Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы
 

С Каминским по старому Курску
Исторические рассказы

автор: В.СТЕПАНОВ.

Дом Танковых

222 (138K)

У Гени Каминского была страсть возиться с картонными электрическими батареями "Лекланше" или стеклянными банками батарей "Мейдингера", электрическими шнурами, проводами, красиво поблескивающими латунными патронами конструкции Эдисона. К тому же у него имелся удивительный индуктор от телефонного аппарата и когда к нему домой заходили друзья, он, шумно вращая его ручку, давал любопытным ребятам прикоснуться к его клеммам, от чего те получали волнующее всех лёгкое пощипывание кожи. Обладая таким техническим "богатством", мальчик подолгу любил возиться с этими предметами, собирая их в элементарные электрические цепи. Всегда бурно радовался, когда вдруг ярко зажигалась электрическая лампочка от источников постоянного тока. Такими же увлечёнными азами электротехники были его товарищи по школе №11 Толик Василенко и Андрей Нейланд.

Мысль обзавестись детекторным радиоприемником пришла впервые Гене в пятом классе. Отец сразу же дал деньги и он без особого труда закупил в центре города в магазине "Электросбыт" необходимые для сборки приёмника детали и узлы: пьезокристалл, конденсаторы постоянной и переменной ёмкости, сопротивления, наушники. Индукционную катушку для настройки приёмника сделал сам, предварительно изготовив картонный каркас и использовав для неё обмоточный провод.

Панелью управления самодельным приёмником Гене послужила большая граммофонная пластинка фирмы "Амур". Корпел мальчик над детекторным приёмником около месяца. Обычно увлеченно и плодотворно работал над ним, когда был непогожий день или шёл нудный холодный дождик, тогда дело спорилось.

Возился с любимой техникой Геня в своём "Доме Танковых", доставшемуся от деда, работника управления Московско-Киево-Воронежской железной дороги, ведавшего службой движения и входившего в директорат управления. Дед умер от инфаркта ещё достаточно не старым человеком.

Работы мальчик проводил обычно во входном коридоре или на широком балконе, выходившим в большой фруктовый сад. "Дом Танковых" был практически двухэтажным. С улицы он смотрелся обычным одноэтажным деревянным домом на кирпичной цоколе, зато во двор выходил двумя этажами, так как стоял на склоне холма. В цокольном этаже отдельной семьёй жил брат мамы Гени, а на первом - Каминские. С ними - сестра мамы и бабушка мальчика, которые вели совместно домашнее хозяйство.

На этом обширном этаже к улице располагались гостиная и спальня родителей мальчика. Дальше в глубину уходили просторная столовая, кухня, комната бабушки, детская, прихожая, кладовая. Все эти помещения заканчивались любимым дворовым балконом, где Геня подолгу возился со своей техникой.

Снаружи обширный дом, сложенный из дуба, был обит накладными дощечками. На уличных окнах были навешены тяжелые ставни, каждый вечер закрывавшиеся на засовы. Дом был окрашен в светло-коричневый цвет, и белые ставни весело на нём гляделись ещё издали при подходе к нему.

Потом Геннадию Александровичу трудно было вспомнить, где же в "Доме Танковых" произошло удивительное чудо, но сквозь уже привычные для мальчика писки, трески, щелчки, которые ухо Гени чутко улавливало из эфира, он неожиданно в наушниках услышал отдалённую и четкую человеческую речь. Несказанно обрадованный, он срочно созвал всю родню, проживавшую в доме, чтобы продемонстрировать свою работу - устройство детекторного приемника.

В то время, немногие куряне могли себя побаловать дальним приёмом радиопередач из Москвы. Иные из любопытства шли в клуб работников искусств и металлистов, находившийся в доме №17 на улице Троцкого (бывший клуб ВОГ), где прослушивали диковинные для того времени радиоконцерты станции Коминтерн.

В конце 1926 года в Курске за зданием "Дома Ильича" выросли две деревянные 52-х метровые радиоантенны широковещательной радиостанции. Она стала работать на волне в 500-800 метров, что обеспечивало уверенный приём на массовый детекторный приёмник в радиусе ста километров.

Всё оборудование для курской радиостанции было поставлено ленинградским трестом заводов слабого тока. В ряде помещений, находившихся в "Доме Ильича" (теперь областная филармония), расположились динамо-машина, батареи аккумуляторов, комната с усилителями, кенотронами, маленькая студия, приспособленная для передач лекций, радиогазеты и музыки.

Кроме работ связанных с электротехникой и радиотехникой юный Каминский ещё увлекался изготовлением моделей самолетов, кораблей и лодок из альбома выкроек, издаваемого в Москве издательством "Земля и фабрики". Такие альбомы можно было купить на улице Ленина в писчебумажном магазине.

Для таких работ Геня мог расположиться в любой комнате таковского дома, где были столы. Московские выкройки не совсем удовлетворяли генины интересы, поэтому он покупал листы так называемой бумаги "слоновая кость", чтобы сделать модели в два-три раза крупнее. Поэтому альбомные выкройки переносились методом копирования и вычерчивая на толстые листы "слоновки".

Когда модель окончательно склеивалась, её ещё надо было окрасить акварельными красками. Почему-то Гене не нравился зеленый цвет типографских моделей и он по собственной фантазии изменял цвет самолетов в голубой, корабельные надстройки, особенно спардек - в белый, а основной корпус корабля - в красный.

Если в дом приходил к гениной бабушке Александре Александровне известный курский историк и родственник Анатолий Алексеевич Танков, Гене не надо было сворачивать свои бумажные выкройки, потому, что бабушка для тихой беседы имела возможность принять гостя в любой другой комнате.


СОДЕРЖАНИЕ

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
20.02.2017 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову