Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы
 

С Каминским по старому Курску
Исторические рассказы

автор: В.СТЕПАНОВ.

«Ревизор»

230 (189K)

21 декабря 1927 года в Курском государственном театре имени Ленина для школьников города давали спектакль "Ревизор". Это был третий спектакль только что заново возобновлённого гениального произведения H. В. Гоголя на курской сцене, теперь уже в стенах "Дома Ильича", принявшего к себе городской театр. Важное событие переезда театра приковало внимание всего Курска. Казалось, ещё не заглохли кипения страстей по поводу казни Н. Сакко и Б. Ванцетти на основе спровоцированного обвинения в убийстве и неслыханного разлива Кура в августе того года после обвальной грозы, как куряне услышали новость, что их привычный и родной театр покинет навсегда своё здание на улице Троцкого и переедет в бывший Народный дом, а потом - "Дом Ильича!"

Школьники от родителей тоже быстро узнали, что к десятилетию Октябрьской революции местные власти готовят важный сюрприз - размещение городского театра в здании, где в зале будет находиться 932 сидячих мест, что на треть превысит их количество в бывшем театре имени Щепкина. С сентября по начало ноября в том году в "Доме Ильича" кипела бурная работа по приспособлению здания под зимний театр.

Гена Каминский за домашним обеденным столом часто слышал разговоры родителей о переустройстве "Дома Ильича". Здесь возможности для театральных постановок оказались куда более богатыми, чем в прежнем: устраивалась особая дисковая сцена, в колосниках устанавливались противовесы для ускорения перемены декораций. Отец и мама, большие театралы, с удовольствием ожидали, что теперь в новом театре будут небольшие антракты, так как даже при сложных перестановках декораций время монтажных работ не превысит десяти минут.

Отец отмечал большую величину сцены в "Доме Ильича", которая разбивалась на пять планов вместо трёх в щепкинском театре, что даст возможность осуществлять постановку пьес даже гастролирующих столичных театров. В тоже время родителей смущало новое место нахождения театра, далёкое от их дома на Театральной улице, ныне ул. Щепкина.

Решение о переводе городского театра в здание бывшего Народного дома, практически расположенного на окраине Курска, было осуществлено по постановлению губисполкома буквально незадолго до празднования страной десятой годовщины Октябрьской революции и потребовало больших усилий для всего города. Достаточно сказать, что даже обойные гвозди пришлось везти из Москвы.

В октябрьские дни 1927 года в большом театральном зале здания нынешней областной филармонии спешно сооружались ложи и амфитеатр, заново переделывалось паровое отопление, на сцене трудились электрики, устанавливая свыше 1000 световых точек против 270 имевшихся в щепкинском театре. Новая осветительная аппаратура была изготовлена в мастерской 2-го МХАТа. Театральный зимний сезон 1927-1928 годов обещал быть интересным и во многом необычным для курских зрителей.

Геня Каминский учился в выпускном классе семилетней школы №11, расположенной в бывшем общежитии духовной семинарии на нынешней улице Ломоносова. Это было совсем близко от родной Театральной улицы, где он жил с родителями. Когда директор школы Алевтина Васильевна Осоцкая, чей пятидесятилетний педагогический юбилей тогда пышно отпраздновала общественность Курска, объявила, что седьмые классы отправятся на гоголевскую постановку в новый театр, радость охватила девчонок и мальчишек, так как всем хотелось побывать в далёком здании за Московскими воротами. На рисунке Г. А. Каминского изображено это здание, которое с тех пор мало в чём изменилось в своём внешнем виде.

Декабрь в ту зиму выдался холодным. Продрогший класс, где учился Каминский, всем своим составом заранее прибыл на трамвае к началу спектакля, который был назначен на семь часов. Шумная ватага буквально влетела в театральный тамбур, быстро миновав контролёров и прошла в гардероб. Потом все весело разлетелись по этажам, быстро шмыгая по обновленным помещениям, рассматривая театральные интерьеры. Особенно поразили ребят две высокие пальмы в больших кадках, установленные в верхнем фойе, посидели на красивых "золотых" диванах, поставленных в простенках фойе, поглазели на люстры в зале: большую в центре и две поменьше с боков. Зал в это время был наполнен чудными звуками музыки, симфонического оркестра.

...Погас свет в зале, и школьники услышали со сцены громкий голос артиста Кисель-Загорянского, игравшего городничего, поведавшего служилой братии знаменитые слова: "Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор".

В зале с самого начала спектакля установился шум от ёрзанья на стульях, от громких разговоров, но вот он постепенно стих, чтобы вновь возникнуть в виде звонких волн смеха, прокатывающихся по тёмному залу. Особенное оживление в ребячьем зале возникло в тот момент, когда, толкаясь в дверях, на сцену буквально выкатились Бобчинский и Добчинский, запыхавшись и перебивая друг друга...

В тот театральный сезон из Москвы был приглашен для художественно-декоративного оформления спектаклей на новой театральной сцене художник МХАТа Тихомиров. Сцены были сделаны добротно и интересно.

Во втором действии перед взорами школьников предстала небольшая комната в провинциальной гостинице. На барской постели распластался Осип, слуга Хлестакова, которого играл тонко и сочно режиссёр постановки Чиркин. Ребята вслушивались в знакомый по домашнему чтению текст пьесы: "…Ах, боже ты мой, хоть бы какие-нибудь щи! Кажись, так бы теперь весь свет съел. Стучатся; верно, это он идёт". Осип проворно соскочил с постели и сделал вид, что ищет клопов в обоях стен. На сцене появился Хлестаков.

Хлестаков. На, прими это. (отдает фуражку и тросточку) А, опять валялся на кровати?

Осип. Да зачем же бы мне валяться? Не видал я разве кровати, что ли?

Хлестаков. Врешь, валялся; видишь, вся склочена.

Осип. Да на что мне она? Не знаю я разве, что такое кровать? У меня есть ноги; я и постою. Зачем мне ваша кровать?

Зал набитый ребячьим гуртом непрерывно прыскал от хохота.

В третьем действии была великолепная сцена с геранью на подоконниках, с канарейкой в большой клетке, с живописными портретами и акварельными рисунками 30-х годов XIX века, развешанных по стенам, обитых весёлыми обоями.

В зале часто вспыхивали шумные аплодисменты, актеров по два-три раза вызывали к рампе. Прекрасно сыграли свои роли актрисы Вишневская (Анна Андреевна) и Береснева (Марья Антоновна), очень удались роли слесарши Пошлепкиной (акт. Альгина) и унтер-офицерши (акт. Яковлева). Но больше всех школьникам понравился Земляника в исполнении актера Кашарина, неповоротливый и неуклюжий человек, большой плут и проныра, истинно красочная гоголевская фигура.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
20.02.2017 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову