Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Курский край в Смутное время

автор: А.В.Зорин

1614-1615 гг. Пограничная война.

Ответом на поход Вишневецкого стали рейды, организованные порубежными воеводами в январе - феврале 1614 г. Базой для набегов на территорию Речи Посполитой становится возвращённый под власть московского государя Путивль. В первой половине января отряд из Новгород-Северского совершил набег под Гомий и выжег посад, дважды разбив "литовских людей" в полевых сражениях, захватив "и знамёна, и литавры, и наряд и языки многие".(53) Одновременно с этим путивльский воевода князь Тимофей Мещерский направил под Синеч "путивльцов и черниговцов детей боярских, и атаманов, и казаков и всяких служилых людей" под командованием известного героя Смутного времени Юрия Беззубцова. Путивляне и черниговцы вторглись в литовские пределы, "город Синеч взяли, взяв сожгли и посад весь выжгли, из города наряд, пушки и пищали затинные, и ис храмов Божьи милосердные образы, и книги, и свечи, и колокола и всякое церковное строенье поимали, и многих литовских людей в городе и на посаде побили, и жон их и детей многих в полон поимали. А назад идучи взяли литовский ж острожек Логвицу и посад весь выжгли, и многой русской полон розных городов отбили".(54)

Известия о разорении Синеча и боях под Гомием прибыли в Москву 22 января, а 17 февраля пришли известия из Рыльска от воеводы Фёдора Елецкого и от князя Петра Волконского, стародубского воеводы, которые также сообщал о новом нападении на Гомий: отряд под общим командованием Григория Верёвкина "пришод … в Литовскую землю город Гомей осадили и приступом взяли два острошка и у города мост и башню сожгли, и в острогех многих литовских людей побили наголову, и полон многий отгромиля, а в городе отсиделись немногие люди". На обратном пути, уже в 50 верстах от Стародуба, на речке Королевке, отряд Верёвкина настигла погоня: "и был им с литовскими людьми бой с утра и до вечера, и литовских людей многих побили, и знамёна поимали".(55)

В марте 1615 г., объединенный отряд, состоявший из путивлян под командованием того же Юрия Беззубцова и рылян во главе с Константином Ширковым, по приказу воеводы Василия Коробьина двинулся в Речь Посполитую, где "литовские городы Хорол и Миргородок взяли взятьем, и острог и посады выжгли и литовских людей многих побили и по дворам пожгли и в языцех взяли литовских людей з женами и з детьми человек со 100 и больши, и руской многой полон отполонили, и наряд, и знамена, и урядников тех городов поимали". В роли вестников победы, сеунщиков, выступили в этот раз сами предводители набега, "доблестные витязи Путивльского края - Юрья Беззубцов и атаман казаков Ондрей Гринев", как их называет в своём исследовании А. А. Танков: "И им дано государева жалования за сеунч: Юрью Беззубцову чарка в три рубли, камки 8 аршин, цена 6 рублев, 10 куниц, цена 12 рублей; атаману Ондрею Гриневу в приказ из Большого приходу пять рублев да у казны тафта добрая, цена два рубля дватцать алтын … И ему [Ширкову] дано государева жалованья за сеунч чарка в три рубли, камки 8 аршин, цена 6 рублев, 40 куниц цена 12 рублев".(56)

Служилые люди из Новгорода-Северского, Брянска и Стародуба тогда же разгромили посад и большой острог Лоева, при чём вновь отличился Григорий Верёвкин. Служилые люди во главе с Иваном Безобразовым, Богданом Износковым и Григорием Верёвкиным сразились с выступившим им навстречу Захарьяшем Заруцким, обратили его солдат в бегство и "смешався с ними, в острог въехали … острог большой взяли, и к городу приступали, и городовые башни и острог выжгли … литовских многих людей побили".(57)

Не прекращались и подобные же набеги черкас на русскую территорию. Их отряды бродили по юго-западным окраинам России, по крайней мере, до конца 1615 г.(58) Именно подобные рейды принесли наиболее громкую славу знаменитому польскому наезднику Александру Юзефу Лисовскому. Под его началом находился отряд, в состав которого помимо поляков входили также немцы, татары и казаки (в том числе и донские). Численность его составляла обычно около 1000 человек, разделённых на десять хоругвей. Две из них, "чёрная" и "красная", находились под личным командованием самого полковника. Все бойцы отличались выдающимися воинскими качествами.

В марте 1615 г. Лисовский со своим полком подступил к Брянску. Воевода Пётр Воейков сообщал, что "пришол подо Брянеск изгоном безвесно Лисовской с литовскими людьми и стоял подо Брянском марта с 13-го чиста июня по 22-е число, и приступы к рву были многие. И он, Пётр, с ратными людьми в осаде сидел".(59) Для снятия осады московские воеводы начали накапливать силы в Карачеве, но Лисовский успел нанести упреждающий удар - 7 (17) июня он напал на Карачев, застав врасплох российское ополчение. Согласно польским сведениям, воевода князь Юрий Иванович Шаховской располагал силами до 7000 человек. Отряд Лисовского изначально насчитывал в своём составе 6 хоругвей, то есть около 600 человек. Под Брянском к нему присоединились донские казаки и две казацкие хоругви, посланные гетманом Яном Каролем Ходкевичем и в итоге под его началом оказалось около 1200 бойцов. Несмотря на неравенство сил, Лисовский одержал победу, захватив в плен и самого Шаховского, и карачевского воеводу Елизара Безобразова. После этого боя Карачев был превращён Лисовским в базу для дальнейших операций. Воодушевлённый успехом, он вернулся к Брянску и 22 июня "приходил … подо Брянеск всеми людьми, и был с утра и до вечера, и с тово бою Лисовской со всеми людьми отошол в Карачев".

Летом 1615 г. против Лисовского были направлены новые войска во главе с князем Дмитрием Михайловичем Пожарским и Степаном Ивановичем Исленьевым. Под их началом находилось около 690 дворян и "немцев", а также примерно 1259 казаков.(60) Избегая встречи с превосходящими силами московской рати, Лисовский двинулся на Карачев, а оттуда на Орёл. В пути его лагерь подвергся 20 (30) августа удару авангарда русских сил под командованием воеводы Ивана Гавриловича Пушкина.

Сражение произошло "верстах в трех от города Орла, у речки Орлицы, впадающей в Орлик, на так называемом Царевом Броду".(61) Согласно русским источникам, в отряде Лисовского в тот момент было до 3000 человек. Несмотря на то, что Пушкину удалось застать лисовчиков в тот момент, когда они начинали ставить лагерь, натиск его был, хотя и с трудом, но отражён. Затем обратился в бегство и воевода Исленьев. С Пожарским осталось всего 600 человек, но он не тронулся с места, "обгородился телегами и сел в обозе. Лисовский не догадывался, что у Пожарского так мало людей, и потому не смел напасть на него, а раскинул стан в двух верстах; Пожарский не хотел покинуть своего стана. "Всем нам помереть на этом месте", - отвечал он своим ратным людям, которые уговаривали его отступить к Болхову. Вечером возвратился назад беглый воеводы Исленьев, ночью стали съезжаться и другие беглецы; на другой день, видя около себя сильную рать, Пожарский начал наступательное движение на Лисовского".(62)

Однако Лисовский не стал продолжать битву. Он ринулся на Кромы, а затем, резко изменив направление удара, метнулся к Болхову, "перебежаша днём да ночью полтораста поприщ". Так начался его знаменитый круговой рейд по Московскому царству, в ходе которого возглавляемые им лисовчики, разоряя и опустошая всё на своём пути, прошли через Белёв, Ржев, Торжок, Кашин, Углич, мимо Ярославля и Костромы, через Владимирщину и Муром, обойдя Москву вышли к Алексину и только тут на реке Пчеле 21 (31) декабря были настигнуты русской ратью Фёдора Куракина, которая нанесла им чувствительный удар. Однако Лисовский снова ускользнул и благополучно дошёл до Мстиславля. Гигантская огненная петля, которую описал рейд Лисовского по глубинным уездам Московского царства, воодушевила поляков, вселила в них уверенность в своих силах, веру в удачный исход новой кампании.(63)

В целом ситуацию на Порубежье в 1612-1615 гг. можно охарактеризовать, как широкомасштабную пограничную войну, которую вели местные воеводы, опираясь, в основном, только на местные силы. Характерной особенностью военных действий на пограничье в этот период, как и в последующем (во время похода Владислава и Смоленской войны) являются глубокие опустошительные рейды на территорию противника. Эти удары были нацелены, как правило, на определённые укреплённые города, уничтожение которых приводило к утрате противником контроля над прилегающей к ним территорией. Задачей руководителей таких набегов было разрушить опорные пункты неприятеля, разорить деревни, угнать как можно больше пленников. Как хорошо видно по материалам книги сеунчей, наибольшие награды получали вестники, сообщившие о наиболее разорительных для врага набегах.

Любопытно также отметить, что на выбор очередной цели могли влиять различные факторы. Например, за всё время порубежных войн российские воеводы ни разу не рискнули ударить непосредственно по основному источнику угрозы - Лубнам. Доходя

Александр ЗОРИН, кандидат исторических наук, главный хранитель фондов Курского государственного областного музея археологии.


ПРИМЕЧАНИЯ:

53. ПИВЕ. С. 23.

54. Там же. С. 24.

55. Там же. С. 25-26.

56. Там же. 33-34.

57. Там же. С. 34-35.

58. Папков А. И. Указ. соч. С.52.

59. ПИВЕ. С. 37.

60. Станиславский А. Л. Гражданская война в России XVII в. - М.,1990. С. 155.

61. Пясецкий Г. М. Забытая история Орла. - Орёл, 1993.

62. Соловьев С. М. История России с древнейших времён. - Кн. V. - М.,1990.С. 32.

63. ПИВЕ. С. 37, 39, 40, 104-123; Станиславский А. Л. Указ. соч. С. 153-157; Соловьев С. М. Указ. соч. С. 32-33.


Оглавление

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
08.09.2016 г.


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову