Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Пять саженных мест Муравского шляха в Книге Большого Чертежу.

автор: А. Словохотов
muravskiiy_shlyakh (100K)

Масштабирование отдельных участков карты, как правило, применяется для привлечения внимания пользователей, например, в современных туристических путеводителях. Увеличенный Эрмитаж на карте Санкт-Петербурга не воспринимаются путешественниками как отображение реальности, для них это лишь указатель цели маршрута.

Аналогичный прием был использован составителями Книги Большого Чертежу (КБЧ). Основная единица измерения этого знаменитого памятника версты, но в пяти случаях применены сажени. Уже сам факт масштабирования любопытен, но не менее интересно понять есть ли закономерности в детализации отдельных объектов или это только игра случая. Ответить на этот вопрос возможно используя простейшие методы. Необходимо локализовать регион в котором применялось измерение в саженях, отметить на карте соответствующие объекты, указать их различия и общие черты. Таковы цели нашей работы.

В историографии КБЧ «саженный вопрос» специально не изучался. В то же время каждый из пяти объектов отдельно не раз становился предметом внимания специалистов, что не удивительно, учитывая значение КБЧ, как источника по исторической географии.

На взаимосвязь двух объектов измеренных в саженях в КБЧ обратил внимание Г. И. Спасский. К сожалению, в его издании часть текста была опушена наборщиком. С новой строки, после абзаца заканчивающегося запятой следует описание двух искусственных сооружений на Муравском шляхе: «рвы или перекопи». Не сложно заключить что в поле зрения Г. И. Спасского попал не «саженный вопрос», а рвы на Муравском шляхе.

В последнем издании КБЧ, осуществленное под редакцией К. Н. Сербиной рассмотрению вопросов географии отведено два абзаца, а мелкие детали не рассматриваются. В библиографии составленной коллективом К. Н. Сербиной не упоминаются работы С. Ф. Платонова и Е. Альбовского, но и в них нет ответа на вопрос о саженях.

Такая лаконичность делает вновь актуальной оценку украинского исследователя Ф. Е. Петруня, озвученную в статье 1924 г.: „Книга Большого Чертежа“, изданная впервые в 1773 г. Новиковым, до сих пор не имеет посвященного ей монографического исследования».

Локализовать «саженный регион» весьма просто. КБЧ состоит из отдельных описаний, часть из которых составлена по рекам, а часть по водоразделам. Двойственность описания не является чем-то уникальным и соответствует знаменитой формуле из Слова о полку Игореве «пути ими знаемы, яруги им ведомы», то есть такой системе координат в которой сначала рассматривается водораздел, а затем стекающие с него реки. Измерение в саженях встречается в трех частях КБЧ:

1. Описание Муравского шляха (далее МШ).

2. Роспись реке Донцу (далее РД).

3. Описание реки Угра (далее РУ), речь в котором идет о левобережных притоках Днепра.

Следовательно, данные МШ, РД и РУ совпадают при описании района между Днепром и Северским Донцом, ограниченного с севера линией реки Сейм. В КБЧ специально указывается на взаимосвязь текстов МШ, РД, РУ. К примеру, в РУ описание части рек упущено, что поясняется так: «А которые речки с верху и до усть реки Мерла пала в реку Ворскл, и те писаны в книге сей наперед сего, по дороге от Ливен Муравскую дорогою», и далее: «Которые реки пала в Орель, и те писаны дорогою Муравским шляхом».

Локализовав «саженный регион» перечислим его «саженные места»:

В МШ:

1-й фрагмент: «а меж Мжа и Коломока на Муравской дороге рву версты с 3, а ров в ширину (№ 1) сажени с полторы, а в глубину сажень (№ 2), а инде и больши». А по сторонам того рву обойти нельзя: пришли леса и болота».

2-й фрагмент: «А ниже Волчьих Вод пала в Самарь река Бык, от Волчьих Вод верст з 10. А меж Волчьих Вода и Быка мечеть татарская каменная, сажен (№ 3) ее з 20; а лесу с тех мест до Перекопи нет».

3-й фрагмент: «А Перекопи от моря до моря на 6 верстах, а поперег Перекопи 2 сажени (№ 4) косых, а в глубину 3 сажени (№ 5), а по рву стоят башни каменныя, а меж башен сажен (№ 6) по 200 и по 300. А пашню пашют на сей стороне Перекопи, и через ров в иных местех люди ездят».

В РД:

4-й фрагмент: «А Белгород стоял на Донце, на Белой горе, на правой стороне Донца, и после литовского разоренья перенесен на другую сторону Донца, с нижные стороны Белого Колодезя, от берега от Донца, от старого городища 380 сажен (№ 7), стоит в ниском месте; а Белой Колодезь течет из Разуменского лесу, пал в Донец выше города».

В РУ:

5-й фрагмент: «а выше города Курска у посаду от острогу от старово рву, что был большой острог, сажен со 100 (№ 8)».

При поверхностном анализе ничего общего в перечисленных отрывках нет. Замеры абсолютно разные, схожи лишь измерения рва Перекопа и рва между Мжой и Коломаком, но и тут очевидна принципиальная разница, на Перекопе измерялось также расстояние между башнями. «Саженные объекты» упоминаются в тексте КБЧ неоднократно и бессистемно, в большинстве случаев без указания размеров. Однако такой пессимистический подход легко опровергнуть:

1. Если нанести на карту выделенные обьекты, то они составят линию тянущуюся с севера на юг: Курск, Белгород, ров «меж Мжа и Коломака», «мечеть татарская каменная», Перекоп.

2. Вопрос с географической чехардой имеет простое решение. Как указывалось выше бесполезно читать КБЧ руководствуясь современной системой координат. Тогда действительно все будет перепутано, поскольку МШ, РД , РУ расположены в КБЧ в порядке с юга на север, а описание в них ведется с севера на юг. Не будет порядка и если попытаться расположить МШ, РД и РУ с запада на восток. Тогда порядок должен был бы таким: РУ (Днепр), МШ (водораздел), РД (Донец). Если же воспользоваться правилом «пути ими знаемы, яруги им ведомы», где сначала описывается водораздел, а уж затем окружающие его реки все становиться на свои места.

Белгород и Курск не находятся собственно на Муравском шляхе, Курск находиться западнее у реки Сейм (приток Днепра), Белгород восточнее у Северского Донца. Логично, что искать детальное, то есть «саженное» описание этих городов надо в РУ и РД, а в МШ эти города только упомянуты, причем в родительном падеже:

Курск: «А ис Пузацкого лесу, с правые стороны Муравской дороги, вытекла река Семь и пошла мимо Куреск под Рылеск...»

Белгород: «Да по леву же лес Долгой боярак, и из нево течет речка таже Везеница и пала в Донец ниже Белагорада 2 версты».

При таком понимании текста источника интересно единичное упоминание рва «меж Мжа и Коломока». Авторы не привязывают это сооружение ни к одной из двух рек, иначе он был бы назван либо «Можским» либо «Коломокским», что кстати упростило бы его название. Соответственно мы находим ров «меж Мжа и Коломака» в МШ, то есть в описании водораздела, но не находим его в описании рек в РУ и РД.

Несложно установить и где должны находиться упоминания двух оставшихся обьектов: Перекопа и татарской мечети. Перекоп, как известно находиться на перешейке между Крымом и материком, а потому рассматривается в МШ, но не может быть упомянут в РУ и РД. Мечеть также находиться на Муравском шляхе и также описывается в МШ, но поскольку она стоит у притоков Днепра то затем она же упоминается в РУ: «А промеж Быка и Волчьих Вод, на Муравской дороге, мечеть татарская каменная».

Таким образом все пять саженных мест отмечены в КБЧ с севера на юг в МШ, но из-за особенности подачи материала замеры Белгорода и Курска даются соответственно в РД и РУ. Теперь предпримем попытку их классификации.

Очевидно, что Белгород и Курск — это русские крепости, а прочие объекты отмечены на спорной или татарской территории. Таким образом логично разделить пять саженных мест по принадлежности на две группы: Белгород и Курск измеренные в РД и РУ; Перекоп, мечеть татарская каменная, ров «меж Мжа и Коломока» измеренные в МШ.

Такое разделение находит объяснение и в тексте КБЧ. Во-первых, при описании Белгорода и Курска измеряется расстояние от старых построек, а в МШ указываются размеры трех сооружений. Размеры Белгорода и Курска несомненно были известны в Москве и по другим документам, оттого указывать их в КБЧ бессмысленно. Логично также противопоставить замеры объектов на своей и чужой территории. Во-вторых, в МШ каждый саженный объект снабжен характерным описанием, чего мы не наблюдаем при описании Белгорода и Курска в РУ и РД.

Перекоп: «А пашню пашют на сей стороне Перекопи, и через ров в иных местех люди ездят».

Мечеть татарская каменная: «а лесу с тех мест до Перекопи нет».

Ров «меж Мжа и Коломака: «А по сторонам того рву обойти нельзя: пришли леса и болота».

Всё это указания на ключевые изменения условий. Весьма интересно противопоставление легко пересекаемого Перекопа и непреодолимого рва «меж Мжа и Коломака». Рвы — это прежде всего препятствие для конницы, а уж затем для пехоты. Переезд через Перекоп для татар был повседневностью. Оттого через него были проложены пути. Отсутствие же проходов через Коломак свидетельствует, у татар не было постоянного контроля за этой территорией. Более того, у жителей лесо-степи была возможность регулярно следить за его сохранностью. В противном случае татары уничтожили бы его при очередном масштабном набеге. Не менее интересно обозначение мечетью начала безлесных мест. В противостоянии татарской конницы и русского огнестрельного оружия возможность укрыться под защитой деревьев было весьма важным фактором.

Подведем итог нашего небольшого исповедования. Рубежи Перекопа, Коломака, Белгорода, Курска хорошо известны научному сообществу. Однако на их «саженную взаимосвязь» (не забудем и мечеть каменную татарскую) в таком ключевом источнике как КБЧ указано впервые. В то же время не станем переоценивать широту охвата нашей публикации. За его рамками в частности осталась внешняя критика источника, не дан ответ на ключевой вопрос почему именно на Курско-Крымском направлении были отмечены саженные места. Не менее важной является задача увязать разделение Муравского шляха на отдельные участки, с тем как осуществлялась контроль за этой территорией из Белгородской и Курской крепостей по данным КБЧ. Наконец из пяти саженных мест одно остается до сих пор не обнаруженным. Эта та самая мечеть каменная татарская, от которой «лесу более не будет». А следовательно работа над исследованием КБЧ должна быть продолжена.

Литература.

1. Альбовский Е. Валки, украинный город Московскаго Государства. Харьков. 1905 г.

2. Бандуровский А. В. Буйнов Ю. В. Курганы Скифского времени. Северскодонецкий вариант. Киев. 2000 г.

3. Барандеев А. В.«Книга Большому Чертежу» как источник топонимического исследования//Известия АН СССР. Серия географическая. 1973.— №5.

4. Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. М., Наука, 1985.

5. Книга Большому Чертежу. под ред. К. Н. Сербиной. М., 1950.

6. Книга глаголемая Большой Чертеж изданная по поручению Императорского общества истории и древности российских, действительным членом общества Г. И. Спасским. М., 1846.

7. Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М., 1995.

8. Петрунь Ф. Е. К вопросу об источниках „Большого Чертежа“ //Журнал научно-исследовательских кафедр в Одессе. 1924.


Статья опубликована с разрешения автора, первая публикация на ресурсе Проза.ру от 20.12.2014 г.

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
15.05.2015 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь:В.Ветчинову