На тех же самых берегах.

автор: В.Г. Власенко

Незабвенный Иван Иванович.

Чуть ниже плотины, где уже успокаиваются буруны падающей с гребня воды, склонились к реке две ракиты. Между их корнями кто-то умело и с любовью закрепил широкую доску, хорошо служащую удобной скамьей для отдыха. Много лет я хожу сюда, гляжу на стремительно проносящиеся водные массы, слушаю глухой рокот бушующих струй, и это на меня действует благотворно. Молодые красивые девушки, загорающие на бетонных плитах, шумные парни, показывающие свою удаль в прыжках с крутого берега, очевидно, не подозревают, что плотина ниже моста появилась не в столь уж отдаленные времена. Когда-то именно здесь гоняли на шлюпках другие удалые ребята, а с берегов на них смотрели другие красивые девушки...

... И вот уже в моей памяти возник энергичный голос незабвенного Ивана Иваныча: "Баковые! Не машите веслами, как крыльями! При отводе назад лопасти не должны быть выше планшира. Левый загребной! Не топи весло! Погружай только лопасть, а веретено оставляй сухим. Гребем строго по счету! Пошли: Ии- рраз! Ии-рраз!"

Тяжелый шестивесельный "ял", подталкиваемый согласованными гребками, споро идет по широкому плесу, разрезая воду форштевнем. Я помню приятное воодушевление, рождающееся в обаянии дружных усилий шестерых парней, умело и красиво работающих веслами. Подчиняясь взмахам руки Ивана Иваныча, держа единый ритм, мы как бы распределяли между собой нашу молодую энергию, дополняли друг друга силой гребков и невольно проникались взаимной благодарностью.

Никогда не забыть мне спринтерской гонки на два кабельтова поздней осенью, в день закрытия сезона. Наш старт получился провальным: на первом гребке весло у бакового скользнуло по воде и сцепилось с веслом загребного. На нас обрушился ледяной ливень. Шлюпка соперников ушла вперед на три корпуса, а мы никак не могли войти в ритм. И все же к финишу мы отыграли эти три корпуса, уступив победителям лишь толщину форштевня! До сих пор четко вижу две стайки девчат, встречавших нас на берегу. Нежность и призыв читался в глазах, обращенных к нам, но гордость и ревность моментально вспыхивали в них, когда они обращали взгляды на соперниц. И оттого, что в те времена было принято скрывать "недостойные" чувства, встречные взгляды наших и "чужих" девушек получались особенно выразительными.

Когда выдавался день с несильным ветром, ребята, предвкушая сравнительно легкую и очень приятную тренировку, укладывали вдоль шлюпки мачту со свернутыми снастями и, весело работая веслами, гнали судно к "пионерской" поляне, откуда начинался большой удобный плес.

"Суши весла!" - командовал Иван Иваныч. Когда с лопастей переставала течь вода, мы укладывали весла вдоль бортов. "Открыть стоп-стаксель! Мачту в гнездо! Крепи ванты!" - и через пять минут нашей слаженной работы звучала новая команда: "Поднять фок!" Парус несколько секунд хлопает по ветру сморщенными складками, но вдруг наполняется воздухом, расправляется и вздувается пузырем. Шлюпку сразу клонит на бок. "Фока- шкоты стянуть! Раздернуть кливер!" - кричит в молодом задоре Иван Иваныч. - Рулевой, держи фордевинд правым галсом!" И шлюпка, сильно кренясь, лихо вспенивает воду, а мы, держа равновесие судна, наполовину свешиваемся за левый борт. Не раз команды гребцов ходили на веслах в Рыльск, раза два-три плавали в Киев, а однажды старшие ребята на "шестерке" добрались до устья Днепра.

Да... Валерка Бас, Женька Крыга, Вовка Наба, Мишка Рашпиль - где они теперь? Из нашей команды только трое: Лешка Толубей, Шур Шурыч и я продолжаем встречаться. После окончания школы каждый из нас вступал в жизнь своей дорогой. Проводить регулярные тренировки становилось все труднее. И все же еще два сезона мы время от времени садились за весла.

Плотина, сооруженная ниже теплого канала, отрезала шлюпкам дорогу вниз по течению, а вверх от старого затона нет прямых широких плесов. Там негде развернуться парусникам, нет удобных дистанций для гонок на веслах. Через несколько лет после нашего ухода из клуба водный спорт на Сейме захирел.

В 80-е годы, пользуясь наличием большого "командирского" катера, клуб организовал курсы подготовки мотористов для службы на флоте. Но это полезное дело продолжалось недолго.

Лет двадцать назад на месте "пионерской" поляны, где мы чистили шлюпки и сушили паруса, вырыли обширный и глубокий затон. Когда я обхожу его во время своих прогулок по знакомым берегам, то часто думаю: "Вот где расположить новую базу водного клуба! Отсюда речная дорога открыта аж до соседней Украины. Построить бы здесь пирсы, ангары для ремонта шлюпок... Только где эти шлюпки? Где красавцы мичманы и лейтенанты, обучавшие нас флажному семафору и азбуке Морзе, составлявшие ядро клуба и поддерживавшие его романтический дух? Конечно, многих унесло время. Давно уже нет обаятельного капитана первого ранга Федора Савельевича Лесковича, бывшего для нас, ребят, живым носителем героических традиций советского флота и образцом энергичной русской натуры. Ушли и другие. Но почему их не сменили новые поколения? Ведь сейчас в Курске гораздо больше отставных моряков, чем в 50-е годы.

Недавно меня окликнул на улице худощавый старик с курчавой бородой, и я сразу вспомнил его легкий решительный голос. Да, это был он, наш любимый наставник Иван Иванович Галаженко. Отслужив на флоте, он поначалу преподавал в нашей школе №2 физкультуру, но 1 затем, окончив пединститут, стал еще и учителем географии. Это он привел нас в речной клуб и организовал из старшеклассников две команды гребцов. Как I умело и удачно сочетал Иван Иванович ! вроде бы несовместимые географию и физкультуру! Он водил целые классы в многодневные походы, тренируя школьников физически, прививая им навыки самообслуживания. При этом ненавязчиво, как бы между прочим, умел объяснять происхождение форм земной поверхности, увлекательно рассказывал о дальних странах.

Сейчас ему уже за восемьдесят, но смеется и шутит он, как и полвека назад. "Наш клуб существовал при ДОСААФ, - напомнил мне Иван Иваныч, - а это была военно-патриотическая организация, имевшая мощную государственную поддержку. Во время всяких перестроек и реформ подразделения ДОСААФ были распущены и закрыты. А потом началась "прихватизация" - наша база попала в чужие руки. Пойди сейчас туда, посмотри. Там три забора, пять ворот - и никакой вывески. Чем они там занимаются - не знаю, но то, что наш катер "толкнули" куда-то на Север - это факт. Сейчас мы, старые мариманы, составили что-то вроде нового клуба. Его организатор Голеусов Олег Борисович. Но у нас ничего нет, даже комнатенки, где можно было бы собраться. Вот такие дела".

Когда я высказал Ивану Иванычу мысль об устройстве новой базы клуба в затоне бывшей "пионерской" поляны, он еще более оживился, а затем по-деловому отметил конкретные проблемы, связанные с воплощением этой мечты.

"Нашлись бы два-три молодых энергичных человека, и они построили бы эту базу! - убежденно размышлял Иван Иваныч.

- В Курске немало состоятельных людей, надо искать спонсоров. Да и государство уже поднимается на ноги, ему ох как нужны ребята, подготовленные для службы на флоте. И вообще, спорт на воде - это же необычно, это память на всю жизнь. Шлюпки, весла, паруса... И простор, и свежий ветер!" В голосе бородатого старика нарастала давно знакомая задорная интонация, и сквозь седину, морщины все явственнее проступали молодые черты нашего незабвенного Ивана Иваныча.

И еще об одной проблеме заговорил тогда со мной наш давний наставник, проблеме, которая угрожает самому существованию нашей любимой реки. "Недавно сын привез меня на Солянку - так я просто ужаснулся! Под каждым кустом кучи мусора! Пустые бутылки и пакеты лежат сплошным слоем, из-под них даже травы не видно! Лучшие места отдыха у реки превратили в свалки! Такое впечатление, что люди совсем не любят природу!"

Отдыхая на скамье у плотины, я постоянно вижу сцены, заставляющие вспоминать возмущение Ивана Иваныча. И справа, и слева от меня в воду летит использованная тара. Тихие прибрежные заводи уродливо бугрятся скопищами пластиковой посуды, ивовые кусты, будто грязными тряпками, увешаны измочаленным полиэтиленом. Но похоже, что красивые парни и девушки, веселящиеся на берегах, считают всю эту грязь нормальным явлением.

Уже много лет наши реки обороняются от пресыщенных потомков тех, кого они веками поили и кормили. Эти русскоговорящие, решая свои сиюминутные проблемы, равнодушно отравляют речную воду ядовитыми отходами своих непомерно растущих потребностей, засоряют зеленые берега отвратительными отбросами своего благополучия. И просто удивительно, что по этим древним артериям еще течет как будто чистая вода, что там еще водится рыба, что в жаркий день можно погрузиться в прохладные речные струи.

Надеюсь, что моя дочь и ее дети еще будут отдыхать у реки моей жизни...

Но увидят ли эту благодать мои правнуки?

©Валерий Власенко
        Предоставленно автором специально для сайта "Курск дореволюционный"


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
11.12.2015 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову