Бои Белгородских ратных людей с татарами в верховьях реки Гостенки в мае 1636 в мае 1643 года. Или о том, как не надо писать о татарских набегах.

автор: А. Словохотов

К сожалению, тактика татарских набегов на Курско-Белгородский регион и отдельные набеги ни в Курске, ни в Белгороде не изучаются и не описываются. К 2020 году мы имеем лишь единственную удачную статью А. В. Зорина "Возвращение Урак-Мурзы". И мою небольшую заметку: http://old-kursk.ru/book/slovohotov/st190604-1.html

Надо честно себе признаться, в том что работа по заказу и вводу в научный оборот документов из РГАДА по соответствующему вопросу не ведется.

Что в публикации большинства авторов, даже с большими учеными степенями, татары представляются некими инопланетянами, в логике их действий проявляются прямо таки мифические свойства.

Успех А. В. Зорина в его небольшой статье мы относим к двум фактам. Во-первых, автор работал сельским учителем, а затем в археологических экспедициях, то есть в отличие от большинства "кабинетных ученых" мог наблюдать натуру Курско-Белгородского края такой какова она есть. Поместив описание событий 16-17 века в конкретные физико-географические условия он пришел к правильным выводам.

Примером обратного "образца познаний" можно назвать публикации представителей белгородского историческо факультета А. И. Папкова и В. В. Пенского.

Так в двух работах А. И. Папков проводит следующую мысль:

"В Днепро-Донской лесостепи пролегли татарские дороги-сакмы, огибавшие лесные массивы и крупные реки. Путь прокладывался, как правило, по водоразделам. Дело в том, что на высоких участках степи весной снег сходил раньше, земля здесь высыхала скорее, и быстрее появлялась трава, необходимая для татарских лошадей".

Как можно комментировать подобное "умозаключение"? Фантазия? Гипотеза противоречащая природе и климату Курско-Белгородского края? Как он себе представляет эту зеленую полосу посреди снега или грязи?

Гораздо дальше в разработке проблемы татарских набегов и шляхов ушел В. В. Пенской. Ему удалось найти место битвы при Судбищах (!), правда для этого ему потребовалось описание села конца 19 века и 20 века:

Судьбищи - название урочища, располагавшегося на северной окраине Поля, в верхнем течении реки Любовша. Здесь смыкались две главные татарские сакмы, по которым они ходили на Русь - Муравская и Калмиусская. Позднее здесь возникло одноименное село. В середине 19 века оно входило в состав Новосильского уезда Тульской губернии и насчитывало без малого 1000 жителей. Располагалось село северо-восточнее от ж/Д станции Хомутово, возле тракта, соединявшего Новосиль и Ефремов. Согласно современному административному делению Судбищи находятся в Хомутовском районе Орловской области.

Мысль о том, что Муравская и Кальмиусская сакма пересекаются в районе Судбищи В. В. Пенской позаимствовал из путеводителя (!) 19 века и она в корне не верна. Ну а его научный метод искать места сражения указанием деревень 19 века пусть останется на совести В. В. Пенского.

Возвращаясь, к успешной статье А. В. Зорина отметим, второй фактор успеха. Данные о набеге 1623 года были опубликованы еще в 19 веке, причем эта отписка была составлена весьма подробно, что значительно облегчила работу исследователя. Говоря другими словами А. В. Зорин взял не самый сложный материал и показал для всего научного сообщества как такие статьи надо делать. Последовал ли адекватный ответ? Нет к сожалению его не было.

Что же с остальными набегами? Главным источником об этом историческом явлении является книга А. А. Новосельского "Борьба Московского государства с татарами в первой половине 17 века". Построена она в жанре "компиляции" с большим количеством цитат из источников хранящихся в РГАДА. Историкам хорошо известно, что эта книга была написана после печального события "Департации Сталиным крымских татар".

Обилием материала книга А. А. Новосельского подкупает, но когда вчитываешься в ее суть, понимаешь что автор плохо владел материалом, с географией был знаком на уровне нашего современника В. В. Пенского, а может и того хуже. В исторических источниках его конечно же в первую очередь интересовали бессмысленная жестокость татар и удаль русских. Чтож подобный метод позволяет освятить историю любого события как "садо-мазахисткое полотно".

Наше внимание привлекли два описания набегов в книге А. А. Новосельского: в мае 1636 г, и мае 1644 г. В обоих случаях ключевой бой после целого ряда тактических перестроений и преследования произошел в верховьях реки Гостенки. Указать это место на современной карте совсем не сложно.

Это "крепкое место" неоднакратно описывалось нами, как при описании Муравского шляха, так и при описании 1-й и 2-й белгородских сторож.

Описание татарского набега в мае 1636 г.

В Курский, Белгородский и Оскольский уезды заходили лишь небольшие сравнительно отряды. 5 мая отряд татар в 350 человек в Меловой (иначе - Мелевой) брод перешел р. Семь (Сейм) к ее притоку Лещину. 7 мая через р. Псел с Муравского шляха прошел в Курский уезд отряд татар в 500 человек. Один из этих отрядов был разбит белгородскими ратными людьми на Муравском шляхе у верховий р. Гостиницы, полон был отнят. "Языки" (их было 7 человек) показали, что их отряд в 200 человек (Больших ногаев и азовцев) Изюмским шляхом через р. Семь проник в Курский уезд; следовательно, поражение может быть отнесено к первому из отрядов татар. На возвратном пути их "старшины" рассорились между собой; один из них повернул в Белгородский уезд, чтобы выйти из войны Муравским шляхом, где и потерпел поражение.

Описание татарский набег в мае 1643 года.

С самого начала мая можно было наблюдать продвижение на Русь со стороны Калмиусского шляха небольших разведочных отрядов. 3 мая "на солнечном всходе" татары впервые натолкнулись на вновь построенный в Жестовых горах (на левой стороне р. Оскола) стоялый острожек. С башни острожка можно было видеть, как татары идут в Русь шляхом между Жестовым и Осиновым острожками (на р. Т. Сосне). 4 мая 200-300 татар пыталось проникнуть в Оскольский уезд и под город через р. Ублю. Отраженные от переправы, татары поднялись вверх по р. Убле в направлении Курского уезда. Там было уже известно о движении татар, и их ожидали. В Тускорский стан был выслан отряд ратных людей. 8 мая около 9 часов утра отряд татар в 300 человек появился окола сторожи на верховьях р. Рати (на Пахнуцкой дороге) в 50 верстах от Курска. В 10-м часу татары приходили под Курск на стрелецкие поля. Против татар вышел с ратными людьми воевода Ив. Стрешнев. Татары не приняли боя и, повернув обратно, стали уходить по Муравскому шляху. По вестям об их движении на шлях вышел с ратными людьми белгородский воевода Н. Боборыкин. Боборыкин встретил татар 10 мая у Смородинной и Съезжей сторож и отсюда до р. Лопиной, на протяжении 60 верст, с боем преследовал татар (их было более 200 человек). Среди ратных людей было раненых 16 человек. Татары также имели потери; сверх того,-у них был отнят весь полон (18 человек), захваченный ими в Курском и других уездах. Преследование длилось с часу дня до вечера. К месту боя подоспели ратные люди Вольного и Хотмышска и напали на татар справой стороны; ратные люди этих городов продолжали преследование татар от верховий р. Гостиницы до Мерчика день и ночь и причинили татарам новые потери. Из рассказов освобожденных из полона людей мы узнаем, что в момент нападения на татар русских ратных людей татары, ее надеясь увезти с собой полон, начали его избивать и истребили 18 человек, а остальным удалось спастись: увидев ратных людей, рассказывают спасшиеся люди, они "с лошадей пометались и их татаровя побить не успели".

Татарская петля.

Нельзя не заметить, что в том как происходили события в 1636 и 1643 гг. прослеживается определенная тактическая схема.

В обоих случаях небольшие татарские отряды как-бы описывают широкую петлю. Они приходят либо Изюмским шляхом (так было в 1636 году), либо Кальмиусской дорогой (в 1643-м), стремятся прорваться в Курский уезд через Пахнутцеву дорогу и Меловой брод, а затем уйти обратно Муравским шляхом.

Уже само упоминание трех дорог в одном источнике свидетельство тактической задумки из трех этапов: поход, "роспуск войны", выход из войны.

Перед нами знаменитая "татарская дуга", цель которой сбить противника с толку.

К сожалению для татар, в Курско-Белгородском регионе очень сложный рисунок оврагов, ограничивающих дороги по водоразделам. И на любой из татарских дорог были так называемые "крепкие места" - то есть места географические условия в которых лишали татарскую конницу традиционных преимуществ скорости и маневра. Проще говоря речь идет о таких участках дорог которые проходят у господствующих высот и (или) стеснены естественным рельефом. Контролируя такие точки воеводы русских крепостей могли "спокойно" ждать того момента когда татары сами придут в выгодную для русских точку для боя. Однако для того что-бы татары оказались в нужном месте да еще и утомленные погоней их надо было гнать.

"Сесть на хребет" или параллельный марш".

В описании татарских набегов у обороняющейся стороны (русской) не просматривается желание сразу вступить в бой. Скорее требовалось не давать противнику покоя, "сесть ему на хребет" (то есть не давать маневрировать и останавливаться), гнать (держать темп выматывающий татарские лошади и всадников), двигаться параллельным маршем (так было при набеге Урак-Мурзы, описанным А. В. Зориным), опять же с целью не давать отдыха, тянуть время до тех пор пока на татар не будет выведен на более сильный русский отряд.

Зная все эти обстоятельства вернемся к набегу 1643 года (он более детально описан). И перед нами откроется сложная картина тактическая картина борьбы двух опытных противников. Первые четыре раунда этого противостояния выигрывают татары. Однако мало взять добычу ее надо еще удержать!

Этап 1-й. Татары обманывают оскольцев.

3 мая "на солнечном всходе" татары пытаются проникнуть в Оскольский уезд. Это был либо обманный маневр, либо разведка боем. В любом случае татары оценив обстановку уходят на запад в дальнейшем оскольцы озабоченны охраной своего уезда и не участвуют в преследовании татар, те же совершенно свободно уходят в верх по реке Убле к Курской уезду.

Этап 2-й. Раздробление курских сил.

Куряне уведомленные оскольцами высылают навстречу отряд ратных людей в Тускорский стан. Это оказывается ошибочное решение, теперь силы курян разбиты на двое.

Этап 3-й. Появление татар у Курска их быстрый прорыв к городу.

Курянам удается обнаружить врага лишь за час до их появления под городом, причем силы их раздроблены. Ни о каком преследования врага речи не идет. Крымцы берут полон.

8 мая около 9 часов утра отряд татар в 300 человек появился окола сторожи на верховьях р. Рати (на Пахнуцкой дороге) в 50 верстах от Курска. В 10-м часу татары приходили под Курск на стрелецкие поля. Против татар вышел с ратными людьми воевода Ив. Стрешнев. Татары не приняли боя и, повернув обратно, стали уходить по Муравскому шляху.

Этап 4-й. Татары уходят на Мелевой брод.

Добыча 36 человек. Татары вне досягаемости действий оскольцев (те опасаются подхода еще больших сил врага), курян (их силы раздроблены на два отряда), теперь татарам предстоит прорыв по Муравскому шляху. Они размещаются в стандартном для татар месте, где то у реки, поят лошадей и дают им отдых.

Здесь следует не согласиться с мнением А. В. Зорина, что татары шли медленно отягощенные полоном. (В статье про Урак-Мурзу). Скорее они не столько шли медленнее (лошади устали и более нагружены), но и по возможности старались остановиться в укромном месте и дать лошадям отдых.

Этап 5-й. Белгородцы "садятся на хребет" татарского отряда.

Белгородский воевода Боборыкин весьма трезво оценил ситуацию. Он учёл, что получить помощь от курян и оскольцев он не успеет, а отбить полон у отряда в 200-300 человек ему вряд ли позволят собственные силы. Кроме того он понимает что лошади крымцев отдохнули. Поэтому первая задача белгородцев "садятся на хребет" и истомить неприятеля, вторая получить помощь. Она может прийти только из Хотмыжска и Вольного. Туда посланы гонцы.

По вестям об их движении на шлях вышел с ратными людьми белгородский воевода Н. Боборыкин. Боборыкин встретил татар 10 мая у Смородинной и Съезжей сторож и отсюда до р. Лопиной, на протяжении 60 верст, с боем преследовал татар (их было более 200 человек). Среди ратных людей было раненых 16 человек. Татары также имели потери; сверх того,-у них был отнят весь полон (18 человек), захваченный ими в Курском и других уездах.

Один из простых методов усложнить русским преследование - это избавится от полона.

Из рассказов освобожденных из полона людей мы узнаем, что в момент нападения на татар русских ратных людей татары, ее надеясь увезти с собой полон, начали его избивать и истребили 18 человек, а остальным удалось спастись: увидев ратных людей, рассказываютспасшиеся люди, они "с лошадей пометались и их татаровя побить не успели".

Преследование длилось с часу дня до вечера.

Так что перед нами не успех русских, а татарская уловка.

Упоминание реки Лопани тоже кажется не случайным. Во-первых, от верховий реки Уды (район современного села Бессоновка) татары могли постараться уйти на восточный берег этой реки, в междуречье лопани и уды они могли быть более защищены от ударов со стороны Ворсклинской линии, который и последовал в районе реки Гостенки.). Во вторых, к верховьям Лопани могло подойти подкрепление из Белгорода. Место Угрим и Лапин хорошо известно как 1-я Белгородская сторожа.

Однако татарам уйти "через Уды" не удалось из-за удара Хотмыжцев и Вольновцев.

Этап 6-й. Бой в верховьях Гостенки, и дальнейшее преследование до Мерчика.

Помошь из Хотмыжска и Вольного приходит вовремя.

К месту боя подоспели ратные люди Вольного и Хотмышска и напали на татар с правой стороны;

Следует учитывать что Вольновцы и Хотмыжцы не могли подойти к верховьям Гостенки не Муравским шляхом, ни Старо-Борисовским шляхом - этот маневр хорошо виден для отступающих татар. Следовательно - это был маршрут по южному берегу Гостенки.

этап 7-й. Преследование до Мерчика.

Ратные люди этих городов продолжали преследование татар от верховий р. Гостиницы до Мерчика день и ночь и причинили татарам новые потери.

Мерчик как последнее удобное место для нападения на отступающих татар упоминается и в статье А.В. Зорина Возвращение Урак-Мурзы. Следует полагать, что тут дело в сочетании возможностей лошадей (степени их усталости при приследовании от Белгорода) и рельефа местности.

Интересно и то, что "Книга Большого Чертежу" отмечает верховье Мерчика особым топонимом: "Разрытый Курган на Муравской Дороге" в междуречье рек Мерла и Мерчик". Следует учитывать, что число курганов на Муравском шляхе очень велико, порою они идут курганной аллеей с интервалом в 1-2 километра.

Подведем итоги.

Верховья Гостенки, были не только местом, рядом с которым стояли сторожи из русских городов, здесь же было "крепкое место" удобное для боя с татарскими отрядами для Белгородцев, Хотмыжцев и Вольновцев.

Кстати впервые значимость Верховья Гостенки для наблюдения за Муравским шляхом была отмечена в 1595 г. в наказе ливенцам

"От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии на Ливны (Влины У) воеводе нашему Ивану Осиповичю Полеву. Указали есмя на Ливнах стояти на поле стоялым головам, а с Ливен на Осколе в Козиной (- Осколеской Э) Поляне ниже Холка и (ис Э) Холани да тут сперва постояти, а, по делу смотря, им ходити. А в проезды там стоялым головам посылати от себя с Козиной Поляны прямо верх (вверх П, Х) к Волчьим Водам, да вниз по Волчим Водам до усть Волчих Вод, да тут Донец перелесть, а перелезишь Донец, ехать к Муромскому шляху вверх по реке по Топлинке, да к (в У, Х) верх речки Везеницы (второе е написано по стертой букве; Везанец У; Везаницы П, Х, Э), да к верх речки Гостеницы, а Гостеница пала (впала У, Х, Э) в Ворскл (крык Э). И тут Мурамской шлях весь (нет У) переедут(переездут Э).


Статья опубликована с разрешения автора, взята с ресурса blogspot.com


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
08.01.2020 г.
ГЕРБЫ И ГРАНИЦЫ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГРАНИЦАХ 1779 ГОДА

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь:В.Ветчинову