровичу, пожалуй, отпущено больше, чем он выявил в своих книгах. Но бесспорно одно: все его книги - о силе русского духа. Главным мерилом человеческой сути для него всегда были и остаются порядочность, гражданское мужество, знание своего ремесла, верность долгу, справедливость и чистая совесть. А в литературе - верность исторической правде.

В литературу А. Харитановский пришел уже сложившимся человеком. В начале Великой Отечественной войны он с отличием окончил Тогульскую среднюю школу на Алтае. Преподавал математику в сельской школе под Томском. Служил на Тихоокеанском флоте, участвуя в заключительном этапе войны с японцами. Дослужился до старшины первой статьи. Затем окончил факультет международных финансовых отношений Московского финансового института. На четвертом курсе был принят на работу в ТАСС, проработал в этом ведущем информационном агентстве Советского Союза три десятка лет - Камчатка, Чечня, Курск...

Именно с приходом в ТАСС в 1950 году Александр Харитановский не расстается с пером журналиста и писателя, навсегда поставив уверенный знак равенства между двумя этими профессиями.

Собственно, он и не мог обособлять журналистику от писательского труда, потому что все, что им написано, - плод журналистских изысканий, путевых заметок, усиленных творческой фантазией и ювелирной литературной огранкой.

И неслучайно большинство произведений писателя имеет документально-историческую основу - об исследователях северных и восточных окраин России, ученых, дипломатах, моряках, политических и военных деятелях, писателях...

Герои его произведений - люди удивительных судеб. Они отражают суть духовных исканий самого писателя-мариниста. Это и знаменитый путешественник Глеб Травин из повести "Человек с железным оленем", мужественный покоритель северных широт, который в 1928-1931 годах на велосипеде пересек весь Советский Союз: от Дальнего Востока через Сибирь и Среднюю Азию - в Крым, оттуда через Москву -в Мурманск и далее вдоль побережья Ледовитого океана до Чукотки... 85 тысяч километров с двухколесным другом!

Это и великий писатель Максим Горький из исторического романа "Ступени", совершивший отчаянно-смелый вояж в США для сбора средств на нужды первой русской революции 1905-1907 годов и пропаганды ее идей и целей за океаном.

И лейтенант А. Сергеев из романа "Господа офицеры!", курянин, герой русско-японской войны, повторивший на своем эсминце "Стерегущий" в феврале 1904 года подвиг легендарного "Варяга".

И Теодор Нетте из повести "Как я рад, что ты живой"...

И, наконец, еще один курянин, Алексей Стаханов, уроженец села Раково Советского района, матрос со сторожевого корабля Северного флота "Бриллиант" из новой повести "Матрос Стаханов и премьер Черчилль". После гибели корабля осенью 1944 года в Карском море от немецкой торпеды Алексей Стаханов единственный из экипажа остался живым. Погиб на безлюдном берегу Таймыра от ранения в голову и голода. Останки моряка были обнаружены случайно гидрографами 17 лет спустя после морской трагедии. Эта повесть тоже о стойкости духа, о верности воинской присяге, о морском братстве и непростых поворотах судьбы России.

ПРИ чтении его романов и повестей возникает такое ощущение, что писатель, кажется, слышит, как движется время, его шорохи, его трубные звуки, его скорби и восторги - все потоки человеческих страстей и чередующихся веков.

Хотя к человечеству у него немало разных вопросов, на которые писатель ищет ответы уже более полувека своей творческой жизни... И потому так увлеченно работает в архивах, любит встречаться с рабочими и крестьянами, студентами и школьниками, людьми науки и культуры... С энергией юноши бьется за увековечение памяти героев своих произведений, наших земляков Александра Сергеева и Алексея Стаханова.

Всего у Александра Александровича вышло в свет 17 книг. У каждой свои изюминки и достоинства. Взыскательный критик, может, конечно, найти и недостатки. Впрочем, на пути писателя встречались и такие "критики", которые пытались перекрыть путь к читателю такого фундаментального романа, как "Ступени". Однако произведение оказалось настолько сильным и неуязвимым как с художественной, исторической, так и с фактологической сторон, что спустить автора этого исторического романа по ступенькам вниз никому не удалось, хотя в издательстве рукопись протомилась целых пять лет, пройдя через руки девяти рецензентов из МИДа, ЦК КПСС, различных академических институтов...

Не в меньшей степени жгучее дыхание российской истории ощущается и в другом замечательном романе А. Харитановского - "Господа офицеры!"

Роман в известной мере рождался на моих глазах. Я первым прочел его в рукописи. Потом написал подробную рецензию для "Городских известий".

В романе немало славных имен. Если коротко, то он - о нашем земляке, герое Русско-японской войны 1904-1905 годов, командире эсминца "Стерегущий" лейтенанте Александре Сергееве, о его команде, повторившей подвиг легендарного "Варяга" на Тихом океане.

Но значение романа, на мой взгляд, прежде всего в том, что писатель искусно совместил две исторические эпохи, совершив увлекательное, подчас захватывающее путешествие во времени, отыскал корни настоящего в минувшем. И дело тут не столько в конкретных исторических обстоятельствах, сколько в авторской интонации, его позиции, в осмыслении прошлого, настоящего и будущего России.

И в этом "Господа офицеры!" перекликаются со "Ступенями", которые заканчиваются словами Максима Горького: "Теперь потащит мир вперед Россия".

Примечательно так же и то, что в "Господах офицерах!"

А. Харитановский раскрылся как лирик, хотя в жизни, как известно, он человек отнюдь не сентиментальный. В этом романе писатель поражает читателя пронзительными по чувству и точными по эмоциональным оттенкам лирическими отступлениями, неожиданными сравнениями, метафорами. Приведу лишь некоторые из них:

цветные утюжки военных кораблей;

сибирские реки словно ребра русского медведя;

кондуктор, появившийся в вагоне со струей холодного воздуха;

меховой тулуп Сергеева лег согревающей благодатью на плечи матроса;

Сибирь вымораживает угодничество;

высшее равенство - равенство перед смертью;

глушь - колыбель гениев...

Подкупает и пропущенный автором трогательным рефреном через весь роман широко известный и любимый россиянами романс композитора-курянина Абазы на стихи И. Тургенева "Утро туманное": в последние мгновения жизни лейтенанта Сергеева "губы захотели повторить давнее, заветное "Глядя задумчиво в небо широкое ...", но только дрогнули и застыли..."

А ЕЩЕ бы я обратил внимание на удивительную концентрацию мыслей автора, на информационную плотность каждой страницы романа. Возьмем всего лишь одну, заключительную главу "Причал Памяти". Здесь автор показывает, что мы учимся не только по книгам, но и по затонувшим кораблям, по развалинам дворцов и храмов, опустевшим деревням и обмелевшим ручейкам и рекам...

На шести страницах (всего лишь на шести!) писатель как бы создает мини-повесть о прекрасной семье скромного курского чиновника, надворного советника Семена Александровича Сергеева, отца четырех сыновей, двое из которых - Александр и Николай пали смертью героев в далеком Порт-Артуре, а Вячеслав и Павел тоже безвременно ушли из жизни. И в память о сыновьях отец продал родовое имение в Щигровском уезде и на вырученные деньги построил храм, открытый в селе Стаканово 3 февраля 1910 года. А при Советах (увы!) всеми забытый и полуразрушенный.

"Тоскливо своеобразна, а порой и кощунственна наша "благодарность" предкам",- с болью замечает в конце этой мини-повести А. Харитановский. Фраза написана отнюдь не случайно. Стакановская церковь, по сути, мемориал. Чудом сохранилась и корабельная икона эсминца "Стерегущий". Поставить бы ее в возрожденном храме... Но некому. Властям по-прежнему не до памяти потомков... "Воистину, о спасении Памяти Господу миром помолимся..." - словно в пустоту обращал свой призыв писатель.

И тем самым подчеркивал, что в любой исторической теме за хроникой событий не должен исчезать нравственный аспект, чувство Родины, национального достоинства.

И в истории с храмом в селе Стаканово писатель наилучшим образом доказал, что для него на деле значит этот самый нравственный аспект.

Все эти годы после выхода романа в свет писатель, будучи целиком поглощенным созданием новых произведений, не переставал хлопотать о восстановлении церкви. Встречался с главами Черемисиновского района (их сменилось за это время немало); с главным архитектором области В. Михайловым, который сделал первый проект реконструкции церкви. С курским архиереем Ювеналием, который нашел для храма молодого (ему не было еще и двадцати лет от роду), но умного и ответственного настоятеля о. Николая (Степанян).

Писатель добился, чтобы священнику с семьей подобрали в селе подходящее жилище. Поспособствовал тому, чтобы для начала защитить храм от дождей и ветров - поставить двери во всех приделах и накрыть купола.

И вот спустя почти четверть века после первого посещения Стаканова мы вместе с писателем теплым июньским днем 2010 года спешим в это глубинное село. (Кстати, с транспортом нам помог истинный ценитель отечественной истории, член Союза писателей России, поэт, председатель Курского областного суда Василий Золоторев).

Батюшка ожидал нас у входа в церковь. Вместе с директором школы имени лейтенанта Сергеева Н. Смирновым и главой сельской администрации С. Масловым мы поехали в церковь. И на полпути перед нами открылся божественный вид -почищенный снаружи, с покрытыми куполами и звонницей храм могучим изваянием возвышался над всей округой в окружении цветущих лугов и деревьев. Как будто само время потекло вспять и явило эту историческую святыню в первозданном виде.

Вместе с настоятелем мы с волнением ступали под массивные своды в алтарную часть церкви. Во всех огромных сводчатых окнах двадцатиметрового купола и двух боковых приделов во имя святых Николы - Чудотворца и Федора Ушакова первозданной белизной сияли пластиковые окна. Стены подготовлены под штукатурку и последующую роспись. Свежей древесиной пахли полы. Как пояснил отец Николай, полы двойные, с утеплением. Выдержат любые холода.

Здесь нет еще настоящего иконостаса. Но по всему периметру храма расставлены святые образа. В центре храма, почти под самым куполом - аналой. В положенных местах стоят подсвечники. Храм живет и вновь, как в прежние благодатные времена, созывает на воскресные и праздничные службы прихожан со всей округи. Не по звону колокола (звонница пока пуста), а по зову православной души.

Писатель А. Харитановский, человек далеко не сентиментальный, до слез был растроган столь зримыми переменами в судьбе некогда заброшенной святыни. Но особенно горд был тем, что в непростой судьбе храма активное участие принимают военные моряки. Офицеры ВМФ пустили Шапку по кругу, чтобы оплатить проект реконструкции храма-памятника. Тут особенно постарался помощник главкома ВМФ контр-адмирал Лев Георгиевич Сидоренко, с которым у писателя А. Харитановского была своеобразная переписка.

С помощью писателя А. Харитановского дело лейтенанта А. Сергеева продолжает не просто жить, но и множиться.

Как-то разговорился я с директором курской школы №18 имени лейтенанта А.Сергеева Светланой Геннадьевной Медвецкой. Беседовали о необходимости усиления патриотического воспитания молодежи. И тут она заметила:

- Это счастье, что восемь лет тому назад в школе раздался звонок от писателя А. Харитановского. Провели с ним не просто творческую встречу, а читательскую конференцию по роману "Господа офицеры!" Потом вместе с ним подумали и создали музей "Куряне и Российский военно-морской флот". Потом еще раз подумали и открыли клуб моряков "Нахимовец". А уж потом при активной поддержке А. Харитановского посадили за парты целый кадетский класс! А шефствует над ребятами-кадетами Петербургский военно-морской инженерный институт...85 лет писателю и 145 лет герою его романа А. Сергееву - это же чудесное совпадение!

И еще, автор романа "Господа офицеры!" как бы говорит, что нынешняя Россия, переживающая переломный период, нуждается в приходе новых Сергеевых и Макаровых...

И они придут, они уже подрастают в российской глубинке - колыбели гениев. Придут и скажут словами еще одного прекрасного русского писателя, нашего земляка Константина Воробьева: "Живы мы - столбовые русские смерды и дворяне, и никому никогда не отдадим свой могучий - для нас неминучий -гений, всеохватную душу свою, умеющую любить, терпеть, прощать и помнить..." ("Заметы сердца").

Общаясь с Александром Александровичем Харитановским на протяжении почти трех десятилетий, я понял, что он с детства усвоил три истины и остался верен им до преклонных лет: дороже Матери, Родины, Творчества ничего в жизни нет...

И дай-то, Бог, тебе, наш досточтимый юбиляр, силы на любовь, и на новые творческие открытия. НО завершить эти заметки мне хотелось бы словами самого юбиляра, сказанные им ровно пять лет тому назад, в день его 80-летия в областной библиотеке имени Н. Асеева.

"Тут слишком много доброго было сказано в мой адрес. После таких слов тяжело говорить. К тому же я - тугодум. Вылизываю каждое слово, так что если и собрался бы что-то путное сказать, то не раньше утра подготовился бы...

К повести "Матрос Стаханов и премьер Черчилль" я поставил такой эпиграф из писания: "Смерти нет, есть переход в вечность..." Нет смерти и в литературе. Каждый человек -роман. Я учусь у человека и у истории...

А писательству я обязан ТАСС. Камчатка захватила меня. Стал там первым писателем. И рад, что Камчатка помнит меня до сих пор...

А нам, нынешним писателям, равнение надо держать на "Слово о полку Игореве", на его автора, который, уверен, творил на курской земле, ибо на это указывают многие факты. У него учиться поэзии, честности, патриотизму, правдивости...

Требуйте от нас, писателей, большего, ведьмы - слуги народа, но подметаем свою страну пока неважно, да к тому же сорим немало и словами, и мелкотемьем...

Вон, вижу, на галерке притулились наши юные кадеты - будущие лейтенанты, капитаны и адмиралы Российского флота, и на душе сразу теплее... Кадеты мне сегодня доверили поднять военно-морской флаг над 18-й школой. Тронут и горд!

Я рад побыть с вами, мои дорогие читатели, и не думаю, что я такой хороший, как нарисовали мой портрет выступавшие здесь. Грешен. Натворил много всего. Один выход - отмолиться трудом и святостью каждого подаренного мне Всевышним дня..."

Материал опубликован в газете "Курская правда" (Курск) от 27.09.2010 г.


Ваш комментарий:


Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту

Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
2.10.2008 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову