Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

Роспись сторож: О дистанции наблюдения сторожевой службы Московского государства.

автор: А. Словохотов

Каждый кто служил в армии, или занимается военной историей знает насколько важны в повседневной службе сведения о расстояниях на которых осуществляется контакт с противником. Современное военное мышление различает множество вводных. Здесь и зона видимости, и визуальный контакт с противником, и расчет карточки огня в которой учитываются оптимальные дистанции ведения боя и т.д.

При этом, насколько известно, вопрос о дистанции наблюдения за движением татарского войска в 16-17 веках в отечественной историографии не поднимался. Между тем, сравнение современных карт со сведениями источников дают интересные результаты.

Данная статья написана на основе данных Росписи белгородских сторож 1623 года. Полностью текст здесь: http://ugrim.blogspot.ru/2016/01/1623.html?q=сторожи.

Автор выбрал именно эту роспись поскольку хорошо знаком с местами в них описанными. А следовательно свои выводы он будет делать не умозрительно, а на конкретном материале. При этом он осознает что сведения росписей, составленных в другие годы и, или для других регионов может различаться. Но все же полученные сведения могут служить отправной точкой для понимания того как средневековый русский воин смотрел на пространства Днепро-Донской лесостепи.

Для начала проведем анализ того как в росписи 1623 года указываются растояния для визуального наблюдения. В ней указываются сведения по 15-ти белгородским сторожам.

1-я. А видить с той сторожи поперег Муравского шляху в поле верст 5-ть.

2-я. А видить с той сторожи поперек Муравского шляху в поле верст с 7.

3-я. А видить через Муравский шлях в поле верст с 5 и до реки Ворскла.

4-я. и с той сторожи видить до Муравского шляху.

5-я. данные не указаны.

6-я.а видеть с тое сторожи по Муравскому и по Бокаеву шляху в поле верст с 7 и до реки до Псла.

7-я. а видеть с той сторожи в поле верст с 7.

8-я. А видить с той сторожи поперекъ Изюмского шляху верст с 10-ть.

9-я. А видить с той сторожи в поле верст с 7.

10-я. А видить с той сторожи в поле верст с 15-ть,

11-я. а видить с той сторожи в поле версты с три.

12-я. данные не указаны.

13-я. данные не указаны.

14-я. данные не указаны.

15-я. данные не указаны.

Не сложно заметить, что автор росписи различает несколько типов наблюдения.

К первому типу относится шесть сторож. Они размещаются без указания дистанций визуального наблюдения. Это сторожи под номерами 4, 5, 12,13, 14, 15.

Ко второму типу относятся четыре сторожи. Они вели наблюдение, смотря "в поле" без указания особых ориентиров. Это сторожи 7-я, 9-я, 10-я, 11-я.

К третьему типу относятся пять сторож. Свое наблюдение за противником соотносили со шляхами. Это сторожи 1-я, 2-я, 3-я, , 6-я, 8-я.

Легко сделать свой вывод о том, что имеющиеся у него силы автор росписи разделил практически на три практически равные группы состоящие из четырех, пяти, шести сторож.

Самую большую по численности группу автор росписи ( состоящую из шести сторож) разместил для наблюдения за шляхами. Причем львиная доля сторож этой группы (пять из шести) вела наблюдение за Муравским шляхом и лишь одна за Изюмским. Бакаев шлях при этом остался практически без внимания белгородцев. Наблюдала за перекрестком Бакаева и Муравского шляха одна из "муравских сторож".

Приходится констатировать, что главной целью деятельности сторожевой службы Белгорода в 1623 году было именно наблюдение за Муравским шляхом.

Интересно и то, что четыре из шести сторож этой группы наблюдали "поперек шляха" (три за Муравским. одна за Изюмским), то есть по сути "фланкировали" двигавшиеся по степным дорогам татарские отряды находясь на господствующих высотах. Это позволяло видеть не только шлях идущий по гребню водораздела, но и то что происходит на обратном скате гребня. Еще одна вела наблюдение "до шляха", то есть размещалась в месте, которое не позволяло видеть обратный скат гребня водораздела, но позволяла просматривать сам гребень.

Наконец шестая сторожа стояла собственно на шляхе и смотрела вдоль него. Такое ее уникальное расположение можно объяснить тем, что располагалась она "во втором эшелоне". И сведения с нее поступали после того как противник проходил позиции трех сторож фланкирующих Муравский шлях.

Очевидно, что главным, хотя и не единственным методом наблюдения за противником для сторожевой службы Белгорода было занятие господствующих высот находящихся вдоль шляхов.

Вторая по численности группа (второго типа состоящая из пяти сторож) указана без дистанции визуального наблюдения. А следовательно здесь мы должны рассмотреть места в которых осуществлялось наблюдение. И здесь все оказывается весьма просто. Три из пяти сторож (5-я, 13-я и 14-я) вели наблюдение на посадских полях. То есть обеспечивали защиту горожанам при сельскохозяйственных работах. Еще две (12-я и 15-я) контролировали две переправы через Северский Донец. Одну непосредственно в районе Белгорода (Везеницкая), вторую южнее Белгорода (Топлинская). По всей видимости здесь скапливалось и было уязвимо население уезда при переправе с одного на другой берег Донца.

Очевидно, что сторожи второго типа предназначались для защиты повседневной жизни жителей Белгородского уезда от возможности внезапного набега.

Остается разобраться для чего предназначалась группа сторож второго типа. Она не вела наблюдение за шляхами и не обеспечивала повседневную жизнь горожан. Иначе бы составитель росписи отнес ее к первому или второму типу. Кроме того при ее описании автор росписи указывает расстояние для наблюдения за полем.

И здесь все довольно логично. При описании каждой из сторож этой группы указывается, что стояла она между двумя дорогами.

7-я Сторожа меж Муравского и Изюмского шляху.

9-я Сторожа меж Изюмского шляху и Царягородской дороги

10-я Сторожа на той же реке на Нежеголи на нижнем броду на Царягородской дороге... а переезжать сторожемъ по Нежеголи к верхнему броду до Волуйской дороги верст с 10-ть.стерегуть приходу воинских людей и Черкас к Белугороду с Изюмского шляху.

11-я Сторожа на Северской дороге, меж Изюмскаго шляху и Ливенской дороги.

Обращает на себя внимание, что каждая из четырех сторож наблюдала за Изюмским шляхом и еще одной дорогой. Следовательно, автор составления росписи, не имея достаточно сил для того что бы организовать здесь надежное наблюдение, "растянул" свои силы.

Посмотрим теперь на примере 1-й Белгородской сторожи, как велось наблюдение в "реальных условиях".

1-я Сторожа на Муравском шляху верх Угрим и Лопина от Белагорода 20 верстъ, сторожей на ней стоить 4 человека, стерегуть как пойдут воинские люди в Русь или из Руси, или под Белгород и в приход Литовских людей к Белугороду на тоежь сторожу. А видить с той сторожи поперег Муравского шляху в поле верст 5-ть. А переезжать сторожемъ через Муравский шлях до реки до Ворскла верст с 15-ть.

На современной карте от Угримского леса до Муравского шляха 5 километров.

А вот вид с Муравского шляха на Угрим в режиме просмотра улиц:

https://goo.gl/maps/GgsqcidGJVR2

Интересно, что от балки угрим легко просматриваются "края" и других соседних балок:

Вид с Вовкивни на Головино. https://goo.gl/maps/YnFEXDBSDgw Вид с Вовкивни на Довжик. https://goo.gl/maps/sqmKVmS1mRs


Статья опубликована с разрешения автора, первая публикация на ресурсе от 18.03.2019 г.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
02.06.2019 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь:В.Ветчинову