Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ(сборник)

САПОЖНЫЙ ПРОМЫСЕЛ ГОРОДА МИРОПОЛЬЕ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД

автор: Д. В. Кудинов.

Пошив обуви - неотъемлемая часть культуры человечества. Башмачники, сапожники и, наконец, обувные фабриканты неутомимо век от века обували городское и сельское население, совершенствуя качество и способы производства своего товара. В нашем отечестве производители обуви не распределялись равномерно. В некоторых местностях образовывались настоящие центры сапожного ремесла, к которым следует отнести и заштатный город Суджанского уезда Мирополье.

О времени зарождения специализированного сапожного ремесла в Мирополье судить сложно. Сами потомственные миропольские сапожники на этот вопрос столетие тому назад отвечали, что ремесло их уходит глубокими корнями в старину и даже принесено с собой первыми переселенцами с Волыни, откуда грянул первый поток слобожан в Мирополье. Во второй половине XVIII в. сапожники имели здесь цеховую организацию. В 1771 г. в сапожный цех было записано 117 чел.(1) К середине XIX в. сапожное ремесло окончательно становится профессиональной деятельностью, дистанцированной от сельского хозяйства. В 1860 г. общее количество "чоботарей", "сбывающих свои изделия в городах Николаеве, Полтаве и Кременчуге, а также на местных ярмарках и базарах, всего на сумму до 30 тыс. руб."(2), достигало 82 чел. В одной только Полтаве на Ильинской ярмарке в это время продавалось сапог до 12-15 тыс. пар(3). Кроме того, в 1850-х гг. значительное количество обуви отправлялось на продажу в соседнюю Харьковскую губернию, где кожевенное производство не было достаточно развито, а также в Ростов-на-Дону, Мариуполь, Одессу и на Кавказ(4). Причиной популярности на юге России миропольских сапог служило, по мнению современников, неумение южан выделывать кожи. Обувь мастеров Курской губернии оказывалась и прочнее, и изящнее.

Развитию сапожного ремесла способствовала в первую очередь близость украинского рынка: на Надднепрянщине во второй половине ХIX в. лапти были менее распространены в быту, чем в великороссийских губерниях; с ростом населения, естественно, повышался спрос на сапожные изделия. Внутренним фактором, повлиявшим на развитие обувного производства, являлось наличие большого количество скота в Миропольской волости. Так, в начале ХХ в. в Мирополье ежегодно забивалось до 2850 голов крупного рогатого скота и до 1325 голов мелкого(5). Кожи не только скупались у местных резчиков, но и доставлялись из Новороссии, а с развитием железнодорожного сообщения - также из Москвы и с. Кимры Корчевского уезда Тверской губернии.

К началу пореформенного периода кожевенно-сапожный промысел, по определению В. И. Ленина, уже сложился в "прочную организацию чисто коммерческого характера"(6). Происходила монополизация производства подрядчиками. "Сбытчиками" выступали не сами мастера-сапожники, прикованные к своему рабочему месту, а торговцы-перекупщики, закупавшие "кожу-сырец" и передававшие ее затем для обработки кустарям. Мастера дубили кожу, а затем шили сапоги, скупаемые оптом коммерсантами-подрядчиками. Они-то и пользовались основными выгодами от сапожного производства, организованного по принципу рассеянной мануфактуры.

Позднее ситуация с организацией сапожного промысла и реализацией его продукции резко изменилась. Проведение железных дорог повлияло на промысел не самым лучшим образом. Во-первых, появление кож лучшего качества усилило конкуренцию среди сапожников и привело многих из них к разорению. Во-вторых, в 1870-е гг. центр сапожного производства переместился на юг, где концентрируется значительное количество рабочих - главных покупателей сапог. Поэтому с конца 1870-х гг. наблюдалось усиленное переселение миропольских сапожников на юг. В результате, в 1880-х гг. для Мирополья рынок сбыта сапог сузился до радиуса 100 верст. Многие кустари, забросив промысел, занялись выращиванием табака, что до введения акциза на данную техническую культуру приносило им известную прибыль. Нежелание миропольцев поступаться ценой своей продукции, привязанность кустарей к земле создавали неблагоприятные условия для организации в городе капиталистического предприятия фабричного типа, что было бы вполне логичным следствием дальнейшего развития производства обуви. В результате все эти факторы обусловили незаинтересованность крупного капитала в миропольских сапогах. В 1880-х гг. скупщиками оставались лишь мелкие дельцы с капиталом в несколько сот рублей. В 1900-х гг. таковых в Мирополье насчитывалось порядка 20 человек и столько же в Снагости, Юнаковке, Боромле и других ближайших населенных пунктах. Скупщиками являлись разбогатевшие крестьяне, приобретавшие товар за наличные средства, нередко в кредит у самих сапожников. Такими коммивояжерами скупалось не более 100 пар. Изредка покупались большие партии до 500 пар(7).

В конце ХIX в. наметилось оживление сапожного промысла, пришедшего было в упадок, что объяснялось образованием во второй половине 1880-х гг. крупной промышленности в Курской и близлежащих украинских губерниях, сосредоточением здесь значительной массы рабочих, т. е. большого количества прямых потребителей продукции сапожного ремесла. Начиная с 1890-х гг. отход сапожников в Новороссию принял временный, сезонный характер, что сигнализировало о стабилизации промысла(8).

Развитие сапожного промысла в Мирополье нашло отражение в российской экономической литературе. Если применительно к 1880-м гг. исследователь кустарных помыслов Н. М. Пономарев средоточием кожевенно-промышленного производства в Курской губернии называл исключительно Новооскольский уезд, то в справочных и экономических изданиях конца ХIX - начала XX в. "центрами сапожников-кустарей" фигурируют вместе со слободой Великой Михайловкой указанного выше уезда и ряд других населенных пунктов в различных частях Курской губернии, включая Мирополье. Этот город как место с развитым сапожным производством упоминается и в работе В. И. Ле-нина "Развитие капитализма в России" (1899 г.)(9). О динамичном развитии здесь сапожного промысла можно судить по данным о росте количества кустарей-сапожников. Если в 1864 г. пошивом обуви занимались 187 чел. (мастеров, подмастерьев и учеников), то в 1885 г. всех сапожников насчитывалось уже 253 чел., в 1886 г. - 325 чел., а в 1904 г. - около 1 тыс. чел.(10)

Миропольские сапожники изготавливали свою продукцию во внушительных промышленных масштабах. За 1885 г. ими было пошито 83 860 пар сапог на сумму 179 810 руб. (11) Кроме того, они получали при посредничестве Суджанского земства заказы от военного интендантства. В 1890-х гг. миропольские сапожники шили до 40 тыс. пар сапог в год, которые поставлялись преимущественно военному ведомству(12). Сокращение в течение десятилетия количества производимой обуви обуславливалось повышением требований к качеству продукции. Если прежде мастер в день мог сшить до четырех пар сапог, то на рубеже веков в одиночку он делал пару в среднем за два дня. Посему производительность труда одного взрослого рабочего не превышала 200 пар за год. При условии занятия земледелием данный показатель составлял не более 130 пар. Однако если у сапожника имелся ученик (мальчик в возрасте от 12 лет), то производительность труда увеличивалась на 40-60 пар(13).

Высокая конкуренция и дешевизна все увеличивающейся в численности рабочей силы делали сапоги кустарей относительно недорогим промышленным продуктом. В 1902 г. за одну пару военное интендантство платило 1,5 руб.(14) Рыночная цена была выше. В 1890 г., например, она доходила до 4,3 руб.(15) В 1900-е гг. стоимость сапог колебалась в зависимости от сезона: осенью она доходила до 5 руб. за пару, а в Великий пост, когда крестьянин испытывал нужду, составляла всего 2,5 руб.(16) Относительно невысокая стоимость обуви влияла на скромные цифры заработков кустарей. В год рядовой сапожник зарабатывал не более 200 руб.(17)

В Мирополье сапоги шились из коровьей и конской кожи, а начиная с 1880-х гг. - исключительно из коровьей. Многие кожи везлись извне, особенно из Екатеринославской губернии, с переплатой для покупателя в 50 коп. - 1 руб. В 1902 г. стоимость сырья для сапожников выглядела следующим образом: средняя коровья кожа - 5-6 руб., средняя конская - 4-5 руб., воловья - 9-12 руб. Выделка коровьей кожи обходилась в 70 коп., воловьей - в 1,4 руб.(18)

Основными видами производимой обуви были: "прикройные" ("пидлепные") и "вытяжные" ("гвоздевые") сапоги, "моршни" (род туфель), а также женские черевики. В прикройных сапогах голенища пришивались к передкам. Вытяжные шились из целого куска. Прикройные сапоги изготавливались быстрее и стоили дешевле, потому и покупались прежде всего крестьянами(19). Качество таких сапог было несоразмерно хуже гвоздевых. "Обыкновенно крестьянин, - отмечал Н. М. Пономарев, - купив подобные сапоги, прежде чем надеть их, берется… сам за шило и дратву и, можно сказать, вновь сшивает "по своему" купленную и ненадеванную еще обувь"(20). Подобное замечание относилось и к сапогам, шедшим прежде на продажу в Новороссию. "Сапог в Мирополье шился очень непрочно. - отмечалось в "Статистическом описании некоторых кустарных ремесел Суджанского уезда". - В сущности сапог поступал на рынок лишь покроенным и смётанным, окончательно же дошивался местными сапожниками"(21).

Неважное качество сапог объяснялось прежде всего материалом. "Выделка кож весьма плохая, ведется по устарелым приемам; - писал Н. М. Пономарев, - кожи не додубливаются и в силу этого являются весьма непрочным материалом. При расспросах некоторые кожевенники-кустари заявляли, что как ни выделывай кожу, скупщик не даст ни копейки больше; следовательно, нечего стараться и об улучшении изделия"(22). В результате Курский губернский статистический комитет в 1880-х гг. отмечал недостаток хороших мастеров в губернии, неаккуратность в исполнении сроков заказов, а также невысокое качество изделий(23). Со временем ситуация изменилась в лучшую сторону, что было связано с последующей капитализацией производства, отбором кожевенного материала на дальних рынках и знакомством кустарей с новыми технологиями. В начале ХХ в. обувь из Курской губернии отличалась высокой конкурентоспособностью и широко сбывалась купцами в южной части Европейской России(24).

В пореформенный период труд сапожника продолжал оставаться ручным. Обыкновенный реманент сапожников составляли следующие орудия: дубильный чан ("кваснык"), зольник ("шаплык"), в котором обрабатывались шкуры раствором гашеной извести, ступа для толчения дуба, сапожные "доски-кобылицы", "пильга" для фиксации кожи, "писачок" для отделки задников, штрихоль для очистки от шерсти, крючки, иглы, клещи и косы. Набор ручных инструментов в 1880-х гг. обходился сапожнику в 2-3,8 руб. Кваснык и зольник - по 3 и 5 руб. соответственно. Через два десятилетия цены на инструментарий повысились: отныне ручные инструменты обходились сапожнику уже в 5 руб. Зольник на 100 кож - в 15 руб. Механические инструменты, как, например, швейная машина, стоили еще дороже и приобретались далеко не всеми. То же самое касалось и "конной ступы", стоимость которой могла доходить до 150 руб.(25)

Отсутствие необходимых санитарных условий труда, механизации производства, продолжительный рабочий день, нередко превышавший 12 часов, приводили к распространению различного рода заболеваний у сапожников. Н. М. Пономарев отмечал, что в 1880-х гг. особые помещения для выделки имелись только у зажиточных кожевенников. Остальные нередко превращали в мастерские свои хаты, отравляя воздух "миазмами, положительно невыносимыми для непривычного человека"(26). Поскольку нередко в производство попадали кожи с палого скота, среди кожевенников и сапожников часто встречались случаи заражения, в т. ч. сибирской язвой. Среди сапожников были распространены заболевания впалой груди (т. н. "грудь сапожника"), а также мигрени.

Кустари Мирополья не представляли собой однородную среду. Суджанское земство использовало в их отношении следующую классификацию (по данным на 1902 г.): 1) сапожники, занимающиеся исключительно промыслом и немного земледелием (494 двора); 2) сапожники, занимающиеся помимо производства сапог еще и выделкой кож (234); 3) кожевенники, не выделывающие сапог (10); 4) посадчики (в основном приезжие в Мирополье мещане из г. Ельца Орловской губернии), работающие поденно у сапожников на выделке кож (19)(27). В данной типологии отображена исключительно профессиональная дифференциация. Куда больший интерес представляет социальная стратификация кустарей. Кустарей-сапожников и кожевенников Курской губернии Н. М. Пономарев разделял на пять категорий: 1) крупные предприниматели, использовавшие наемную рабочую силу и являвшиеся одновременно организаторами производства, скупщиками кож и готовых сапог; 2) мелкие производители, скупавшие кожи у поставщиков и работавшие самостоятельно на рынок (по подсчетам Пономарева, "самая многочисленная категория кустарей"); 3) мелкие производители, работавшие на дому по заказу крупных предпринимателей; 4) крестьяне, трудившиеся по найму у предпринимателей и 5) ученики, обучавшиеся ремеслу на хозяйских харчах(28).

В пореформенный период новым явлением стало появление группы наемных рабочих. В 1902 г. таковых в Мирополье насчитывалось 81 чел., а также 133 ученика. Плата ученикам тогда составляла 10-30 руб. в год на хозяйском содержании; также каждый из них обеспечивался 1-2 парами сапог(29). Взрослый рабочий получал на хозяйских харчах 60-80 руб. в год. Однако наиболее распространенной формой оплаты была сдельная - 50 коп. за пару. Посадчики получали еще меньше - 20-40 коп. за пару(30).

Социальное расслоение сапожников объясняется реорганизацией кожевенно-сапожного дела в пореформенный период. Монополия подрядчиков, от которых прежде зависел успех производства, была уничтожена с распространением железных дорог. Сапожники стали вполне независимыми производителями, а скупщики оказались вынужденными перевести свои капиталы в другой бизнес. "Теперь организация такова, - разъяснял новые формы сапожного производства в Курской губернии Ленин, - крупных предпринимателей около 120 чел.; они имеют мастерские с наемными рабочими и раздают работу на дома; мелких самостоятельных (которые, однако, закупают кожи у крупных) - до 3000 чел.; работающих на дому (на крупных хозяев) - 400 чел. и столько же наемных рабочих…"(31). Имущественная разница между этими группами отчетливо видна по размерам капиталов. Например, основные наличные средства сапожников второй категории в конце ХIX в. составляли в среднем 112 руб. У мелких кустарей, перебивающихся заказами, - до 10 руб. Зато у оборотистых ремесленников капитальные средства могли исчисляться тысячами(32). В Мирополье в начале ХХ в. такими наиболее крупными предпринимателями были Криворотенко, Михальченко, Кацор, Поддубный и Суметов. Им принадлежали кожевенно-сапожные заводы с числом наемных рабочих более 10 чел.(33)Чистый годовой доход таких предпринимателей доходил до 2 тыс. руб., т. е. в десять раз больше, чем у рядовых мастеров. Заработки последних, наоборот, сокращались ввиду роста конкуренции. Так, в конце 1880-х гг. подмастерья могли зарабатывать от 40 до 80 руб., а годовой доход рядового мастера не превышал 200-300 руб.(34) Те же цифры обнаруживаем относительно 1900-х гг. Если учесть инфляцию и рост стоимости жизни, станет ясным, что реальные доходы кустарей за 20 лет на порядок уменьшились. В целом в конце XIX - начале XX в. прослеживалась тенденция к выделению крупных предпринимателей и пролетаризации значительного количества мелких производителей, чему немало способствовала не только недостаточность частной инициативы и предприимчивости, но также и архаичная организация производства большинства кустарей.

Бедственное положение большинства кустарей привлекло внимание Суджанского земства. В 1890 г. сапожники Мирополья и Запселья обратились в Суджанское уездное земское собрание с просьбой оказать им материальную и моральную поддержку. Ремесленники жаловались, что сапожный промысел приходит от года в год в упадок "благодаря недостатку у большинства наших доверителей денежных средств и отсутствию выгодных условий сбыта". Шефство над миропольскими мастерами взял председатель Суджанской уездной земской управы князь П. Д. Долгоруков, приступив к ходатайству перед военным ведомством относительно армейских заказов. Первоначальным капиталом для организации артельной работы кустарей стала сумма в 3 тыс. руб., занятая Суджанским земством у Курской управы.

Первый военный заказ был оформлен в январе 1893 г. на 800 пар сапог по цене 1,4 руб. за пару. Выполнением подряда занялась организованная мастером Денищенко артель из 30 мастеров. А в 1896 г. управа, стремясь упорядочить стихийно развивающийся промысел, избежать разорения мелких ремесленников, а также предоставить производителям обуви государственный заказ, заключила контракт с военным ведомством на 5 тыс. пар сапог, взяла кредит у губернского земства и организовала собственную мастерскую. В 1912 г. здесь трудилось 232 чел. В 1900-е гг. мастерская могла производить уже более 100 тыс. пар обуви, превратившись в крупное сапожное предприятие артельного типа.

Появление земской мастерской поспособствовало оживлению всего промысла, образованию чисто капиталистических предприятий, дальнейшему росту числа кустарей. В целом за Миропольем стала закрепляться слава крупного российского центра сапожного производства. Изменялись в лучшую сторону культура и быт сапожников, выросла численность городского населения. Сапожные мастерские задавали тон жизни всего города. К сожалению, ни в царское время, ни в советскую эпоху сапожное производство так и не приобрело фабричную организацию. Отсутствие железной дороги, лишение Мирополья городского статуса, исключение его из планов индустриализации повлияли на постепенно угасание сапожного промысла и, в конечном итоге, привели к его полной утрате.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. ЦГИАУК. Ф. 1640. Оп. 1. Д. 3. Л. 19-42.

2. Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861-62 г. Ч. 1. СПб., 1863. С. 43.

3. Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли российской индустрии: конец XVIII - начало ХХ веков: На примере Курского региона: Дис. … канд. ист. наук. Курск, 2005. С. 57.

4. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел Суджанского уезда. Курск, 1902. С. 34; Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли… С. 26.

5. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 144. Л. 102.

6. Ленин В. И. Развитие капитализма в России: Процесс образования внутр. рынка для крупной промышленности. М., 1947. С. 350.

7. Очерк деятельности Суджанского уездного земства по развитию кустарных промыслов и описание некоторых из них. Курск, 1902. С. 34; Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 34.

8. Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли… С. 68.

9. Ленин В. И. Развитие капитализма в России. С. 350.

10. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 144. Л. 103; Семенов П. П. Географическо-статистический словарь Российской империи. Т. 3. СПб., 1867. С. 257; Экономическое состояние… С. 43; Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли… С. 57; Терещенко А. А. Торговля и ремесло в городах Центрально-Черноземного региона во второй половине XIX - начале ХХ века. Курск, 2006. С. 42.

11. Терещенко А. А. Торговля и ремесло… С. 42.

12. Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли… С. 81.

13. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 44.

14. ПСЗ. Собр. 3. Т. 12. СПб., 1895. С. 247.

15. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы Курской и Киевской губерний: Исследования 1889-1890 гг. // Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. 1. СПб., 1892. С. 325.

16. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 45.

17. Там же. С. 44.

18. Там же.

19. Ефименко П. С. Кустарные, отхожие и некоторые сельские промыслы в Сумском уезде. Харьков, 1882. С. 52-53.

20. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы… С. 322.

21. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 35.

22. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы… С. 322.

23. Терещенко А. А. Социально-экономическое развитие провинциального города в России второй половины XIX - начале ХХ веков (на примере Курской губернии): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Курск, 1999. С. 19.

24. Терещенко А. А. Города Центрального Черноземья и их население во второй половине XIX - начале ХХ века. Курск, 2009. С. 129.

25. Ефименко П. С. Кустарные, отхожие и некоторые сельские промыслы… С. 47-48; Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 44.

26. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы… С. 322.

27. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 33.

28. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы… С. 321.

29. Статистическое описание некоторых кустарных ремесел… С. 42.

30. Там же. С. 44.

31. Ленин В. И. Развитие капитализма в России. С. 350.

32. Терещенко А. А. Торговля и ремесло… С. 41.

33. Лаптев Р. А. История кожевенно-обувной отрасли… С. 103.

34. Пономарев Н. В. Кустарные промыслы… С. 323.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в сборнике: СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ
(под ред. А. И. Раздорского)

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

06.06.2016 г.

Форум по статьям на сайте
См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову