Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 
автор: А.А. Танков

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
СМУТНОЕ ВРЕМЯ

Появленiе Димитрiя Самозванца въ Курскомъ краѣ. - Волненiе въ народѣ. - Вопросъ объ отношенiи высшаго служилаго сословiя къ Димитрiю Самозванцу, переходъ на его сторону низшихъ классовъ населенiя и казачества. - Пустота осадныхъ дворовъ во время похода Самозванца. - Затруднительность положенiя дворянъ и дѣтей боярскихъ Черниговско-Курскаго края. - Сдача Димитрiю черниговскихъ городовъ. - Переходъ Путивльцевъ на сторону Лжедимитрiя. - Законы о дворянскомъ сословiи при Димитрiи Самозванцѣ. - Вступленiе на царство Шуйскаго. - Возстанiе противъ него. - Тушинскiй воръ. - Награды за московское осадное сидѣнье Курскимъ дворянамъ. - Законы о дворянскомъ землевладѣнiи Шуйскаго. Эпоха междуцарствiя. - Грамота московскихъ бояръ о спасенiи Государства. - Дѣятельность Пожарскаго по освобожденiю Россiи отъ враговъ. - Значенiе дворянскаго сословiя въ смутное время. - Законъ о помѣстьяхъ, изданный Боярской Думою.

1.

Въ октябрѣ 1605 года Димитрiй Самозванецъ вошелъ въ предѣлы Московскаго Государства, именно въ Сѣверскую область, приближаясь къ Курскому краю. Въ это время въ Курскѣ и другихъ мѣстностяхъ было очень много волненiй среди народа. Въ средѣ служилаго сословiя, дворянъ и дѣтей боярскихъ, какъ стоявшихъ во главѣ мѣстнаго общества возникли серьезные вопросы, которые приходилось рѣшить немедленно. Во главѣ ихъ стоялъ вопросъ объ отношенiи своемъ къ лицу, которое назвало себя сыномъ Iоанна Грознаго и прiобрѣло довѣрiе во многихъ слояхъ Московскаго Государства, начиная отъ самыхъ высшихъ. Въ Путивльской и Рыльской области появились воззванiя Самозванца съ разными заманчивыми обѣщанiями и увѣренiями въ томъ, что онъ истинный Царь Дмитрiй Iоанновичъ и идетъ занять свой родительскiй престолъ. Въ Курскомъ краѣ нашлось много увлекшихся новымъ событiемъ: крестьянъ, такъ называемыхъ гулящихъ людей, Черкасъ, казаковъ и вообще представителей низшихъ классовъ населенiя. Они не колеблясь рѣшили примкнуть къ Димитрiю, по первому призыву. Точно также Донскiе и иные казаки, какъ бывшiе въ это время въ Бѣлгородско-Курской области, такъ и находившiеся въ своихъ станицахъ, вскорѣ оказали Димитрiю Самозванцу сильную поддержку, явившись къ нему въ критическую минуту съ отрядомъ въ 4000 человѣкъ отборнаго войска. Какъ низшiе классы смотрѣли на движенiе Димитрiя къ завоеванiю Русскаго Царства, видно изъ того, что въ Путивлѣ, Рыльскѣ и въ особенности въ Курскѣ никто изъ народа не боялся похода войскъ Самозванца и предстоявшей осады городовъ. Это ясно выражалось тѣмъ, что въ Курскѣ осадные дворы, находившiеся въ крѣпости, совершенно пустовали, никто и не думалъ спасаться въ нихъ, какъ это бывало прежде, когда разносилась вѣсть о томъ, что Литва идетъ или Татары. Тогда мѣста не хватало въ осадныхъ дворахъ. Въ концѣ же 1604 и началѣ 1605 года посадскiе и вообще жилецкiе люди, а тѣмъ болѣе простой народъ безпечно проживали въ посадахъ, слободахъ и селенiяхъ.

Обратимся теперь къ военному служилому классу населенiя - дворянъ и дѣтей боярскихъ. Они въ наступившее Смутное время, руководимые своими начальствующими лицами, старшими дворянами, ревностно исполняли свои обязанности, стояли на башняхъ и заставахъ городовъ, держали караулы, разъѣзды, готовились въ своихъ полкахъ къ военно-боевому походному времени, приводили въ порядокъ свое оружiе и другiе припасы, "сѣдлали", какъ тогда говорилось и "кормили коней". Но неся, какъ прилично было настоящимъ воинамъ, службу, несомнѣнно служилые люди дворяне и дѣти боярскiя и ихъ руководители крѣпко задумывались о томъ, какъ имъ поступить и что? дѣлать? Рѣшенiе этого вопроса для военно-служилаго сословiя было тѣмъ болѣе затруднительно, что оно не могло воспользоваться ни чьимъ примѣромъ. Нельзя было ждать, какъ поступятъ другiе города. Разрубить Гордiевъ узелъ и въ значительной степени содѣйствовать начатому Димитрiемъ перевороту или затушить его, выпало на долю именно Черниговско-Курскаго военно-служилаго сословiя съ тою только разницей, что Черниговцы въ данномъ отношенiи могли не особенно значительно повлiять на ходъ дѣла, хотя и подали поводъ къ началу перваго успѣха Димитрiя. Жители Моравска сдались Самозванцу, также поступили и жители Чернигова, конечно, въ согласiи съ тамошнимъ военно-служилымъ сословiемъ. Воевода былъ связанъ и лишенъ свободы. Новгородъ-Сѣверскiй сопротивлялся Царевичу. Въ это время Димитрiй все свое вниманiе обратилъ на Путивль, какъ городъ прекрасно укрѣпленный, бывшiй ключомъ къ овладѣнiю Курскимъ краемъ, какъ извѣстно охранявшимъ Москву. Въ началѣ Путивль энергично отразилъ нападенiе войскъ Димитрiя Самозванца, но затѣмъ въ городскомъ населенiи явились колебанiя, и возникло разногласiе какъ въ средѣ начальствующихъ лицъ, такъ и въ средѣ военно-служилыхъ людей. 18-го ноября 1604 года Димитрiй опять подступилъ къ Путивлю. Воевода Михаилъ Салтыковъ распорядился объ отраженiи войскъ Димитрiя, оставаясь вѣрнымъ Борису Годунову. Воеводское приказанiе было немедленно исполнено, и поляки съ казаками, составлявшiе отряды Димитрiевыхъ полковъ, были встрѣчены огненнымъ боемъ. Но въ это время путивльскiй осадный голова князь Рубецъ Масальскiй внезапно обезоружилъ и связалъ воеводу Михаила Салтыкова и отворилъ ворота для Димитрiя Самозванца. Конечно, Масальскiй не позволилъ бы себѣ сдѣлать этого крайняго шага, если бы онъ не опирался на городовыхъ ратныхъ людей. Для ясности дѣла скажемъ о томъ, что ратные люди раздѣлялись на полковыхъ, которые должны были биться со врагами, выступивъ изъ города и дѣйствуя въ полѣ, и на городовыхъ или осадныхъ, которые имѣли своею обязанностью защищать городъ въ его стѣнахъ. Вотъ эти-то послѣднiе военные люди, предводимые своимъ осаднымъ головою, стали за Димитрiя.

Путивль былъ сданъ ему, при чемъ Путивляне склонились на убѣжденiя Масальскаго и присягнули Самозванцу. Примѣру Путивля, какъ извѣстно, послѣдовали: Рыльскъ, Осколъ и другiе города Московской окраины. Если увеличенiе войска Димитрiя зависѣло отъ присоединенiй къ нему казаковъ, Черкасъ и "гулящихъ людей", то очевидно переходъ городовъ нашего края зависѣлъ отъ военно-служилаго сословiя. Причина этого отношенiя къ Самозванцу со стороны объясняется легко. Очевидно, это сословiе признало въ Димитрiи истиннаго сына Iоанна Грознаго. Могло ли оно противиться ему? "Самъ Димитрiй, - говоритъ С.М. Соловьевъ, - поступилъ въ Курскомъ краѣ такъ, что народъ видѣлъ усердiе его къ вѣрѣ православной, онъ велѣлъ принести изъ Курска въ Путивль Чудотворную Икону Знаменiя пресвятой Богородицы, встрѣтилъ ее съ честiю, поставилъ ее въ своихъ палатахъ и каждый день молился передъ нею. Образъ Знаменiя сопровождалъ его въ Москву, гдѣ этотъ образъ былъ поставленъ во дворцѣ.

Съ другой стороны, не надо упускать изъ виду, что уже впослѣдствiи Димитрiя считали человѣкомъ, такъ сказать, злонамѣреннымъ, захватившимъ путемъ обмана и насилiя Русскiй престолъ. Но въ 1604-1605 году могли ли такъ увѣренно думать Русскiе? Не любя Бориса Годунова, они скорѣе всего искренно могли считать Димитрiя истиннымъ, спасеннымъ отъ руки убiйцъ Царевичемъ, законно восходящимъ на престолъ своего родителя. Высшiе сановники, воеводы, напримѣръ, Салтыковъ и Шереметевъ говорили: - трудно сражаться съ прирожденнымъ Государемъ.

Воеводы Бориса Годунова начали было осаду Рыльска, но потомъ отступили отъ города. Послѣ смерти Бориса Русское войско перешло на сторону Димитрiя, о чемъ его извѣстилъ прибывшiй въ Путивль, гдѣ находился Самозванецъ, князь Голицынъ. Тогда онъ отправился къ войску изъ Путивля, гдѣ нашелъ надежное убежище во время затруднительнаго своего положенiя.

2.

2.

Въ свое кратковременное царствованiе Димитрiй Самозванецъ не успѣлъ издать какихъ-либо законовъ, которые бы касались правъ и обязанностей Дворянства. Впрочемъ, при немъ состоялись два приговора бояръ о крестьянахъ, имѣвшiе отношенiе и къ жизни дворянскаго сословiя. Въ первомъ приговорѣ было сказано: "Если дѣти боярскiя, приказные люди, гости и торговые всякiе люди станутъ брать на людей кабалы, а въ кабалахъ напишутъ, что занялъ у него да у его сына деньги и кабалу имъ на себя далъ, то этихъ кабалъ отцу съ сыномъ писать, а въ книги записывать не велѣть, а велѣть писать кабалы порознь, отцу особая кабала, и сыну особая. Если же отецъ съ сыномъ или братъ съ братомъ станутъ по служилымъ кабаламъ холопства искать, то этимъ истцамъ отказывать, а тѣхъ людей, на кого они кабалу положатъ, освободить на волю".

Другой боярскiй приговоръ касается бѣглыхъ крестьянъ. "Если помѣщики будутъ бить челомъ на крестьянъ, сбѣжавшихъ съ ихъ земли за годъ до бывшаго голода, то бѣглецовъ сыскивать и отдавать старымъ помѣщикамъ. Если крестьяне бѣжали къ другимъ помѣщикамъ и вотчинникамъ въ голодные годы, но съ имуществомъ, которымъ имъ прокормиться можно, то ихъ также сыскивать и отдавать старымъ помѣщикамъ и вотчинникахъ. Если крестьяне бѣжали далеко изъ подмосковныхъ городовъ на украйны и пошли отъ старыхъ помѣщиковъ съ имуществомъ, но растеряли его дорогою и пришли къ другимъ помѣщикамъ въ бѣдности, про такихъ велѣно было спросить окольныхъ людей стараго помѣстья, и если они скажутъ, что крестьянинъ былъ прежде не бѣденъ и сбѣжалъ съ имуществомъ, достаточнымъ для прокормленiя, то бѣглеца отдать прежнему помѣщику. Если же окольные люди скажутъ, что крестьянинъ бѣжалъ въ голодные года отъ бѣдности, крестьянину жить за тѣмъ помѣщикомъ, кто кормилъ его въ голодные года, а истцу отказать: "не умѣлъ онъ своего крестьянина кормить въ тѣ голодные года, и теперь его не ищи". Если крестьяне въ голодные года пришли въ холопы къ своимъ или чужимъ помѣщикамъ и вотчинникамъ и дали на себя служилыя кабалы, а потомъ старые помѣщики станутъ ихъ требовать въ крестьяне, то опять же приговоръ боярскiй постановилъ разобрать - вслѣдствiе бѣдности сдѣлали это крестьяне или нѣтъ и сообразно съ этимъ разрѣшать дѣло всякiй разъ. Если крестьяне пошли до голода, то обращаются снова въ крестьянство, на бѣглыхъ крестьянъ далѣ пяти лѣтъ суда не давать.

Этотъ боярскiй приговоръ, какъ слѣдовало и ожидать, имѣлъ большое значенiе для Дворянства Курскаго края. Дѣло въ томъ, что во время страшнаго голода въ центрѣ Россiи въ царствованiе Бориса Годунова масса крестьянъ бѣжала въ нашъ край, гдѣ были урожаи и гдѣ вообще помѣстья нуждались въ рабочихъ людяхъ. Не смотря на уничтоженiе Юрьева дня, полнаго прикрѣпленiя крестьянъ къ землѣ еще не было, многiе подмосковные помѣщики, въ виду голоднаго времени, сами рады были уменьшенiю числа людей, которыхъ слѣдовало прокармливать. Въ свою очередь многiе помѣщики Курскаго края въ данное время прiютили у себя крестьянъ, покинувшихъ сѣверныя области съ тѣмъ расчетомъ, что съ увеличенiемъ числа крестьянъ въ ихъ помѣстьяхъ, несомнѣнно должна увеличиться и доходность ихъ имѣнiй - вотчинъ и помѣстiй. Изъ архивныхъ источниковъ мы видимъ, что въ первое десятилѣтiе XVII вѣка значительное количество помѣстiй Бѣлгородско-Курскаго края прiобрѣло себѣ крестьянское населенiе въ большей или меньшей степени. Вслѣдствiе приговора бояръ, по указу Царя Димитрiя, крестьянъ, перешедшихъ изъ подмосковныхъ помѣстiй и вотчинъ вслѣдствiе голода въ нашъ край, нельзя было возвращать прежнимъ владѣльцамъ. А это обстоятельство имѣло громадное значенiе для курскихъ помѣщиковъ, такъ какъ большинство поселившихся на ихъ земляхъ крестьянъ осталось на нихъ на болѣе или менѣе продолжительное время, а то и навсегда.

3.

Василiй Шуйскiй, какъ извѣстно, царствовалъ недолго, съ 19-го мая 1606 года по 17 iюля 1610 г. Дворяне городовъ не участвовали въ качествѣ представителей въ избранiи Василiя Шуйскаго, не было ихъ и отъ городовъ Бѣлгородско-Курскаго края. Вступивъ на престолъ, Шуйскiй прежде всего озаботился о расширенiи правъ бояръ. Въ Курскѣ, Бѣлгородѣ, Рыльскѣ и Путивлѣ въ маѣ 1606 года были получены грамоты новаго Царя, въ которыхъ было сказано: "Мнѣ, Великому Государю, всякаго человѣка, не осудя истиннымъ судомъ съ бояры своими, смерти не предати и вотчинъ и дворовъ и животовъ (имущества) и братьи ихъ и у женъ и у дѣтей не отымати, будетъ которые съ ними въ мысли не были. То же и съ торговыми людьми".

Въ царствованiе Василiя Шуйскаго одинъ изъ главныхъ предводителей возстанiя, начатаго противъ Шуйскаго, Болотниковъ разослалъ посланiя къ низшему слою населенiя съ воззванiемъ объ участiи въ этомъ возстанiи во имя Лжедимитрiя II, такъ называемаго Тушинскаго вора. Предводитель возстанiя князь Шаховской и его единомышленникъ Болотниковъ были разбиты княземъ Михаиломъ Васильевичемъ Скопинымъ-Шуйскимъ, Болотникова и Лжепетра казнили, а Шаховской былъ сосланъ.

Между тѣмъ смуты продолжались, такъ въ 1606 году въ Бѣлгородѣ былъ бунтъ низшихъ слоевъ населенiя противъ Шуйскаго, а когда воевода князь Буйносовъ началъ усмирять этотъ бунтъ, то былъ убитъ. Когда въ 1608 году Самозванецъ Лжедимитрiй II вошелъ въ Московскiе предѣлы, то изъ Русскихъ сначала служили ему казанки и люди изъ самыхъ низшихъ слоевъ населенiя, но затѣмъ ему стали передаваться лица другихъ сословiй, стольники, стряпчiе, жильцы, дьяки и подъячiе. Подъ знамена Тушинскаго вора становились люди недовольные и въ Тушинѣ образовался особый дворъ, противоположный двору Московскому.

При всеобщей неурядицѣ воеводы при содѣйствiи военно-служилаго сословiя старались поддерживать гражданскiй порядокъ, насколько, разумѣется, это было достижимо и возможно. Обращаясь къ дворянамъ и дѣтямъ боярскимъ городовъ Курскаго края, мы замѣчаемъ въ данное время, что военно-служилое сословiе этихъ городовъ выносило на своихъ плечахъ тяжелое бремя самозащиты и защиты важнѣйшихъ основъ правильной государственной общественной жизни и культуры, которымъ со всѣхъ сторонъ грозило разрушенiе и уничтоженiе со стороны противогосударственныхъ и противообщественныхъ элементовъ. Кромѣ того, военно-служилому сословiю нашего края попрежнему приходилось защищаться отъ набѣговъ Татаръ, которые въ это время въ особенности нападали на города Бѣлгородско-Курскаго края. Въ 1611 году Татары проникли даже въ Курскiй уѣздъ, грабили его и разорили Коренную пустынь. Но вообще въ Смутное время южный рубежъ Московскаго Государства былъ плохо обезпеченъ въ политическомъ отношенiи, когда въ самомъ центрѣ Государства находились непрiятели со своими враждебными силами. Путивльскiй рубежъ сталъ мѣстомъ, откуда двигались на Москву разные противогосударственные элементы. И это должно было отражаться на характерѣ мѣстнаго населенiя - способствовало развитiю неспокойнаго духа у мѣстныхъ севрюковъ. Въ предѣлы Московскаго Государства вторгалось множество казачьихъ отрядовъ и шаекъ, которые помогали самозванцамъ и соединялись въ казаками, служившими въ городахъ Курскаго края и вообще въ украинныхъ городахъ, и съ польскими жолнерами.

Что касается движенiя законодательства по отношенiю къ дворянскому сословiю, то въ царствованiе Царя Василiя Шуйскаго послѣдовалъ указъ о пожалованiи за Московское осадное сидѣнье и за неотъѣздъ къ Тушинскому вору дворянамъ и дѣтямъ боярскимъ и другимъ ратнымъ людямъ въ вотчину изъ помѣстья со ста четей по двадцати четей. Въ актахъ рода Кикиныхъ мы встрѣчаемъ ссылку на указъ Шуйскаго, въ которой было сказано: "во прежнему указу какъ въ прошломъ 118 (1610) году на Москвѣ при Царѣ Васильѣ даваны вотчины дворяномъ и дѣтемъ боярскимъ за Московское осадное сидѣнье", и "съ его Иванова (Кикина) окладу съ 750 чети со ста по 20-ти, итого 150 чети изъ стараго его помѣстья въ вотчину". Для дворянъ и дѣтей боярскихъ Бѣлгородско-Курскаго края этотъ указъ имѣлъ весьма важное значенiе, такъ какъ нѣкоторые изъ нихъ, въ это время служили въ Государевыхъ войскахъ и получили жалованныя грамоты на вотчины въ награду за осадное сидѣнье въ Москвѣ и неотъѣздъ къ Тушинскому вору. Такъ: Богданъ Осиповичъ Виденьевъ получилъ отъ Государя Михаила Ѳеодоровича въ 1625 году грамоту , которою онъ былъ жалованъ вотчиною, что была дана ему Царемъ Василiемъ Ивановичемъ Шуйскимъ "за многiя его службы и осадное Московское сидѣнье противъ Польскихъ и Литовскихъ людей и русскихъ воровъ".

Предокъ Курскихъ дворянъ Голофеевыхъ Никита Ждановъ сынъ Голофеевъ и сынъ его Иванъ Никитичъ за службы ихъ и за Московское сидѣнiе по жалованной грамотѣ Царя Василiя Шуйскаго были пожалованы изъ ихъ помѣстья въ вотчину "съ людьми и со крестьяны" потомственно. Предокъ Тимскихъ помѣщиковъ Лутовиновыхъ Алексѣй Ивановичъ Лутовиновъ "за Московское осадное сидѣнiе при Царѣ Василiи Шуйскомъ" получилъ въ вотчину во Мценскомъ уѣздѣ пашню и сѣнокосъ. Предокъ Бѣлгородскихъ дворянъ Гриневыхъ Сергѣй Гриневъ "за Московское осадное сидѣнiе при царѣ Василiи Iоанновичѣ Шуйскомъ" былъ пожалованъ по Царской грамотѣ съ помѣстного его окладу съ 670 четвертей, со 100 по 20, итого 130 четвертей, въ вотчину. Предокъ Суджанскихъ помѣщиковъ Алтуховыхъ Матвѣй Савиновичъ Алтуховъ былъ пожалованъ въ 1608 году "за его службу и мужественное осадное Московское стоянiе при Царѣ Василiи Iоанновичѣ Шуйскомъ, когда Поляки и Литовскiе люди покушалися разорить Московское Государство и попрать Христiанскую вѣру, вотчиною съ его помѣстнаго оклада 110 четвертей въ полѣ, а въ дву потомужъ" въ Болховскомъ уѣздѣ. Курскiй помѣщикъ Карпъ Григорьевичъ Потуловъ "за его многiя службы и за Московское осадное сидѣнье былъ пожалованъ съ помѣстнаго его оклада съ 500 четвертей, со 100 по 20, итого 100 четвертей - деревнею Баранковою въ вотчину". Предокъ Старооскольскихъ дворянъ Алисовыхъ Петръ Васильевичъ Алисовъ за его службы, оказанныя во время войны съ польскими и литовскими людьми изъ его помѣстнаго оклада, что ему былъ данъ при Царѣ Василiи Шуйскомъ въ 300 четвертей. Во Мценскомъ уѣздѣ, былъ пожалованъ изъ помѣстья въ вотчину и др.

Законъ, изданный въ царствованiе Шуйскаго въ мартѣ 1607 года, подтвердилъ прикрѣпленiе крестьянъ къ землѣ и постановилъ, что принимающiй чужихъ крестьянъ платитъ 10 рублей пени съ каждаго человѣка, а господамъ по 3 рубля за каждое лѣто. Кто женится на бѣглой женщинѣ, отдается со всѣмъ имуществомъ и дѣтьми господину ея. Если помѣщикъ держитъ холопку до 17 лѣтъ въ дѣвицахъ, вдову не женитъ послѣ мужа больше двухъ лѣтъ, парня холостого за 20 лѣтъ, такимъ давать отпускныя въ Москвѣ казначею, а въ другихъ городахъ намѣстникамъ и судьямъ.

Въ Бѣлгородско-Курскомъ краѣ было много мужчинъ и, сравнительно, мало женщинъ, такъ какъ онъ являлся военнымъ краемъ, гдѣ даже административное управленiе было полковымъ. Здѣсь была масса военныхъ людей - казаковъ, драгунъ, рейтаровъ, копейщиковъ и проч., здѣсь были бѣглые всякаго рода и бѣжавшiе изъ мѣстъ своего жительства по разнообразнымъ причинамъ. Они то нерѣдко похищали разными способами дѣвицъ и женщинъ и потомъ женились на нихъ. Въ дѣлахъ Бѣлгородскаго стола мы часто встрѣчаемъ указанiя на то, что крестьянки не только дѣвицы и вдовы, но и замужнiя по подговору, большею частью, военныхъ людей низшаго званiя, спѣшили оставить своихъ господъ и отправлялись за ними. Нерѣдко похищенiе женщинъ происходило во время проѣзда воинскихъ людей черезъ помѣстья и деревни. Нѣкоторыя дѣла такъ и озаглавлены: "о побѣгѣ такой-то вдовы или замужней или дѣвицы съ поля съ такимъ то или неизвѣстнымъ лицомъ". Законъ Царя Василiя имѣлъ въ виду ограничить это невыгодное для помѣщиковъ явленiе мѣстной жизни.

Третiй законъ 1607 года касается холопства. "Если кто послужитъ въ холопствѣ полгода и больше, а самъ не родился въ холопствѣ и не захочетъ давать на себя кабалы, того въ неволю не отдавать". Но въ 1609 году бояре отмѣнили эту статью и возстановили законъ Ѳеодора Iоанновича, по которому холопъ, прослужившiй полгода и больше, прикрѣпляется окончательно. Отказано было въ просьбѣ тѣмъ дворянамъ и дѣтямъ боярскимъ, которые, подвергшись опалѣ при Лжедимитрiи, хотѣли повернуть къ себѣ назадъ холоповъ, отпущенныхъ на волю вслѣдствiе опалы.

4.

Въ настоящихъ строкахъ намъ предстоитъ коснуться жизни и дѣятельности Дворянства Курскаго края въ эпоху междуцарствiя - 1610-1612 года. Прежде всего упомянемъ о томъ, что въ августѣ 1610 года въ городахъ Курскаго края были получены изъ Москвы грамоты, въ которыхъ было сказано: "Видя междоусобiе между православными христiанами, польскiе и литовскiе люди пришли въ землю Московскаго Государства и многую кровь пролили, церкви и монастыри разорили, святынѣ поругались и хотятъ православную вѣру въ латинство превратить; Польскiй король стоитъ подъ Смоленскомъ, гетманъ Жолкѣвскiй - въ Можайскѣ, а воръ - въ Коломенскомъ, литовскiе люди по ссылкѣ Жолкѣвскимъ, хотятъ Государствомъ Московскимъ завладѣть, православную вѣру разорить, а свою латинскую ввести. И мы, поговоря между собою и услыша отъ всякихъ людей украинскихъ городовъ, что Государя, Царя Василiя Ивановича на Московскомъ государствѣ не любятъ, къ нему не обращаются и служить ему не хотятъ, кровь христiанская междоусобная льется многое время, всталъ отецъ на сына и сынъ на отца, другъ на друга, - видя всякiе люди Московскому Государству такое конечное разоренiе, били челомъ ему, Государю, всею землею, чтобы онъ Государство оставилъ для междоусобныя брани, и для того: которые люди, боясь отъ него опалы, и его не любя къ нему и ко всему Московскому Государству не обращаются - тѣ бы всѣ были въ соединеньи и стояли бы за православную христiанскую вѣру за одно. И Государь Государство оставилъ, съѣхалъ на свой старый дворъ и теперь въ чернецахъ; а мы цѣловали крестъ на томъ, что намъ всѣмъ противъ воровъ стоять всѣмъ Государствомъ за одно и вора на Государство не хотѣть. И вамъ бы всѣмъ всякимъ людямъ стоять съ нами заодно и быть въ соединеньи, чтобы наша православная вѣра не разорилась, и матери бы наши, жены и дѣти въ латинской вѣрѣ не были".

Эта грамота имѣетъ важное значенiе для исторiи Курскаго края, такъ какъ изъ нея ясно видно, что московскiе бояре пришли къ извѣстному рѣшенiю выслушавъ всякихъ людей украинскихъ городовъ, т.е., конечно, прежде всего лицъ военно-служилаго дворянскаго сословiя, которыя, какъ видно изъ грамоты, были недовольны Василiемъ Шуйскимъ. Нѣтъ никакого сомнѣнiя въ томъ, что Смутное время царствованiя Шуйскаго особенно тяжело отзывалось на украинскихъ городахъ Московскаго Государства и помѣстномъ дворянскомъ сословiи. Объ этомъ единогласно свидѣтельствуютъ всѣ русскiе историки.

Нападенiя Литовцевъ, разныхъ гулящихъ людей, татаръ - все это доводило благодатный по своему плодородiю Курско-Бѣлгородскiй край до разоренiя, нестерпимаго для всѣхъ, въ томъ числѣ дворянъ и дѣтей боярскихъ. И дѣйствительно, какъ мы знаемъ изъ исторiи, военно-служилое сословiе этого края сочувственно отозвалось на боярскую грамоту. Не могла жалѣть о низложенiи Шуйскаго Курская область, когда, какъ мы видѣли, противъ него возставали ея города, напримѣръ, Бѣлгородъ. Но не могла она и оставаться безучастною къ предстоявшему тогда устройству Русской земли.

Когда послѣ убiйства Лжедимитрiя II уже на надо было бояться этого самозванца, то многимъ Русскимъ людямъ можно было дѣйствовать свободнѣе. Московскiе бояре, какъ мы видимъ, засвидѣтельствовали о томъ, что они въ своемъ рѣшенiи руководствовались преимущественно мнѣнiемъ и политическими взглядами украинскихъ городовъ и, разумѣется, которые стояли во главѣ осѣдлаго населенiя, желавшаго водворенiя мира, спокойствiя и правопорядка какъ на своей родинѣ, такъ и во всей Россiи. И дѣйствительно военно-служилое сословiе Бѣлгорода, Курска, Путивля, Рыльска, Сѣвска, Мценска и другихъ городовъ должно было въ то время представлять крупную политическую силу вслѣдствiе своей организованности въ одно цѣлое, привычкѣ къ дисциплинѣ и устойчивости въ традицiонной службѣ на защиту Отечества и его важнѣйшихъ границ. И дѣйствительно, лишь только въ Россiи стало проявляться желанiе народа устроить и обезпечить государственный и общественный порядокъ, какъ всѣ города Курскаго края начали вести энергическую борьбу со врагами Отечества и не смотря на много бѣдъ, которыя пришлось перенести Курско-Бѣлгородскому краю, онъ постепенно и неуклонно шелъ къ великой цѣли возстановленiя правильной и закономѣрной политической жизни родины.

Духъ бодрости все болѣе началъ охватывать Русскихъ людей, и они мало-по-малу становились на тотъ истинный путь, чтобы идти за тѣми, которые хотѣли избрать Царя изъ Русскихъ бояръ и имѣли твердое намѣренiе предложить Московскiй престолъ юному Михаилу Ѳеодоровичу Романову.

Когда польскiй вельможа Сапѣга, - говоритъ С.М. Соловьевъ, - писалъ въ Кострому, уговаривая жителей ея признать опять царемъ Владислава, то онъ высказался такъ: - "Знаете вы польскихъ и литовскихъ людей мочь и силу: кому съ ними биться?" Но бойцовъ, - продолжаетъ С.М. Соловьевъ, - нашлось много: они шли изъ земли Сѣверской, къ которой относились Путивль и Рыльскъ, Муромской, Рязанской, Низовой и др. подъ предводительствомъ людей незнаменитыхъ, но за то вполнѣ преданныхъ Отечеству. Когда Русскiе люди подъ предводительствомъ князя Пожарскаго и другихъ полководцевъ приступили къ освобожденiю Москвы отъ поляковъ, то въ это время для выполненiя этой задачи со всѣхъ сторонъ Россiи къ Москвѣ устремились служилые люди, и имъ въ значительной степени обязано было Московское Государство своимъ освобожденiемъ.

Въ Путивлѣ въ это время была получена призывная грамота Пожарскаго, въ которой онъ обратился къ Путивлянамъ слѣдующимъ образомъ:

"Въ Путивль архимандритомъ и игуменомъ и протопопомъ и всему освященному собору и Государевымъ воеводамъ и дворяномъ и дѣтемъ боярскимъ и стрѣльцомъ и козакомъ и гостинымъ и всякимъ жилецкимъ и уѣзднымъ людемъ.

Московскаго Государства бояре и воеводы и по избранiю всѣхъ чиновъ людей у ратныхъ и земскихъ дѣлъ стольникъ и воевода Дмитрiй Пожарскiй съ товарищи, и чашники и стольники и дворяне большiе и стряпчiе и приказные люди и жильцы и дворяне и дѣти боярскiя всѣхъ городовъ и головы стрѣлецкiе и козаки и стрѣльцы, князья и мурзы и Татарове и всѣхъ городовъ служилые люди и гости и торговые и всякiе жилецкiе люди челомъ бьютъ о порученiи ему, князю Пожарскому Нижегородскаго ополченiя для освобожде-

Москвы отъ Поляковъ и для избранiя Государя, о присылкѣ къ нему ратныхъ людей, денегъ и выборныхъ отъ всякаго званiя людей для совѣта съ ними".

На этотъ призывъ въ числу другихъ городовъ Русскаго Государства съ готовностью отозвались Путивльцы и весь Курскiй край.

Какое же значенiе имѣло дворянское сословiе въ Смутное время? - спрашиваетъ одинъ изъ историковъ Русскаго Дворянства М.Т. Яблочковъ и отвѣчаетъ на этотъ вопросъ слѣдующимъ образомъ :

- Въ Смутное время проявилась вся разумная сила дворянскаго сословiя. Оно постоянно оставалось элементомъ монархическимъ, постоянно стояло за государственный порядокъ. Нѣсколько дворянъ было въ войскѣ Болотникова, въ станѣ Тушинскаго вора, на сторонѣ Сигизмунда, но это были исключенiя, дворянское сословiе оставалось врагомъ всего противообщественнаго. Если дворяне и перешли на сторону Димитрiя, то считая его спасеннымъ сыномъ Iоанна Грознаго. Убѣжденiе это было искреннее, примѣръ тому Басмановъ, который долго сопротивлялся Самозванцу, потомъ первый перешелъ на его сторону и положилъ за него жизнь. Путивльскiй воевода Михаилъ Глѣбовичъ Салтыковъ встрѣтилъ въ Путивлѣ полки Димитрiя Самозванца огненнымъ боемъ съ крѣпостныхъ стѣнъ, между тѣмъ какъ при осадѣ города Кромъ Салтыковъ, очевидно, признавъ Димитрiя спасеннымъ Царевичемъ, велѣлъ отвести нарядъ (т.е. жерла орудiй) отъ крѣпости.

Изучая исторiю Смутной эпохи, мы видимъ, что во всѣхъ дѣйствiяхъ руководящимъ элементомъ является дворянское сословiе. Бояре, составлявшiе Думу, имѣя власть въ своихъ рукахъ, не обратили ее въ свою пользу или въ пользу дворянскаго сословiя. Служба для дворянъ и дѣтей боярскихъ попрежнему была обязательной. Несмотря на разнообразныя смуты, дворяне и дѣти боярскiя Бѣлгородско-Курскаго края продолжали нести полковую, городовую и даже сторожевую службу. Конечно, въ этой службѣ были перерывы и неустройства, но принципъ ея былъ настолько неприкосновенъ, что при первыхъ проблескахъ возстановленiя порядка всѣ неустройства исчезали и замѣнялись прежнимъ строемъ Государевой службы. Боярская дума назначила дворянамъ явиться на службу 29 мая 1611 года, у тѣхъ же, кто почему-либо не явился, были отняты помѣстья.

Въ предшествующее время въ помѣстной системѣ произошла большая путаница. Помѣстья раздавались и въ Москвѣ и въ Тушинѣ и въ Калугѣ, то Московскимъ Царемъ, то самозванцемъ, то Сигизмундомъ, то Владиславомъ. Для водворенiя порядка въ этомъ дѣлѣ Боярская Дума 30 iюня 1611 года постановила: "помѣстья и вотчины, розданныя безъ земскаго приговора, отобрать назадъ и раздать помѣстныя и вотчинныя земли безпомѣстнымъ и разореннымъ дѣтямъ боярскимъ". По этому приговору, какъ это впослѣдствiи обнаружилось въ царствованiе Государя Михаила Ѳеодоровича, получили помѣстья многiе дѣти боярскiя въ Курско-Бѣлгородскомъ краѣ. Помѣстья, данныя на имя короля или королевича, приговоромъ Боярской Думы велѣно было отобрать, но не отбирать у тѣхъ дворянъ, у которыхъ кромѣ нихъ нѣтъ другихъ помѣстiй и дачъ. Не отнимать помѣстiй у женъ и дѣтей умершихъ и побитыхъ дворянъ. Если дворяне и дѣти боярскiя, не прiехавъ на службу до 29 мая, прiѣдутъ и будутъ бить челомъ, что они не являлись по бѣдности, о такихъ сдѣлать обыскъ, и если окажется, что они сказали правду, то помѣстья имъ возвратить. Велѣть испомѣстить прежде всего дворянъ и дѣтей боярскихъ бѣдныхъ, разоренныхъ, безпомѣстныхъ и малопомѣстныхъ. Помѣстья были признаны Боярской Думой какъ-бы собственностью родовъ служилыхъ людей, и пока въ родѣ были люди, способные къ службѣ, родъ могъ владѣть помѣстьемъ. Боярская Дума постановила еще, чтобы помѣстья, перешедшiя въ Смутное время въ чужой родъ, были возвращены роду прежняго владѣльца, чтобы послѣ смерти отца переходило къ сыну все помѣстье, а не часть его.

Въ виду громадной гибели въ Смутное время отцовъ семействъ дворянъ и дѣтей боярскихъ Бѣлгородско-Курскаго края, въ немъ болѣе всего нашла себѣ примѣненiе статья приговора о неотнятiи помѣстiй у женъ и дѣтей убитыхъ и умершихъ ихъ мужей въ кровавыхъ бояхъ того времени.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере


Дата обновления:

Если у вас нет шрифта "Litopys New Roman" и Ять отображается квадратиком - установите его отсюда
Большое спасибо Владимиру Горяинову за предоставленный материал


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову