Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

НАМЕСТНИКИ И ГУБЕРНАТОРЫ КУРСКОГО КРАЯ 1779 - 1917 гг.

автор: В.СТЕПАНОВ.

ПО ДЕСЯТЬ КОПЕЕК С КРЕПОСТНОГО

В 1830 году в Астрахани обнаружилась холера, откуда эпидемия быстро распространилась и охватила все Поволжье и вскоре достигла Москвы, после чего заразная болезнь разошлась по всей центральной России. Уже 16 августа 1830 года курский гражданский губернатор Я.Ф. Ганскау сообщил губернской Врачебной Управе о появлении на юге империи заразной болезни, занесенной морем из Индии в Астрахань, и недопущении ее распространения в пределах губернии.

По предписанию министра внутренних дел графа А.А. Закревского губернатор Ганскау срочно командировал в Астрахань из губернии двух уездных врачей: обоянского штаб-лекаря Машнина и суджанского лекаря Пономарева. Курские посланцы, не доехав до Царицына, были возвращены саратовским губернатором домой по случаю прекращения холеры в Астрахани.

Тем временем губернатор Ганскау, прослуживший в Курске всего-то чуть больше года, готовил губернию к возможной эпидемии: затребовал полный список медицинских чинов, как служащих, так и вольнопрактикующих, учредил «Комитет для предотвращения появления холеры в крае». Губернским правлением было разослано по всем уездам расписание мест, где должны быть учреждены на проезжих дорогах карантинные кордоны и заставы с непременным выделением зданий под временные больницы. Туда же были отправлены чиновники для заведования кордонами и наблюдения за исполнением карантинного устава. В ожидании большой беды губернатор настойчиво требовал от местных властей заготовить необходимое количество нужных лекарств в случае прихода холеры в Курскую губернию. Им же предлагалось добыть хлорный газ для окуривания проезжавших через губернию людей и промывать в уксусе предметы, не удобные для окуривания.

19 сентября 1830 года предусмотрительный Ганскау на заседании учрежденного им «Комитета» по предотвращению холеры (который сначала даже не мог решить, откуда взять врачей и средств для приобретения медикаментов твердо заявил, что в назначенные кордонные и медицинские пункты будут отправлены медики из числа состоящих на службе в губернии, либо находящиеся в отставке, или вольнопрактикуюшие. К ним добавлялись аптекари и их ученики. Все необходимые для борьбы со страшной болезнью медикаменты он губернаторской властью разрешал немедленно взять в вольных аптеках, чтобы в сжатые сроки разослать в назначенные места. При этом потребовал предоставить счета для перечисления денег или возвращения лекарств взаимообразно.

По решительному распоряжению губернатора все врачи губернии были с помощью полиции собраны в Курске. Тем временем Врачебная Управа представила «Комитету» по предотвращению эпидемии список медиков для командирования в любой намеченный пункт.

Собрать врачей оказалось сложнее, чем казалось поначалу. Сама Врачебная Управа не имела точных данных о количестве проживавших тогда в губернии эскулапов. Поэтому губернское начальство обязало городские и земские полиции немедленно высылать обнаруженных лекарей в распоряжение «Комитета» в Курск.

Эпидемия тем временем быстро распространялась по стране. Российское правительство торопило губернаторов принять экстренные меры по защите населения от холеры, и губернаторы круто взялись за исполнение задания столичных властей. Многие врачи были старые и больные, обремененные большими семействами, привыкшие к своим уездам и не выезжавшие подолгу оттуда. Им трудно было подняться да еще ехать за тридевять земель на борьбу с болезнью, которую сами страшно боялись. Но губернаторский приказ был неумолим, много было пролито слез по поводу отъезда мужей и отцов, и, как выяснилось, не напрасно. Некоторые из врачей погибли сами от холеры. Были случаи, когда иные, уклоняясь от мобилизации, пытались даже отречься от своей специальности. Таких вольнопрактикующих врачей по приказу Ганскау привозили в Курск под полицейским конвоем.

Средний медицинский персонал, фельдшеры под наблюдением карантинных надзирателей должны были производить на кордонах окуривание хлором или обтирку уксусом.

В случае обнаружения больного холерой фельдшер должен был немедленно изолировать его от других людей. Губернский состав фельдшеров был усилен военными фельдшерами из расквартированных в Курской губернии полков. Курировал этот вопрос член губернского «Комитета» для предотвращения эпидемической болезни — холеры командир 2-й конно-егерской дивизии генерал-майор Колчевский.

В развернувшейся в срочном темпе работе «Комитета» была допущена существенная ошибка. Устроив на дорогах кордоны и при них медицинские пункты и снабдив их необходимыми лекарствами, «Комитет» забыл дать распоряжение о снабжении этих лечебных заведений продовольствием. Первые результаты деятельности таких медпунктов оказались плачевными. Задержанные люди, не снабженные пищей, искали ее, как могли, поэтому ропот среди них, как писал в отчете врачебный инспектор И. Тихомиров, «был страшный». Зато «Комитет» вовремя выделил деньги на шитье кожаной одежды солдатам-инвалидам и преступникам, которые были заняты захоронением людей, умерших от холеры.

23 октября 1830 года губернатор Ганскау на заседании губернского комитета по борьбе с холерой потребовал от всех исполнителей тщательного выполнения всех требований наставления, присланного министром внутренних дел генерал-адъютантом графом Закревским. Свод наставлений касался обработки помещений жилых домов или больниц, где находились больные холерой или трупы скончавшихся людей, а также обработки одежды и личных вещей пострадавших.

В это время в губернии происходили нешуточные события. Среди темного и неграмотного народа ползли зловещие слухи, что колодцы отравлены, содержатели аптек продают холерный яд> врачи в своих карманах перевозят страшную заразу. Что якобы заражены не только мясные продукты,, но даже товары в москательных лавках, а власти окуривают здоровых людей ядовитым воздухом.

Курский губернатор отлично знал причину Московского чумного бунта 18-го века, поэтому принимал все меры для успокоения местного населения, действуя осторожно и методично. В губернии был хорошо организован сбор пожертвований в пользу спасения заразившихся от эпидемии людей. Курский городской голова пожертвовал из своих личных средств деньги на приобретение ста ведер уксуса, богатые люди присылали в распоряжение холерного комитета медикаменты, мед, уксус, чай, сахар, деньги. Так, корнет Петр Федосеевич Раевский пожертвовал из своих средств не только 200 ведер уксуса, но и собрал по 10 копеек с каждого своего крепостного, которых у него было 500 душ.

Члены холерного комитета собирались почти ежедневно, подробно обсуждая положение дел в губернии и тщательно обдумывая каждое мероприятие. Но самую большую тяжесть по подготовке к защите от смертельной эпидемии принял на себя многоопытный Я.Ф. Ганскау, который до Курска с 1807 по 1824 год был губернатором в Архангельске, а потом два года губернаторствовал в Костроме.

Яков Федорович родился около 1785 года. Выходец из курляндских дворян. 9 января 1805 года поступил прапорщиком в Низовский пехотный полк. В том же году стал подпоручиком и был переведен в Виленский пехотный полк. В конце 1807 года он уже поручик.

Участвовал в военной кампании против французов в 1806-1807 годах, сражался при Фридланде. В самом конце 1809 года становится штабс-капитаном.

Новая страница биографии Я.Ф. Ганскау начинается с назначения его дивизионным адъютантом к генерал-лейтенанту К.Ф. Багговуту. 19 апреля 1812 года ему присваивается звание капитана. За храбрость, проявленную в Бородинском сражении, он награжден орденом святого Владимира 4-й степени. После гибели К.Ф. Багговута состоял адъютантом генерал-лейтенанта Долгорукова. За сражение под Тарутино награжден орденом святой Анны 4-й степени 6 октября 1812 года. Участник сражения под Малым Ярославцем и Вязьмой.

Участвовал в сражениях при Бауцене, Кульме, Лейпциге. За проявленный героизм 6 октября 1813 года переведен в лейб-гвардии Егерский полк. За сражения под Барсюроб, Лабрюс - селе и Труа был жалован золотой шпагой с надписью «За храбрость». Завершил Отечественную войну 1812 года во Франции, где в сражении под Парижем проявил героизм и получил в награду 18 марта 1814 года орден святой Анны 2-й степени с алмазами.

В чине полковника 26 июня 1817 года Я.Ф. Ганскау переведен командиром в Черниговский пехотный полк. С военной службы ушел в отставку 3 марта 1823 года с производством в гражданский чин действительного статского советника.

Пробыв в Архангельске губернатором полтора года, получил орден святой Анны 1-й степени.

С 9 ноября 1827 года он стал комстромским гражданским губернатором. За устройство в этой губернии учебных заведений в 1829 году был избран почетным членом Московского университета. После костромского края губернаторствовал в Курске в 1830-1831 годах.

16 марта 1831 года Я.Ф. Ганскау стал гражданским губернатором в Херсоне, а в 1834 году произведен в тайные советники. Там пробыл до своей смерти 29 марта 1841 года. Похоронен в Санкт-Петербурге на Волковом кладбище.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
02.06.2009 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову