Улицы старинного Курска

автор: В.СТЕПАНОВ.

БЫВШАЯ ЗОЛОТАРЕВСКАЯ

Очень интересно прогуляться по относительно короткой, но старинной улице Курска, одной из древнейших — улице Гайдара. Первоначально она называлась Благовещенской. С начала XX века приобрела новое название — Золотаревская, по имени богатого купца, чей дом красовался на ней. Совсем недолгое время, в злополучном 1937 году, эта улица, проходящая вблизи здания НКВД, носила имя Ежова. Затем, с падением кровавого чекиста, она вновь обрела свое старое название.

Но в 1965 году кому-то в горисполкоме захотелось переименовать улицу: то ли в тот момент купцы считались поганым явлением, то ли название не понравилось своим двусмысленным звучанием, и ... ее стали именовать улицей Гайдара, на которой писатель никогда не жил.

До Октябрьской революции на тихую улицу выходили два зеленых сквера, расположенных на площадях у старинных храмов, а на самой улице насчитывалось три церкви. В этом она могла соперничать с главными улицами города: Московской и Херсонской, которые также имели по три храма, но при большей протяженности.

О древности улицы говорят ее старинные каменные постройки: дом и флигель купца Семена Хлопонина, которые долгое время приписывались боярам Ромодановским, старинный дом Курско-Орловского управления земледелия и государственных имуществ, расположенный на углу улиц Гайдара и Пионеров, отмеченный еще на первом плане города; стоящая рядом церковь Нижней Троицы; теперь уже не сохранившиеся, к сожалению, каменные церкви Спасо-Преображенская и Смоленская (Георгиевская); дом на углу улицы Дзержинского, в котором помещалась стариннейшая аптека города №1 — Георгиевская.

Обилие церквей вовсе не мешало работе на Золотаревской улице промышленных предприятий: фабрики обуви «Пантер», макаронной и кондитерской мастерской братьев Ворониных, гильзовой фабрики Серебрийского, крупорушки, табачной фабрики «Дюбек»; и уже в самом конце улицы, у реки Тускарь, в годы первой мировой войны разместился Латышский завод, ныне именуемый станкостроительным.

Из-за большого количества предприятий дореволюционная Золотаревская улица не имела шикарных магазинов, здесь не размещались школы или гостиницы, но она была богата емкими купеческими складами, амбарами, благо, железнодорожная станция и городской вокзал Курск-И находились поблизости.

После Октябрьской революции улица не претерпела заметных изменений. Правда, в атеистическом угаре была разрушена до основания небольшая Смоленская (Георгиевская) церковь и на ее месте перед Отечественной войной было построено четырехэтажное здание гостиницы. С очень красивой Спасо-Преображенской церкви были варварски «срезаны» купола, башенки, колокольня, и в каменном обрубке местные власти разместили хлебозавод.

В годы войны улица серьезно пострадала, на ней было много пепелищ. После освобождения города от оккупантов здесь сразу разместилось несколько строительных площадок. Среди восстановленных был небольшой краснокирпичный дом №6. В его реставрации принимали участие немецкие военнопленные, здесь же они жили до возвращения на родину в конце 40-х годов.

Идя от улицы Дзержинского по улице Гайдара, надо обратить внимание на красивый кирпичный дом №7, принадлежавший в прошлом помещице Е.Н. Ребиндер. После революции одно время в нем находилась школа 1-й ступени №24. Позже здесь размещались линейная железнодорожная милиция Московско-Киево-Воронежской железной дороги и школа неграмотных. Дом №8 в 1927 году был передан жилищному кооперативу «Кожевник» для достройки. Сейчас в нем помещается областная медицинская библиотека. Под №10 стоит современное здание бани №1, переведенной сюда с улицы Дзержинского. На пересечении с улицей Красной Армии, в угловом доме с мезонином №11, недавно разрушенном, после Октябрьской революции размещалась школа взрослых №10 при табачной фабрике «Пролетарий».

Очень интересны на этой улице старинные каменные дома с закругленными угловыми фасадами: бывший постоялый двор (№15) (разрушен в 2010 году) и приземистое двухэтажное здание бывшего Курско-Орловского управления земледелия и государственных имуществ (№28). В доме №17, в пятидесятых годах XX века надстроенном до трех этажей, перед Великой Отечественной войной жил известный курский художник, ученик И.Е. Репина, В.Е. Маковского, П. П. Чистякова, организатор Курской картиной галереи П.К. Лихин.

Здание большой ночлежки, существовавшей на улице в 20-х годах, в войну было уничтожено. Руины разрушенного здания гостиницы, стоявшей на углу улиц Золотаревской и Дзержинского, были разобраны, и на этом месте построен в 1953 году по проекту архитектора А.Ю. Ехауекима трехэтажный жилой дом с продовольственным магазином на первом этаже.

Там, где еще недавно размещался строительно-реставрационный участок Курского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (№38), до революции находилась крупорушка, принадлежавшая Романову и Раенкову. После свержения царизма она была сдана в аренду 1-й курской трудовой артели мукомольно-крупянОй промышленности. Во время НЭПа здесь работала крупорушка «Агропомощь».

«Сим честь имею известить, что мною получен ней — фундлянский рыбий жир, который, сверх своего лечебного действия, совершенно чист и без неприятного запаха и вкуса, свойственным жиру, продается в моей аптеке на Херсонской улице, против церкви Георгия. Цена за бутылку 1 руб. 50 коп. серебром. Аптекарь Я. Шиле».

Вот такое краткое частное объявление было напечатано летом 1857, года в газете «Курские губернские ведомости». Самое удивительное, что упомянутая в объявлении аптека работала в городе до последнего времени. Редчайший случай такого рода в Курске. Для торгового ярмарочного города, каким являлся Курск, было характерным обилие магазинов, лавок, рундуков, трактиров. Некоторые из этих старых торговых помещений в наше время доживают свои дни, но работа аптечного заведения до начала XXI века (слово «аптека» переводится с греческого языка как «склад») в стариннейшем здании — был поразительный случай в курской истории.

Аптека находилась на первом этаже двухэтажного кирпичного дома №56, стоящего на пересечении улиц Дзержинского и Гайдара. Горожане и поныне часто называют эту аптеку Георгиевской, как повелось ее именовать еще в старину по находившейся когда-то на противоположной стороне бывшей Золотаревской улицы приходской Георгиевской (Смоленской) каменной церкви, построенной в 1754 году. Церквушки давно уже нет, так как в 30-х годах ее, приземистую, с двухъярусной колокольней, быстро снесли до основания, чтобы на том месте построить гостиницу.

В 1850 году «Курские губернские ведомости» сообщили, что «...против церкви св. Георгия продается дом двухэтажный, на каменном фундаменте, со всеми принадлежащими к нему угодьями. О цене можно узнать в аптеке, находящейся в том же доме». Однако к тому времени дом №56 был уже стар. Известий, что по градостроительному плану 1782 года курские власти в первую очередь стремились построить каменные здания на углах новых улиц, определив этим зримо границы будущих кварталов. К тому же нынешний участок улицы Дзержинского от Пролетарского сквера до кинотеатра имени Щепкина подлежал застройке в первую очередь. Близкое соседство дома №56 с губернаторским (тоже стоящим на углу улиц) только подтверждает мысль, что старинное здание с аптекой на улице Дзержинского — ровесник знаменитого курского дома. «Дом губернатора» был приобретен казной в 1804 году. Следовательно, он строился еще в конце XVIII века. В фасадах этих зданий какое-то неуловимое сходство: те же крупные русты, прорезающие весь первый этаж, схожие элементы декоративной обработки, полукружие верхних окон по центру дома...

В 56-м доме находилась аптека №1. Своим номером она как бы говорила: «Я в городе первая!» Однако исторически самая первая аптека в Курске была создана в 1781 году. «Деревянная, на первый случай довольно снабженная медикаментами, заведена с помощью приказа общественного призрения немцем Виллешем, которая ему и принадлежит...» Так кратко ее охарактеризовал землемер И. Башилов, современник аптеки.

От той первой исторической и следа не осталось, а аптека «Георгиевская» работает теперь на улице Радищева. Она всегда ценилась. Недаром в 1923 году губздравотдел спешно перевел рабочую аптеку из помещения бывшей Никольской аптеки в более оборудованное и обширное помещение 1-й советской аптеки, бывшей Георгиевской.

Всмотритесь в дом №56. Он так стар, что даже его архитектурные детали как бы стерты долгим временем. Над входной аптечной дверью, расположенной в угловом закруглении здания, на втором этаже видно заложенное окно. В годы войны в нем была устроена амбразура огневой точки — тоже примета истории. Это здание — достойный памятник истории города, которых, увы, становится все меньше и меньше.

Такого типа зданий, как дом с мезонином на углу улиц Гайдара и Красной Армии, снесенный в ноябре 2003 года, в Курске сегодня найдется немного, но в прошлом в городе их было предостаточно.

Весь девятнадцатый век провинциальная Россия строила жилые дома с мезонинами, в которых проживали помещики, крупные чиновники, богатые купцы. Обычно в средней части такого одноэтажного дома находилась надстройка, непременно имевшая небольшой балкончик.

Этот дом на улице Гайдара имел во дворе небольшую пристройку с глубоким подвалом, перекрытым сводчатым потолком. По всей вероятности, она являлась более старинным жилым зданием, построенным на этом месте. Когда была определена по первому градостроительному плану улица Золотаревская, пристройка оказалась не на самом углу, а в небольшом удалении от него. В старину перед этим зданием был раскинут небольшой палисад. Скорее всего, во второй половине XX века владелец этого исторического места построил угловой дом с мезонином, которые теперь в городе, увы, можно сосчитать по пальцам.

Между улицами Красной Армии и Софьи Перовской в месте их пересечения с улицей Гайдара до Октябрьской революции находился сквер на Преображенской площади, в центре которой высилась редкая для курского края пятиглавая церковь Преображения Господня. Сначала здесь в самом конце XVI века была построена деревянная церковь. В то время город начинал застраивать новые площади за рекой Кур. Уже островком на спуске к реке Тускарь расположилась слободка Троицкого мужского монастыря. С постройкой Спасской церкви вокруг нее стала застраиваться новая одноименная слободка.

Близость южной границы государства, постоянные набеги татар, нападения поляков или своих соотечественников «воровских людей» — все это заставляли жителей новых слободок при появлении неприятеля, в час опасности, быстро перебираться в крепость, перенося туда свой скарб и перегоняя скот, и там отсиживаться. Когда же в 1612 году поляки обложили осадой Курскую крепость, только предательство спасской попадьи с ее зятем, дьяконом той же церкви, указавших неприятелю слабые места в обороне крепости, заставило ее изнуренных защитников сдать врагу большой острог и отступить в малый.

В 1786 году деревянная церковь была снесена, а на ее месте стали строить каменную. Очевидец строительства С. Ларионов тогда написал: «Церковь Преображения господня, в Закурной же части на Спасской площади. Строится вновь о двуетажах пяти главах, тщанием купечества и ко окончанию уже приходит».

В 30-х годах XX века церковь поспешно была перестроена в хлебозавод, а во время войны здание было разрушено до основания. После войны площадь быстро застроили, и теперь как-то даже странно, что небольшая улица Софьи Перовской, неожиданно сделав поворот на девяносто градусов, смыкается с улицей Красной Армии.

Двухэтажный жилой дом № 15 своим характерным угловым закруглением заставлял внимательно осмотреть его старинные плоские, без излишних архитектурных украшений стены.

Этот дом в двадцатых годах XX века принадлежал нэпману В.А. Скорману, в прошлом богатому лесопромышленнику. В нем в одно время после революции работала типография, а позже школа №40.

В трехэтажном доме №26 до конца XX века работало старейшее предприятие города — табачная фабрика, возникшее в купеческом Курске как небольшое кустарное предприятие по переработке табака. Фабрика неоднократно горела, останавливала свое производство, но все же выживала и даже расширялась. Во многом ее владельцев спасала нещадная эксплуатация рабочих, которым приходилось трудиться по 12-14 часов в сутки.

Фабрика получала кавказские, бессарабские, крымские и турецкие сорта Табаков и выпускала папиросы «Гаванские», «Дюшес», «Червонная дама», «Чаровница». Любители могли приобрести особые сорта папирос «Швара», «Турецкий Любек»!

В 1912 году фабрика переработала 7751 пуд табака, несколько менее, чем год назад, из-за очередного пожара в здании, случившегося 16 декабря 1911 года. Сразу же после него фабрика была отремонтирована и модернизирована. Теперь здесь уже имелось 25 гильзовых машин, 24 папиросонабивных, 5 крошильных станков, машины для сушки табака. На ней трудилось свыше трехсот человек. Она была единственной в центрально-земледельческой области, выпускавшей папиросы высших сортов.

Перед самой Октябрьской революцией это было уже крупнейшее предприятие города. Его станочный парк увеличился вдвое. На головной фабрике «Дюбек» и ее двух филиалах работали до 1000 человек в две смены. Здесь изготовлялось 30 млн. папирос в год. В 1919 году фабрика была национализирована. Гражданская война пагубно сказалась на работе предприятия.,..Оно часто простаивало из-за нехватки папиросной бумаги, поэтому «гнало» махорочный табак. В начале 20-х годов фабрика резко снизила объем своего производства до 1000 пудов табака в месяц при 342 работающих. В 1922 году она была переименована в «Профинтерн». Осенью 1924 года из-за тяжелого финансового положения, вызванного бесхозяйственностью ее руководства, фабрику закрыли. Возобновила, она свою работу лишь в 1926 году. Теперь её нарекли именем 8 марта. К этому времени фабрика стала одним из крупных предприятий Курска. Здесь тогда работали свыше 300 человек. В набивном, гильзовом, пачечном, коробочном, бандерольном отделениях — везде преобладал труд женщин и подростков.

Ассортимент выпускаемой продукции в 20-х годах включал папиросы высшего сорта «Мабузо», первого сорта: «Профинтерн», «Мои», а также второсортные: «Курский соловей», «Мишка», «Репка», «Дай-Дай». В 1929-1930 гг. фабрика из-за трудностей в снабжении сырьем перешла на выработку папирос в основном из махорочного табака.

В 1938 году началась реконструкция этого предприятия. Здание фабрики было надстроено. Комплексно здесь решались вопросы механизации подачи табака в набивной цех при помощи воздухопроводов, устанавливались элеваторы-грузоподъемники, внедрялся внутризаводской транспорт. После этой реконструкции она увеличила суточный выпуск готовой продукции с 5 до 9 миллионов штук папирос.

Отступая из Курска, фашисты подожгли главный корпус фабрики. Два дня он пылал костром, и все это время рабочие боролись с огнем, отстояв от пожара часть здания с оборудованием механического цеха. 17 февраля 1943 года, на девятый день после освобождения города от оккупантов, фабрика выдала вновь свою продукцию. В 1944 году, частично восстановленная, она уже работала на выпуск 200 миллионов папирос и 600 тонн курительного табака в год.

В 1946 году был восстановлен ее главный корпус. В 2002 году к нему была сделана пристройка, но вскоре ее обанкротили.

За табачной фабрикой, на углу улиц Гайдара и Пионеров, стоит одно из старейших гражданских зданий Курска, построенное в XVIII веке. Оно уже отмечено на первом плане города 1782 года. Здание сразу же бросается в глаза своим необычным угловым закруглением фасада, столь любимым нашими предками. Двухэтажное кирпичное, с антресолями по улице Гайдара и во двор, хорошее по форме и .строгое в своей простоте, оно любопытно и при осмотре его со двора. Здесь надо обратить внимание на полукруглую коридорную пристройку в угловой части здания.

До Октябрьской революции в этом большом поэтому времени доме размещалось управление земледелием и государственными имуществами Курской и Орловской губерний, занимавшееся земельными вопросами, имениями, оброчными статьями и лесами. Здесь находилась канцелярия управления и квартира управляющего. Здание в середине XX века отапливалось наряду с мужской гимназией и рядом домов крупных губернских чиновников торфом, которого в Курской губернии было достаточно, что тогда считалось прогрессивным делом.

В 60-х годах XX века в здании помещалась контора Курского облколхозпроекга, в 1969 году преобразованная в проектный институт. «Курскагропромпроект» размещался в собственном здании на улице К. Маркса.

В Курске есть удивительное историческое место. Если от реки Тускарь пешком медленно подниматься по улице Гайдара в крутую гору, то не покидает радостная мысль, что взору открывается древний уголок города. Вы внимательно скользите взглядом по фасадам стоящих здесь старинных зданий, с интересом разглядываете высящуюся на горе белокаменную церковь Святой Троицы, над вашей головой с криком проносятся птицы, а за густыми ветвями высоких старых деревьев угадывается один из самых интересных гражданских объектов древнего города — двухэтажный каменный дом с крутой крышей и красивой светелкой наверху — бывший дом купца Семена Хлопонина (долгое время его называли «палатами воевод Ромодановских» ).

На месте нынешней церкви Нижней Троицы когда-то стояла одна из древнейших курских деревянных церквей, построенная при мужском Троицком монастыре, основанном еще при Борисе Годунове. Это видно из грамоты московского царя Михаила Федоровича от 17 июля 1612 года: «...по грамоте царя Бориса строил Иона в Курске, на краю посада, за речкой Куром монастырь Троицы Живоначальныя и в том монастыре братию собрал». Неизвестно, когда монастырь был упразднен, но в 1742 году он уже не существовал.

Иона Тюлка (но другим источникам — Телка — прим. автора) заселивший бобыльками (т.е. послушниками) Закурную слободку, принадлежавшую Троицкому монастырю, передал ее по вкладной записи Курскому Рождество-Богородицкому монастырю, позже названному Знаменским, опасаясь, чтобы его родственники не вступили во владение монастырем. Приписанная же когда-то к Троицкому монастырю слобода Очаков, раскинувшаяся на противоположном от монастыря берегу реки Тускарь, давно слилась с городом, и теперь трудно услышать древнее название «Очаковская слобода» («очак» — древнерусское слово, обозначающее остров между рекой и ее протоками).

Недалеко от этих легендарных мест когда-то останавливались литовские войска, расположив свой походный лагерь там, где сейчас проходит Литовская улица. Литовцы, как сообщается в царской грамоте Михаила Федоровича, «...храм тот (Троицы — B.C.) разорили и монастырь выжгли и братию, старцев и бобыльков высекли (т.е. перебили — B.C.)».

Деревянная Троицкая церковь была построена в то смутное и полное тревог время в стороне от курской крепости в слободе за рекой Кур. Кругом располагались бревенчатые курные избы, тесно сбившиеся в посаде, и над ними высилась церковь с высокой колокольней, стоящая на вершине холма словно верный страж города в дозоре, зорко следящий за тем, что там делается вдали, на южных степных подступах к курской крепости.

Постепенно Курск становился тыловым городом, ибо в 1630-1640 годах было завершено строительство Белгородской укрепленной черты. Но опасность нападения врага с* юга еще существовала, и посад продолжал являться важным южным фортом Курска.

Существующая ныне Троицкая церковь с приделами Святой Троицы, преподобного Амвросия Оптинского, благоверных князей Бориса и Глеба (нижний этаж), Святаго Духа и святителя Николая Чудотворца (верхний этаж) была построена в 1734 году. В 1742-м к ней добавили боковые пристройки, отчего под новой крышей оказались окна высокого четверика, на котором, в свою очередь, покоится большой восьмерик с главкой, а в 1782 году был перестроен западный фасад храма с лестничными клетками, примыкающими к восьмигранной колокольне.

Троицкая церковь (или Святой Троицы, как ее еще называли) имела два этажа. В зимнее время для богослужения использовался нижний храм, а летняя церковь, более светлая и просторная, находилась на втором этаже. В шестидесятых, годах XX столетия церковь, действовавшая со времени Великой Отечественной войны, была закрыта. Здание долгое время реставрировалось на средства Курского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. В 1990 году здесь был открыт областной планетарий. Первый этаж храма был передан Курско-Белгородской епархии в 1992 году, а второй в — 1995-м, после выселения планетария.

Даже и сейчас в плотной современной городской застройке бывший посадский храм — главная архитектурная доминанта большого района. А как же он поражал и одновременно воодушевлял наших предков — курян на фоне низеньких жилых построек, просторных зеленых лугов и далеких перелесков.

Напротив церкви Нижней Троицы в небольшой усадьбе стоит знаменитое здание, долгое время именовавшееся Домом воевод Ромодановских. Но новые исследования историков в московских архивах открыли сведения, что двухэтажный деревянный воеводский дом находился в самом центре древнего Курска в остроге. Археологические исследования здания, проведенные в 1987-1988 годах, показали, что конструкция его фундамента характерна для второй половины XVIII века.

Правда, город куда старше этих стен, но деревянные, сравнительно недолговечные постройки древнего Курска давно разрушило время. Теперь трудно решить, было ли каменное строительство в Курске в ХI-ХIII веках, хотя из «Патерика» Киево-Печерского монастыря известно, что в 1030-е годы в Курске были и двор властелина, и церкви, и шумные торжища ... Страшное батыевское нашествие начисто все стерло с лица курской земли, разгромив крепость, уничтожив ее защитников, подвергнув длительному запустению место, на котором стоял некогда город.

Жилой дом, долгое время приписываемый воеводам Ромодановским, стоит за оградой на углу улиц Пионеров и Гайдара. С улицы хорошо видно массивное крыльцо с полукруглыми арками, над которыми возвышается башенка-теремок, а летом здание прячется за густой листвой деревьев, и, чтобы его внимательно рассмотреть, необходимо войти во двор.

Известно, что в конце XVIII века этот дом принадлежал купцу С. Хлопонину, который в 1810 году продал его купцу П.М. Ветчинкину за 4500 рублей ассигнациями. В роду Ветчинкиных долгое время сохранялось предание о том, что в этом здании находились помещения правительственных служб, позже в нем поделились монахи расположенного рядом Троицкого мужского монастыря и жили здесь вплоть до его закрытия в 1764 году.

С тех пор дом не один раз перестраивался и реставрировался, в результате чего были утрачены сводчатые перекрытия над основной частью комнат второго этажа и северной частью первого; палаты лишились дверей, железных ставней и большей части кованых оконных решеток. Тем не менее, несмотря на более поздние изменения внешнего вида здания (появились угловые рустованные пилястры и наличники с полукружиями в верхней фасадной части над окнами второго этажа, были увеличены размеры окон и дверей и т.п.), оно представляет собой интересный, особенно для южных областей России, образец каменного гражданского строительства XVIII века.

Массивные стены дома толщиной от 80 до 90 сантиметров были сложены из большемерного кирпича и скреплены толстыми железными связями, а одна внутренняя стена была еще толще — в ней имелась потайная лестница. На первом этаже размещался коридор, деливший это мощное, похожее на крепость здание на две половины. Под ним были обширные и глубокие подвалы, от которых шел подземный ход...

Внешний вид здания был достаточно интересным. В свое время его владельцы не пожалели средств на внешнее украшение большого по тому времени дома: на шатровую крышу и замысловатую кованую решетку, венчавшую конек крыши, на все то, что должно было поразить и подавить красотой и богатством в сравнении с окружающими постройками. «Дом купца Хлопонина» — так скорее всего правильнее назвать этот исторический архитектурный памятник федерального значения.

В связи со своим седым возрастом и предположением, что дом мог принадлежать боярам-воеводам Ромодановским, здание было приобретено в начале XX века курским дворянством для устройства в нем музея в честь трехсотлетия Дома Романовых.

После Октябрьской революции дом оказался беспризорным. Окрестное население постепенно растаскивало и расхищало его имущество. В 1922 году здание передали в ведение городского коммунального хозяйства, а позже — губернскому музею, который из-за отсутствия средств стал сдавать дом в аренду.

В начале тридцатых годов здание отремонтировали, сильно исказив его внешний вид. Только древнерусский теремок, размещенный на массивных восьмигранных колоннах, четко сохранил свое лицо.

В феврале 1936 года здесь открылся областной Дом юных туристов. Там же размещались общежитие, туристический музей, читальный зал, а три комнаты заняла редакция областной детской газеты «Пионер».

После Великой Отечественной войны в бывшем купеческом доме расположился базисный склад облоно, потом склад гороно. В 1985 году здание покинули арендаторы, и сюда пришли реставраторы.

Сейчас в нем размещается музей археологии, один из первых в России.

В одной усадьбе с домом купца Хлопонина стоит каменный одноэтажный флигель; выходящий на улицу Гайдара своим длинным почти глухим фасадом. Тоже старинное сооружение города. По преданию, когда в купеческом доме еще располагались правительственные учреждения, флигель использовали как место для заключения. Об этом говорят его толстые стены, сложенные, как и дом купца Хлопонина, из старинного большемерного кирпича, железные двери, ставни из кованого металла. И сейчас флигель глядит на улицу своими фигурными металлическими решетками на двух маленьких оконцах — свидетелях седого прошлого Курска. Под флигелем сохранились глубокие погреба, которые, по народной молве, когда-то соединялись с домом купца Хлопонина подземным ходом.

На плане города 1782 года уже нанесен Г-образный флигель, длинной стороной выходящий на бывшую улицу Золотаревскую. В описании 1792 года эта усадьба с каменным жилым домом и флигелем указана как принадлежавшая купцу Семену Хлопонину, приобретенная им по купчей крепости и занятая постоялым двором. Исследователь курской старины А.Н. Кобылин в начале XX века не смог определить, когда и у кого купцом Хлопониным была приобретена эта усадьба. И теперь это представляет для нас историческую загадку.

Когда в 1913 году Курское дворянское собрание к 300-летнему юбилею Дома Романовых приобрело усадьбу у купцов Ветчинкиных, оно намеревалось разместить, как тогда считалось, в доме Ромодановских благотворительное или просветительное учреждение.

После Октябрьской революции флигель, как и жилой дом, оказался бесхозным. С построек расталкивали крыши, стропила, двери... В послевоенные годы в флигеле помещалась контора базисного склада облоно, позже — склад текстиля. В 1985 году решением Курского областного исполнительного комитета флигель вместе с бывшим жилым домом был передан Курскому областному краеведческому музею, а позже археологическому музею.

Любопытен бывший купеческий дом №31 на улице. Гайдара. В послевоенное время здесь размещалась городская санэпидстанция с лабораторией. Сейчас это вновь жилой дом. Напротив него в доме №34, бывшей фабрики, еще недавно находился строительно-реставрационный участок по восстановлению памятников истории и культуры. Теперь здесь размещается похоронное бюро.


СОДЕРЖАНИЕ

Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
28.11.2013 г.

См. еще:
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ЧАСТИ г.Курска, часть 1. "КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ"

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову