Угрим в 1861-1917

автор: А. Словохотов

Реформы царя Александр II и строительство железной дороги Москва — Крым в 1869 г. определяющие события события для Угрима рубежа 19 и 20 веков.

К этому же времени относятся первые устные воспоминания хуторян.

Согласно статистике в 1862г. на казенном хуторе Угрим (при пруде) было 27 дворов. В них проживали 97 мужчин и 129 женщин. (Курская губерния. Список населенных пунктов по сведениям 1862 года. Под редакцией А. Артемьева. Спб., 1868).

21 февраля 1878 г. было принято решение о высылке Федора Аввакумова Гончарова до г. Тюмени за дурное поведение из среды общества крестьян х. Угрим. Приговор утвержден не был, поскольку общество не пожелало оплатить расходы и составлять вторичное преставление, в результате решение было отозвано. (КОГА ф. 201. 1. 1045.)

На 1 января 1882г. в Угриме насчитывалось 349 душ обоего пола и 89 дворов. Без церкви, питейного заведения и школы. Согласно Земской переписи Курской губернии 1885г. и Земской переписи Белгородского уезда 1886г. в Угриме насчитывалось: дворов 59, крестьян 338, средний надел 8, лошадей 96, жеребят 20, коровы 97, телята 46, овцы 253, свиньи 72, пчеловоды 3, ульев 50

В земском обзоре хутор описывается следующим образом:

«Х. Угрюм государственные душевые, бывшие монастырские. Земля - в двух особняках, из которых один лежит возле самых усадеб, другой в 4-х верстах от селения. Существование двух особняков объясняется тем, что прежде угрюмцы владели землею вместе с Новотроицкой слободою но за год до получения владенной записи поделились. Десятин 50 в полях бугроватой, неровной земли, где хлеб вымерзает и задувается. Почва на 1/2 поля черноземная и на 2/3 - суглинковая. Дальний особняк обращен в разнополье (24,5 дес. пахоти). Удобряют только те полосы на которыя не трудно проехать и которые находятся по близости от селения. Пашня производится преимущественно сохами, но у многих домохозяев за последние время позавелись кроме того малороссийские плужки, которыми землю взламывают как под озимое, так и под яровое. Для яровых хлебов все пашут "под зябь". Коренной передел пахоти совершается при ревизии, частная же переверстка была 7 лет тому назад. В каждом клину по 3 волока; бугры оставлены были при переделе в "наконечниках", и их разделили по душам особо. Сенокос плохого качества: с десятины снимают не более 4-5 возов; переверстывают его ежегодно по ревизским душам, при чем верстают сначала на участки, заключающии в себе по 10 ревизских душ, и затем делят сено копнами по ревизким душам; на работу обыкновеннно выходить с каждой ревизской души по 1 работнику. Лес частью находиться в общинном, уравнительном пользовании всей общины, частию состоить в подворном владении (23 тысячи десятин); общинный участок вырубается по мере наростания, при чем ео делят на корню по ревизским душам. Живут, точно также как и кобелевцы, сравнительно безбедно, потому недостаточность собственного надела (8 дес. на двор) вполне вознаграждается большим количеством арендуемой земли (снимают обществом у соседняго монастыря 181/4 десятин). Единственный заработок на стороне - обработка земель в соседних экономиях. Грамотных весьма немного (4чел. на 59 дворов),потому что ближайшая школа отстоит от селения в 5 верстах.

(Сборник Статистических сведений по Курской губернии. Отдел хозяйственной статистики выпуск 10-й Белгородский уезд. Курск 1885 г. Стр 95-96)

Как о социальном составе жителей Угрима, так и о кровных связях внутри хутора позволяет судить анализ Метрических книг Белгородского уезда села Долбино Покровской церкви, о родившихся, браком сочетавшихся, и умерших за 1882-1896гг. в приход которой входил хутор Угрим. В ней упомянуты представители 12 коренных фамилий: Бугаев, Гончаров, Гладенко, Дятлов, Журавлев, Криворученко, Логвинов, Назаренков, Ракитянский, Огородов, Сологуб, Шаповалов, Беликов.

До 1886 г. жители отмечались как государственные крестьяне, затем просто крестьяне, была и небольшая доля военных: 1 унтер-офицер; 1 бомбардир; небольшое число бесрочно-отпускных солдат, отставных солдат, солдатских сыновей, солдатских жен и солдатская вдов. Отмечены случаи женитьбы на девушках из соседних поселений государственных крестьян и единичные случаи на дочерях крестьян-собственников.

В 1869 г. через Долбино была проложена железная дорога Москва — Харьков, то есть восточнее Угрима в то время как старый Харьковский тракт проходил западнее.

От Белгорода железнодорожное полотно прошло вдоль русла Гостенки до Крутого лога (район павильона Болховец). Затем вместо того что-бы продолжить линию по Гостенке строители избрали путь по склону Крутого Лога через Долбинскую балку.

По Угримским представлениям железная дорога первоначально должна была и дальше идти по руслу Гостенки, а затем через Угрим. Вероятно строительство железной дороги через Долбино было выгодно Долбинским помещикам и план был изменен не без их влияния.

Так или иначе, но прежде чем строить железную дорогу вдоль Гостенки строители должны были осушить ее русло и перегородить его плотинами.

О этих работах сохранилось Угримское предание. Главный источник назывался «Шумное». По легенде его забивали 14 дней. Кстати Шумное «яешней пахне», то есть здесь на свободу пробивается запах серо-водорода.

На постройку железной дороги были вырублены дубы в Орлином и Угримчике. Пни и корни пошли на растопку. Характерно, что лесорубов в угримском диалекте называют словом «выруб». Сами угримцы лес не рубили, собирая хворост (хмыз).

Проход первых поездов Угримцы отметили оригинально, решив напугать пассажиров. Одели кожухи мехом наружу, раскрасили лица сажей и спрятались в одной из Барсучек. Когда появился паровоз выскочили с криком. Внимания на их чудачество никто не обратил.

Истории «про железную дорогу» из рассказываемых сегодня на хуторе самые древние. Далее народная память не простирается. В железнодорожном путеводителе 1902 года участок пути у Угрима описывается так: «По выходу со станции Белгород дорога огибает город и из окон вагона можно видеть весь город, как на ладони. Миновав разъезд находящийся в 8 верстахъ от Белогорода, железная дорога, среди открытой местности с востока и цепью возвышенностей с запада, подходит на 168 версте к станции Веселая Лопань. Почти на всем протяжении от Белгорода до Веселой Лопани железнодорожный путь идет параллельно большой почтовой дороге, соединяющей Белгород, с Харьковым. Благодаря бойкому движению, как крестьянских обозов, так и помещичьих и земских экипажей, местность эта, начинающая уже принимать однообразный степной характер, в значительной степени оживляется. Близь станции Веселая Лопань расположена деревня того же названия, принадлежащая помещику Курченинову и тут же извивается небольшая река Лопань». (Иллюстрированный спутник по Курско-Харьковской-Севастопольской железной дороге. Харьков. 1902г. С44-45..)

Строительство железной дороги приводит к развитию отходничества. Угримцы ездили на работу в Белгород и Харьков - строители, плотники, каменщики, печники, а также к капитализации соседних хозяйств, куда угримцы также устраиваются батраками.

Долбинские помещики Борщевы завели стадо племенных коров и иностранную технику, занимались поставкой масла и молочных продуктов высокого качества в лучшие заведения Харькова.

В Харьков же поставляло продукцию «Хозяйство Гладкова» (в честь которого в Угриме назван Гладков бугор и Гладков пруд). Здесь выращивали, засаливали и мариновали в погребе с большими 150 кг бочками капусту и яблоки.

В частности у Гладкова работали Логвинова, Прасковья Ивановна 1884 (83года) и Ольга «Каляда». Последняя была горничной у Гладкова.

О ней сохранилась забавная история, которую рассказываю с разрешения потомков. Когда уже была советская власть, Ольга по старой привычке кланялась новому начальнику первому председателю Дмитрию Федоровичу Логвинову в пояс громко и подобострастно говоря:

- Здравствуйте! Дмитрий Федорович!

20 век до революции.

1897 г. Согласно данным земства в Угриме (в источнике УгрюмЪ) по прежнему числилось 59 дворов и он относился к "второразрядным школьным районам", не имея собственной школы. К "перворазрядным школьным районам" относились те населенные пункты в которых насчитывалось более 70 дворов. Так, собственные земские школы были в соседних Долбино и Бессоновке. Библиотека в Долбино насчитывала скромные 93 тома при 73 названиях.

В 1904 г. Иван Федорович Гончаров, писарь Безсоновской волости солдатом участвует в обороне Порт-Артура. До конца жизни на хуторе над ним посмеивались: «Ну шо, Иван Федорович проср.... Порт-Артур». В те же года на броненосце Святой Пантелеймон (переименованный после восстания броненосец Князь Потемкин-Таврический) служил Логвинов, Яков Иванович 1883 г. р. Его жена привезла в Угрим 1-ю швейную машинку Зингер. Еще один из угримцев был среди солдат охранявших броненосец.

В 1907 г. согласно статистическим данным в Угриме (в источнике УгрюмЪ) проживало 254 человека (в источнике 254 мужчины и 254 женщины, вероятно опечатка), он относился к белгородскому уезду безсоновской волости:

Весьма интересен «Приговор Угримскаго сельскаго общества Безсоновской волости, Белгородского уезда, Курской губернии» 1907 г., поскольку в нем отражаются многие характерные черты жизни хутора сохранившиеся в памяти хуторян и в 21 веке:

«1907 года, октября 21 дня, мы, нижеподписавшиеся, крестьяне Курской губернии, Белгородского уезда, Безсоновской волости, хут. Угрима, крестьяне-собственники, из числа 79 домохозяев, имеющих право голоса участвовать на сельском сходе, за отлучками и другими причинами некоторых из нас, явилось на сельский сход полноправных домохозяев из числа 60 человек, в присутствии нашего сельскаго старосты Ивана Логвинова, на котором имели суждение о выборе попечителя для Угримского начальнаго училища и постановили просить занять означенную выше должность крестьянина Харьковского уезда Ивана Герасимовича Котлярова, проживающего при хут. Угрим, который на просьбу нашу согласился, вследствие чего, посоветовавшись между собою, с общаго нашего согласия и постановили сей приговор. Как мы знаем, Иван Герасимович Котляров очень хороший человек, поведения хорошаго, под судом и следствием не состоял и не состоить, в чем и подписуемся. Подлинный за подписями крестьян Угримского сельского общества и сельского старосты того же общества.

Что действительно настоящий приговор постановлен законным числом домохозяев и за них, неграмотных, и за себя подписан Сергеем Дятловым, в том Безсоновское волостное правление удостоверяет. Октября 28 дня 1907 года. Подлинное подписанно волостнымъ старшиною и писарем». (290 с. Белгородское уездное земское собрание. Журналы заседаний Белгородского уездного земского собрания. XLIV очередного с 1-го по 3-е октября 1908 года и экстренного за 1 апреля 1908 года).

В 1908 г. В школе работали 1 учитель и 1 законоучитель.

По данным всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 года в Угриме проживало 556 человек.


Статья опубликована с разрешения автора, взята с ресурса blogspot.com


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
26.07.2019 г.
ГЕРБЫ И ГРАНИЦЫ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГРАНИЦАХ 1779 ГОДА

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь:В.Ветчинову