Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Курский край в Смутное время

автор: А.В.Зорин

1604-1605 гг. Поход Лже-Дмитрия

Противостояние между Московским и Польско-Литовским государствами разрешилось в начале XVII в. открытым столкновением. Когда 13 октября 1604 г. небольшой отряд казаков и польских шляхтичей переправился через Днепр и углубился в лес по дороге, ведущей к Монастырскому острогу - ближайшей пограничной крепости Московского государства - никто не мог и представить себе, к каким последствиям приведёт эта вылазка. Но прошло всего несколько дней и по всей Северской земле разлетелась весть о возвращении в Россию царевича Димитрия, якобы чудесно спасшегося от ножей убийц, подосланных узурпатором Борисом Годуновым. В Россию пришла Смута.

Города сдавались самозванцу без боя. Служилые люди целыми отрядами переходили на сторону "истинного царевича". Тот вступил в Чернигов, осадил Новгород-Северский. Севрюки приветствовали претендента, не подозревая о данных им заранее секретных обещаниях польскому королю Сигизмунду и поддерживавшим его магнатам Речи Посполитой. Между тем, Самозванец изначально обещал отдать все северские города своему тестю, сандомирскому воеводе Юрию Мнишеку, а тайный договор, подписанный им в Самборе в июне 1604 г., предусматривал передачу Северских земель уже непосредственно польской короне. Заключение этого договора вызвало, естественно, недовольство Мнишека, поэтому ему, в качестве компенсации, обещано было уступить Смоленскую землю. Король немедленно потребовал свою долю и от этой уступки. В конечном итоге была составлена грамота, согласно которой "царевич Димитрий" жаловал Мнишеку и его наследникам Северскую землю (без шести городов) и половину Смоленской земли, включая "самый замок с городом Смоленском(1).

Поддержку Самозванцу оказали и князья Вишневецкие, которые в этот период активно округляли свои владения на московско-литовском пограничье. Ещё в 1589 г. посылаемые им "черкасы" громили рыльскую и путивльскую округи. Некоторые из грабителей попали тогда в руки московских властей и на допросе показали, что их посылают из Переяславля "пан Чирской да княж Александров урядник Вишневетцкого князь Лыко" специально чтобы "государевы проезжие станицы громить"(2). Особенно участились подобные столкновения после постройки в 1592 г. князем Александром Вишневецким слободы Лубны. Основав "новую слободу и острог на Лубне", князь высылал оттуда своих урядников в набеги на московские пределы. Его отряды, по словам московских воевод, "наши волости запустошили, людей наших севрюков из наших волостей выбили, одного нынешнего лета больше 200 человек побили ... у детей боярских черниговцев поместья их запустошили и многих людей в их поместьях побили до смерти. А у Новагородка Северского ... многих бортников побили до смерти. И ныне, приходя ис тех мест с Лубны в Путивльский уезд и в Черниговский, и в Рыльской ... наших детей боярских и бортников, и севрюков бьют и грабят и досмерти побивают и в нашу землю вступаются и угодьи всякими владеют и рыбу ловят"(3). В целом сумма ущерба, нанесенного станичникам, детям боярским, бортникам и севрюкам Хотмыжского уезда набегами черкас А. М. Вишневецкого исчислялась в 1700 рублей. Помимо того, вели Вишневецкие и практически настоящую частную войну за обладание Прилуками и Снетино. Порубежные московские воеводы сообщали, что "Вишневецкие воровством своим в нашем государстве Прилуцкое и Снетино городище освоивают". В итоге по указу Бориса Годунова туда в 1603 г. были посланы войска, которые сожгли выстроенные Вишневецкими городки, перебив и разогнав их защитников(4). Неудивительно, что теперь именно эти магнаты оказали столь активную поддержку человеку, выступавшему против ненавистного им царя Бориса.

Путивльский воевода окольничий Михаил Михайлович Салтыков изготовился встречать Самозванца "огненным боем" и выслал дозоры, чтобы прощупать силы противника. Путивлянам удалось захватить один из разъездов "Димитрия". Пленников повезли в Путивль, но по пути те сумели убедить свою стражу в правоте дела Самозванца. Путивляне вернулись домой полностью убеждённые в истинности царевича и 18 ноября в городе вспыхнуло восстание. Осадный голова князь Василий Михайлович Рубец Мосальский и дьяк Богдан Сутупов, ведавший государевым жалованьем, предпочли принять сторону восставших. Воевода Салтыков был схвачен и 21 ноября 1604 г. путивляне приволокли его в лагерь Самозванца, привязав верёвкой за бороду. Несколько дней спустя они принудили к сдаче и 200 московских стрельцов, присланных в город для усиления гарнизона. Сутупов передал "царевичу" казну, что помогло тому поправить свои пошатнувшиеся финансовые дела. Из Путивля же была доставлена тяжёлая артиллерия для осады Новгород-Северского.

Вслед за тем, 25 ноября, в лагере претендента стало известно о мятеже в Рыльске, где в руки восставших попал воевода А. Загряжский. Для усиления гарнизона сюда было направлено 300 московских стрельцов, но даже с их помощью подавить восстание не удалось. В итоге 1 декабря к "царевичу" были доставлены все пять человек, осуществлявшие командование в Рыльске во главе с самим воеводой Загряжским. Тогда же пришла весть о восстании в Курске, которым с лета 1604 г. управляли воевода князь Григорий Борисович Роща Долгоруков и стрелецкий голова Яков Змиев. Куряне привели их к Лже-Дмитрию связанными. Но пленники вскоре изъявили желание служить царевичу и тот назначил их своими наместниками в Рыльске. Вскоре в отряды Самозванца влилось до 4000 курских казаков и черкас. В руки восставших попал также князь Г. П. Шаховской, собиравший в Курске дворянское ополчение. Его "царевич" позднее назначил своим воеводой в Белгороде(5).

Армия Самозванца обложила Новгород-Северский. Успехи претендента привлекали к нему новых сторонников, а 1 января 1605 г. в его лагерь прибыли крупные силы запорожцев (около 4000).

Правительство Бориса Годунова выслало против претендента крупные силы: "бояр своих и воевод со многими ратными людми в большем полку князя Федора Ивановича Мьстиславского да князя Андрея Андреевича Телятевского, да в передовом полку князя Василья Васильевича Голицына да Михаила Глебовича Салтыкова, да в правой руке князя Дмитрея Ивановича Шуйсково да князя Михаила Федоровича Кашина, да в левой руке Василья Петровича Морозова, да в сторожевом полку Ивана Ивановича Годунова".(6) В битве под Добрыничами 21 января 1605 г. ополчение Лже-Дмитрия терпит поражение. Самозванец лично участвовал в сражении в рядах атакующих гусар гетмана Дворжецкого. Под ним был ранен конь и он едва избежал пленения. Покинув своё разбитое войско, он скрытно бежит в Рыльск. Узнавшие об этом запорожцы, погнались за ним, но под стенами Рыльска "их встретили ружейной пальбой и поносными словами, как предателей государя Дмитрия Ивановича"(7). Надёжным прибежищем Самозванца стал затем Путивль.

Когда царские воеводы, увлёкшиеся расправой над пленниками, подступили, наконец, к Рыльску (вероятно, около 23 января), их главного противника там уже не было. Из Путивля Лже-Дмитрий послал на помощь рылянам 2 500 ратников и они сумели беспрепятственно войти в город на глазах осаждающих.

Армия Бориса Годунова простояла под Рыльском две недели дней. Рыляне стойко оборонялись под умелым руководством Г. Б. Рощи Долгорукова и Я. Змиева. Они знали, что пощады им не будет. Поэтому же в боях участвовали все жители города. Они удачно "стреляху з города из наряду по полкам, ни блиско к городу не припускаху, а то и вопяху, яко "стоим за прироженного государя". Бояре же видеши их злую измену и необращенье к государю и, не похотя крови християнския проливати, от Рылска отыдоша и приидоша в Комарицкую волость в Радогороцкой острог".(8) Маржерет в своих записках объяснял отступление Мстиславского тем, что армия его после зимнего похода "очень устала".

Упорство рылян дало "царевичу" возможность выиграть время. Залпы крепостной артиллерии не давали осаждающим возможности приблизиться к городу. Штурм был успешно отбит. На все предложения о сдаче рыляне упорно отвечали, что они "стоят за прирождённого государя". Кроме того в стан осаждающих явился подосланный лазутчик, который уверил воевод, будто на них идёт 40 000 поляков. В итоге, на второй день после провалившегося приступа, Ф. И. Мстиславский приказал снять осаду и начал отход к Севску. Видя это, рыляне во главе со своим воеводой сделали вылазку, разгромили арьергард Мстиславского и захватили немало имущества и снаряжения, которое ещё оставалось в лагере. В руки их попало немало пленников и даже 13 пушек. За верность и воинские подвиги Самозванец позднее пожаловал князя Долгорукова в окольничие.

Пока царёвы воеводы топтались у стен небольшого порубежного городка, Лже-Дмитрия признали Оскол, Воронеж, Царёв-Борисов, Елец. Мятеж охватил всю Северщину. Отступив из-под Рыльска якобы из-за нежелания "крови християнския проливати", войска Мстиславского и Голицына подвергли страшному разорению мятежную Комарицкую волость, но Самозванец уже фактически властвовал над Северской землёй, имея ставку в крепости Путивля. Отсюда он двинулся в победоносный поход на Москву.(9)

"Маленький Путивль сделался на некоторое время оживлённой и многолюдной столицей, - пишет Н. И. Костомаров, - С разных сторон Руси туда беспрепятственно прибывали охотники служить Димитрию. Многолюдство привлекло туда и торговцев: образовалось там подобие ярмарки. Вместе с этим город сохранял воинственный образ: каждый день опасались то нападения, то измены. На стенах были заряженные пушки: и день, и ночь пушкари, чередуясь, стояли наготове с фитилями; по валу, по всему посаду и по околице ходили и ездили отряды для надзора. Димитрий ... приказал привезти из Курска чудотворную икону Божией Матери, которая славилась знамениями и исцелениями. Духовенство обнесло её по городской стене в торжественной процессии; множество народа следовало за ней ... Поляки устроили себе в Путивле церковь и отправляли в ней богослужение ... Московские люди приходили туда, дивились латинским обрядам, уразумевали, что это обряды также христианские, как и обряды греческой церкви; им они понравились".(10)

Икону "царевич" поместил в своих собственных покоях и, возможно, её заступничеству приписывал он разоблачение проникших в город лазутчиков Годунова, которым было поручено отравить претендента на престол. Изобличённых отравителей выдали на расправу горожанам и те расстреляли их из луков посреди площади. Чтобы опровергнуть московскую версию о том, что "Димитрий" на деле расстрига Гришка Отрепьев, самозванец публично представил жителям Путивля какого-то человека - "известного по всей Московии чародея и распутника Гришку Отрепьева". Это произвело на всех огромное впечатление.

Восстание ширилось. В конце февраля в Путивль были доставлены схваченные мятежниками воеводы из целого ряда порубежных городов. Жители их целовали крест на верность "царевичу" и "воевод к нему в Путивль отвели: из Белогорода князя Бориса Михайловича Лыкова да голов, из Царёва Нового города князя Бориса Петровича Татева да князя Дмитрия Васильевича Туренина, с Ливен - князя Дмитрия Михайловича Барятинского".(11) Мятеж охватил также Оскол, Валуйки, Воронеж, Елец. Как и прежде, многие из пленников почти тотчас переходил на службу Самозванца - чашник князь Б. М. Лыков стал кравчим, Б. П. Татеву было пожаловано боярство, Артемий Измайлов превратился в думного дворянина и "ближнего человека" нового государя. "Царский двор" в Путивле быстро обзаводился собственной боярской думой. Число поляков среди приближённых Димитрия стремительно уменьшалось, а оставшиеся спешили выговорить себе выгодные придворные чины и права на поместья и вотчины в России. Самозванец вошёл в контакт с видными московскими боярами - противниками Годунова. Положение его всё более укреплялось.

Но вот 13 апреля 1605 г. внезапно скончался царь Борис. Спустя короткое время взбунтовалась армия под Кромами. В Путивль прибыло посольство во главе с князем И. В. Голицыным. Бояре призывали "Димитрия Ивановича" на отеческий престол. 16 мая войска выступили на Москву.

Александр ЗОРИН, кандидат исторических наук, главный хранитель фондов Курского государственного областного музея археологии.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Скрынников Р.Г. Социально-политическая борьба в русском государстве в начале XVII в. - Л.,1985. С. 164.

2. Анпилогов Г.Н. Новые документы о России конца XVI- начала XVII вв. - М., 1967. С.90-91.

3. Анпилогов Г.Н. Указ. соч. С. 81-83.

4. Скрынников Р.Г. Указ. соч. С. 114.

5. Там же. С. 186-188.

6. Корецкий В. Новое о крестьянском закрепощении и восстании И. И. Болотникова // Вопросы истории, 1971. № 5. С. 145.

7. Скрынников Р. Г. Указ. соч. С. 201.

8. ПСРЛ. Т.XIV С.62.

9. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства. М., 1994. С. 114-118.

10. Там же. С. 141-142.

11. Скрынников Р.Г. На страже московских рубежей - М., 1986. С. 211.


Оглавление


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
08.09.2016 г.


Форум по статьям сайта

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову