Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

НАМЕСТНИКИ И ГУБЕРНАТОРЫ КУРСКОГО КРАЯ 1779 - 1917 гг.

автор: В.СТЕПАНОВ.

А КОМУ-ТО И ПОКРОВИТЕЛЬСТВОВАЛ

В любом современном энциклопедическом словаре о графе Михаиле Николаевиче Муравьеве, видном русском государственном деятеле, генерал-губернаторе Северо-Западного края, за жестокость при подавлении Польского восстания названном «Муравьевым-вешателем», приводится это страшное прозвище. Он сам его породил, когда назначенный Николаем I губернатором в Гродно в 1831 году, выступая на приеме им местного губернского дворянства, произнес свое знаменитое изречение, что он «не из тех Муравьевых, которых вешают, а тот, который сам вешает». Эти грозные слова были сказаны человеком, который в молодости сам примкнул в 1816 году к кружку молодых людей, основавших первое тайное политическое общество, принимавшим активное участие в составлении Устава «Союза благоденствия». Но еще в 1820 году он отошел от декабристского движения. Во время следствия над декабристами М.Н.Муравьев был арестован, но вскоре отпущен.

Прозвище навечно осталось за Михаилом Николаевичем, а ведь в его честь в свое время сочиняли свои стихи знаменитые русские поэты П.А. Вяземский и Ф.И. Тютчев. Известны также такие строки Н.А.Некрасова, произнесенные им в английском клубе 27 апреля 1865 года на обеде в честь М.Н. Муравьева:

Бокал заздравный поднимая,

Еще раз выпить нам пора.

Здоровье миротворца края,

Так много-ж лет ему: «Ура»!.

Пускай клеймят тебя позором

Надменный запад и враги:

Ты мощен Руси приговором,

Ее ты славу береги...

Большой знаток творчества Н.А .Некрасова Корней Чуковский сразу после Октябрьской революции написал статью «Муравьев и Некрасов», в которой утверждал, что поэт прочитал оду на торжественном обеде в честь М.Н. Муравьева, чтобы спасти свой журнал «Современник» от закрытия. Может, было и так. Но в 1922 году К.И. Чуковский издает эту статью уже отдельной книжкой под другим, конъюнктурным названием — «Поэт и палач».

Четыре года М.Н. Муравьев был военным и гражданским губернатором в Курске. В 1835 году он был произведен в звание генерал-майора и отправлен Николаем I в наш губернский город. Весть о его назначении мгновенно облетела губернию и заставила местное чиновничество трепетать от страха. Славу крутого администратора Муравьев уже приобрел в империи. Где бы до этого он ни служил: в Витебске вице-губернатором, в Могилеве гражданским губернатором или военным губернатором в Минске, всюду он оставил о себе след, как о жестоком, строгом и необыкновенно требовательном в исполнении его приказаний и распоряжений.

Пребывание Муравьева в Курске осталось на долгие годы памятным своими суровыми взысканиями с местных крестьян недоимок. Появившись в начале 1835 года в Курске, новый губернатор быстро перешерстил местную администрацию. На смену неугодным ему чиновникам он привез из Гродно, Петербурга и Москвы новых, которые, работая день и ночь, без выходных (так же работал и губернатор), наводили в губернии крутой порядок. Со свойственной ему энергией и упорством Муравьев очищал губернский административный механизм. Как позже свидетельствовал бывший курский чиновник Г. Слатин, у него «в канцелярии и губернском правлении денно-ношная работа, как говорится, огнем горела и ключом кипела 16-ю часами суточных занятий, без исключения воскресных и праздничных дней, определялось трудовое бремя... ...Еженедельные ревизии канцелярии, производимые самим губернатором, всегда по воскресеньям с 11-12 часов утра до часа и двух ночи и ежемесячные губернского правления не допускали мысли о свободе и праздности».

Новый губернатор сразу же, только приехав в Курск, обратил внимание на благоустройство города. Его поразила невероятная грязь на улицах. Позже он вспоминал, что по некоторым из них, не мог проехать верхом из-за чудовищной вони, которая стояла кругом. При нем с главной улицы города Московской были выведены за город кожевенные и салотопенные заводы.

Услышав о самодеятельном одаренном астрономе Ф.А. Семенове, Муравьев тотчас же пригласил его к себе, внимательно расспрашивал о комете Галлея, которая тогда занимала умы многих. После первой встречи Ф.А. Семенов за все время пребывания М.Н. Муравьева в Курске пользовался его расположением и покровительством, а позже они продолжали переписываться.

Во время губернаторского правления М.Н. Муравьева впервые в городе стала выходить газета «Курские губернские ведомости». По его предложению Ф.А. Семенов начал в газете помещать свои метеорологические наблюдения, которые отправлял в газету вплоть до своей смерти. Широкая образованность М.Н. Муравьева проявилась в том факте, что он поручил чиновнику губернской канцелярии Левашову собрать подробные сведения о всех достопримечательностях города Курска, серьезно занимался улучшением судоходства на реке Сейм.

Губернатор своей кипучей деятельностью в течение первых двух месяцев добился больших успехов: дела, тянувшиеся целыми годами, были быстро решены, а сами решения также быстро были приведены в исполнение; недоимки, накопившиеся за долгое время, уплачены.

Через четыре месяца после своего приезда в Курск М.Н. Муравьев отправился знакомиться с уездными присутственными местами, чем вверг всю губернию в шоковое состояние. Беспощадно, с присущей ему энергией, он искоренял чиновничье лихоимство, выполняя волю Николая I, посетившего Курск в 1835 году и потребовавшего от нового губернатора не давать никакого послабления для неплательщиков налогов. Сопровождавший царя в той поездке шеф жандармов и главный начальник 3-го отделения А.Х. Бенкендорф оставил в своих «Записках» о том визите в Курск такие строки: «21-го октября мы прибыли в Курск. Эта губерния с некоторого времени была довольно худо управляема и хотя последний губернатор ее, богач Демидов (Бенкендорф ошибся, перед М.Н. Муравьевым губернатором в Курске был Паскевич B.C.) сыпал деньги, чтобы поправить ее положение, однако, при слабом характере и малом знании дела он этими деньгами немного принес губернии пользы. Преемником его был генерал Муравьев, человек очень деятельный, очень строгий и ненавидимый всеми за жестокость его обхождения и крутой нрав. Дела шли лучше, но неудовольствие на него господствовало всюду. По представлению Муравьева было смещено несколько чиновников и ни в одной губернии меня не осыпали таким огромным числом просьб и жалоб на имя государя, как в Курске».

Ретивый губернатор все же добился своего. Сменивший его губернатор К.Я. Флиге, а потом и А.П. Устимович на протяжении многих лет чувствовали крепость системы Муравьевского правления. Непонятно, что, будучи в 1842 году вновь в Курске, император Николай I, внимательно осмотрев губернаторский дом, сказал А.П. Устимовичу, что он славно отделал его, а до этого он был скверный, не назвав при этом даже имя тогдашнего губернатора.

Память у царя была прекрасная, прошло всего семь лет, как он тут же напутствовал М.Н. Муравьева, поэтому можно считать, что недовольство бывшим губернатором у царя сложилось вследствие жестоких, а подчас и несправедливых донесений на местное дворянство и чиновничество, которых Муравьев изображал в самых черных красках, или же из-за закулисной борьбы между властным губернатором и богатыми землевладельцами. Достаточно вспомнить уязвленность и злость графа Клейнмихеля, одного из крупных курских помещиков, которому Муравьев не разрешил купить большое имение умершего помещика Анненкова. Независимый характер Муравьева встречал противодействия в министерствах и даже в Сенате.

Курск проводил своего очередного губернатора в 1839 году в Петербург достойно. М.Н. Муравьев переводился в столицу в министерство финансов на должность директора департамента податей и сборов. В июле того года длинная колонна конных экипажей курских дворян, чиновников, почетных граждан тянулась за дорожным дормезом, который увозил М.Н. Муравьева в Коренную пустынь, где должен был состояться последний прощальный обед из серии обедов, данных ему раз личными сословиями за высоко оцененную курянами управленческую деятельность.

Однако Николай I Муравьева не забыл. В том же 1842 году он делает его сенатором, тайным советником и директором Межевого Корпуса. В 1850 году М.Н. Муравьев становится членом Государственного Совета. Уже при Александре II Муравьев становится министром государственных имуществ. Занимая важный пост в империи, бывший курский губернатор активно противился освобождению крестьян от крепостной зависимости, став одним из важнейших лидеров партии крепостников. В 1861 году Муравьев был уволен с поста министра, а на следующий год освобожден от управления департаментом уделов и Межевым Корпусом.

Когда в 1863 году вспыхнуло Польское восстание, о М.Н. Муравьеве неожиданно вновь вспомнили. Царским Указом, вопреки его желанию, он 28 апреля 1863 года был назначен генерал-губернатором всего Северо-Западного края, куда вошли шесть губерний. Помолившись в Казанском соборе, М.Н. Муравьев спешно выехал 12.мая 1863 года из Петербурга, а через день уже прибыл в Вильно. Тотчас по приезде сделал распоряжение о вырубке лесов вдоль полотна железной дороги и о увольнении всех поляков-железнодорожников.

Меры, принятые М.Н. Муравьевым по отношению не только к восставшим повстанцам, но и членам их семей, были драконовские. Эту меру он сам назвал в своих записках как «выходящую из обыкновенного разряда»: сожжение целых деревень, в которых проживали повстанцы, и высылка всех их жителей в Сибирь вплоть до женщин и детей. Жестоко и быстро Муравьев подавил восстание, и в ноябре того же года в Вильно уже служили благодарственный молебен по случаю успокоения края. Царь наградил за это Михаила Николаевича орденом св. Андрея Первозванного.

Торжествуя свою победу, вот как вел себя М.Н. Муравьев, по описанию очевидца, перед депутацией виленского дворянства: «Очень рад, господа, что вы, здесь находящиеся, частью действительно не сочувствуете этому глупому брожению, частью образумились и убедились теперь во всей его нелепости и даже невыгодности. Так спешите же возвратить из банд ваших сыновей (и при этих словах пристально уставился своими действительно страшно проницательными глазами в одного старика-помещика, у которого, он знал, два сына ушли «до лясу» и не вернулись еще) и скажите им, что они встретят объятия Муравьева и полное прощение; если же они не вернутся через десять дней, то они попадут в лапы к Муравьеву; ну, а кто попал в эти лапы (при этом он приподнял сжатый кулак, и, казалось, вот сейчас между пальцами этого кулака брызнет кровь), тот из них уже не вырвется!.. А пока, прощайте, господа!..»

М.Н. Муравьевым были утверждены десятки смертных приговоров, что как нельзя больше соответствовало закрепившему прозвищу «Муравьев-вешатель». Поляки его называли «Муравьев-висельник». Само назначение М.Н. Муравьева на пост генерал-губернатора Северо-Западных губерний поразило революционно настроенное местное население, как громом. Сразу замолкли революционные песни в частных домах и костелах, в рядах восставших почувствовалась растерянность. Многие помнили его жестокое правление в Гродненской губернии, где он беспощадно искоренял крамолу. А.И. Герцен в своей заметке «Портрет Муравьева» писал: «Палач, вместо клейма, отметит своими чертами падшую часть русского общества, ту, которая рукоплещет казням, как победам, и выбрала этого урода своим великим мужем. Все брильянты императорской короны и все масло помазания не спасут венчанный лоб человека, отыскавшего где-то заброшенного людоеда, чтоб его послать на «умиротворение» несчастного края».

Громадные административные способности Михаила Николаевича, его жестокая неутомимость, разносторонние знания, русский патриотизм вкупе с ярым монархизмом сделали из него знаменитую фигуру исторического деятеля России. В Вильно ему был воздвигнут памятник на Дворцовой площади по проекту академика Чижова на основании рисунка ви-ленского художника Грязнова. Средства для сооружения памятника были собраны со всей России.

На высоком гранитном пьедестале стояла бронзовая фигура М.Н. Муравьева во весь рост, в генеральском сюртуке, с открытой головой; правая его рука опиралась на сучковатую палку, которую он всегда носил из-за прихрамывания. В сражении под Бородино он был тяжело ранен ядром в левую рогу и без сознания с большим трудом был вывезен на телеге с поля битвы, за которую 10 сентября 1812 года награжден орденом святого Владимира 4-й степени. Выздоровев в Нижнем Новгороде, он вновь прибыл в армию, участвовал в битве под Дрезденом. После революции 1917 года памятник был внесен.

Михаил Николаевич Муравьев родился 1 октября 1796 года в дворянской петербургской семье. Отец граф Н.П. Муравьев рыл заведующим училищем колонновожатых. Первоначальное воспитание Миша Муравьев получил дома. В 1809-1811 родах учился на физмате Московского университета. 23 декабря 1811 года поступил на службу колонновожатым (юнкер Генерального Штаба — B.C.) С 27 января 1812 года стал квартирмейстером в царской свите. Позже преподавал математику для колонновожатых.

Когда началась Отечественная война 1812 года, был причислен к штабу 5-го корпуса, потом состоял при исполняющем обязанности начальника штаба Западной армии графе Л.Л. Беннигсене. В 1813 году участвовал в заграничном походе, в Дрезденском сражении. В августе того года стал подпоручиком.

1 августа 1814 года был переведен в Генеральный Штаб. С февраля по ноябрь отправлен в командировку на Кавказ для особых поручений. В марте 1816 года стал поручиком, а в ноябре 1817 года - штабс-капитаном.

В марте 1820 года он уже капитан. В это время его перевели в царскую свиту в звании подполковника, но 13 ноября того же года Муравьев вышел в отставку и жил в своем смоленском имении. Был участником «Союза благоденствия», почему и привлекался к следствию по делу о декабристах.

8 июля 1826 года вновь поступил на армейскую службу, to 15 апреля 1827 года перешел на работу в Министерство Финансов. В том же году стал коллежским советником и был Награжден орденом святой Анны 2-й степени.

В 1828 году, будучи могилевским губернатором, получил звание статского советника, а в январе 1830 года стал действительным статским советником. В декабре того года составил записку, послужившую причиной отмены с 1 января 1831 года Литовского статуса в Белоруссии и замены его общими законами России.

Во время польского восстания в 1831 году с 15 июня по 12 августа, состоял для поручений при начальнике резервной армии генерале-от-инфантерии графе П.А. Толстом. Был награжден орденом святой Анны 1-й степени.

С 9 августа 1831 года по январь 1835-го был гродненским военным губернатором. 18 декабря 1932 года ему присвоили звание генерал-майора. Из-за разногласий с виленским генерал-губернатором князем Долгоруким был переведен в Курск 12 января 1835 года. На следующий год получил орден святого Владимира 2-й степени.

В 1849 году М.Н. Муравьеву было присвоено звание генерал-лейтенанта. В самом конце жизни он был назначен председателем Следственной комиссии по делу революционера Д.В. Каракозова. Умер М.Н.Муравьев-Виленский в имении Сырцы Лужского уезда Петербургской губернии 29 августа 1866 года. Похоронен в Санкт-Петербурге в Александро-Невской Лавре.

М.Н. Муравьев — очень неоднозначная фигура в истории России. Для нас же, курян, он интересен уже тем, что его жизнь и деятельность соприкоснулись с Курском.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
02.06.2009 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову