РЫЛЬСК И РЫЛЯНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ
И КУЛЬТУРЕ (сборник)

автор: В.В. Раков

ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ РЫЛЬСКА И РЫЛЬСКОГО УЕЗДА ПЕРИОДА РЕВОЛЮЦИЙ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

В публикациях по истории Курской губернии в период системного кризиса 1917–1920 гг. Рыльску и Рыльскому уезду посвящено мало страниц по сравнению, скажем, с Курском, Белгородом или Льговом. И дело здесь не только в относительной удаленности Рыльска от губернского центра, что, естественно, имело значение, или в недостаточном количестве исторических источников исследуемого периода по конкретному уезду. Дело заключается в другом: Рыльск в это время дважды «выпадал» из общего регионального исторического процесса. Первый раз подобное случилось в 1918 г., когда с апреля по ноябрь город и большая часть уезда оказались в составе другого государства — первоначально Украинской народной республики, а затем — Украинской державы гетмана Скоропадского. Второе «выпадение» Рыльска произошло осенью 1919 г., в период «Московского похода» Вооруженных сил Юга России (ВСЮР). Но в последнем случае город действительно оказался не на основных театрах боевых действий на северо-западном направлении, которые проходили на льговско-дмитриевской и сумской оперативных линиях, а сам Рыльск был «тихо» оставлен как красными, так и белыми. Многие села и целые волости Рыльского уезда, уже находясь в глубоком тылу деникинских войск, так и не увидели ни одного казака, улана или дроздовца.

Более всего в плане наличия источников по истории Рыльского уезда не повезло революционному 1917 г. Те исследователи, которые занимались проблематикой 1917 г. и начального этапа советского строительства в Курской губернии, знают об ограниченном количестве документов по этому периоду, имеющихся в фондах ГАКО. Их преобладающая часть вместе с фондами советских учреждений 1918 — первой половины 1919 г. была утрачена при эвакуации советских учреждений в сентябре 1919 г.

До настоящего времени единственным комплексом опубликованных документов о событиях 1917 г. в Курской губернии является сборник «Борьба за установление и упрочение советской власти в Курской губернии», изданный в далеком юбилейном 1957 г.(1) Сборник охватывает период с марта 1917 г. по декабрь 1918 г. включительно и содержит 518 архивных документов и газетных материалов о событиях 1917 г., из общего числа более 1500 документов, помещенных в книге. Публикуемые документы были выявлены составителями сборника в центральных (ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС, ЦГАОР, ЦГАКА, ЦГИАЛ) и местных архивах (Московский областной государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства, Курский и Воронежский партархивы и Государственный архив Курской области). Кроме того, в сборник были включены материалы периодической печати. Газетные публикации в подавляющем большинстве представлены курскими изданиями. В сборнике отражены четыре газеты. Материалы из них (всего 47) распределились следующим образом: «Курская жизнь» — 18, «Курский край» — 17, «Свободная речь» — 9, «Курская военная газета» — 3. Как видим, среди них нет ни одной уездной газеты.

Рыльск и Рыльский уезд в год двух революций представлен в 16 документах, хранящихся в ГАРФ (бывший ЦГАОР) — в количестве 10 единиц, ГАКО — 5, учтен также один материал из газеты «Курская жизнь». Приведенные данные еще раз подчеркивают ограниченность источников по 1917 г., находящихся, прежде всего, в местном архиве. Не отличаются документы и тематическим разнообразием. В семи из них содержатся материалы о советском строительстве в уезде, в восьми освещается аграрное движение и в одном говорится о партийном строительстве. Практически не представлены документы, отражающие экономическую жизнь, общественно-политическое развитие, культуру, образование, повседневную жизнь людей.

Не лучше обстоит дело с публикацией документов по истории Рыльского уезда и в сборнике «Курская губерния в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918–1920)», вышедшем в 1967 г.(2) Он состоит из трех разделов («глав» в авторском названии). В разделе I «Курская губерния в период иностранной военной интервенции и гражданской войны (апрель 1918 г. — февраль 1919 г.)» лишь в четырех документах содержится информация по Рыльскому уезду. И это при том, что именно Рыльский уезд непосредственно входил в ту треть губернии, которая была оккупирована австро-германоукраинскими войсками. Раздел II сборника «Курская губерния в период решающих побед Красной Армии на фронтах гражданской войны (март 1919 г. — февраль 1920 г.)» включает семь интересующих нас документов. Но среди них ни одного по периоду контроля уезда частями ВСЮР в сентябре–ноябре 1919 г. И, наконец, в раздел III «Курская губерния в период мирной передышки и борьбы с белополяками и Врангелем (март–декабрь 1920 г.») имеется еще семь документов с материалами о Рыльском уезде. Таким образом, в сборнике из 288 размещенных документов лишь 18 содержат информацию по Рыльску и Рыльскому уезду.

Может сложиться впечатление, что источниковая база по истории уезда периода революций и Гражданской войны крайне ограничена. В действительности дело обстоит несколько иначе. Работа по выявлению документальных и иных источников по проблеме региональной истории 1917–1920 гг. в различных архивах и библиотеках позволяет утверждать, что источники все-таки есть, и, на наш взгляд, в достаточном количестве, чтобы реконструировать основные события периода Гражданской войны по Курской губернии в целом, и Рыльском уезде в частности.

Более того, значительная часть из них до сих пор не исследована и не введена в научный оборот. А отдельные источники — по периоду пребывания уезда в составе украинских государств (1918 г.) и под контролем деникинской администрации (1919 г.) — даже уникальны, так как подобных фондов в регионе сохранилось немного.

Для иллюстрации вышесказанного дадим общую характеристику наиболее важным коллекциям документов, хранящимся как в отдельно образованных фондах уездных учреждений, так и в фондах губернских учреждений. В ГАКО имеется достаточно большой массив документов по истории Рыльского уезда в 1917–1920 гг. Документы по 1917 г. (ноябрь–декабрь) представлены как отдельная коллекция лишь фондом Рыльского уездного совета народных комиссаров (фонд Р-1893). Это, прежде всего, документы, раскрывающие процесс организации органов революционной власти в уезде: протоколы заседаний Совета, волсоветов, резолюции крестьянских сходов и собраний, переписка с губисполкомом о ликвидации учреждений Временного правительства и установлении советской власти. Большой массив документов этого фонда относится к вопросам военного строительства: приказы и циркуляры высшего военного совета Курского революционного совета и военно-революционного штаба; материалы по формированию партизанских отрядов, пехотных и артиллерийских частей РККА, записи добровольцев. В фонде имеются документы о постановке на учет помещичьих имений, заготовке и реквизиции хлеба и других продуктов питания. Большая часть документов этого фонда хронологически относится к январю–апрелю 1918 г.

Отдельные документы, относящиеся к началу 1918 г., имеются в фондах Р-2511 «Рыльский уездный отдел управления», Р-2499 «Рыльское управление по эвакуации населения», Р-3297 «Рыльский уездный комиссариат по военным делам», Р-327 «Губернское статистическое бюро» и Р-313 «Курское губернское земельное управление».

Материалы за 1919 г. (с января по август — начало сентября и на конец ноября — декабрь, т. е. советский период), а также за весь 1920 г. достаточно массово отложились как в указанных фондах, так и в других, таких, как Р-718 «Рыльский уездный исполнительный комитет совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», Р-2561 «Рыльский уездный отдел рабоче-крестьянской инспекции», Р-1741 «Рыльская уездная земская управа» и др. Однако часть фондов, комплектовавшихся на местах, по Рыльскому уезду не сохранилась. Это фонды Рыльского уездного комиссара Временного правительства (1917 г.), уездного революционного комитета (1919 г.), уездного бюро юстиции (1920 г.), уездного статистического бюро (1918–1920 гг.), уездного финансового отдела (1917–1919 гг.).

В связи с этим особую научную значимость приобретают документы, ставшие доступными исследователям лишь в новейшее время. Они сосредоточены в объединенном фонде Р-1010 «Учреждения периода оккупации Курской губернии немецко-гайдамацкими войсками и армией Деникина». Он не был включен в путеводитель по фондам ГАКО, изданный в 1958 г. и почти полстолетия являвшийся единственным справочником по архиву(3). Объединенный фонд был сформирован из документов представительных и исполнительных органов местного самоуправления — волостных, уездных земских управ и городских дум и управ — в январе 1982 г. Причиной создания объединенного фонда, как указано в исторической справке к его описи, «послужила малообъемность составивших его фондов и их однородность деятельности»(4). Однако это не являлось, на наш взгляд, единственной причиной. По действовавшим в советское время правилам фонд, имевший гриф «особо ценные» документы, был поставлен для исследователей в режим ограниченного доступа. Не случайно ни один документ, находящийся в этом фонде, не попал в сборники документов 1957 и 1967 гг.

В Курской губернии ликвидация демократических («буржуазных») органов местного самоуправления происходила до февраля 1918 г. Однако в южных и юго-западных уездах, оккупированных немецко-украинскими войсками, они были восстановлены и просуществовали до декабря 1918 г. В августе–декабре 1919 г., когда Курская губерния находилась под контролем ВСЮР, эти органы были также частично восстановлены. В уездах были созданы управления, подчиненные уездным начальникам, назначаемым губернатором Римским-Корсаковым, а также возобновлена деятельность уездных и городских управ.

В состав фонда Р-1010 ныне входят документы Рыльской городской думы и Рыльской городской управы, а также Теткинской волостной земской управы Рыльского уезда. Документы фонда Р-2569 «Рыльская городская дума» поступили на хранение в ГАКО 29 августа 1936 г. в количестве двух дел. Рыльская городская дума представлена двумя делами, документы которых отражают ее деятельность за период с 2 января по 24 ноября 1918 г. Это протоколы заседаний и книга постановлений городской думы. В деле имеются журналы заседаний Рыльской городской думы за период с января по декабрь 1918 г. (подлинники), а также журнал частного совещания гласных Рыльской городской думы и представителей местных общественных организаций по вопросу об организации охраны г. Рыльска от 6 мая (23 апреля) 1918 г.

Определенный интерес представляют подлинники баллотировочных листов по результатам голосования по вопросам, выносимым рассмотрение думы: о предании суду председателя и членов продовольственной управы, о назначении жалованья городскому голове и членам городской управы, о выборах членов городской думы и финансовой комиссии и др. В деле имеется книга постановлений Рыльской городской думы за январь–октябрь 1918 г.(5)

Документы фонда Р-2554 «Рыльская городская управа» поступили на хранение в ГАКО 20 июля 1931 г. в количестве 142 дел. 24 сентября 1958 г. в результате экспертизы ценности к уничтожению было выделено 63 дела, «не имеющих исторической и практической ценности». На постоянном хранении остались 79 дел. В 1958 г. к фонду было присоединено одно дело из фонда Р-2547. Таким образом, фонд Рыльской городской управы составляют 80 дел, в том числе два за 1916 г. Наш период количественно представлен следующим образом: 1917 г. — 19 дел, 1918 г. — 39, 1919 г. — 18. В архивных делах за 1917 г. содержатся: списки купцов Рыльска за 1917 г. и домовладельцев I части города; документы о состоянии медицинской, ветеринарной и санитарной работы; подлинники протокола заседаний думского комитета по оказанию помощи беднейшему населению от 28 ноября 1917 г.; счета и расписки об израсходовании сумм на содержание милиции; документы о выделении средств на содержание и ремонт учебных заведений(6).

В архивных делах за 1918 г. имеются как документы, относящиеся к советскому периоду, так и документы периода германо-украинской оккупации. Среди первой группы следует выделить протоколы заседаний отдела городского хозяйства уездного ревкома, переписку городской управы с Рыльским уездным революционным советом, объявление Рыльской уездной земской управы о переименовании ее в Рыльский уездный отдел революционного совета по земскому самоуправлению от 24 января 1918 г. Из второй группы документов наибольший интерес представляют: переписка с императорским германским комендантом г. Рыльска и уезда, комендантом Черниговщины об оплате счетов за продукты, поставленные городским самоуправлением в германские и украинские части; переписка с уездным военным начальником о расквартировании формирующихся частей украинской армии; сметы на содержание украинских войск; переписка с волостными земскими управами о составлении призывных списков(7).

Важные документы, раскрывающие организацию местной власти и внутреннюю политику деникинской администрации, относятся к архивным делам за 1919 г. В их числе: приказы главноначальствующего Харьковской области генерала Май-Маевского; циркуляры курского губернатора Римского-Корсакова; сметы городских доходов и расходов за сентябрь–декабрь 1919 г.; переписка с попечителем Харьковского учебного округа по вопросам финансирования учебных заведений; рыночные справочные цены и т. д.(8)

Документы фонда Р-2518 «Теткинская волостная земская управа» поступили на хранение в ГАКО 13 мая 1931 г. в количестве 8 дел. Среди документов имеются анкетные листы и списки лиц, нуждающихся в продовольствии (по волостям); окладные листы по взиманию земских сборов с торгово-промышленных заведений с. Теткино за 1917–1918 гг.; призывные списки граждан волости 1895 г. рождения; списки присяжных заседателей; списки учителей волости; сведения о площади посевов, о наличии кустарных заводов, о количестве пахотной и луговой земли; цены на хлебные продукты и др.(9)

Несомненно, что в условиях ограниченного количества архивных источников или их типовой идентичности следует максимально использовать другие виды исторических документов и, прежде всего, материалы периодической печати. Видовое и жанровое многообразие газетно-журнальных публикаций общеизвестно. Отметим при этом, что в средствах массовой информации за 1917 г. содержится целый ряд текстов официальных документов (постановлений, резолюций, решений, приговоров и т. д.) государственных органов и органов местного самоуправления, а также возникших в 1917 г. общественных организаций, претендовавших на властные полномочия (советы, комитеты). Большая часть подлинников этих документов утрачена.

Кроме того, в газетах имеется и масса другой информации, несомненно необходимой исследователю. Это и репортажи с места событий, отчеты, в том числе — стенографические, о различного рода собраниях и заседаниях, письма в редакцию газет, хроника событий и происшествий и т. д. В них содержатся не только факты, но и присутствует своеобразный «дух» эпохи.

С точки зрения позитивистской истории исторический факт должен быть подтвержден источником, предпочтительно документальным. Но это далеко не всегда возможно. Жизнь значительно богаче документов. В этом отношении газета может стать тем хрупким, порой единственным инструментом исторической реконструкции.

Наиболее многочисленными группами газетной периодики являлись издания, которые представляли ведущие политические и социальные силы общества. Среди них главными были официальные издания, военные газеты, газетные издания российских информационных учреждений, печатные органы политических партий и газеты для крестьян. В Курской губернии в 1917–1920 гг. в уездах выходили газеты 34 наименований. Географически издания распределяются следующим образом: Белгород — 6, Рыльск — 5 (еще одна газета выходила в Теткино, Рыльского уезда), Старый Оскол и Щигры — по 4, Тим — 3, Суджа, Льгов, Путивль, Короча — по 2, Фатеж, Обоянь, Дмитриев — по 1 газете.

Четыре рыльских газеты издавались уездными и городскими органами революционной власти в 1918–1920 гг. (исполкомом совета, комитетом РКП (б), революционным комитетом)(10), две газеты являлись изданиями частными и выходили в 1917 г.(11) Именно эти частные газеты 1917 г. и приобретают особое значение как исторический источник. Но, к сожалению, сохранился лишь один экземпляр «Теткинского вестника» (№ 2 за 7 мая, хранится в РНБ).

А вот «Рыльский листок» представлен № 1 (2/15 июня) — 39 (23 октября / 5 ноября). Комплект газеты имеется в РНБ (полный) и РГБ (кроме № 28), научной библиотеке ГАРФ (№ 18–27, 29–39) и ГАКО (№ 20, 24, 27). «Рыльский листок» выходил два раза в неделю в виде двух или четырех малоформатных страниц. Редакция располагалась в мужской гимназии по Шелеховской улице, контора — в магазине Яковлевых по Архангельской ул. Печаталась газета в типографии «Скоропечатня М. М. Яковлевой и С–я П. и Г.» в Рыльске.

Иллюстрацией тезиса о ценности местной газеты как источника свидетельствует и сам стиль подачи материала, который станет понятен после прочтения нескольких примеров-извлечений из «Рыльского листка».

6 (19) августа 1917 г. прошли выборы в Рыльскую городскую Думу. Вот как информировала газета об этом официальном событии: «Явка избирателей была высокой. Из общего числа избирателей в 7378 человек в выборах приняли участие 3785 (51,3 %). В целом выборы прошли спокойно, за исключением случая ложного вызова пожарных на избирательный участок в период особой активности избирателей — около часа дня»(12).

Или другой пример освещения почти эпохального революционного события — создания Рыльского уездного совета крестьянских депутатов: «В пятницу 15 августа в зале бывшего общественного собрания состоялось заседание Рыльского совета крестьянских депутатов, организованного у нас неутомимым энергичным мировым судьей Сабуровым — он же выбран секретарем совета … Докладчик читал достаточно внятно и отчетливо свой доклад по земельному вопросу; затем предложил слушателям задавать ему вопросы. Простодушные “землеробы” внимательно слушали заманчивые перспективы будущего землеустройства — общинного и подворного, которые рисовал перед ними опытной рукой докладчик (заснули только двое и очень крепко, сидевшие у задней стены). Были вопросы, но возражений докладчику не было. И казалось, что рассказывается увлекательная сказка, уносящая их от грубой суровой действительности, и эти трезвые и практичные люди верят всей душой этой обаятельной сказке, верят потому, что хотят верить»(13).

Достаточно подробно освещала пресса и те факты, которые не фиксировали официальные документы: «БЕСЧИНСТВО. В понедельник накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы толпа баб собралась во дворе продовольственной управы и с диким криком и жуткими угрозами по адресу г. Маевского требовала пшеничной муки на пирог к годовому празднику, так как он де “престольный”. Выступление религиозных гражданок, из коих вряд ли хоть одна причислена к соборному приходу, имело полный успех. Больные, желающие вместо ржаной муки получать белую, обязаны представить для этого в продовольственную управу медицинское свидетельство о болезни с рублевой гербовой маркой. Следовало бы и от гражданок, которые буйством вымогают муку к “престолу”, требовать удостоверения от церковного причта их прихода с рублевой гербовой маркой в том, что они действительно “престольные”. Иначе при 12 церквях Рыльска найдется такое множество “престольных”, что никакой муки для остального, менее благочестивого, но не потерявшего всякий стыд населения, не хватит»(14).

Следующие два документа содержательно связаны друг с другом. Первый — официальный: «Обращаю внимание домовладельцев на то, что на улицы выпускаются лошади, коровы и домашняя птица. Виновные будут привлекаться к строгой ответственности по 29 ст. Устава о наказаниях согласно 103 ст. Городового положения. Начальник милиции Ломакин»(15). Второй — отклик читате- ля на это обращение: «В последних номерах “Рыльского листка” г. начальник Рыльской милиции обращает внимание домовладельцев на то, что на улицы выпускаются лошади, коровы и домашняя птица, в том числе, конечно, и куры, за что виновные будут привлекаться к ответственности. Правда лошади выпускаются не путанными; но ведь не может же каждая хозяйка стоять на берегу реки, ожидая с пастбища коровы и тащить ее домой за рога, чтобы корова не смогла на полчаса задержаться в пути.

Почему же сделано предпочтение свиньям (не принят ли во внимание герб города Рыльска?), которые свободно разгуливают по улицам, портя тротуары и вспахивая откосы гор и пригорков, отчего впоследствии образуются промоины. Иногда даже занимаются археологическими изысканиями, разнося по улицам кости и черепа покойников с Потатуринской горы, с которой не так давно Городская управа делала выемку земли, разрыв старое кладбище, которым хотела засыпать Катунин ров на Воскресенской улице; но часть свезенного в ров кладбища вскорости дождями была унесена в реку Сейм. Да, особенное внимание следовало бы уделить и именно свиньям. П.Р.»(16).

И в заключение пример иронического, но пророческого предсказания газеты: «Шестого августа на сельском сходе 1-го общества села Коровяковки председатель местного украинского культурно-просветительного общества “Просвiта” рассказал крестьянам об украинском движении, об украинской Центральной раде, ее соглашении с Временным правительством, об украинской партии социалистов-революционеров. Прочитав и разъяснив резолюцию первого Всеукраинского крестьянского съезда, предложил крестьянам организоваться в “Украiнську селянську спiлку "Земля и воля" — Украинский крестьянский союз "Земля и воля"”. Крестьяне сейчас же решили организоваться в “спiлки” и для того выбрали комитет “спiлки”, который уже начал свою деятельность.

А мы и не знали, что самостiйна Украина находится в непосредственной близости к Рыльску. Хай живе Коровяковка»(17). Пройдет около полугода, и Рыльск действительно временно станет частью независимого украинского государства.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Борьба за установление и упрочение советской власти в Курской губернии: Сб. док. и материалов. Курск, 1957.

2. Курская губерния в годы иностранной военной интервенции и гражданской войны (1918–1920). Воронеж, 1967.

3. Государственный архив Курской области: Путеводитель / Под ред. Ф. И. Лаппо, П. П. Пятовского. Курск, 1958.

4. См.: Введение к описи фонда Р-1010 «Учреждения периода оккупации Курской губернии немецко-гайдамацкими войсками и армией Деникина», составленное главным хранителем ГАКО Е. Мочульской. С. 8.

5. ГАКО. Ф. Р-1010. Оп. 1. Д. 1–2.

6. Там же. Д. 5–23.

7. Там же. Д. 24–55.

8. Там же. Д. 56–80.

9. Там же. Д. 145–151.

10. Известия Рыльского революционного комитета. Рыльск, 1918; Известия Рыльского исполкома и уездного комитета РКП (б). Рыльск, 1918–1919; Известия Рыльского Ревкома и городского бюро фракции РКП (б). Рыльск, 1919; Красная искра: Офиц. орган Рыльск. исполкома и укома РКП (б). Рыльск, 1920–1921.

11. Рыльский листок / Ред. Н. Малышев, Е. Глебов, М. Хостник; Изд. Л. Н. Яковлева. Рыльск, 1917; Теткинский вестник / Ред.-изд. И. И. Гребенюк. Теткино, 1917.

12. Рыльский листок. 1917. 7 (20) авг.

13. Там же. 1917. 22 авг. (2 сент.).

14. Там же.

15. Там же. 1917. 7 (20) авг.

16. Там же. 1917. 1 (14 сент.).

17. Там же. 1917. 28 авг. (10 сент.).


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции "РЫЛЬСК И РЫЛЯНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ". (г. Рыльск, 3 июня 2011 г.). Ред.-сост. А. И. Раздорский. Рыльск, 2012.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
05.04.2014 г.

См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


В.А. Просецкий.
Рыльск
Воронеж, 1977

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову