Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

НАМЕСТНИКИ И ГУБЕРНАТОРЫ КУРСКОГО КРАЯ 1779 - 1917 гг.

автор: В.СТЕПАНОВ.

ГЕНЕРАЛ-МЕЦЕНАТ

В начале тридцатых годов XIX века пост губернатора в Курске занимал Павел Николаевич Демидов, очень своеобразный и сказочно богатый человек, чья популярность в истории губернии затмила имена многих других губернаторов.

Он был выходцем из знаменитой династии промышленников Демидовых, род которых пошел от крестьянина Тульской губернии Демида Антуфьева, работавшего в кузнице при оружейном заводе в Туле. Но начало известности и богатству этой семьи положил его сын, Никита Демидович Антуфьев, известный под фамилией Демидов и ставший одним из первых в России горнозаводчиков в эпоху царствования Петра I.

Когда молодой царь при своем проезде в 1696 году через Тулу познакомился с ловким кузнецом, а тот, умный и искусный, угодил ему, изготовив быстро и качественно алебарды и ружья, довольный царь пожаловал ему землю и лес для устройства оружейного завода. Через несколько лет ему были отданы на содержание Верхотурские железные заводы, и с этого момента начинается необычайно энергичная деятельность династии Демидовых и быстрый рост их богатств. Уже сыновья Акинфия Никитича Демидова при разделе отцовского наследства, оставшегося от многочисленных заводов и золотых при исков, на три части, стали знаменитыми богачами.

Павел Николаевич Демидов унаследовал вместе со своим братом Анатолием после смерти отца Н.Н. Демидова в 1828 году, как тогда говорили, несметные богатства. Наследники династии уральских горнозаводчиков владели обширной промышленной «империей», в которую входили земли, рудники, платиновые и золотые прииски, речные пристани, деревни и заводские поселки. Принадлежавшие Демидовым заводы к середине XIX века выплавляли сорок процентов чугуна, производимого в империи.

Огромному со стоянию Демидовых могли бы позавидовать многие европейские монархи. Потомки кузнеца, перейдя в начале девятнадцатого века в состав придворной знати, становились то посланником, то губернатором, а младший брат Павла Демидова Анатолий даже женился на племяннице императора Наполеона I. Оба наследника сказочных богатств мало касались хозяйственной деятельности своей «империи», всецело полагаясь на управляющих и приказчиков.

Курский губернатор П.Н. Демидов, разделяя крепостнические взгляды своего отца, не чужд был прогрессивных новаций. В историю России он вошел, как создатель «Демидовской награды», почетной научной премии, которая, начиная с 1832 по 1865 год, присуждалась Петербургской Академии Наук и сыграла важную роль в развитии науки и культуры в России.

Учредив в апреле 1831 года премии, призванные «содействовать к преуспеванию наук, словесности и промышленности в своем Отечестве», Павел Николаевич ежегодно вносил в Академию Наук 20000 рублей «на награды за лучшие по разным частям сочинения в России» и по 5000 рублей «на издание увенчанных Академией Наук рукописных творений». По завещанию после его смерти ежегодно деньги в размере двадцати тысяч рублей вносились в течение 25 лет в Российскую Академию Наук за лучшие ученые и литературные сочинения на русском языке для «Демидовских премий».

В Курске П.Н. Демидов пробыл с 1831 по 1834 год. Занимался широким меценатством, прослыл даже «благодетелем края», не был лишен самолюбивых порывов и тщеславия. Перед «домом губернатора», своей резиденцией, по его приказу была сделана деревянная мостовая из вертикально врытых в землю и прижатых друг к другу дубовых торцов. По такой дороге движение конных экипажей было почти бесшумным. По этому примеру в городе также был выложен дубовый торцовый тротуар на Московской улице у гостиницы Полторацкого (нынешней гостиницы «Центральная»).

На свои средства П.Н. Демидов привел в хорошее состояние очень запущенный к тому времени общественный Лазаретный сад, устроив там красивые беседки, гроты, лабиринты и приказав в этот единственный городской сад бесплатно впускать всех, в том числе беднейшие слои населения. Конечно, сюда с радостью стекался народ в вечернюю прохладу тенистого сада, где волнующе звучала музыка военного духового оркестра. Позже Демидов пожертвовал 20 тысяч рублей Курской губернии на вечное обращение для раздачи с них процентов беднейшим семействам Курска. Согласно воле Павла Николаевича, городская Дума выдавала эти пособия в день рождения жены Николая I императрицы Александры Федоровны.

Уж сколько раз в прошлом куряне не воспользовались счастливым случаем: решительно отказались от университета, городского банка, от квартирования центральных учреждений военного округа. Проявили прижимистость в денежной дотации, и железнодорожный вокзал оказался далеко от центра Курска, в Ямской слободе. Вот и случай с Лазаретным садом, когда щедрые деньги Павла Демидова не пошли в дело дальнейшего его благоустройства.

Такие факты бывшего курского губернатора очень раздражали. Недаром при входе в его кабинет в петербургской квартире в глаза посетителя бросалась свирепая надпись: «Для курян меня дома нет».

Павел Николаевич, высокий и статный, часто любил гулять по улицам Курска. Нередко к нему, привлекавшему всеобщее внимание своей яркой одеждой, подходили люди попросить подаяния, и он иногда мог подарить платиновую монету достоинством в три рубля, которая тогда ценилась очень Дорого.

П.Н. Демидов держал у себя арапчонка, даже в сильную жару всегда нарядно одетого в высокий цилиндр и черный фрак английского сукна. В таком виде он гулял по городу. Однажды, нагулявшись за Московскими воротами, арапчонок решил вернуться в губернаторский дом, находившийся на улице Херсонской. По пути встретил ехавшего на возу сельского мужика, который, впервые увидев необычного черного человечка, от удивления аж обалдел, рывком остановив свою лошадь. Изрядно уставший арапчонок, воспользовавшись моментом, стремглав влез к мужику на воз, отчего тот потерял дар речи и что было мочи погнал свою лошаденку.

После изнурительной езды, наконец, мужик взмолился:

- Батюшка, черт! Пожалуйста, слезь с телеги! Неожиданно оскалившись белоснежной улыбкой арапчонок весело ответил:

- Я не черт, я арап!

- Ты-то мне рад, батюшка, а то я тебе не рад, - дрожащим от страха голосом запричитал злополучный возница...

Когда в 1831 году в курском крае свирепствовала эпидемия холеры, Павел Николаевич распорядился построить четыре лазарета за свой счет. Но, несмотря на щедрую благотворительность, в глазах царского двора, как губернатор, он ценился невысоко. Достаточно вспомнить строки из «Записок» всесильного тогда графа А.Х. Бенкендорфа: «Эта губерния (Кур екая — B.C.) с некоторого времени была довольно худо управляема, и хотя последний губернатор ея, богач Демидов, сыпал деньги, чтобы поправить ее положение, однако, при слабом характере и малом знании дела он этим деньгам не много принес губернии пользы».

А твердость все-таки у Павла Николаевича была. Об этом может свидетельствовать история смерти крепостной девушки Жмыревой, забитой своими господами во время демидовского губернаторства. Приехавший на освидетельствование врач Лейдлов был подкуплен помещиками Луниными, и смерть списал на холеру, которая тогда свирепствовала в губернии. Но криминальная история неожиданно получила огласку. Дело дошло до правительственного Сената, который исключил врача-взяточника из медицинской службы и посадил в тюрьму на шесть месяцев.

Тогда на защиту коррумпированного врача стеной встали льговские дворяне, пытаясь через своего предводителя дворянства Григорьева действовать на губернатора с целью облегчения участи злополучного лекаря. Но эти действия не разжалобили честное сердце богача и оригинала П.Н. Демидова. В своем ответе Григорьеву он писал: «При всем моем желании делать все приятное для дворянства здешней губернии я, к сожалению, не нахожу возможным предпринять ходатайство о бывшем льговском уездном медике Лейдлове; ибо произведенное им свидетельство мертвому телу крестьянской девки Жмыревой, давшее случай сокрыть настоящую причину смерти ея, от побоев происшедшую, есть такое преступление, которое отнюдь не может быть оправдываемо никакими другими хорошими качествами».

Губернатор Павел Николаевич Демидов оставил о себе в Курске добрую память еще и тем, что соорудил на свои деньги в 1834 году дорогой памятник на могиле прославленного поэта XVIII века И.Ф. Богдановича на Всехсвятском кладбище с беломраморной фигурой Психеи на гранитном пьедестале. Думается, не без демидовского внимания на памятнике были выбиты слова Ипполита Федоровича Богдановича:

Богатство мало веселит,

Когда о том никто не знает,

И радость только тот вкушает,

С другими кто ее делит.

Именно П.Н. Демидов через министра финансов представил проект курского помещика М. Пузанова по организации судоходства по реке Сейм до ее впадения в реку Десну на утверждение императору Николаю I. Царь этот проект одобрил и издал Указ.

П.Н. Демидов родился 6(17) августа 1798 года в Москве. Уже на следующий год после подписания Тильзитского мирного договора в 1807-м он вместе с отцом переезжает в Париж, где стал учиться в Наполеоновском лицее. Чтобы мальчик не потерял интереса к русскому языку, для него вывезли из России сверстника, с которым он общался на родном языке. В связи с ухудшением отношений между Россией и. Францией Демидовы вернулись в мае 1812 года на родину.

Подростком Павел участвовал в Бородинском сражении, за что был награжден орденом святого Владимира 3-й степени и прусским орденом Красного Орла. В последующие годы воинской службы сменил ряд родов войск и должностей.

В 1820 году Павел Николаевич стал адъютантом князя Д.В. Голицына и обосновался в Москве. В это время он осуществил свой первый опыт благотворительности, открыв в вотчине отца, находившейся в Касимовском уезде Рязанской губернии, сельское приходское училище на 24 места для крестьянских детей.

В это же время абонирование ложи в итальянской опере ему стоило 24 тысячи рублей ассигнациями.

Следуя традициям отца, проявлял внимание к вопросам социального обеспечения и медицинского обслуживания на демидовских заводах. Увольняемые по старости служащие получали пожизненную пенсию, составлявшую половину жалованья.

Активная благотворительная деятельность П.Н. Демидова обратила на себя внимание царя, который пожаловал его чином статского советника и назначил на должность гражданского губернатора в Курск.

Короткую зарисовку о Павле Николаевиче черпаем из письма А.Я. Булгакова от 14 июля 1833 года: «В Торжке видел большое скопище народа перед трактиром. Что такое? Смотрят на курского губернатора Демидова, принимая его за посла турецкого. Он путешествует в каком-то бархатном пунцовом балахоне, шитом весьма богато золотом, шапка такая же и трубка во рту...»

Последние свои четыре года жизни П.Н. Демидов провел в браке с ослепительной красавицей-финляндкой Авророй Шернваль, которую на свадьбе осыпал роскошными подарками, самым дорогим из которых оказался бриллиант Санси.

Летом 1837 года супруги уехали за границу. Сначала жили в Берлине, потом в Карлсбаде, но в августе уже были в Теплице. Поздней осенью обосновались в Италии, где подолгу не жили на одном месте, а переезжали из города в город.

В марте 1840 года Павел Николаевич и Аврора Карловка ездили в Брюссель. Возвращаясь из поездки, П.Н. Демидов неожиданно скончался. 19 июля 1840 года тело бывшего курского губернатора было привезено в Санкт-Петербург и спустя четыре дня погребено в Александро-Невской Лавре. В 1875 году его сын Павел Павлович перезахоронил прах отца в родовой усыпальнице Демидовых в Нижнетагильском заводе.


СОДЕРЖАНИЕ

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
02.06.2009 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову