Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ(сборник)

Питейная торговля в Судже и Мирополье в 1680-1690-е гг.
(по материалам книг кружечных дворов)

автор: А. И. Раздорский.

Основными массовыми источниками по истории торговли России XVII столетия являются таможенные книги и книги кружечных дворов (кабацкие книги)(1). Они представляют собой отчетные приходо-расходные документы о сборе таможенных доходов и питейной прибыли в отдельных населенных пунктах. В рассматриваемый период таможни располагались не только вдоль пограничных рубежей, но и в глубинных районах, поскольку вплоть до 1754 г. таможенные пошлины в России взимались как с грузов, пропускаемых через государственную границу, так и с товаров, находившихся в обращении внутри страны. Продажа алкогольных напитков населению, составлявшая государственную монополию, производилась через сеть казенных питейных заведений - кабаков. После кабацкой реформы 1652 г. их количество значительно сократилось. С этого времени в каждом городе действовал лишь один кабак, который официально именовался кружечным двором.

В XVII в. практиковались два способа организации взимания таможенных доходов и питейной прибыли - "откупной" и "верный". В первом случае указанные сборы сдавались властями на откуп (в аренду) частным лицам. Откупщик вносил в казну в установленный срок заранее оговоренную денежную сумму, состоявшую из оклада, назначенного для конкретного населенного пункта на очередной год и дополнительной платы - наддачи. Весь полученный от взимания таможенных доходов и питейной прибыли избыток, превышавший сумму взносов в казну, оставался откупщику. При этом он мог взять в аренду либо оба сбора (и таможенный, и питейный), либо только один из них.

Найти желающих взять таможню и (или) питейные заведения на откуп властям удавалось далеко не всегда. В этом случае для получения таможенных доходов и питейной прибыли применялся "верный" способ. Суть его состояла в том, что взимание данных сборов возлагалось на выборных лиц, "приведенных к вере", т. е. к присяге. Во главе местных таможенных и питейных учреждений, находившихся "на вере", стоял выборный таможенный и кабацкий (с 1652 г. - кружечного двора) голова. Его помощниками являлись выбираемые из среды местного населения целовальники (перед вступлением в должность они целовали крест, т. е. присягали).

Таможенные и кабацкие (кружечного двора) головы, в отличие от откупщиков, были обязаны вести строгую казенную письменную отчетность о пошлинах, собранных с торгующих, и доходах, полученных от реализации алкогольных напитков. День за днем сведения о поступлении денежных сумм заносились в таможенные и кабацкие (кружечного двора) книги, которые составляли наемные дьячки. Эти документы головы по окончании срока своей службы вместе с собранными денежными суммами должны были представлять к отчету в правительственные учреждения, ведавшие сбором таможенных доходов и питейной прибыли на данной территории.

В таможенных книгах содержатся сведения о географии внутренних и международных торговых связей русских городов, ассортименте товаров, поступавших на местные рынки, объемах торговли, рыночных ценах, социальном и персональном составе торговцев. В кабацких (кружечного двора) книгах зафиксированы данные об объемах производства и продажи питей в том или ином населенном пункте, оборотах питейной торговли, ценах на алкогольные напитки, стоимости сырьевых компонентов, использовавшихся для изготовления хлебного вина, пива и кислого меда (в т. ч. хлеба, меда, хмеля) и др. В разных населенных пунктах существовали свои делопроизводственные традиции ведения таможенных и кабацких (кружечного двора) книг, поэтому рассматриваемые документы, обладая рядом общих черт, разнятся, порой весьма существенно, в отношении структуры и состава содержащихся сведений.

Основной корпус таможенных и кабацких (кружечного двора) книг хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в Москве. По Судже таможенных книг в этом архивохранилище не обнаружено. Из приходных книг Разрядного приказа известно, что в отдельные годы суджанская таможня находилась на откупе. Так, на 1674/75 и 1675/76 гг. сбор таможенных пошлин в Судже взял в аренду житель московской Садовой слободы Калина Верещагин, обязавшийся платить по 36 руб. 75 коп. в год(2). Однако указанная сумма в казну так и не была внесена. В 7187 (1678/79) г. по указу царя Федора Алексеевича о причинах неуплаты откупа был объявлен сыск. Поводом для него послужила челобитная Верещагина, утверждавшего "что бутто он на те годы откупных денег по челобитью судженских жителей черкас не збирал". Результаты сыска нам не известны, но неуплаченные 74 руб. 50 коп. и десять лет спустя - в 1689/90 г. - продолжали значиться в недоимке(3). В 1676/77 г. суджанская таможня и конская площадка (специально выделенное место, где велась купля-продажа лошадей) снова были отданы на откуп, но на этот раз не иногороднему предпринимателю, а местным жителям: с суджанского сотника Якова Давыдова "и на всех черкасех" надлежало взять на год 40 руб. откупных денег(4). Та же сумма была положена в оклад и на 1677/78 г., причем ее также должен был уплатить Яков Давыдов и "все черкасы Суджинского города"(5). Можно предположить, что практика отдачи на откуп таможенных пошлин самим суджанам получила продолжение и в последующие годы и именно этим объясняется отсутствие суджанских таможенных книг.

Иным образом обстоит дело в отношении книг кружечного двора. В РГАДА по Судже имеется четыре документа данного типа: за 1685/86, 1686/87, 1689/90 и 1690/91 гг.(6) Все указанные книги невелики по объему(7) и насчитывают от 10 до 14 листов форматом в 4?. Находятся они в составе конволютов, включающих различные документы финансового характера по городам, ведавшихся в Разрядном приказе(8). По данным И. П. Бабина и М. М. Озерова, приведенным с опорой на документы РГАДА, кружечный двор в Судже был устроен в 1686 г.(9) Эту дату можно, на наш взгляд, уточнить. В документе, на который ссылаются названные авторы, указан, надо полагать, 7194 г., т. е. 1685/86 г. Поскольку записи самой ранней книги суджанского кружечного двора начинаются с 1 октября 7194 г., то и устроение казенного питейного заведения в городе следует датировать 1685-м, а не 1686-м годом (7194-5509=1685). Таким образом, книга 1685/86 г. фиксирует деятельность суджанского кружечного двора непосредственно с момента его устроения. На это указывает и тот факт, что в книге 1685/86 г. не упомянут предыдущий голова кружечного двора и ничего не сказано о получении "в завод" кабацких запасов, оставшихся от предыдущего года, как это обычно практиковалось. Что же касается даты начала функционирования кружечного двора (1 октября), то она тоже косвенным образом свидетельствует о том, что до этого данное питейное заведение официально еще не действовало. Срок службы голов или деятельности откупщиков во второй половине XVII в. за редким исключением начинался с начала тогдашнего нового года - с 1 сентября. Очевидно, все необходимые мероприятия по обустройству кружечного двора к 1 сентября 1685 г. еще не были завершены (а, возможно, не успели вовремя избрать голову и целовальников), поэтому казенная продажа питей была открыта с задержкой на один месяц.

В РГАДА хранятся также две книги таможенного и питейного сбора по Мирополью за 1689/90 и 1692/93 гг., привлеченные в данной статье для сравнительного анализа с суджанскими материалами(10). Первая миропольская книга находится в фонде Разрядного приказа, а вторая - в фонде "Боярские и городовые книги". Оба документа являются комплексными по своему содержанию, поскольку включают данные как о взимании таможенных пошлин (они в Мирополье, в отличие от Суджи, собирались в эти годы "на вере")(11), так и о поступлении питейной прибыли. Обе книги насчитывают по 6 листов и имеют в отличие от суджанских книг формат in folio (в 2?). Как и суджанские книги, они находятся в составе конволютов сложного содержания(12).

Следует отметить, что рассматриваемые суджанские и миропольские документы носят в известной степени уникальный характер, поскольку таможенных книг и книг кружечных дворов по Европейской России за 1680-1690-е гг. сохранилось вообще очень немного. Связано это с тем, что по указу от 22 октября 1680 г. сбор таможенных доходов и питейной прибыли по большинству городов европейской части страны из различных приказов был передан в Приказ Большой казны. Именно туда начиная с 1681 г. и стали направляться для отчета городовые таможенные книги и книги кружечных дворов. Архив же этого приказа, к великому сожалению, до наших дней практически не сохранился(13). При этом необходимо подчеркнуть, что, вопреки широко распространенному в историографии мнению(14), в Приказ Большой казны были переданы сборы не по всем городам Европейской России. Так, контроль за сбором таможенных доходов и питейной прибыли в Судже и Мирополье, а также в ряде городов Слободской Украины (Острогожск, Палатов, Тор и др.) после 1680 г. по-прежнему осуществлялся в Разрядном приказе, а в 1687 г. был перепоручен вновь учрежденному Приказу Великой России (Великороссийскому приказу).

Все четыре суджанские книги и миропольская книга 1689/90 гг. до сих не изучались историками и в научный оборот не введены. Миропольская книга таможенного и питейного сбора 1692/93 г. была проанализирована и опубликована (наряду с аналогичной лебединской книгой 1687/88 г.) автором настоящей статьи в 2010 г.(15)

Имеющиеся в РГАДА суджанские и миропольские книги представлены беловыми экземплярами, поданными местными головами в качестве отчетов о собранных денежных средствах в Москву. Составлению беловых книг в XVII в. предшествовало, как известно, ведение черновых поденных приходо-расходных записей, которые по истечении срока службы очередного головы сверялись, систематизировались и переписывались набело. Обычно черновики оставались на местах и поэтому в архивах они сохранились очень плохо. В РГАДА находится небольшое количество черновых таможенных и кабацких (кружечных дворов) книг. Как правило, это документы, которые были затребованы в центральные приказы в случае возникновения каких-либо вопросов при ревизии беловых книг.

Книга суджанского кружечного двора 1685/86 г.
(РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 8. Л. 376).

 

Книга миропольского кружечного двора 1689/90 г.
(РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 146. Л. 13).

Книги суджанского и миропольского кружечных дворов сохранили имена голов, возглавлявших эти заведения во второй половине 1680 - начале 1690-х гг. Суджанскими головами являлись: в 1685/86 г. - Алексей Родионов сын Варашилин(16); в 1686/87 г. - Савелий Григорьев сын Новосильцов; в 1687/88 г. - Пахом Горбатый; в 1688/89 г. - Максим Кирилов; в 1689/90 г. - Савелий Иванов сын Сабельников; в 1690/91 г. - Яков (Иаков) Наумов сын Слащев; в 1691/92 г. - Тимофей Конев. Должность голов кружечного и таможенного двора в Мирополье занимали: в 1688/89 г. - Сидор Резанов; в 1689/90 г. - Артамон Тарасьев сын Бабичев; в 1691/92 г. - Микифор Гранкин; в 1692/93 г. - Сидор Тимофеев сын Резанов (вероятно, тот же, что и в 1688/89 г.).

Рассмотрим структуру суджанских и миропольских книг. Вначале обратимся к суджанским документам. Открываются они преамбулой, в которых приведено назначение книги, указано имя головы кружечного двора и срок его службы. Преамбула суджанской книги 1685/86 г. выглядит, например, следующим образом: "Лета 7194-го по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича(17) Всеа Великия и Малыя и Белыя России(18) самодержцев и по памяти ис Курска боярина и воеводы князя Михаила Андреевича Голицына с товарыщи судженской верной кружечного двора голова Алексей Родионов сын Варашилин(19) с товарыщи збирали в Судже на кружечном дворе с винные и с медвеные продажи приболи, явочные денги по черкаской обыкности октября с 1-го числа нынешнего 194-го году сентября по 1 число 195-го году. А что на кружечном дворе собрано с винные и с медвеные продажи приболи и явочные денги и то писано в сих книгах порознь ниже сего"(20).

Затем в книгах расположены записи о получении кабацких запасов от предыдущего головы и (или) покупке питей и сырья для их изготовления. В суджанской книге 1685/86 г. об этом сказано так: "Октября в 1 день куплено на кружечной двор вина дватцать семь ведр. Ведро куплено по восми алтын. Итого за то вино дано денег шесть рублев шеснатцать алтын. А то вино куплено у судженского жителя у Валфима(21) Несмачного. И то вино октября с 1-го числа сентабря по 1 число 195-го году продано. А что в том вине приболи и то писано ниже сего пид(22) статьями. Октября того ж числа куплено на кружечной двор меду двенатцать пуд с полупудам. Пуд куплен по тритцати алтын, итого дано адинатцать рублев восмь алтын две деньги. И тот мед продан октября с 1-го числа сентабря по 1 число 195-го году. А что в том меду приболи и то писано в сих книгах порознь нижа сего"(23).

После записей о кабацких запасах расположены статьи о продаже питей по месяцам, а также об изготовлении отдельных видов алкогольных напитков (кислого меда и пива). В суджанской книге 1685/86 г. они представлены следующим образом. Сначала помещена запись о продаже хлебного вина: "Октября с 1-го числа ноября по 1 число с кружечного двора продана вина в кварту и в полкварты полтара ведра. Ведро продана по шеснатцати алтын по четыре денги. Денег за то вино взято дватцать пять алтын, а то вино куплено ведро по восми алтын, итого за то вино дано двенатцать алтын, а приболи в том вине тринатцать алтын". Затем следует запись о производстве и продаже кислого меда: "Октября с 1-го числа ноября по 1 число сычено на кружечном дворе полпуда меду, а сложено того меду три ведра. И тот мед продан в гарнец и в полгарца, ведро продана по восми алтын, денег за тот мед взято дватцать четыре алтына. А тот мед куплен пуд по тритцати алтын, хмелю на тот мед положено на четыре денги, дров куплено на шесть денег, работником дано две деньги. И всего медвеных денег в расходе семнатцать алтын, а приболи в том меду семь алтын"(24).

После статей о продаже питей в суджанской книге 1685/86 г. помещена запись о сборе явочных денег с лиц, изготовлявших алкогольные напитки частным образом для личного употребления по случаю праздников или других событий: "Октября с 1-го числа 194-го сентября по 1 число 195-го году собрано явочных денег с пива и с меду и с пьяные браги шесть алтын четыре денги"(25) (в книге 1686/87 г. сведений о взимании явочных денег нет). Далее расположена запись о продаже воска, выбитого при производстве кислого меда. В книге 1685/86 г. она выглядит так: "Октября ж с 1-го числа 194-го году сентября по 1 число 195-го году собрано на кружечном дворе со всех медвеных высотов воску тринатцать фунтов. И тот воск продан, взято дватцать шесть алтын четыре денги"(26).

После итоговой записи об общей сумме денег, собранных в течение года по всем доходным статям, помещены данные о расходах на обеспечение деятельности кружечного двора. Поскольку суджанский кружечный двор в 1685 г. только что открылся, его администрации в первую очередь нужно было озаботиться приобретением необходимого инвентаря. В книге 1685/86 г. отмечено: "Куплено на кружечной двор в завод медного, и железного, и деревяного, и глининаго суден на два рубли на семь алтын на четыре деньги. И тое всю посуду [голова Алексей Варашилин по истечении срока своей службы. - А. Р.] отдал новому голове Савелью Новосильцову с товарыщи"(27). Следующая запись в расходной части посвящена покупке дров: "Куплено на кружечной двор дров чем топить избы на четырнатцать алтын"(28). Завершается книга записью о балансе между приходом и расходом казенных денежных сумм.

Суджанская книга 1686/87 г. имеет ту же структуру, что и предыдущая, однако формуляр записей о продаже хлебного вина в ней стал более кратким: "Октября с 1-го числа ноября по 1 число с кружечного двора продана вина в кварту и в полкварты три ведра. Ведро продана по шеснатцати алтын. И в том вине приболи дватцать восмь алтын"(29). По сравнению с записями в книге предыдущего года опущены данные об общей стоимости купленного и отпущенного вина и начальной цене ведра напитка. Несколько видоизменился в сторону сокращения и формуляр записи о производстве кислого меда: в книге 1686/87 г. не отмечена общая стоимость проданного напитка, а также цена пресного меда (вместо нее приведена общая стоимость израсходованного пресного меда).

В книге 1686/87 г. имеется запись о производстве и продаже пива. Выглядит она так: "В ыюня ж месяце на кружечном дворе сварено пива осмачка судженския меры, а сложено таго пива дватцать ведр. И того пива продано семнатцать ведр с полуведром. В гарнец и в полгарца ведро продано по восми капеяк. И за то пива денег взата рубль тринатцать алтын четыре денги. А за тое осмачку солоду дано тринатцать алтын две деньги, хмелю на то пива положено на два алтына на четыре деньги, дров куплено на три алтына, работником дано четыре алтына. И всего пивных денег в росходе дватцать три алтына, а приболи в том пиве дватцать четыре алтына"(30).

Суджанские книги 1689/90 и 1690/91 гг. имеют во многом отличные от книг 1685/86 и 1686/87 гг. структуру и формуляр записей. Когда именно произошла перемена в порядке ведения приходо-расходных документов суджанского кружечного двора и с чем она была связана, мы точно не знаем, поскольку книг за 1687/88 и 1688/89 гг. в нашем распоряжении не имеется.

Структура суджанских книг рубежа 1680-1690-х гг. такова. Как и книги 1685/86 и 1686/87 гг., они открываются преамбулой. В содержательном плане преамбулы книг 1689/90 и 1690/91 гг. мало чем отличаются от книг 1685/86 и 1686/87 гг., но при этом они более пространны. Преамбула книги 1689/90 г. выглядит, например, так: "Лета 7198-го году сентебря в 1 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича Всеа Великия и Малыя и Белыя Роии(31) самодержцев и по выбору градцких всяких чинов людей кружечного двора голова Савелей Иванов сын Сабельников с целовальники учинил книги что збору великих государей денежные козны в Судже на кружечном дворе с питейной прибыли 198-го году сентебря сентебря ж по первое число 199-го году. А что на кружечном дворе у бывшего головы збору прошлого 197-го году у Максима Кирилова с целовальники кокава пойла и сколька принято и что в заводе в долг вина взято и что меду куплено и сколька пива варено и в которых месяцех кокава пойла и сколька ценою вино в перепуст и в фарту и в чарку, а мед и пиво в гарнец продано, и сколька великих государей денежные козны с кокова пойла прибыли учинено и что всяких чинов руских людей явочных денег с вин и с пив взято и что ис тех денег в росходе что на кружечной двор на дворовое строенье и дров и свечей куплено и сколька кокова пойла ко 199-му году в завод новому выборному голове с целовальники отдано и то писано в сих книгах порознь по статьям"(32).

Формуляр записей об отпуске питей населению в книгах 1689/90 и 1690/91 гг. отличается от предыдущих документов радикальным образом. В книге 1690/91 г. запись о продаже хлебного вина выглядит, например, так: "Октебря в 1 день дано целовальнику за постав три перепуста вина, да в отъезд в село Ростворово, в деревню Старожевую два перепуста вина послано с целовальники. И октебря с первого числа ноября по первое число за поставом в кварту и в чарку продано полтретья перепуста вина, а в отъезде в селе Ростворове, в деревни Сторожевой продано два перепуста вина"(33). Как видим, в помесячных записях приведены иные базовые мерные единицы учета проданного вина - перепусты, а не ведра (об их значении будет сказано ниже), а также не указаны данные о начальных и отпускных ценах напитка и обороте винной торговли за месяц. В книгах 1689/90 и 1690/91 гг. получила отражение питейная торговля в сельских населенных пунктах Суджанского уезда, в 1685/86 и 1686/87 гг. не производившаяся.

Иной характер в книгах 1689/90 и 1690/91 гг. приняли и записи о производстве и продаже кислого меда и пива, расположенные после записей об отпуске хлебного вина. В книге 1689/90 г. об изготовлении и сбыте этих напитков сказано так: "Сентебря в 21 день поставлено пуд тритцать восмь гривенак меду. А с той ставки вышло сто осмн[ат]цать гарцов, а воску три фунта. А в приходе гарнец по четыря деньги. Сентебря в 26 день отдан тот мед за постав недельным целовальником. И сентебря з 26-го числа ноября по перво[е] число тот мед за поставом в ковш и в гарнец продан, а в продажи по шти деняг гарнец меду. А воск в продажи по два алтына по две деньги фунт. Сентебря в 22 день пиво сварено. А с той вари вышло семь бочак пива, а мерою в шти бочках по сту гарцов, а в седьмой девяноста гарцов, а в приходе по полчетверты деньги гарнец пива. Сентебря з 26-го числа апреля по осмое число продано в гарнец и в полгарца семь бочак пива, а в продажи по четыре деньги гарнец пива"(34). Как видим, по сравнению с книгами 1685/86 и 1686/87 гг., в записях о производстве и продаже кислого меда не приведены данные о стоимости пресного меда, хмеля, дров и заработной плате работникам, обороте медвяной торговли и размере полученной прибыли, не применяется измерение объема напитков в ведрах, используется несколько иная производственная терминология (в книгах 1685/86 и 1686/87 гг. говорилось "сычено" и "сложено" меду, в книгах же 1689/90 и 1690/91 гг. "поставлено" и "вышло" меду). В записи об изготовлении и сбыте пива в книгах 1689/90 и 1690/91 гг. не указаны объем, состав и стоимость сырьевой закладки, расходы на хмель, дрова и работу пивоваров, оборот пивной торговли и размер полученной прибыли.

Еще одним признаком, отличающим книги 1689/90 и 1690/91 гг. от аналогичных документов 1685/86 и 1686/87 гг., является наличие детализированных записей о сборе явочных денег. В тексте книг они следуют после записей о сборе доходов с медвяной и пивной продажи. Приведем образец одной такой записи из книги 1689/90 г.: "Сентебря в 4 день Судженского уезду села Гуйвы дети боярские явились пива и вина варить, а явочных деняг с них взято пятнатцать алтын четыря деньги"(35).

Завершаются книги 1689/90 и 1690/91 гг. "перечневыми выписками", в которых подведены итоги поступления питейной прибыли по разным статьям и перечислены запасы, отданные "в завод" голове следующего года. В книге 1690/91 г. "перечневой выписке" сказано: "Перечневая выписка ис книги что во 199-м году сентебря с первого числа сентебря по первое ж число 200-го году с питейной прибыли и явочных с варь с пива и вина великих государей деняжные казны в Судже на кружечном дворе собрано и то писано в сей перечневой выписке. Сентебря с первого числа 199-го году сентебря ж по первое число 200-го году с вин продажи собрано девять рублев тринатцать алтын две деньги. С медовой продажи и с воску собрана пять рублев два алтына. С пивной продажи собрано два рубли восмь алтын две деньги. Явочных деняг с пив и с вина с варь собрано два рубли три алтына. И всево сентебря с первого числа 199-го году сентебря ж по первое число 200-го году с винной, и с медовой, и с пивной продажи и явочных с варь с пива и вина великих государей деняжные казны собрано осмнатцать рублев дватцать шесть алтын четыре деньги чехов. Голове Тимофею Коневу с целовальники к двусотому году отдано в завод остаточной перепусть вина в цене в тринатцати алтынях в дву деньгах, да десять гарцов пива в цене в шти алтынех"(36).

Записи о расходах на обеспечение деятельности кружечного двора в книгах 1689/90 и 1690/91 гг. в отличие от книг 1685/86 и 1686/87 гг. отсутствуют. Это выглядит несколько странно, хотя можно, конечно, предположить, что заготовленных предыдущими головами дров, бумаги и свечей хватило их сменщикам еще на два года. Однако никаких отметок о передаче таких запасов в книгах нет.

Следует заметить, что количественные показатели, приведенные в суджанских книгах, не свободны от ошибок. Так, например, в книге 1685/86 г. неверно указан общий объем меда-сырца, закупленного на кружечный двор для производства кислого меда. В документе говорится о покупке 12,5 пудов меда-сырца на 11 руб. 25 коп.(37), тогда как суммирование показателей объема этого продукта, израсходованного в медовых ставках по месяцам, дают другую цифру: 13,5 пудов. Расчет расходов на изготовление кислого меда и доходов, полученных от его реализации, свидетельствует о том, что правильной является вторая цифра и что в записи о покупке меда-сырца была допущена ошибка. В той же книге трижды неточно указана величина общей прибыли от медвяной торговли за месяц, причем ошибка (в 1 коп.) дважды допущена в сторону уменьшения, а один раз - в сторону увеличения правильной суммы (за март и июнь вместо 43 коп. указано 42 коп., а за август вместо 43 коп. указано 44 коп.). Из-за этого происходит и ошибка в итоговой годовой сводке о величине питейной прибыли: указано 14 руб. 20 коп., а должно быть 14 руб. 21 коп. В книге 1686/87 г. сказано, что в октябре в медовой ставке было "сычено" 15 гривенок меда-сырца стоимостью 50 коп.(38) Однако это явная ошибка: на самом деле за мед было заплачено только 30 коп. В подобных ситуациях нельзя, конечно же, исключать попытку совершения злоупотреблений, но мы склонны все же думать, что подобные ошибки связаны прежде всего с "нерадением" составителей книг, а не с "хитростью" и "воровством". От ошибок и описок не застрахованы и современные бухгалтерские работники, вооруженные компьютерной техникой, что же говорить о малограмотных провинциальных таможенных и кабацких дьячках XVII века. Однако указанные факты еще раз свидетельствуют о том, что приведенные в таможенных книгах и книгах кружечных дворов цифровые данные нельзя автоматически принимать на веру, они нуждаются в тщательной проверке и пересчете.

По листам всех четырех суджанских книг проставлены скрепы, внесенные либо сами головами, либо другими лицами, подписавшими документы "по их веленью": "К сем книгам дмитревской поп Михайла ву места кружечнага вернаго головы с целовальники Алексея Ворашилина по ево веленью руку приложил" (кн. 1685/86 г.); "К сим книгам кружечного двора голова Савелей Навосилцов руку приложил" (кн. 1686/87 г.); "К сим книгам Суджи города покрской(39) [должно быть - покровской. - А. Р.] поп Андрей въместо сына своево Савелья Сабельникова с целовальники по их веленью руку приложил" (кн. 1689/90 г.); "К сим книгам суджанские Рожественские церкви поп Сазонтей вместо кружечного двора головы Иакова Наумова сына Слащева да ларечного Ивана Жердева с целовальники по их велению руку приложил" (кн. 1690/91).

Перейдем к миропольским книгам таможенного и кружечного двора. Обе они практически идентичны между собой по структуре и формуляру записей. Открываются документы преамбулой: "Лета 7201-го году сентября в 1 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича Всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев. Книги кружечного и таможенного двора нынешнего 201-го году при верном голове при Сидоре Тимофееве сыне Резанове с целовальники, что принято у прежнего верного головы у Микифора Гранкина с целовалники ж, и что куплено вина, и что продано, и что куплено и ставлено меду, и что у продажи у вине и у меду великим государем прибыли, и что собрано пошлин с розных продаж, и что взято с винного курения и пивных варь явочных денег, и что ис тех зборных денег в росходе, и то писано в сих книгах ниже сего порознь"(40) (кн. 1692/93 г.). Примечательно, что в тексте обеих книг их географическая привязка никак не обозначена: слова "Мирополье", "миропольский" в них не употреблены ни разу. Книга 1689/90 г. идентифицируется по скрепе: "К сим зборным книгам Иван Долбилов вместа миропольского головы Аратомона(41) Бабичава с целованики(42) по их велень(43) руку приложил". О принадлежности второй книги свидетельствует запись, сделанная на первом листе, подшитом к основному тексту документа после его получения в Приказе Великой России: "202-го марта в 6 день зборные книги присланы из Мирополья с отпискою, по сим книгам счесть" (скрепа в книге 1692/93 отсутствует).

Основной объем миропольских книг составляют помесячные приходные записи, в которых приведены следующие сведения: объем закупок хлебного вина на кружечный двор и его стоимость; объем продаж хлебного вина, его отпускная стоимость и полученная прибыль; общая сумма таможенных пошлин, собранных с розничной торговли; объем и стоимость меда-сырца, израсходованного для производства кислого меда, объем напитка на выходе, расходы на его изготовление; общая сумма явочных денег, собранных с лиц, изготовлявших алкогольные напитки для личного потребления. Записи за октябрь 1692 г. выглядят, например, так: "Октября в 1 день куплено вина тринатцать ведр, дано за ведро по осми алтын по две деньги. Октября ж с 1-го числа ноября по 1 число продано то вино в кварту и в полкварты, взято за ведро по десяти алтын, и в том вине великим государем прибыли дватцать адин алтын четыре деньги. Октября ж с 1-го числа ноября по 1 число в розных числех взято пошлинных денег с розных продаж дватцать адин алтын четыре деньги. И того ж числа куплено пуд меду, дано дватцать четыре алтына две деньги, хмелю на два алтына, дров на четыре деньги. У ставки вышло восм ведр, ставилось ведро по три алтына по две деньги, и тот мед продан в ведро, и в полведра, и в четверть ведра, и в гарнец, взято за ведро по шти алтын по четыре деньги, и в том меду прибыли дватцать шесть алтын четыре деньги. Октября ж с 1-го числа ноября по 1 число в розных числех взято явочных денег с винного куренья и с пивных варь тритцать три алтына две деньги"(44).

Наиболее существенной разницей между миропольскими документами является наличие в книге 1692/93 г. концовки с итоговыми данными, отсутствующей в книге 1689/90 г. В концовке приведены данные о количестве и стоимости выбитого в течение года воска и общем размере полученных таможенных и питейных доходов: "Августа ж в двадесять осмой день тех вышаписанных медовых ставок бит воск, воскобойнику дано адин алътын четыре деньги, дров куплено на четыре деньги, и тот воск продан по тарговой цене, взято за воск рубль дватцать шесть алтын четыре деньги. Итого по сим книгам таможенных пошлин пять рублев пятнатцать алтын три деньги, питейные прибыли четырнатцать рублев тритцать алтын четыре деньги. Всего таможенных пошлин и питейные прибыли 20 рублей 12 алтын 5 денег"(45). В книге 1689/90 г. сведения о деньгах, полученных от продажи выбитого воска, приведены непосредственно в помесячных записях о медовых ставках, причем объем проданного воска в них также не указан.

Сравнительный анализ рассмотренных суджанских и миропольских источников свидетельствует о том, что делопроизводственные традиции ведения приходо-расходных документов на кружечных дворах в Судже и Мирополье - в городах, расположенных поблизости друг от друга и имевших между собой немало общего, - в 1680-1690-е гг. довольно существенно различались. Несовпадения выражались и в организации структуры книг, и в формулярах их отдельных записей, и в номенклатуре применявшихся мерных единиц, и даже в формате листов документов.

Прежде чем перейти к анализу статистических показателей, характеризующих состояние питейной торговли в Судже и Мирополье, необходимо сделать краткий обзор мерных и тарных единиц, упоминаемых в книгах кружечных дворов этих городов.

В суджанских книгах 1685/86 и 1686/87 гг. и обеих миропольских книгах в качестве основной мерной единицы для учета алкогольных напитков выступает ведро. Надо полагать, что речь в этих документах идет о казенном московском ("указном" или "заорленном") ведре(46), высота которого равнялась 8 вершкам (35,6 см), а диаметр (предположительно) - 4,66 вершка. В историографии приведены различные оценки объема казенного ведра. Наиболее корректными представляются расчеты объема "староманерного" ведра, выполненные в 1738 г. академиками И. Н. Делилем и Х. Н. Винсгеймом. Согласно полученным ими экспериментальным путем данным, объем казенного восьмивершкового ведра составлял 30,3 фунта воды(47).

Отпуск хлебного вина в Судже (в 1685/86 и 1686/87 гг.) и в Мирополье производился "в кварту и в полкварты". Квартой (фартой) в России называлась мера жидкости в 1/8 или 1/10 ведра(48). На суджанском и миропольском кружечном дворе использовалась скорее всего кварта в 1/10 ведра. Именно такой объем имела данная мерная единица, например, в 1660-е гг. на киевском кружечном дворе(49). Между тем известны и другие объемные значения кварты. Так, упоминаемая в вяземских кабацких книгах 1640-х гг. фарта является, судя по всему, синонимом "кружки", составлявшей в первой половине XVII в. 1/12 ка-зенного ведра. Расчеты начальных и отпускных цен на пиво в Вязьме свидетельствуют о том, что фарта в 1640-е гг. равнялась 1/12 ведра(50). Начальная стоимость хлебного вина, приобретенного для продажи потребителям на суджанском кружечном дворе, в 1685/86 г. составляла 24 коп. за ведро, а в 1686/87 г. - 20 коп. за ведро. Известно также, что начальная стоимость одной кварты вина в 1690/91 г. в Судже была 2 коп. Если предположить, что в 1690/91 г. начальные цены на вино стояли на уровне 1685/86 г., то получается, что в ведре было 12 кварт, если же делать расчет исходя из цен 1686/87 г., то на ведро приходится только 10 кварт.

Кислый мед и пиво продавались на суджанском и миропольском кружечных дворах "в гарнец и полугарнец". Данная мерная единица в России обычно использовалась для измерения объема сыпучих тел и равнялась 1/64 четверти или 1/8 четверика(51). Интересно, что в миропольских книгах при перечислении мерных единиц в порядке убывания их объема гарнец указан на последнем месте, следовательно, он был меньше четверти ведра. Объем гарнца относительно ведра можно попытаться рассчитать, исходя из начальных цен на кислый мед. В 1685/86 г. средняя стоимость ведра этого напитка составила на суджанском кружечном дворе 16 коп., а в 1686/87 г. снизилась до 12 коп. Начальная же стоимость гарнца кислого меда в 1689/90 и 1690/91 гг. в Судже была 2 коп. Следовательно, можно предположить, что гарнец составлял от 1/6 до 1/8 казенного ведра. Вероятнее, как нам думается, второе, т. е. гарнец равнялся половине четверти (1/8 ведра). В пользу данного соотношения говорит и сравнение отпускных цен на кислый мед: в 1685/86 и 1686/87 гг. ведро напитка сбывалось по 24 коп., а гарнец в 1689/90 и 1690/91 гг. - по 3 коп., т. е. в 8 раз меньше(52).

В Судже в 1689/90 и 1690/91 гг. хлебное вино отпускалось также "в чарку". Известно, что в первой половине XVII в. в казенное ведро входило 300 чарок. После проведения кабацкой реформы 1652 г. чарка была увеличена в три раза ("чарка в три чарки"), после чего ведро стало включать 100 новых чарок(53).

В суджанских книгах 1689/90 и 1690/91 гг. отмечен отпуск кислого меда и пива "в ковш". Ковшами после проведения кабацкой реформы 1652 г. стали именовать увеличенную втрое старую чарку(54). Трудно сказать, использован ли в указанных документах термин "ковш" именно в таком значении или же он чем-то отличался от новой "чарки". Скорее всего, отличие все же было, поскольку вино на суджанском кружечном дворе отпускалось в 1689/90 и 1690/91 гг. в кварту и чарку, а мед и пиво - в гарнец и ковш(55).

Особо следует остановиться на такой мерной единице как перепуст (перепусть). В перепустах в суджанских книгах 1689/90 и 1690/91 гг. велся учет хлебного вина. Обращает на себя внимание сам факт отказа администрации суджанского кружечного двора от ведра, которое применялось в первые годы функционирования этого питейного заведения. Ведро в 1689/90 и 1690/91 гг. перестало использоваться и для учета кислого меда и пива - эти напитки измерялись только в гарнцах. Возможно, московские ведра, не соответствовавшие понятиям "черкасской обыкности", были непривычны суджанам, костяк которых в то время составляли переселенцы с правобережья Днепра, и они получили разрешение властей использовать в делопроизводстве более традиционную для себя мерную единицу (при этом в соседнем Мирополье этого не произошло). Слово "перепуст" ("перепусть") в словарях нам обнаружить не удалось. При этом этимология данного термина выглядит вполне прозрачно: он происходит от слова "перепускать", т. е. перегонять хлебное вино. Объем перепуста можно попытаться рассчитать исходя из закупочных цен на хлебное вино. В 1689/90 и 1690/91 гг. закупочная стоимость перепуста вина составляла в Судже 40 коп. В 1686/87 г. ведро напитка закупалось здесь по 20 коп. Если допустить, что цены на вино за два года не претерпели существенных изменений (в Мирополье в 1689/90 г., например, ведро вина закупалось по 25 коп.), то можно предположить, что перепуст превосходил московское казенное ведро примерно вдвое. Кроме того, если верно предположение о том, что в Судже использовалась кварта в 1/10 ведра, то соотношение перепуста и ведра при этом также оказывается 1 к 2, поскольку известно, что в перепусте насчитывалось 20 кварт. Иная пропорция получается, правда, если сравнить отпускные цены ведра и перепуста вина. Ведро вина в 1685/86 г. сбывалось по 50 коп., через год - по 48 коп., перепуст же продавался по 60 коп. Однако отпускные цены являются для расчетов мерных единиц гораздо менее надежным индикатором, чем закупочные, поскольку продажная цена алкоголя была напрямую подвержена административному регулированию, в то время как начальные цены зависели прежде всего от объективных рыночных факторов.

В суджанских книгах 1689/90 и 1690/91 гг. приведены записи о закупках хлебного вина на кружечный двор, которое доставлялось в больших бочках - куфах. Эти тарные единицы вмещали в разных случаях от 19,85 до 25 перепустов напитка. Любопытно, что по данным, приведенным в книге историка запорожского казачества Д. И. Явор-ницкого (Эварницкого), куфа вмещала 40 ведер горилки или воды (правда, в тексте не оговорено каких именно ведер - "киевских" или "московских")(56). В этой связи стоит также отметить, что в курских таможенных и кабацких книгах 1672/73 и 1677/78 гг. зарегистрированы оптовые закупки у глуховских черкас хлебного вина в бочках, объем которых в разных случаях колебался от 30 до 40 казенных московских ведер(57).

В заключение краткого обзора мерных и тарных единиц, упоминаемых в рассматриваемых источниках, надо сказать два слова о пивных бочках, зафиксированных в суджанских книгах 1689/90 и 1690/91 гг. Они вмещали по 100 гарнцов пива. Если верно наше предположение о том, что гарнец равнялся 1/8 казенного ведра, то объем пивной бочки определяется в 12,5 ведер, т. е. она была существенно меньше огромной винной куфы.

Перейдем теперь к характеристике алкогольных напитков, продававшихся на суджанском и миропольском кружечных дворах. Важнейшим из них, как и повсюду в Московском государстве, являлось "вино". Это слово в документах XVII в., как правило, употреблялось без уточняющего определения сырья, лежащего в основе его производства, но практически всегда обозначает именно хлебное вино. Импортное виноградное вино в России в XVII в. использовалось главным образом в церковных обрядах (в источниках оно указано как "церковное вино"). Виноградные вина разных сортов, предназначавшиеся для частного потребления, в Московское государство ввозились, но в очень небольшом количестве. Они находили сбыт почти исключительно среди представителей высших кругов общества и в продажу в кабаки и на кружечные дворы не попадали. В русских источниках XVII в. виноградное вино обычно упоминается с разного рода уточняющими определениями, указывающими его сорт или происхождение: "красное", "белое", "ренское", "шпанское" и др.

В литературе нередко смешивают понятия "хлебное вино" и "водка". Однако указанные напитки существенно отличаются друг от друга. Хлебное вино - это алкогольный напиток, в основе производства которого лежит технология дистилляции спирта. Именно хлебное вино производилось в XVII в. как на великороссийских, так и на малороссийских винокурнях и поступало в продажу. Современная же водка изготовляется из спирта, полученного на основе технологии ректификации. В XVII в. такой напиток не мог существовать даже теоретически, так как ректификационные колонны, необходимые для получения спирта-ректификата, были изобретены лишь в середине XIX в. Производство водки в Российской империи началось только в конце XIX столетия по причинам фискального характера(58).

Заметим, что в суджанских и миропольских книгах кружечного двора для определения хлебного вина используется исключительно слово "вино", а не "горилка". Основное различие между "классическим" русским хлебным вином и украинской горилкой состоит в сырьевой основе. У русского хлебного вина это рожь, у горилки - пшеница.

Хлебное вино на суджанский кружечный двор закупалось в 1685/86 и 1686/87 гг. у местных жителей (1 октября 1685 г. - 27 ведер за 6 руб. 48 коп. у суджанина Алфима Несмачного, 30 августа 1686 г. - 32 ведра за 6 руб. 40 коп. у его земляка Степана Громова). Вино покупалось раз в год - в самом начале срока службы нового головы кружечного двора. В 1689/90 и 1690/91 гг. вино приобреталось администрацией суджанского кружечного двора дважды в год: вначале в первый день службы нового головы (1 сентября), второй раз - в середине срока (в конце февраля или начале марта). Каждый раз закупалась куфа напитка разного объема. Первая партия вина в обоих случаях была приобретена в кредит ("в долг") у неназванных по имени и происхождению черкас (1 сентября 1689 г. - 22,5 перепуста на 9 руб.; 1 сентября 1690 г. - 25 перепустов на 10 руб.). Вторая партия вина оплачивалась из собранных к тому времени питейных доходов (1 марта 1690 г. закуплено 19,85 перепуста на 7 руб. 94 коп.; 27 февраля 1691 г. - 22 перепуста на 8 руб. 80 коп.). Продавцы вторых партий вина в обеих суджанских книгах не указаны.

Порядок закупок вина в Мирополье был иным. Здесь, судя по записям в книгах, напиток приобретался администрацией местного кружечного двора в первый день каждого следующего месяца. Продавцы вина в миропольских документах не названы. Закупочная цена напитка в 1689/90 и 1692/93 гг. была одинаковой - 25 коп. за ведро.

На суджанском кружечном дворе в 1685/86 и 1686/87 гг. хлебное вино, как уже указывалось выше, отпускалось в кварту и полкварты. С октября 1685 г. по август 1686 г. было продано 27 ведер вина на 13 руб. 50 коп. (по 50 коп. ведро) и получено дохода с продаж на 7 руб. 2 коп. (норма прибыли 108,3 %), с сентября 1686 г. по август 1687 г. - 31 ведро на 14 руб. 88 коп. (по 48 коп. ведро) и получено дохода 8 руб. 68 коп. (норма прибыли 140 %). В 1685/86 г. пик продаж пришелся на июнь (6 ведер), в 1686/87 г. - на август (4 ведра).

В 1689/90 г. в Судже "за поставом" (т. е. на кружечном дворе) было реализовано 22,35 перепуста хлебного вина (т. е. около 45 ведер?) на 13 руб. 41 коп. и получено дохода на 4 руб. 47 коп., в 1690/91 г. - 24 ведра (48 ведер?) на 14 руб. 40 коп. и получено дохода на 4 руб. 80 коп. В 1689/90 г. вино отпускалось в кварту и чарку, а в следующем году помимо этого также еще и в крупный розлив - в перепуст. Пик продаж (3,9 перепуста в 1689/90 г. и 3,25 перепуста в 1690/91 г.) пришелся на июнь. Отпускная цена напитка составляла в течение обоих годов 60 коп., и это означает (если верны наши расчеты объема перепуста), что она снизилась по сравнению с 1685/86 г. на 17 %, а с 1686/87 гг. - на 20 %. Одновременно можно констатировать медленное, но неуклонное увеличение потребления хлебного вина на суджанском кружечном дворе. За пять лет - с 1685/86 по 1690/91 г. - объемы его продаж возросли примерно в полтора раза. Данное обстоятельство связано, судя по всему, с постепенным ростом населения города и увеличением в структуре его населения великорусского элемента (великороссияне, в отличие от переселенцев-малороссов, не имели льгот в частном винокурении - подробнее об этом будет сказано ниже).

К концу 1680-х гг. была налажена выездная торговля хлебным вином в сельских населенных пунктах Суджанского уезда. В 1689/90 г. в селах и деревнях было реализовано 20 перепустов напитка (на 12 руб.), в течение следующего года - 23 перепуста (на 13 руб. 80 коп.). Объемы продаж, как видим, были сопоставимы с теми, что велись непосредственно в городе. Каждый месяц целовальники выезжали с вином (обычно они брали на реализация один или два перепуста) в разные населенные пункты уезда, состав которых месяц от месяца чередовался. Так, 1 сентября 1690 г. целовальники отправились в села Солдатское и Козыревку, где продали в течение месяца по перепусту вина (за какой именно срок была осуществлена продажа документ умалчивает). 1 октября того же года целовальники были посланы в с. Растворово (в источниках - Ростворово) и д. Сторожевую (также каждый с одним перепустом напитка). В ноябре винная торговля осуществлялась в д. Хотежь-Колодезь, в декабре - снова в той же деревне, а также в д. Маховой (в документе - "Моховой") Колодезь. И только в январе целовальники снова появились с вином в Солдатском и Козыревке. Всего в книгах суджанского кружечного двора 1689/90 и 1690/91 гг. упоминается девять сел и деревень Суджанского уезда, в которых производилась выездная винная торговля. Это села Белица, Козыревка, Пушкарное, Растворово, Солдатское, деревни Будища, Маховой (Моховой) Колодезь, Сторожевая, Хотежь-Колодезь. Реализация хлебного вина в сельской округе позволила поднять обороты винной торговли суджанского кружечного двора примерно вдвое. Прибыль от продажи вина в селах и деревнях Суджанского уезда составила в 1689/90 г. 4 руб., а в 1690/91 г. - 4 руб. 60 коп.

Всего в Судже и ее уезде в 1689/90 г. было реализовано 42,35 перепуста вина на 25 руб. 41 коп., доход от продаж составил 8 руб. 47 коп.(59) (норма прибыли 50 %), в 1690/91 г. эти показатели составили соответственно 47 перепустов, 28 руб. 20 коп. и 9 руб. 40 коп. (50 %). Обращает на себя внимание тот факт, что одновременно с увеличением объемов реализации хлебного вина и расширением географии его сбыта норма прибыли от винной продажи значительно снизилась (по сравнению с 1685/86 и 1686/87 гг. почти в 2-3 раза).

В Мирополье хлебное вино отпускалось с кружечного двора в кварту и полкварты (также как и в Судже в 1685/86 и 1686/87 гг.). За 1689/90 г. было реализовано 129 ведер на 38 руб. 70 коп., за 1692/93 г. - 128 ведер на 38 руб. 40 коп. Отпускная стоимость ведра вина была 30 коп., норма прибыли - 120 %. Годовой доход от продажи напитка составил в 1689/90 г. 7 руб. 70 коп., в 1692/93 г. - 7 руб. 65 коп.(60) Цены на вино для потребителей в Судже и Мирополье в конце 1680-х - начале 1690-х гг. находились на одном уровне (если, еще раз повторим, перепуст действительно превосходил ведро вдвое). По объемам же винной торговли миропольский кружечный двор превосходил суджанский в указанные годы примерно в 1,4-1,5 раза.

Другим алкогольным напитком, регулярно поступавшим в продажу в Судже и Мирополье, был кислый мед (ныне для его обозначения используется обычно слово "медовуха"). Издавна были известны два способа его производства - медостав (сбраживание без стерилизации меда-сырца (пресного меда) кипячением) и медовар (сбраживание со стерилизацией меда-сырца кипячением). Первый способ, требовавший значительных временных затрат (засмоленные бочки с медом должны были выдерживаться в погребах или зарытыми в землю по нескольку лет) в XVII в. при массовом производстве кислого меда не использовался. Для изготовления напитка, предназначенного для широкого потребления, в это время применялся исключительно медовар (который в документах, тем не менее, по традиции по-прежнему именовался обычно "медоставом"). Медоварение было довольно трудоемким делом. Изначально пресный мед рассычивали, т. е. разбавляли водой (в пропорции 1 к 7). Полученная смесь заправлялась кипятком, предварительно вываренным с хмелем ("хмелевым варом"), варилась, остужалась, а затем заквашивалась хлебными дрожжами (иногда краюхой ржаного теплого недопеченного хлеба). Сваренный мед несколько раз переливался с целью освобождения его от осадка и углекислого газа, образующихся в процессе брожения. А затем, после второй или третьей переливки, по достижении желаемого в меде содержания сахара и спирта, спиртовое брожение останавливали, для чего бочки засмаливались и ставились на лед. Процесс приготовления напитка на этом заканчивался. Готовый кислый мед дозревал и хранился в подвалах на льду. Обычно он имел крепость 10-16°, а содержание сахара в нем составляло 8-10 %. Технологический цикл производства вареного кислого меда занимал несколько дней(61).

В Судже в 1685/86 и 1686/87 гг. медовар происходил ежемесячно. За 11 месяцев 1685/86 г. на производство кислого меда было закуплено и израсходовано 13,5 пудов меда-сырца, из которого на выходе получили 81 ведро напитка. В следующем году объемы медоварения в Судже существенно снизились. Для изготовления кислого меда за полный год было закуплено лишь 5 пудов меда-сырца, из которого было "сложено" 38,5 ведра напитка. Можно заметить, что кислый мед в 1686/87 г. стал менее концентрированным и, следовательно, менее качественным, чем годом ранее: если в 1685/86 г. на ведро напитка приходилось 0,17 пуда (6,8 фунта) меда-сырца, то на следующий год только 0,13 пуда (5,2 фунта). Однако отпускная стоимость кислого меда не претерпела каких-либо изменений (по 24 коп. за ведро)(62). Стоимость пуда меда-сырца составляла в 1685/86 г. 90 коп., в 1686/87 г. - 80 коп. Всего на выработку кислого меда было израсходовано в 1685/86 г. (за 11 месяцев) 13 руб. 28 коп.(63) (в т. ч.: мед-сырец - 12 руб. 15 коп. (91,5 %); хмель - 42 коп. (3,2 %); дрова - 34 коп. (2,5 %); заработная плата работникам - 37 коп. (2,8 %)), а в 1686/87 г. - 4 руб. 76 коп.(64) (в т. ч.: мед-сырец - 4 руб. (84,0 %); хмель - 33 коп. (6,9 %); дрова - 25 коп. (5,2 %); заработная плата работникам - 18 коп. (3,8 %)).

Информация о производстве кислого меда в Судже в 1689/90 и 1690/91 гг. по сравнению с предыдущими годами носит более краткий характер и включает лишь сведения о дате медовара, объемах израсходованного меда-сырца и кислого меда на выходе, а также об их стоимости (не показана стоимость хмеля, дров, размер выплат работникам). Если в 1685/86 и 1686/87 гг. медовар происходил ежемесячно, то в 1689/90 и 1690/91 гг. только 2-3 раза за год. В 1689/90 г. мед ставился лишь дважды: 21 сентября и 27 июня. В обеих ставках было израсходовано 3,4 пуда меда и получено 216 гарнцов (27 ведер?) кислого меда. Первый раз было закуплено 1,95 пуда меда-сырца по 90 коп. пуд, второй раз - 1,45 пуда по 80 коп. пуд. Себестоимость гарнца кислого меда составила в обоих случаях 2 коп. В 1690/91 г. мед ставился уже трижды: 19 сентября (3 пуда по 78 коп.), 2 января (1,5 пуда по 81 коп.) и 26 июня (2 пуда по 78 коп.). На выходе было получено соответственно 200, 103 и 121 гарнец кислого меда (всего 424 гарнца (53 ведра?)), себестоимость которых, как и в предыдущем году, составила 2 коп. Концентрированность напитка осталась примерно на уровне 1686/87 г. (0,125 и 0,122 пуда меда-сырца на ведро).

В Мирополье в 1689/90 и 1692/93 гг. кислый мед готовили по четыре раза в год, причем в одни и те же месяцы - в октябре, феврале, марте и апреле. Каждый раз ставилось по пуду меда-сырца (в октябре он приобретался по 73 коп., в другие месяцы - по 72 коп.), клалось на 6 коп. хмеля и использовалось на 2 коп. дров. На выходе получалось по 8 ведер кислого меда себестоимостью 10 коп. ведро. По концентрированности базового сырья (0,125 пуда на ведро готового напитка) миропольский кислый мед был примерно таким же, как и суджанский в 1689/90 и 1690/91 гг. Обращает на себя внимание отсутствие, в отличие от Суджи, расходов на заработную плату работникам. Возможно, это связано с тем, что все производственные операции по приготовлению кислого меда (объем которого на выходе был небольшой) выполняли без посторонней помощи сами целовальники.

Продажа кислого меда на суджанском кружечном дворе в 1685/86 и 1686/87 гг. (в гарнец и полугарнец) производилась ежемесячно. Реализован (по 24 коп. за ведро) был весь мед, слитый из медовых ставок (в 1685/86 г. - 81 ведро, в 1686/87 г. - 38,5 ведер). Оборот медовой торговли составил в 1685/86 г. 19 руб. 44 коп., в 1686/87 г. - 9 руб. 24 коп., прибыль соответственно 6 руб. 19 коп. и 4 руб. 48 коп.(65) Как видим, объемы продажи напитка и оборот медвяной торговли снизились в 1686/87 г. по сравнению с предыдущим годом в 2,1 раза, прибыль же сократилась в меньшем размере - только в 1,4 раза (за счет более дешевого, чем в 1685/86 г., меда-сырца). Одной из причин сокращения сбыта кислого меда стало, судя по всему, открытие в 1686/87 г. в Судже казенной пивной торговли, доселе не производившейся. При этом норма прибыли за счет снижения объемов сырьевой закладки и удешевления ее основного компонента (меда сырца) возросла в 1686/87 г. по сравнению с предыдущим годом вдвое (с 46,7 % до 94,1 %).

В 1689/90 г. на суджанском кружечном дворе было реализовано 216 гарнцов кислого меда на 6 руб. 48 коп. (по 3 коп. гарнец) и получено 2 руб. 16 коп. прибыли. Падение размеров медвяной торговли продолжилось: ее объемы и обороты по сравнению с 1686/87 г. уменьшились в 1,4 раза, прибыль - в 2,1 раза. Одновременно с этим существенно возросли объемы реализации пива (относительно 1686/87 г. в 9,1 раза). Однако в 1690/91 г. ситуация кардинальным образом изменилась: на суджанском кружечном дворе было продано (по той же отпускной цене) 424 гарнца кислого меда на 12 руб. 72 коп. и получено 4 руб. 24 коп. прибыли. Все показатели по сравнению с предыдущим годом увеличились вдвое. В этом снова проявилась взаимная относительная корреляция медвяной и пивной торговли: в 1690/91 г. объемы продажи пива в Судже сократились по сравнению с 1689/90 г. в 2,8 ра-за. При этом норма прибыли в торговле кислым медом в 1689/90 и 1690/91 гг. находилась на одном и том же уровне - 50 %.

Данные о продаже кислого меда в Мирополье в 1689/90 и 1692/93 гг. совершенно идентичны. Отпуск меда с кружечного двора производился только в течение пяти месяцев: в сентябре, октябре, феврале, марте и апреле. В сентябре продавалось по 3 ведра меда, полученных бесплатно "в завод" от предыдущих голов, в другие месяцы - по 8 ведер напитка собственного изготовления. За год было отпущено по 35 ведер кислого меда в ведро, полведра, четверть ведра и в гарнец по 20 коп. ведро. Оборот медвяной торговли составил 7 руб. в год, доход - 3 руб. 80 коп., норма прибыли - 200 %. Объемы реализации кислого меда в Мирополье в 1689/90 и 1692/93 гг. в целом сопоставимы с теми, что производились в Судже в 1686/87 и 1689/90 гг. Отпускная же цена этого напитка в Мирополье была на 1,2 ниже.

Третьим напитком, продававшимся на кружечных дворах Московского государства (хотя и не на всех и не всегда), являлось пиво. Технология производства пива в допромышленную эпоху достаточно подробно описана в литературе(66). Акцентируем внимание на основных ее моментах. Для варки напитка использовалась обычно речная вода. Деревянный чан, в котором готовилось сусло, ставился на чураки (короткие обрубки бревна), чтобы было удобно сливать сусло через квадратное отверстие в днище. В отверстие вставлялся штырь, на который изнутри надевали связанную из соломы "куклу" - фильтр для очистки сусла от дробины. В чан засыпался готовый солод, который заливался холодной водой, размешивался, а затем заправлялся кипятком. Помимо этого в чан закладывались раскаленные в огне докрасна чистые камни. Затем чан плотно закрывали деревянной крышкой и оставляли на несколько часов, а иногда на сутки. Под чан подставляли деревянное корыто, в которое, подталкивая снизу деревянный штырь в днище, сливали сусло. Ковшом сусло вычерпывали в ведро. В котел клали хмель, заливали сусло и варили. Первым признаком готовности служила тонкая морщинистая пленка на поверхности. Когда хмель уваривался и оседал на дно, отвар сливали через решето в чан. После этого пиво наживляли - готовили "приголовок" из муки и дрожжей. Жидкие дрожжи, которые держали для варки пива, назывались "мел". Сброженное сусло, называемое "зеленым пивом", сливали в дубовые бочки с еловыми обручами, которые, растягиваясь, позволяли открываться мельчайшим щелям между досок бочки и сбрасывать излишнее давление. Отверстие в бочке заколачивалось втулкой, после чего бочка ставилась в погреб для дображивания. Рожь для приготовления солода замачивали иногда прямо в мешках в реке трое суток летом, и двое зимой. Затем зерно рассыпали под навесом и сушили, изредка опрыскивая водой. Через 2-3 дня зерно ворошили для улучшения сушки. Пророщенное зерно засыпали в мешки или сгребали в кучу и устраивали гнет на двое суток летом и на трое зимой. Зерно укрывали тканью, покрывали сеном и придавливали поленьями или камнями, закрывая все щели, чтобы не выходил воздух. После гнета зерно очищали от ростков и мололи на ручных жерновах или на мельнице.

В имеющихся в нашем распоряжении миропольских документах об изготовлении и реализации пива на местном кружечном дворе ничего не говорится. В Судже же первая, вероятно, пробная партия пива, предназначенная для казенной продажи, была сварена в июне 1687 г. Из осьмины ("осмачки")(67)солода "судженские меры", приобретенной за 40 коп., вышло 20 ведер пива. Для изготовления напитка было куплено на 8 коп. хмеля и на 9 коп. дров, 12 коп. было заплачено за работу пивоварам. Общая сумма производственных издержек составила 69 коп. 17,5 ведер пива было продано с кружечного двора в гарнец и полугарнец по 8 коп. ведро (всего на 1 руб. 40 коп.). Казенный доход от продажи составил 79,63 коп. (при округлении 79,5 либо 79,75 коп.)(68).

Оставшиеся 2,5 ведра пива были отданы "в завод" в начале сентября. То обстоятельство, что сваренное еще в июне пиво было передано новому голове кружечного двора как минимум спустя два месяца после даты изготовления, опровергает широко распространенное в литературе мнение, высказанное в свое время В. В. Похлебкиным, о том, что "пивоварение, особенно высококачественное, носило отчасти ритуальный характер, было приурочено к определенному времени года и в своих лучших образцах оставалось весьма дорогостоящим и, главное, чрезвычайно трудоемким методом, требующим больших затрат сырья, особой посуды (огромных котлов) и артельного, коллективного производства. Пиво варили сразу на несколько сотен человек, и его надо было израсходовать как можно быстрее, в два-три дня, ибо его не умели сохранять"(69).

К 1689/90 г. масштабы казенного производства пива и объемы его реализации в Судже значительно возросли. Напиток в течение года варили дважды: 22 сентября и 20 июня. В первый раз было слито 690 гарн-цов (86,25 ведер?), во второй - 580 гарнцов (72,5 ведер?). Расходы на производство составили 22 руб. 22,5 коп., себестоимость гарнца пива - 0,0175 коп. за гарнец. "За поставом" в гарнец и полугарнец было реализовано 1270 гарнцов по 2 коп. за гарнец (всего на 25 руб. 40 коп.). В это число входит 10 гарнцов пива, полученных бесплатно "в завод" от предыдущего головы (новому голове, в свою очередь, также было отдано 10 гарнцов напитка). Размер казенного дохода от продажи пива составил в 1689/90 г. 3 руб. 35 коп.(70) (норма прибыли 14,3 %).

На следующий год объемы производства и продажи пива сократились (одновременно с этим, как указывалось выше, в Судже возросли размеры изготовления и сбыта кислого меда). В течение 1690/91 г. пиво варили здесь только один раз - 24 июня. Было получено 460 гарнцов (57,5 ведер?) себестоимостью 1,5 коп. за гарнец. Общая сумма расходов на производство пива составила 6 руб. 90 коп. Продано было 460 гарнцов (в т. ч. 10 "заводных") по 2 коп. за гарнец (всего на 9 руб. 20 коп.). 10 гарнцов пива было передано новому голове. Продажа пива принесла казне дохода на 2 руб. 45 коп.(71) (норма прибыли 33,3 %).

Подводя итоги рассмотрению деятельности суджанского и миропольского кружечных дворов во второй половине 1680 - первой половине 1690-х гг., следует отметить прежде всего, что объемы казенной питейной торговли в этих городах были в целом весьма незначительны. Особенно это заметно по сравнению с крупнейшими городскими центрами Юга России. Так, например, в Курске за 1677/78 г. было продано 1626,25 ведра хлебного вина и 824 ведра кислого меда(72), в Белгороде в том же году - 1602,375 ведра вина и 1174,375 ведра меда(73). В Рыльске в 1670/71 г. объем годовой реализации этих напитков составил 983,5 и 570,5 ведер(74). (За 1680-1690-е гг. по перечисленным городам информации о питейной торговле нет.)

С чем связана такая ситуация?

Прежде всего, конечно же, сказывалось то, что Суджа и Мирополье, возникшие лишь в середине XVII в., еще не располагали многочисленным населением(75). Кроме того, эти города в рассматриваемый период не являлись крупными торговыми центрами, поэтому их посещало сравнительно немного приезжих людей. Клиентура местных кружечных дворов, таким образом, по определению не могла быть значительной. Однако не эти причины, судя по всему, играли решающую роль в малом обороте питейных продаж. Важнейшим фактором, негативным образом влиявшим на масштабы казенной питейной торговли в Судже, являлось наличие у местных жителей-черкас льгот на частное производство алкогольных напитков. Правом вольного винокурения суджане пользовались аж до 1751 г.(76) Подобные льготы имели и миропольцы. Обладая такими привилегиями, суджанские и миропольские черкасы, составлявшие ядро городских общин, могли свободно, не уплачивая при этом положенных "явочных денег", изготовлять пиво, кислый мед и пьяные браги для личного употребления. В связи с этим у них фактически отпадала необходимость в посещении кружечных дворов. Их посетителями являлись, по-видимому, в основном местные жители-великороссы, а также приезжие. О том, что черкасы, в отличие от великороссов, не платили явочных денег, прямо говорится, например, в процитированной выше преамбуле к суджанской книге кружечного двора 1689/90 г.: "и что всяких чинов руских людей [выделено нами. - А. Р.] явочных денег с вин и с пив взято…".

За 11 месяцев 1685/86 г. целовальники суджанского кружечного двора собрали с лиц, изготовлявших частным образом алкогольные напитки 20 коп. В 1686/87 г. явочных денег не было взято совсем. Зато в 1689/90 г.сбор этих косвенных налогов составил 4 руб. 89 коп.(77) На следующий год было собрано 2 руб. 9 коп. Основными плательщиками явочных денег в 1689/90 и 1690/91 гг. были дети боярские из разных сел и деревень Суджанского уезда (села Белица, Гуйва, Поречное, Растворово, Скородное, Солдатское, Черный Олех, деревни Бирюковка, Будище, Каменец, Махова, Моховой Колодезь, Осипова Лука, Саморядово, Сторожевая, Хотежь-Колодезь). В декабре 1689 г. отмечена уплата явочных денег пушкарями с. Пушкарное, а в марте 1690 г. "розных сел и деревень всяких чинов люди явились мед ставить и пива и вина и пьяной браги варить" (в данном случае это было связано, по-видимому, с масленичными гуляниями накануне Великого поста, ибо Пасха в 1690 г. пришлась на 27 апреля). Любопытно, что в ряде случаев даты уплаты явочных денег детьми боярскими из одного и того населенного пункта либо совпадали год от года, либо были близки между собой. Так, и в 1689 г., и в 1690 г. дети боярские с. Гуйвы платили сборы 4 сентября. Надо полагать, что предпринятое ими изготовление хлебного вина и пива было приурочено к престольному празднику местной церкви Рождества Богородицы(78), отмечавшемуся 8 сентября. Дети боярские с. Скородное и расположенного в том же приходе д. Каменец в 1689 г. уплатили деньги за приготовление питей 20 сентября, а на следующий год 24 сентября. Связано это было с подготовкой к Покрову дню (1 октября) и храмовому празднику скороднянской Покровской церкви(79). Привязка дат уплаты явочных денег к престольным праздникам сельских храмов отчетливо заметна и в других случаях. Так, пушкари из с. Пушкарное вносили сборы 22 декабря 1689 г. готовясь к 1 января - дню памяти Василия Великого, во имя которого в с. Пушкарное был построен и освящен храм(80). Дети боярские из с. Черный Олех и близлежащих деревень Будище и Осипова Лука платили явочные деньги 3 ноября 1689 г., поскольку 8 ноября отмечался день памяти Димитрия Солунского, которому был посвящен храм в Черном Олехе(81).

В Мирополье суммы собранных явочных денег (1 руб. 76 коп.) и сроки их взносов (в октябре и декабре) в 1689/90 и 1692/93 гг. полностью совпадают. Детализация этих сборов в миропольских документах отсутствует.

В заключение рассмотрим размеры и общую структуру доходов суджанского и миропольского кружечных дворов (см. табл.)(82). Как видим, в 1685/86 и 1686/87 гг. уровень доходов в Судже и Мирополье находился примерно на одном и том же уровне. К 1689/90-1690/91 гг. доходы суджанского кружечного двора возросли примерно на четверть, что было достигнуто за счет расширения пивной торговли и увеличения поступления явочных денег. Около половины всех поступлений и в Судже, и в Мирополье давала продажа хлебного вина, второй по значимости статьей доходов была, как правило, торговля кислым медом.

Структура доходов суджанского и миропольского
кружечных дворов в 1685/86-1692/93 гг.

СУДЖА
Статья дохода / год1685/86(*)1686/871689/901690/91
руб.%руб.%руб.%руб.%
Хлебное вино7,0249,48,6858,88,4744,19,449,5
Кислый мед6,1943,64,4830,42,1611,24,2422,4
Пиво-00,7955,43,3517,42,4512,9
Воск0,85,60,85,40,351,80,84,2
Явочные0,21,4--4,8925,52,0911,0
Итого14,2110014,75510019,2210018,98100

 

МИРОПОЛЬЕ
Статья дохода / год1689/901692/93
руб.%руб.%
Хлебное вино7,751,67,6551,0
Кислый мед3,825,43,825,3
Воск1,6711,21,812,0
Явочные1,7611,81,7611,7
Итого14,9310015,01100

Интересно отметить, что в 1690/91 г. в Судже весь полученный сбор показан в польских монетах - чехах. Возможно, также обстояло дело и в другие годы, за которые имеются проанализированные нами книги кружечных дворов, причем не только в Судже, но и в Мирополье, просто этот факт в документах особо не оговорен. Чехами в Малороссии назывались "полтораки" - монеты достоинством в 1,5 гроша. Один чех был равен одной русской копейке. Чехи, наряду с драйпелькерами шведской Прибалтики, Пруссии и Германской империи, были наиболее распространенными монетами в Малороссии в XVII-XVIII вв. Они имели также широкое хождение и на прилегающих великорусских территориях. В Курске, например, население в 1690-е гг. платило чехами оброчные платежи(83). В 1680-е гг. московским правительством была предпринята попытка изъять из обращения в Малороссии иностранные монеты посредством выпуска русской региональной монеты, похожей на польскую. В 1686-1687 гг. на монетном дворе в Севске были выпущены так называемые "севские чехи", предназначавшиеся для обращения только в Малороссии(84). Курс севского чеха был занижен и составлял всего 0,375 копейки(85). В 1689 г. севские чехи высочайше было предписано изъять из обращения и отправить в переплавку(86). Во исполнение царского указа 78 коп. чехов "нового севского дела", оказавшихся в числе суджанских питейных доходов 1689/90 г., 24 ноября 1689 г. были отобраны из сбора и отправлены в Москву в Приказ Великой России(87).


ПРИМЕЧАНИЯ:

* За 11 месяцев (с октября по август).

1. После кабацкой реформы 1652 г. в делопроизводстве стал использоваться в основном термин "книга кружечного двора", однако синонимичное понятие "кабацкая книга" также нередко применялось в официальной документации.

2. РГАДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Денежный стол. Кн. 137. Л. 245-245 об.; Кн. 210. Л. 320 об.-321. - Для того, чтобы лучше представить масштаб цен, существовавших в описываемый период, напомним, что годовой прожиточный продовольственный минимум в России во второй половине XVII в. составлял, согласно подсчетам Л. В. Милова, 2-2,5 рубля, то есть 0,5-0,75 копейки в день (см.: Милов Л. В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 2001. С. 487-488).

3. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 10.

4. Там же. Кн. 210. Л. 320 об.-321.

5. Там же. Л. 710 об.

6. Там же. Кн. 8. Л. 374-383 об. (1685/86 г.), 472-481 об. (1686/87 г.); Кн. 363. Л. 123-136 об. (1689/90 г.), 110-122 (1690/91 г.).

7. Встречаются даже таможенные и кабацкие книги, текст которых занимает всего один лист. Такой является, например, таможенная отпускная книга Кижского погоста 1739 г. (РГАДА. Ф. 829. Оп. 1. Д. 818). Однако с точки зрения типологии делопроизводственной документации подобные источники тем не менее являются именно "книгами".

8. Книга № 8 представляет собой сложносоставной конволют, насчитывающий 1227 листов и включающий, помимо суджанских кабацких книг 1685/86 и 1686/87 гг., разнообразные документы, датируемые в промежутке между 1676 и 1689 гг.: оброчные книги разных лет по Великим Лукам, Острогожску, Коротояку, Яблонову, Козлову, Новому Осколу, Старому Осколу, Воронежу, Торопцу, Карпову, Хотмыжску, Орлу, Короче, Каменному, Обояни; записную книгу прихода и расхода мировых и приводных денег, взысканных по приставным памятям в приказной избе в Острогожске в 1685/86 г.; книгу пошлинных денег, собранных на змиевском перевозе в 1684/85 и 1685/86 гг.; книгу прихода и расхода помольных денег, собранных на мельницах в Козлове в 1684/85 и 1685/86 гг.; таможенные книги разных лет по Краснополью, Ахтырке, Белополью, Палатову; книги кружечных дворов (кабацкие) разных лет по Палатову, Ахтырке, Боровой, Краснополью, Белополью; книгу сбора мостовых пошлин в Валуйках в 1679/1680 г.; книги окладным, оброчным и полоняничным деньгам Великолуцкой дворцовой Вязовской волости 1687/88 и 1688/89 гг.; приемные книги окладным и полоняничным деньгам дворцовой Спасской Николаевской волости 1687/88 и 1688/89 гг.; приходо-расходные книги судных пошлин разных лет по Яблонову, Мценску, Олешне, Черни, Коротояку, Обояни, Хотмыжску, Судже (за 1675/76-1685/86 гг.; л. 1077-1128), Мирополью (за 1675/76-1685/86 гг.; л. 1129-1172), Пронску и одному неизвестному городу; отказную на землю на р. Девице в Воронежском уезде; записку торским жильцам 1684/85 г. Книга № 363, насчитывающая 161 лист, помимо суджанских кабацких книг 1689/90 и 1690/91 гг., включает таможенные и кабацкие книги Карачева 1675/76 г. и Ахтырки 1689/90 г. (подробнее о составе указанных конволютов см.: Описание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции. Кн. 10. М., 1896. С. 44-45, 118).

9. См. статью указанных авторов "Суджанский острог" в настоящем сборнике. - В первые годы существования Суджи сбыт питей осуществлялся через шинки. Так, в 1664 г. в городе насчитыалось 20 шинковых дворов и еще два находились в пригородных слободах (см.: Исторические заметки о городе Судже и его уезде // Памятная книжка Курской губернии на 1894 год. Курск, 1894. Отд. II. С. 30-31, 52 5-й паг.). - Указанный в "Исторических заметках…" год устроения суджанского кружечного двора (1668-й) является опечаткой.

10. РГАДА. Ф. 137 (Боярские и городовые книги). Новгород. Кн. 137. Л. 254-260 об. (1692/93 г.); Ф. 210. Денежный стол. Кн. 146. Л. 13-18 (1689/90 г.).

11. В Мирополье за 1689/90 г. с торгующих было собрано в общей сложности 5 руб. 56,5 коп., в 1692/93 г. - 5 руб. 46,5 коп. Зная размер таможенной рублевой пошлины, которая после таможенной реформы 1653 г. составляла 10 денег с рубля (5 % от стоимости товара), можно рассчитать размеры торгового оборота местного внутригородского рынка, подпадавшего под таможенное обложение. В 1689/90 г. он составил 111 руб. 30 коп., в 1692/93 г. - 109 руб. 30 коп. Таможенные явки оптовых товарных партий совокупной стоимостью свыше 1 руб., которые подлежали регистрации в таможенных книгах с обязательным указанием даты явки, фамилии и имени торговца, его местожительства, названия, объема и стоимости товара, в миропольских документах не зафиксированы. Это может означать, что в 1689/90 и 1692/93 гг. в Мирополье производилась только внутригородская розничная торговля, таможенные пошлины с участников которой собирались на торгу целовальниками "в ящик" без записи. Однако при этом надо иметь в виду, что с местных казаков и полковых людей таможенные пошлины вовсе не взимались (см.: Исторические заметки… С. 54), следовательно, реальные торговые обороты миропольского торга были значительно больше.

12. Книга 137, хранящаяся в фонде "Боярские и городовые книги", насчитывает 558 листов и включает, помимо миропольской таможенной и кабацкой книги 1692/93 г. документы, относящиеся к разному времени и разным территориям, в частности: таможенную и кабацкую книгу Лебедина 1687/88 г.; ногайскую посольскую книгу (1576 г.); книгу сбора кабацкой прибыли в с. Рогачево Дмитровского уезда (1626/27 г.); раздаточные книги кормовых денег урядникам и солдатам полка А. А. Шепелева (1668 г.); тетрадь помещиков Мценского уезда, не уплативших полоняничные деньги (1675 г.); записные книги старост московской Мещанской слободы (1675-1682 гг.); сыскную именную книгу смоленских беглых даточных солдат (1679 г.); письма голландского резидента в Москве Я. В. фон Келлера (1683 г.); росписной список Салтова (1688 г.); книгу сбора мостовых пошлин с проезжих людей на Торских озерах под Маяцким (1691/92 г.); сметный список денежных доходов и расходов Нежинской приказной избы (1693/94 г.); переписную тетрадь пушек и пищалей в Новгороде (1694 г.); оброчную приходную книгу Вологды и Вологодского уезда (1699 г.); раздаточную книгу денежного жалованья стрельцам, пушкарям и воротникам Гдова, Изборска, Опочки и Острова (1700 г.) и др. Книга № 146 Денежного стола Разрядного приказа, насчитывающая в общей сложности 513 листов, помимо миропольской таможенной и кабацкой книги 1689/90 г., включает различные документы 1663-1705 гг.: сборную доимочную книгу оброчных денег в Новом Осколе, Коротояке, Воронеже и Усмани 1693/94 г.; таможенные и кабацкие книги Белева 1676/77 г. и Болхова 1673/74 г.; расходную книгу хлебного жалованья государевым ратным людям в Севске 1669/70 и 1670/71 гг.; приходную книгу Приказа Большого прихода за 1670/71 г.; записные книги доимочных денег с крестьянских и бобыльских дворов 1663/64-1674/75 гг. по разным уездам; сборные книги полтинных денег с крестьянских дворов по Кашинскому и Алексинскому уездам 1695/96 и 1696/97 гг.; раздаточные книги денег стрельцам, пушкарям и драгунам разных городов 1695 г.; записные книги подвод под полковые припасы, собранных в Чернавском в 1694/95 г.; записную книгу рублевых денег с крестьянских и бобыльских дворов 1689/1690 г.; записную книгу полтинных денег с новоприборных драгун и солдат в Яблонове 1705 г.; перечневую роспись окладных доходов в таможнях, на кружечных дворах и мельницах, ведомых в Разрядном приказе за 1675/76 г.; список служилых людей городов Севского полка 1694/95 г.

13. АИ. СПб., 1842. Т. 5. С. 214. № 125.

14. См., например: Мерзон А. Ц. Таможенные книги XVII века: Учеб. пособие по источниковедению истории СССР. М., 1957. С. 17.

15. См.: Раздорский А. И. Книги таможенного и питейного сбора Лебедина и Мирополья ХVІІ в. // Сумський історико-архівний журнал. 2010. № 8/9. С. 17-31.

16. В скрепе книги 1685/86 г. Варашилин назван "кружечным головой". Такое именование должности в документам по другим городам нам до сих пор ни разу не встречалось.

17. Любопытно, что здесь наряду с братьями-царями не названа царевна Софья Алексеевна, указанная в преамбуле к суджанской книге следующего 1686/87 г.

18. В оригинале именно так - с двумя "с". В XVII в. более употребительной была форма с одним "с": "Русия" или "Росия" (подробнее см.: Клосс Б. М. О происхождении названия "Россия". М., 2012).

19. В преамбулах книг 1689/90 и 1690/91 гг. отмечено, что голова действовал "по выбору градцких всяких чинов людей" (в книге 1686/87 г. - "по выбору градских жителей").

20. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 8. Л. 373.

21. Так в ркп.

22. Так в ркп.

23. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 8. Л. 373 об.

24. Там же. Л. 376.

25. Там же. Л. 382.

26. Там же. Л. 382 об.

27. Там же. Л. 383.

28. Там же.

29. Там же. Л. 474.

30. Там же. Л. 479.

31. Так в ркп.

32. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 363. Л. 125-126.

33. Там же. Л. 113.

34. Там же. Л. 131 об.-132.

35. Там же. Л. 133.

36. Там же. Л. 121-122 об.

37. Там же. Кн. 8. Л. 375 об.

38. Там же. Л. 474-474 об.

39. Так в ркп.

40. РГАДА. Ф. 137. Новгород. Кн. 137. Л. 255.

41. Так в ркп.

42. Так в ркп.

43. Так в ркп.

44. РГАДА. Ф. 137. Новгород. Кн. 137. Л. 255 об.-256.

45. Там же. Л. 260.

46. В Малороссии использовалось "киевское" ведро, уступавшее "московскому" по вместимости примерно на 1/3. "Киевское" ведро вмещало 8,5 л жидкости, а "московское" - 12,5 л (см.: Яворницький Д. І. Історія запорозьких козаків: у 3 т. Київ, 1990. Т. 3 / Коментарі Г. Я. Сергієнка. С. 496). На наш взгляд, в Судже и Мирополье в 1680-1690-е гг. в ходу было именно "московское", а не "киевское" ведро. Использование ведра, отличного по емкости от казенного, думается, непременно было бы оговорено в документах. Интересно отметить в этой связи, что на лебединском кружечном дворе для измерения объема вина имелось мерное "печатное" ведро, но оно, в отличие, например, от Курска и других крупных южнорусских городов, было не медное, а деревянное. Не приходится сомневаться, что это "печатное" ведро было "московской", а не "киевской" емкости.

47. См.: Шостьин Н. А. Очерки истории русской метрологии: XI - начало XX в. 2-е изд. М., 1990. С. 78-79.

48. Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. М., 1980. С. 102-103.

49. См.: Раздорський O. I. Книги київського "кружечного двора" 1665/66 та 1669 рр. // Київська старовина. 2003. № 6. С. 129.

50. Фарты, по-видимому, имели разный объем в зависимости от вида измерявшегося ими напитка. Так, винные фарты, были, надо полагать, меньше пивных и медовых примерно в два раза. Следует отметить, что в расходных записях и ценовных росписях вяземских кабацких книг XVII в. "винные фарты" и "медовые фарты" упоминаются отдельно друг от друга (подробнее см.: Раздорский А. И. Торговля Вязьмы в XVII веке (по материалам таможенных и кабацких книг города). СПб.; М., 2010. С. 140-141).

51. Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 4. С. 11.

52. В Польско-Литовском государстве также бытовали мерные единицы под названием "кварта" и "гарнец". В XIII-XIX вв. существовал польский ("коронный") гарнец, равный 4 квартам, 16 кватэркам, 1/72 бочки (3,77 л). Уставом мер веса Вального сейма 1764 г. Речи Посполитой был установлен гарнец, который вмещал в себя 2 полугарнца (4 кварты). Согласно конституции Великого княжества Литовского 1766 г. литовский "комиссионный" гарнец объявлялся общей единицей измерения зерна и напитков. Для розничной торговли использовался малый ("шинковый") гарнец, равный 2 полугарнцам, 4 квартам, 8 полукватэркам (2,8237 л.). Большой ("цеховой") гарнец приравнивался к 2 малым (см.: Корсак А. И. Вспомогательные исторические дисциплины: Учеб.-метод. комплекс для студентов ист. специальностей 1-21 03 01 "История". Новополоцк, 2010. С. 47-49).

53. См.: Каменцева Е. И., Устюгов Н. В. Русская метрология. С. 138-139; Похлебкин В. В. История водки. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск, 1994. С. 151; Шорин П. А. Метрология // Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917 года: Энциклопедия. М., 2000. Т. 3. С. 565.

54. Специальные исторические дисциплины: Учеб. пособие / С. В. Белецкий и др. СПб., 2003. С. 495.

55. В Лебедине вино отпускалось в розлив "чеховым ковшом". Данное определение указывает на то, что стоимость ковша вина составляла один чех. Эта польская монета, подробнее о которой говорится в конце настоящей статьи, равнялась одной русской копейке, следовательно, в ведре вина, отпускная стоимость которого в Лебедине в 1687/88 г. составляла 50 коп., было 50 "чеховых ковшей".

56. Яворницький Д. І. Історія запорозьких козаків. Т. 3. С. 496.

57. Раздорский А. И. Торговля Курска в XVII веке (по материалам таможенных и оброчных книг города). СПб., 2001. С. 265.

58. Подробнее см.: Родионов Б. В. Полугар. Водка, которую мы потеряли. М., 2009.

59. По нашему подсчету. В "перечневой выписке" указана иная сумма - 8 руб. 54 коп.

60. Вино, получавшееся "безденежно" от предыдущего головы "в завод", реализовывалось без издержек на его покупку, т. е. прибыль от его продажи полностью шла в доход текущего года. Аналогичным образом обстояло дело с "заводным" кислым медом.

61. См.: Похлебкин В. В. История водки. С. 47-49.

62. Примеры снижения базовых элементов сырьевой закладки властями с целью уменьшения издержек на производство алкогольных напитков известны и по другим городам. См. об этом подробнее, например: Раздорский А. И. Технология производства слабоалкогольных напитков в России XVII в. (по материалам кабацких книг города Вязьмы) // Вестник истории естествознания и техники. 2011. № 3. С. 115-122.

63. По нашему подсчету. Суммирование итоговых помесячных показателей об издержках на производство кислого меда, приведенных в книге 1685/86 г., дает иную цифру - 13 руб. 25 коп. Разнобой происходит от ошибки, допущенной составителями книги в апрельской записи при суммировании отдельных статей расходов: вместо суммы в 1 руб. 48 коп. в ней указано 1 руб. 45 коп.

64. По нашему подсчету. Как и в книге предыдущего года, в одной из записей о расходах на медовар была допущена ошибка при суммировании отдельных статей расходов: за декабрь 1686 г. издержки производства составили 26 коп., а не 23 коп., как указано в тексте.

65. По нашему подсчету. Суммирование итоговых помесячных показателей о полученной прибыли, приведенных в книге 1685/86 г., дает иную цифру - 4 руб. 51 коп.

66. См., например: Довгань В. Н. Книга о пиве. Смоленск, 1995.

67. Осьмина - мера для измерения сыпучих тел - представляла собой половину четверти. 2 сентября 1679 г. была официально установлена казенная восьмипудовая четверть, совпадавшая с таможенной или торговой четвертью. Она же являлась приимочной мерой, которой измерялся хлеб, поступавший в казну в качестве разного рода натуральных сборов. Осьмина с этого времени вмещала 4 пуда (подробнее см.: Раздорский А. И. Мерные и тарные единицы в таможенных и кабацких книгах русских городов XVII - первой половины XVIII в. (на примере курских, белгородских, вяземских и можайских источников) // Ученые записки Орловского государственного университета. Сер. Гуманитарные и социальные науки. 2011. № 4. С. 76). Указание нашего источника на особый местный тип осьмины свидетельствует о том, что она отличалась от казенной осьмины, но насколько именно - неизвестно.

68. По нашему подсчету. В источнике указано, что прибыль составила 72 коп., что является явной ошибкой. Расходы на производство 17,5 ведер пива составили 60,37 коп., оборот - 1 руб. 40 коп., стало быть прибыль - 79,63 коп.

69. Похлебкин В. В. История водки. С. 49.

70. В том числе 3 руб. 15 коп. от реализации пива собственного изготовления и 20 коп. от продажи пива, полученного "в завод". Сумма дана по нашему подсчету. В "перечневой выписке" указана иная сумма - 3 руб. 12,5 коп.

71. В том числе 2 руб. 25 коп. от реализации пива собственного изготовления и 20 коп. от продажи пива, полученного "в завод". Сумма дана по нашему подсчету. В "перечневой выписке" указана иная сумма - 2 руб. 25 коп. (не учтен доход в 20 коп., полученный от реализации 10 "заводных" гарнцов).

72. См.: Раздорский А. И. Торговля Курска в XVII веке. С. 266.

73. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 371. Л. 549, 562-563, 576 об.-577, 590 об.-591, 605-605 об., 618 об.-619, 631 об.-632, 640-640 об., 651 об., 662-662 об., 672-672 об., 685-685 об.

74. См.: Раздорский А. И. Питейная торговля в Рыльске в 1669-1671 гг. // Материалы международной научно-практической конференции "Юг России в прошлом и настоящем: История, экономика, культура". Белгород, 2005. Ч. 2. С. 114.

75. В Судже в 1678 г. числилось 644 души мужского пола, в Мирополье в том же году - 851 (Исторические заметки… С. 33, 118).

76. Самсонов В. И. Прошлое старых городов Курской области: Ист. справка // Прошлое Курской области: Сборник. Курск, 1940. С. 54. - Фактически запрет на частное винокурение вступил в силу начиная с 1753 г. (Исторические заметки… С. 56-57).

77. По нашему постатейному подсчету. В "перечневой выписке" указана сумма 4 руб. 88 коп.

78. По некоторым данным, храм Рождества Богородицы существовал в Гуйве еще с 1632 г. (см. Из истории храмов Курской епархии: Обоян. и Суджан. р-ны / Сост.: Л. С. Ласочко, И. В. Токмакова, А. С. Травина (отв. сост.). Курск, 2008. С. 75).

79. Там же. С. 154.

80. Там же. С. 93.

81. Там же. С. 102.

82. Все представленные в таблице итоговые показатели размеров сборов приведены по нашему подсчету посредством суммирования постатейных результатов и в той или иной степени расходятся с данными, указанными в итоговых сводках книг кружечных дворов. Так, размер сбора по Судже в 1685/86 г. в источнике указан в 14 руб. 20 коп. (расхождение с нашим подсчетом в -1 коп.), в 1686/87 г. - 15 руб. 30 коп. (+54,5 коп.), в 1689/90 г. - 18 руб. 85,5 коп. (-36,5 коп.), в 1690/91 г. - 18 руб. 80 коп. (-18 коп.); по Мирополью в 1692/93 г. - 14 руб. 92 коп. (-9 коп.). О причинах разного рода несоответствий в цифровых показателях книг кружечных дворов говорилось выше.

83. Раздорский А. И. Курский внутригородской торг в 90-е годы XVII в. (по данным оброчных книг 1693 и 1695 гг.) // Очерки феодальной России. Вып. 9. М.; СПб., 2005. С. 271-272.

84. Зварич В. В. Нумизматический словарь. Львов, 1979. С. 154.

85. Зверев С. В. Материалы о севском "чеховом денежном" дворе 1686-1689 гг. // Тринадцатая всероссийская нумизматическая конференция, Москва, 11-15 апреля 2005 г.: Тез. докл. и сообщ. М., 2005. С. 126.

86. Кемист Ю. Севский чех. Кострома, 2003. С. 46.

87. РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 363. Л. 136-136 об.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в сборнике: СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ
(под ред. А. И. Раздорского)

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

03.06.2016 г.

Форум по статьям на сайте
См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову