Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ(сборник)

История основания города Суджи

автор: И. П. Бабин

При подготовке настоящей статьи нами в РГАДА в фондах Разрядного и Поместного приказов было разыскано свыше ста дел, относящихся к ранней истории Суджи и ее уезда. Изучение этих документов позволило по-новому взглянуть на начальный период истории этого города, а также открыть ряд доселе неизвестных имен, фактов и дат.

Вторая половина XVII в. была на южном порубежье Московского государства временем массового переселения малороссийского (или как тогда его называли в России - черкасского) населения с территории Речи Посполитой. Это переселение было обусловлено многочисленными притеснениями, которые терпели малороссы Речи Посполитой и одновременно призывом московских властей к переходу в свое подданство. Московское государство было заинтересовано в том, чтобы совсем недавно вошедшие в его состав земли Дикого Поля (части современных Курской, Белгородской и Воронежской областей) были заселены близкими по вере людьми, перешедшими под опеку московского царя. Переселение не было стихийным: в это время в среде черкас рождается новый вид деятельности - "осадчий". Осадчими обычно становились опытные черкасы-казаки, которые в надежде впоследствии занять высокую должность атамана, старосты или казачьего головы, обладая определенным авторитетом, организаторским способностями и, как сейчас говорят, "харизмой", могли уговорить большую группу людей из разных мест Речи Посполитой покинуть родину и перейти в подданство русского царя. Москва с удовольствием принимала малороссов, расселяла их по собственному усмотрению, предоставляла налоговые льготы и другую помощь. Прибывающими отрядами малороссийских переселенцев обычно прикрывали пограничные территории в местах, наиболее уязвимых в случае нападения неприятеля.

Документальная история Суджи начинается с двух челобитных, поданных в 1661 г. царю Алексею Михайловичу.

Первая челобитная, как и ответ на нее, сохранилась только в пересказе в более позднем документе, датированном 1664 г. - выписи из Разряда по челобитью суджанских черкас(1). Учитывая важность этого первоисточника для истории Суджи, приведем цитату из него: "Лета 7169-го (1661. - И. Б.) марта в 12 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу и по приказу окольничего и воеводы князя Григорья Григорьевича Рамодановского с товарыщи память Ахтырского города черкашенину Марку Бученкову с товарыщи, марта 12 день. Били челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, а в Белгороде в съезжей избе окольничему и воеводам князю Григорью Григорьевичю Рамодановскому с товарыщи вы, Марчко с товарыщи, подали челобитную, чтоб великий государь пожаловал вас, велел вам на свое государское имя призывать черкас из дальних черкаских городов, и населить слободы, и устроить городы на реке на Псле на старом городище на Удавской прости, на татарской сакме, на диком поли. И великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец пожаловал вам, Марку с товарыщи, против вашего челобитья, на реке на Псле на старом городище на Удавской прости собрався слободы населить и город строить, и тому строенью написать чертеж, и подать в Белгороде окольничему и воеводам князю Григорью Григорьевичю Рамодановскому с товарыщи. А к великому государю из Белгорода окольничий и воеводы о строенье того города и о черкасах не писали"(2). Судя по выписи из Разряда разрешение на строительство челобитчики получили. По перечисленным выше географическим признакам даже сейчас можно легко определить место, которое черкасы изначально просили отвести им для нового города - современное село Горналь Суджанского района(3).

Другая челобитная, к сожалению, плохо сохранилась и определить более точную дату ее написания, кроме года, нам не удалось. Написана она от "до конца разореных нововыходных черкас", что пришли по призыву государя из разных городов правого и левого берегов Днепра. Судя по этому документу, в 1661 г. "ахтырский черкашенин Марко Бученко" призвал черкас принять крестное целование на верность царю. Целовав крест, пришли они числом 1500 человек на реку Псёл, остановились в устье реки Суджи на старом городище и обратились с просьбой разрешить им поселиться здесь и построить на этом месте город(4). В устье Суджи, там, где сейчас расположена деревня Куриловка, действительно есть старое городище(5). По всем признакам именно там малороссийские переселенцы намеревались построить город.

Логично было бы предположить, что переселенцы двигались своим огромным обозом вглубь российских земель вверх по течению реки Псла и, миновав уже существовавшее в то время Мирополье, искали пустующие земли, подходящие для строительства города. Первым таким местом было Горнальское урочище, находящееся на правом берегу Псла. Мы не знаем, почему получив разрешение строить в этом месте город, переселенцы так и не осуществили свои намерения. Может быть, из-за близости уже существовавшего укрепленного Мирополья, которое находится всего в четырех километрах от Горнали? Укрепленный город разумнее было бы строить на расстоянии не менее 15 км от уже существующего укрепленного поселения. Полагаем, что окончательное решение о строительстве города принималось все-таки не самими переселенцами, а царем или, по крайней мере, белгородским воеводой. Вторым подходящим для строительства города местом переселенцам показалось урочище на правом берегу Псла, на стрелке мыса ниже устья реки Суджи. Однако и здесь не случилось построить город. В архивах, к сожалению, не сохранилось документов, по которым можно было бы проследить логику рассуждений о целесообразности строительства города в том или ином месте. Все это - только наши предположения.

В исторической, краеведческой и справочной литературе еще с XVIII в. годом основания Суджи принято считать 1664-й(6). Давайте разберемся с этим вопросом, обратившись к первоисточникам.

В уже упомянутой выписи из Разряда по челобитью суджанских черкас 1664 г. так описывается это событие: "…в челобитной нового города Сутжи (sic!) черкас атаман[а] Иева Федорова с товарыщи, 1100 человек(7) (мужского пола. - И. Б.), написано: в прошлом 170 (1661/62. - И. Б.) году пришли они на государево имя из розных литовских городов з женами и з детми. И по приказу окольничего и воеводы князя Григорья Григорьевича Ромодановского с товарыщи построили они на татарской сакме у речки Сутжи на Вышневом городище острог (выделено нами. - И. Б.). Около острогу и слобод по мере земляного валу 870 сажень (1879,2 м. - И. Б.). И дворами черкасы построились. А на пашню де земли и сенных покосов и всяких угодей не отведено, и от городов от Путивля, от Рыльска, от Обояни не отмежевана. И великий государь пожаловал бы их, велел пашенную землю и всякие угодья от городов отмежевать, огранить и о том дать им грамоту…"(8).

Важно отметить, что Суджа изначально, еще до начала ее строительства, замышлялась как крупный уездный город, иначе бы в приведенном документе не велась бы речь о размежевании ее земель с другими уездными городами (Путивлем, Рыльском и Обоянью). В процитированном отрывке перечислены все элементы, присущие городу того времени - острог и пригородные слободы.

Как соотносится утверждение о том, что малороссийские переселенцы пришли и построили Суджу в 170 (1661/62) г. с приведенными выше двумя челобитными, в которых говорится о приходе переселенцев на Псёл в 1661 г.? Этот вопрос проясняет другой документ.

В апреле 1665 г. в Москву к царю Алексею Михайловичу прибыла делегация духовенства Суджи с просьбой оказать помощь в строительстве и обустройстве храмов города. О подробностях этой встречи мы расскажем несколько позже, сейчас же остановимся только на одном ее эпизоде. Вот как об этом говорится в документе: "В нынешнем во 173 (1665. - И. Б.) году апреля в 3 день приехали они (священники четырех храмов города Суджи. - И. Б.) к Москве великому государю бить челом о церковном строенье, а что тот город устроен вновь и о том в Приказе Большого дворца не ведомо. И великий государь пожаловал их, велел о том из Розряду отписать в приказ Большого дворца. И в Розряде в записной книге нынешнего 173 году написано: по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца по Белгороцкой черте, от Белагорода направо, город Суржа (sic!) устроен вновь в прошлых во 169-ом и во 170-ом годех…"(9).

Приведенная цитата требует некоторых разъяснений. Как оказалось, в Приказе Большого дворца не было известно о том, что на Белгородской черте был построен новый город Суджа. Причиной тому послужило то обстоятельство, что как следует из приведенной нами в начале статьи выписи из Разряда 1664 г.: "…к великому государю из Белгорода окольничий и воеводы о строенье того города и о черкасах не писали"(10). Почему в документе указано, что город Суджа построен по Белгородской черте "от Белгорода направо"? Дело в том, что карты того времени составлялись таким образом, что юг на них располагался не внизу, как это принято сейчас, а вверху. При таком расположении на карте сторон света Суджа находилась правее Белгорода. И, наконец, в документе указаны годы "устройства" города, т. е. его основания - 169-й (1660/61) и строительства - 170-й (1661/62). Здесь необходимо напомнить, что согласно летоисчислению "от сотворения мира", принятому на Руси до 1700 г., год начинался 1 сентября, поэтому, в промежутке с 1 января по 31 августа разница с летоисчислением "от Рождества Христова" составляет 5508 лет, а для дат с 1 сентября по 31 де-кабря - 5509 лет (если месяц неизвестен, то от года "от сотворения мира" принято отнимать 5508 лет). Мы полагаем, что малороссийские переселенцы, стоявшие в марте 169 (1661) г. на Псле, еще некоторое время потеряли на согласование места строительства города, но, вероятнее всего, к лету того же года его сооружение было начато и продолжалось в уже наступившем 1662 г. Таким образом, можно смело утверждать, что город Суджа основан в 1661 г.

Вопреки мнению о постепенном заселении Суджи, изложенному в анонимной статье "Исторические заметки о городе Судже и его уезде", опубликованной в "Памятной книжке Курской губернии на 1894 год"(11), мы на основе обнаруженных в РГАДА документов смеем утверждать, что свыше тысячи малороссийских переселенцев по предварительной договоренности были собраны из различных мест Речи Посполитой и пришли в 1661 г. на р. Суджу к месту их нового поселения одновременно. Именно поэтому среди них и находился осадчий - он должен был спланировать и организовать переселение такой большой группы людей. При этом мы не отрицаем и того, что в последующие годы население Суджи пополнялось малороссийскими переселенцами, но уже не в столь значительных размерах. Такой вывод, например, можно сделать из челобитной 1665 г. попа Архангельской церкви Суджи Лаврентия Захарова: "…в прошлом, государь, во 171-м (1662/63. - И. Б.) году пришел я, богомолец твой, на твое царское имя з дального государева черкаскаго города с под Нежена з своими детьми духовными в тот твой государев новый город Соуржю (sic!) … И почал я строить в городе Соуржи (sic!) дом Божий, твое царское богомолье, церковь Архангела Михаила…"(12). По переписи 1665 г. мы знаем, что из Нежина в Суджу переселилось 152 человека.

Процесс переселения, как мы уже упоминали, не был стихийным, он отслеживался и строго регулировался Московским государством. В качестве подтверждения приведем следующий факт. В 1667 г. севский воевода Ю. П. Трубецкой в своей челобитной царю сообщал, что в марте того года писал ему из Кром воевода Р. П. Неплюев и известил о намерении атамана кромских черкас Наума Дехтяря с товарищами, в прошлом переселившихся в Кромы из разных черкаских городов, покинуть службу в Кромах и переселиться в новый город Суджу. Трубецкой запретил это переселение и был одобрен в своих действиях государем(13). Подобным же образом регулировалось и переселение великороссиян в города, подведомственные Белгородскому столу: "…и в прошлом во 172-м (1663/64. - И. Б.), и в нынешнем во 173-м (1664/65. - И. Б.) годех в розных месяцах и числах бьют челом великому государю, а в Белгороде в съезжей избе подают многие челобитныя розных украиных старых и новых городов дворяне и дети боярские безпомесные и малопомесные, которые городы по указу великого государя ведомы к Белгороду. А в челобитных своих пишут чтоб великий государь пожаловать велел им в тех городех поместить ис пустовых починков к старым их поместьям в придачю и вновь помежевать и об разделе старых своих поместей, а иные из диких поль. А в Белгороде писцовых и переписных книг и дач старых украиных городов и новых городов же, которые по черте вновь построены: Короча, Яблонов, Новой Оскол, Верхососенской, Усерд, Ольшанской, Острогожской, Коротояк, Урыв, Болховой, Карпов, Хотмышской, Вольной, Алешня, Обоянь строельных книг нет и выписать не ис чево. А по государевым грамотам из Розряду разных украиных городов по челобитью детей боярских велено тебе, боярину и воеводе, в помесных землях великого государя указ чинить по государеву указу и по своему росмотренью и о том великий государь что укажет"(14).

В 1665 г. суджанские черкасы обратились к царю Алексею Михайловичу с челобитной, в которой просили запретить русским людям селиться в городе Судже и его уезде на том основании, что часть из них, по их мнению, живет здесь уклоняясь от царской службы, а другую часть составляют беглые крестьяне. Царь поручил белгородскому полковому воеводе Б. А. Репнину разобраться в этом деле, для чего последний вместе с белгородским воеводой Г. Г. Ромодановским послал в Суджу дворянина Герасима Рагозина. Текст этого документа, по нашему мнению, заслуживает особого внимания, поэтому мы приведем его полностью: "Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу холопы твои, Бориско Репнин с товарыщи, челом бьет. В нынешнем в 173-м (1665. - И. Б.) году марта в 7 день били челом тебе, великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, а нам, холопам твоим, в Белгороде в съезжей избе подали челобитную судженские черкасы всем городом. А в челобитной их написано: по твоему, великого государя, указу пришли они из розных черкаских городов на вечное житье на Суджу и город построили, а руским людем в том городе Судже жить не велено(15) потому, что руские люди с твоей, великого государя, службы, а иные беглые крестьяне приходят. И в нынешнем де во 173-м году многие руские люди на Суджу пришли и написались в пушкари бес твоего, великого государя, указу и земли себе заняли, а им, черкасом, стало от тех прихожих людей утесненье. И чтоб ты, великий государь, пожаловал их: не велел на Судже быть руским людем, а быть бы сим одним черкасом. И по твоему, великого государя, указу посылали мы, холопи твои, на Суджу мецнянина Герасима Рагозина, а велели ему на Судже прихожих руских людей по имяном переписать и допросить, которых городов, и в которых годех, и по какому твоему великого государя указу хто на Суджу пришол, и в какой службе в тех городех наперед сего был. А переписав и допрося велели их до твоиво, великого государя, указу дать на поруки за записьми. И Герасим подал нам, холопам твоим, переписки и допросу своиво книги. И с тех книг списак послали к тебе, великому государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, мы, холопи твои, с сею отпискою. И о тех судженских новоприхожих людех вели, государь, свой великого государя указ учинить нам, холопем своим, в те ль городы их выслать, хто в котором наперед сего жил, или им жить на Судже"(16).

К слову сказать, мценянин Герасим Семенович Рагозин, вопреки расхожему мнению, встречающемуся до сих пор(17), никогда не служил воеводой в Судже, а был лишь послан туда в 1665 г. из Белгорода Ромодановским и Репниным с поручением провести межевание и составить описание города и его уезда. Он успешно справился с данным поручением, составив довольно подробное описание строящегося в то время в городе деревянного острога, прилегающих слобод, а также территории уезда, и произвел перепись населения Суджи и Суджанского уезда, оставив потомкам бесценные исторические документы(18).

В статье "Исторические заметки о городе Судже и его уезде" на основе переписи населения Суджи, проведенной Рагозиным в 1665 г., приведены статистические сведения о численности переселенцев, их социальном составе и местах прежнего проживания(19).

Большую роль в основании и дальнейшем развитии Суджи сыграл полковник Сумского полка Герасим Кондратьев. Вот что о нем говорит официальная справка 1690 г.: "В прошлых годех, при державе блаженные памяти великого государя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, приехал из-за днепровских городов в его, великого государя, сторону Герасим Кондратьев и служит им, великим государем, со 166 (1657/58. - И. Б.) году. От малороссийских городов на реке на Псле построил город Сумин и созвал много черкас. И за ево службы блаженные памяти великий государь пожаловал ево по челобитью полку ево казаков в полковники. В том же ево, Гарасимове, полку собралися черкасы многие и устроили городов: Суджу, Лебедин, Мирополье, Краснополье, Городню, Белополье, Межиречи. Итого всех 8 (с Сумами. - И. Б.) городов. И на приходе в тех городех он, Гарасим, всяких чинов жителям всякое вспоможение чинил. А в которых временах черкасы были в ызменах, и он, Гарасим, полку своево с казаками против изменников бился, и всякие промыслы чинил, и в шатости и в измене не бывал…"(20).

Не умаляя важности для суджанской историографии статьи "Исторические заметки о городе Судже и его уезде", мы хотели бы оспорить некоторые содержащиеся в ней утверждения. Так, в этой публикации упомянуто о пожаре, якобы случившемся в Судже в 1661 г., а также о поездке в Москву к царю Алексею Михайловичу местного духовенства и переименовании слободы Суджи в город в 1664 г. вследствие бесед царя с суджанскими священнослужителями: "До 1664 года город Суджа был только слободою, но уже со значительным населением, так что в слободе Судже было уже четыре церкви; но в 1661 году новозаселенную слободу постигло большое несчастие, а именно произошел пожар, уничтоживший почти всю слободу и из четырех церквей уцелела только одна. Этот пожар, однако, послужил исходною причиною для переименования поселка или слободы Суджи в город. Вскоре после пожара священники трех сгоревших церквей - Вознесенской - Иоанн Захарьевич Терлецкий и Преображенской - Григорий Андреев - отправились в Москву к царю Алексею Михайловичу с челобитной, жалуясь на бедственное положение и жителей слободы Суджи и свое собственное, в котором они очутились после пожара. … Вместе с тем, вследствие бесед Алексея Михайловича с уполномоченными от новозаселенной слободы Суджи произошло и то, что Алексей Михайлович высочайше повелел переименовать слободу Суджу в город, обстроить и укрепить по образцу других городов, долженствовавших быть оборонительными пунктами. К сожалению, нам не пришлось розыскать подробности такого важного события из истории города Суджи, хотя известно, что все достопримечательные события, касающиеся города, были вырезаемы четкою резьбою на дверных рамах всех суджанских церквей при входе в трапезу; такие надписи, как утверждают, существовали до 1806 года, когда они, по неизвестным причинам были уничтожены"(21).

Нам так же, как и автору процитированной статьи, не удалось найти документальных подтверждений описываемых событий (приведенные в "Исторических заметках" туманные указания на некие надписи на дверных рамах суджанских храмов к таковым, разумеется, причислены быть не могут). Мы не согласны с утверждением, что Суджа до 1664 г. была только слободой. Напротив, все открытые в РГАДА документы свидетельствуют о том, что Суджа из-за большого количества переселенцев изначально замышлялась как город (вероятно, на основании просьбы осадчего М. Т. Бученко, писавшего царю о желании поселиться в этом месте 1500 переселенцев). Кроме того, подтверждением нашего мнения служат все приведенные в настоящей статье документы.

Утверждение, что Суджа в первые годы своего существования не являлась городом, а была слободой, впервые было высказано в 1668 г. воеводой Н. П. Яцковым. После завершения строительства Малого города суджанского острога в ряде своих челобитных на имя царя Алексея Михайловича он писал: "В нынешнем во 176-м (1668. - И. Б.) году августа в 22 числе к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу писал с Суджи Микифор Яцкой, а в отписке ево написано. По указу великого государя велено ему быть на ево государеве службе на Судже. И во 175-м (1666/67. - И. Б.) году построил он церковь во имя Успения Пресвятыя Богородицы, да в пределе Алексея человека Божия, да Николы Чюдотворца. А в нынешнем во 176-м году на Суджи в новой слободе построил он новой город со всякими крепостьми, потому что наперед сего на Судже города не было. А стоит та слобода на татарской сакме и приходы под ту новую слободу бывают частые. И тем де городовым строеньем он, Микифор, судженских черкас удержал. А каков город построил и тому зделал образец и чертежные книги написаны(22)".

У нас есть несколько причин не доверять утверждению Яцкова. Во-первых, оно противоречит всем более ранним документам, в которых Суджа никогда не называлась слободой. Во-вторых, мы подозреваем, что такое утверждение было высказано им небескорыстно.

Яцков утверждал, что Суджа стала городом в 1668 г., а не в 1664 г. Откуда же взялась эта дата - 1664 г.?

Нам удалось выяснить, что 1664-й (точнее 7172-й, т. е. 1663/64-й) был впервые назван как год постройки города Суджи в докладной выписке из книг и отписок приказных людей и воевод Белгородского стола о строении городов (1677 г.): "Суджа строена стоячим острогом во 172-м году"(23). Следующий раз эта дата названа в качестве года постройки Суджи в справке по запросу Приказа Большого дворца 1681 г. о времени построения городов Обояни, Карпова, Недригайлова, Сумина, Суджи, Краснополья, Белополья, Межиречья, Лебедина и Мирополья(24). После этого 172-й (1663/64-й) стал указываться как год строительства города Суджи буквально во всех росписных списках при смене воевод города, начиная с 1684 г.(25)

Как говорилось выше, нам не удалось найти документальных свидетельств о пожаре в Судже в 1661 г. Да это было бы и странно, так как в 1661 г. в Судже еще не было построено ни одной церкви. Например, Архангельскую церковь по свидетельству ее священника Лаврентия Захарова (отрывок из его челобитной приведен выше) начали строить только в 1663 г. К слову, в этой челобитной, написанной в 1665 г., нет ни слова ни о пожаре, ни о сгоревших церквях. Соборную церковь Суджи во имя Успения Пресвятой Богородицы начали строить только в 1665 г., о чем свидетельствует, например, челобитная воеводы Н. П. Яцкова(26).

В "Исторических заметках" утверждается также, что именно вследствие бесед царя Алексея Михайловича с представителями суджанского духовенства было принято решение о переименовании слободы Суджи в город и что произошло это событие в 1664 г.

Что касается встречи царя с духовенством города Суджи, то она действительно имела место, но не в 1664-м, а в 1665 г. И присутствовали на этой встрече не три священника, из которых в "Исторических заметках" почему-то указаны лишь двое, а четыре. В подтверждение этого еще раз приведем отрывок из уже цитировавшегося выше документа: "лета 7173 (1665. - И. Б.) апреля в 17 день по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу окольничему и оружейничему Богдану Матвеевичю Хитрово, да думному дворянину Григорью Михайловичю Аничкову, да думному Семену Титову, да Андрею Селину, да Лариону Иванову. Били челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу нового города Суржи (sic!) соборные церкви Успенья Пресвятыя Богородицы протопоп Ерофей Иванов, да приходцких церквей попы: преображенской Григорей Андреянов, архангельской Лаврентей Захарьев, вознесенской Иван Захарьев. В нынешнем во 173 (1665. - И. Б.) году апреля в 3 день приехали они к Москве великому государю бить челом о церковном строенье, а что тот город устроен вновь и о том в Приказе Большого дворца не ведомо"(27).

Таким образом, встреча царя с духовенством города, как это видно из цитируемого документа, состоялась весной 1665 г., и, следовательно, Алексей Михайлович никак не мог принять решение о переименовании слободы Суджи в город в 1664 г.

До 1664 г. управление Суджей осуществлялось не русским воеводой, а выборным из числа переселенцев - атаманом Иевом Федоровым(28), который находился в двойном подчинении - белгородских воевод и полковника Сумского полка. Вероятно, это была одна из временных привилегий (наряду с такими как, например, освобождение от пошлин с рыбных ловель, звериных угодий, мельниц и др.)(29), которые предоставлялись малороссийским переселенцам.

В РГАДА имеется крайне скудная информация о том, что происходило в Судже в начале 1660-х гг. То ли переписка с Разрядом и Белгородом почти не велась, то ли она не сохранилась.

Так, в 1664 г. атаман Суджи Иев Федоров сообщал в челобитной о том, что в городе построили церковь во имя Николая Чудотворца и призвали служить в ней рождественского попа города Харькова Василия Леонтьева. Атаман обратился к царю с просьбой пожаловать церкви служебные книги, ризы, колокола и др.(30) Спустя годы оказалось, что челобитная была подложной, а приходской поп Василий, воспользовавшись ею и выдав себя за священника соборной суджанской церкви, сумел получить в Москве книги, ризы и ружную грамоту, по которой он получал деньги и хлеб в Обояни, так как ни денег, ни хлеба в казне города Суджи не было(31). Но справедливость восторжествовала и в 1672 г. после расследования этого дела книги, ризы, церковная утварь и руга из Обояни (деньгами и хлебом), незаконно полученные попом Василием, были переданы попу суджанской соборной Успенской церкви придела Николая Чудотворца Афанасию Яковлеву(32).

В том же 1664 г. суджанский атаман Иев Федоров обратился к царю Алексею Михайловичу с еще одной челобитной, в которой описывал трудности жизни в новопостроенном городе. Приведем выписку из Разряда о сути этого документа: "В челобитной Суджи города черкас атамана Иева Федорова, и сотников, и рядовых черкас 1100 человек написано: в прошлом во 170-м (1661/62. - И. Б.) году пришли они из розных из литовских городов на государево имя и крест целовали, что им служить великому государю верою и правдою до кончины живота своего. И по государеву указу построились они дворами. Ныне де в тот город приходят многие черкасы з женами и з детьми на вечное житье изо многих городов, а селитца не смеют, для того, что берут у служилых черкас подводы многие и от того им налога большая. А они де, люди новоприезжие, ничего не завели и пашни не роспахали. Да они ж в старые городы ездят за всяким делом и за товары, и за всякими покупками, и за запасы, и в тех городех со всякими покупки емлют с них пошлину большую на мытах и на перевозах деньги, потому что у них государевых жалованных грамот нет, а без лготы де им прожить не мочно, потому люди бедны и разорены без остатка, а живут безо всякого промыслу, а в ыных городех, в которых черкасы поселились, и те де ныне торгуют всякими товары безпошлинно. И великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец пожаловал бы для их иноземчества и разоренья и бедности, не велел с них [с] подвод, и с покупки с товаров и запасу пошлин, и на мостах и на переправах мостовщины и перевоза имать, и велел бы им в том новом городе промышлять всякими промыслы, против иных украинных городов черкас, и дать бы им льготы как великому государю об них Бог известит, чтоб им розно не разбрестись и впредь ево государевы службы не отбыть.

И в Розряде выписано: в нынешнем 172-м (1664. - И. Б.) году апреля в 18 день били челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержецу черкасы атаман Иев Федоров с товарыщи 1100 человек. А в Розряде дьяком думному Семену Заборовскому да Василью Брехову подали челобитную, а в ней написано: в прошлом во 170-м (1661/62. - И. Б.) году пришли они на государево имя из розных литовских городов з женами и з детьми. И по приказу окольничего и воевод князя Григорья Григорьевича Ромодановского с товарыщи построили они на татарской сакме у речки Суджи на Вышневом городище острог, и около острогу и слобод помере земляного валу 870 сажень. И дворами они построились, а на пашню де им землю и всяких угожей не дано. И великий государь пожаловал бы, велел им дать на пашню земли и всяких угожей, как о них великому государю Бог известит. И апреля ж в 28 день по указу великого государя по помете на выписке думного дьяка Семена Заборовского послана великого государя грамота в Белгород к окольничему и воеводам ко князю Григорью Григорьевичю Ромодановскому с товарыщи. Велено тех черкас, где они поселились, устроить пашенною землею и сенными покосы и всякими угодьи из дикова поля и те земли и всякие угодья от городов отмежевать. И велено в них из Белгорода послать добра дворянина и наряду, и зелья, и свинцу"(33).

В 1664 г. в Суджу был назначен первый русский воевода - Трофим Степанович Авдеев. Вероятно, при нем было начато строительство нового деревянного острога, который в 1665 г. и был описан Г. С. Ра-гозиным. Сменен первый воевода был в том же 1664 г., прослужив всего полгода вместо обычных двух лет. Произошло это в результате бюрократической ошибки. Дело в том, что белгородский воевода Г. Г. Ро-модановский послав в Суджу по указу царя "дворянина добра" курчанина Авдеева, забыл об этом сообщить в Москву. Вот как это описано в документе: "И апреля 11 (1664 г. - И. Б.) по указу великого государя ево великого государя грамота послана окольничему и воеводе, велено послать на Суджу дворянина добра, и город и посад описать и измерить, и на чертеж начертить, и людей переписать, и землею и всякими угодьи устроить из дикого поля. Да о том о всем писать к великому государю. И по тому великого государя указу из Белгорода в тот городок дворянин послан был и к великому государю о том из Белгорода окольничей и воевода июля по 12 число не писал же"(34).

В это же время в Москве мценянин Н. П. Яцков обратился к царю с челобитной, в которой просил назначить его воеводой в новый "украинный" город Суджу. Получив 4 августа 1664 г. назначение и память, он отправился по месту службы(35). Авдеев же, узнав о назначении вместо себя нового суджанского воеводы, писал в Белгород и в Москву, но добился лишь одного - царь велел белгородскому полковому воеводе Б. А. Репнину взять его на службу в Белгород(36).

Необходимо отметить особенность управления Суджей того времени, состоящую в том, что мещане, купцы и гарнизон крепости (полковые и городовые дети боярские, стрельцы, пушкари, воротники и пашенные черкасы), за исключением казаков, находились в ведении воеводы, а казаки во главе с городовым атаманом подчинялись полковнику Сумского полка. Такое двойное управление явилось причиной многих недоразумений и конфликтов, однако сохранялось вплоть до 1718 г., после чего вся жизнь города и уезда перешла под управление только воеводы.

Считаем необходимым остановиться также на одном весьма загадочном эпизоде из ранней истории Суджи. Мы уже упоминали о том, что Г. С. Рагозиным, посланным из Белгорода для описания Суджи и ее уезда, была составлена строельная книга города(37), в которой описано устройство деревянного острога (состоявшего из Большого и Малого городов), строительство которого еще не было завершено. Более подробно об устройстве этого острога рассказано в специальной статье, помещенной в настоящем сборнике. Здесь же мы хотели обратить внимание читателей на то, что следующая по хронологии строельная книга суджанского острога 1668 г.(38), составленная воеводой Н. П. Яцковым, содержит описание как бы совсем другого города. Периметр стен острога, описанного Яцковым, был в 2,3 раза меньше периметра стен Большого города и в 3,1 раза больше Малого города, описанных Рагозиным в 1665 г. Яцков в своем описании не упоминает о том, что острог состоял из Большого и Малого городов, более того, он утверждает, что до него Суджа была слободой и города, т. е. острога в ней не было.

Как мы установили, в описании Яцкова речь идет о строительстве Малого города. Но тогда возникает логичный вопрос: а куда исчезли ранее упоминаемые Рагозиным Большой и Малый города? Можно предположить, что описанный Рагозиным суджанский острог сгорел в период между 1665 и 1668 гг. и воевода Яцков в 1668 г. отстроил его вновь. К сожалению, документальных свидетельств этого события мы нигде обнаружить не смогли. Таким образом, пожар в Судже, который надолго остался в памяти жителей города, как мы предполагаем, действительно был, но не в 1664 г., а несколько позже - между 1665 и 1668 гг.

В 1665 г. по челобитной, подписанной от всех горожан Марком Бученко и Кондратом Ивановым с товарищами, в Судже было разрешено строить соборную церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы с приделами во имя святого и праведного Алексея человека Божия и Николы Чудотворца. Строительство было благословлено митрополитом Сарским и Подонским Павлом и поручено протопопу Ерофею Иванову. Однако из-за отсутствия денег сооружение соборной церкви было завершено только в 1667 г.(39) В строельной книге Суджи 1665 г. содержится упоминание о двух храмах, возведенных в Большом городе - соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы с приделом во имя Николы Чудотворца и церкви во имя Архистратига Михаила. При этом в документе не указано было ли завершено строительство этих церквей или нет. Приведем цитату из строельной книги 1665 г., содержащую описание пригородных слобод и находящихся в них приходских храмов: "Против Московских ворот, за городом, церковь во имя Покрова Пресвятые Богородицы, стоит средь слободы. А в той слободе сто осмнадцать дворов, да двор шинковной. За городом же, против Сумской башни, у самой татарской сакмы, церковь во имя Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, стоит средь слободы. А та слобода построена середь татарской сакмы промеж речки Олешенки и Гусинова болота. А в той слободе сто дворов, да двор шинковной. К реке Судже и Гусиному болоту, против Воденых ворот, подле города слобода. А в той слободе сто дворов, а церкви в той слободе нет. За рекою Суджею, промеж реки Суджи и речки Смердицы, у московской и белогородцкой дороги, что ездет из Суджи к Москве и в Белгород, стоит церковь во имя Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа середь слободы. А в той слободе сто восемьдесят два двора. А в ыных дворех еще люди не живут, строены вновь. А та церковь и слобода построены с руской стороны реки Псла. И всего в городе Суджи шинковных, и жилых, и новых пустых в Большом городе и в слободах семьсот восемьдесят два двора"(40).

В 1667 г. по челобитной всего города, подписанной протопопом Ерофеем Ивановым и атаманом Авраамом Лукьяновым с товарищами, в Суджу были присланы вестовой колокол и Соборное уложение(41).

10 октября 1668 г. суджанский воевода Яцков сообщил царю о завершении строительства города (острога-крепости) и соборной церкви во имя Успения Пресвятой Богородицы. В своей отписке воевода особо отметил, что "строен тот город судженцы детьми боярскими и черкасы"(42).

О том, каким нелегким делом было строительство небольшого деревянного острога, живописно повествуется в челобитной "суджанских черкас" Лукьяна Данилова и Ивана Лазарева "с товарищами всем городом": "…тот новой город Суджу построили всем городом… А на строенье лес таскали на себе. Ров чистя секли мерзлую землю. Да они ж де с февраля месяца 176 (1668. - И. Б.) году и по сей время в асаде сидели, голод и вечную нужду терпели, а иные з голоду и померли, и лошадьми, и всякою животиною, они от осадного время ни отпали. А государева жалованья, денег и хлеба за городовое строенье против их братии не дано. А которые де украинные городе строены государевыми людьми и тем государево жалованье деньги и хлеб за городовое строенье давано. И чтоб великий государь пожаловал их бы за службу, и за городовое строенье, и за осадное нужное сиденье своим бы государевым жалованьем…"(43).

В этом же документе сообщается, что "по годовой росписи прошлого 176 (1667/68. - И. Б.) году написано: на Судже людей: детей боярских 96 человек, пушкарей 23 человека, мещан и пашенных мужиков 808 человек. Итого 927 человек"(44).

С отпиской о завершении строительства и с деревянным макетом построенного в Судже острога в Москву были посланы суджане дети боярские Анисим Суханов, Гордей Семенов и Федор Яковлев, а также черкасы Лукьян Данилов, Иван Лазарев и Абрам Лукьянов. 22 октября 1668 г. "за городовое дело и за привоз к Москве деревяного чертежа" государь велел пожаловать "черкасом по пяти рублев, детям боярским по три рубля человеку…и отпустить их с Москвы тотчас и дать свою государеву грамоту к приказному к Микифору Яцкому, … Микифора и детей боярских и черкас за их службу и за городовое дело похвалить всех и чтоб они и впредь ему, великому государю, служили со всяким радиньем" (45).

Подведем итоги. Город Суджа основан в 1661 г. на Вишневом городище пришедшими из Речи Посполитой малороссийскими переселенцами во главе с осадчим ахтырским казаком Марком Тимофеевичем Бученко. В 1662 г. Суджа представляла собой острог, укрепленный земляным валом, который окружали пригородные слободы. До 1664 г. город управлялся выборным из числа переселенцев атаманом Иевом Федоровым. С 1664 г. в городе и его округе начали селиться русские служилые люди (дети боярские, пушкари). В 1664 г. в Суджу был назначен первый русский воевода - курянин Трофим Степанович Авдеев, при котором развернулось строительство деревянного острога, состоявшего из Большого и Малого городов. В том же 1664 г. воевода Авдеев был сменен стародубцем Никифором Петровичем Яцковым, который пробыл на воеводстве до 1668 г. В 1665 г. было начато размежевание Суджанского уезда с соседними Путивльским, Рыльским и Обоянским уездами. В Суджанский уезд перешел ряд селений, ранее входивших в Обоянский уезд. Вероятно, в период с 1665 по 1668 г. в городе случился пожар, в результате которого сгорел деревянный острог. Строительство Малого города нового острога в Судже было начато и завершено в 1668 г.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. 1 РГАДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Оп. 12, ч. 2 (Столбцы Белгородского стола). Д. 823. Л. 6-12.

2. Там же. Л. 7-9.

3. Археологическая карта России: Курская область / Сост. А. В. Кашкин. Ч. 2. М., 2000. С. 128-136.

4. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 1035. Л. 37.

5. Археологическая карта России: Курская область. Ч. 2. С. 141.

6. См., например: Башилов И. Ф. Описание Курского наместничества, вообще, и порознь: всякого города и уезда, с планами городам, и картами уездам. Сочиненное в 1785-м году курским губернским землемером, поручиком Иваном Башиловым // РГВИА. Ф. 846 (ВУА). Оп. 16. Д. 18801. Л. 113 об.; Городские поселения в Российской империи. Т. 3. СПб., 1863. С. 52; Семенов П. П. Географическо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1868. С. 775; Самсонов В. И. Прошлое старых городов Курской области: Ист. справка // Прошлое Курской области: Сборник. Курск, 1940. С. 52; Города России: Энциклопедия. М., 1994. С. 445; и др. - Составители описаний Курского наместничества екатерининского времени А. Н. Зубов и С. И. Ларионов годом основания Суджи полагали 1712-й (прим. ред.-сост.).

7. Здесь необходимо отметить, что число заявленных для переселения в Суджу малороссиян по челобитной Бученко составляло 1500 человек, а по переписи населения Суджи в 1665 г. значилось 1100 чел.

8. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 823. Л. 6.

9. Там же. Л. 71-72.

10. Там же. Л. 9.

11. Исторические заметки о городе Судже и его уезде // Памятная книжка Курской губернии на 1894 год. Курск, 1894. Отд. II. С. 21 5-й паг. - Данная статья опубликована без подписи. В одной из своих работ С. П. Щавелёв указал в качестве автора этой статьи А. И. Терлецкого (см.: Щавелев С. П. Первооткрыватели курских древностей: Очерки истории археол. изучения южнорус. края. Вып. 2: "Золотой век" губерн. краеведения: 1860-1910-е гг. Курск, 1997. С. 132, прим. 53), однако в другой работе того же исследователя автором "Исторических заметок" значится уже Т. И. Вержбицкий (см.: Щавелев С. П. Историки Курского края: Биогр. слов. Изд. 2-е, испр. и доп. Курск, 2009. С. 77). В обоих случаях источники сведений об авторстве статьи Щавелёвым не приведены (прим. ред.-сост.).

12. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 598. Л. 24.

13. Там же. Оп. 14, ч. 1 (Столбцы Севского стола). Д. 216. Л. 233-247, 352-353.

14. Там же. Оп. 12, ч. 2. Д. 565. Л. 53-54.

15. От себя заметим, что челобитчики были не совсем искренни в своих утверждениях. На основе изученных материалов смеем утверждать, что царь никогда не запрещал русским людям селиться в Судже, не сделал он этого и после обращения к нему челобитчиков.

16. РГАДА. Оп. 12, ч. 2. Д. 565. Л. 161-163.

17. См., например: Борщик Н. Д. Состояние учета населения Курского края в XVII веке. Воронеж, 2008. С. 52.

18. РГАДА. Ф. 1209 (Поместный приказ). Оп. 1, ч. 1. Д. 34. Л. 401-482.

19. Исторические заметки… С. 17-21.

20. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 1287. Л. 100.

21. Исторические заметки… С. 22-23. - Автор данной статьи использовал при ее подготовке сведения, приведенные в "Записке о Суджанском уезде Курской губернии", составленной во второй половине 1850-х гг. учителем Суджанского уездного училища А. Николаевым (НА РГО. Разр. 19. Оп. 1. Д. 2. 68 л.). Составитель "Записки" пишет, что Суджа основана по преданию на месте древней слободы, принадлежавшей вышедшему из Орды монгольскому князю Судже. "Достоверность этого обстоятельства каждый может отрицать или подтверждать. Но нельзя не согласиться и в том, что слово Суджа звучит совершенно не по-русски" (л. 11 об.). Далее в "Записке" говорится, что Суджа находится на месте древней войсковой слободы, впоследствии сотенного местечка Сумского полка, а построена она на средней татарской сакме вышедшими около 1645 г. жителями Заднепровской Украины (л. 11 об.-12). Николаев указывает, что Суджа "права города получила около 1670 года, после большого пожара, истребившего в 1661 го-ду все слободы, так что от четырех церквей уцелела только одна. Священники сгоревших церквей Захотеев, Лаврентьев и Терлецкий отправились в Москву для испрошения у государя Алексея Михайловича милостыни, объявив ему о постигшем их бедствии. Вследствие этого государь, принявший в них искреннее участие, приказал переименовать Суджу из слободы городом и отвести в пользу причта трех сгоревших церквей дикопорозжую землю между рейтарским селом Поречным и Козачьем (sic) Локней при реке Ивнице, сколько ее там окажется. Сверх того повелел выдать из Разрядного приказа в церковь Архистратига Михаила Евангелие и церковные сосуды". В примечании к этому фрагменту текста сказано: "Сказание о всех замечательных событиях города некогда вырезаны были на дверных рамах всех суджанских церквей при входе в трапезу, чистою и четкою резьбою, но теперь их нет и следа, они исчезли после 1806 года" (л. 12-12 об.) (прим. ред.-сост.).

22. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 662. Л. 19-20.

23. Там же. Оп. 12, ч. 3. Д. 1358. Л. 68.

24. Там же. Оп. 12, ч. 2. Д. 1013. Л. 365.

25. Там же. Оп. 7-а (Дела разных городов). Д. 66. Л. 17 об.

26. Там же. Оп. 12, ч. 2. Д. 504. Л. 46-49.

27. Там же. Д. 823. Л. 71.

28. Там же. Ф. 1209. Оп. 1, ч. 1. Д. 34. Л. 401.

29. Там же. Ф. 210. Оп. 13, ч. 2 (Дела Приказного стола). Д. 985. Л. 455-457.

30. Там же. Оп. 12, ч. 2. Д. 823. Л. 13-14.

31. Там же. Л. 122-123.

32. Там же. Л. 133-134, 150-168.

33. Там же. Л. 31-34.

34. Там же. Л. 46.

35. Там же. Л. 54-69.

36. Там же. Л. 49-53.

37. Там же. Ф. 1209. Оп. 1, ч. 1. Д. 34. Л. 401-418 об.

38. Там же. Д. 29. Л. 412-418.

39. Там же. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 504. Л. 46-49.

40. Там же. Ф. 1209. Оп. 1, ч. 1. Д. 34. Л. 409 об.-410 об.

41. Там же. Ф. 210. Оп. 12, ч. 2. Д. 599. Л. 818-819, 822-823.

42. Там же. Д. 662. Л. 29.

43. Там же. Л. 30-32.

44. Там же. Л. 32.

45. Там же. Л. 38-39.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в сборнике: СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ
(под ред. А. И. Раздорского)

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

03.06.2016 г.

Форум по статьям на сайте
См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову