Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ(сборник)

Исследования археологических памятников около села Горналь Суджанского уезда в конце 20-х и первой половине 70-х гг. XIX в.

автор: Г.Ю. Стародубцев

Начало изучения археологических памятников Суджанского уезда датируется второй половиной 20-х гг. XIX в. Именно в эти годы зарождается интерес к "древностям", проводятся первые спорадические исследования некоторых из них любителями-одиночками. К этим первым попыткам проведения целенаправленных научных исследований относится деятельность одного из немногих энтузиастов-краеведов того времени - преподавателя Суджанского уездного училища Алексея Ивановича Дмитрюкова (1795-1868). Суджанский мещанин Дмитрюков окончил Курскую губернскую гимназию и в качестве вольнослушателя около трех лет посещал математическое отделение Харьковского университета. После этого в течение нескольких десятилетий он преподавал в уездных училищах Курской губернии. Имея скромный чин коллежского асессора и должность училищного смотрителя, будучи обремененным большим семейством (пять дочерей и двое сыновей), Алексей Иванович, тем не менее, находил время и средства для занятий самообразованием, для этнографических и археологических изысканий(1). Будучи членом-сотрудником Императорского Русского географического общества, он регулярно снабжал отделение этнографии сообщениями о народных традициях и суевериях, обрядах и обычаях Суджанского и Рыльского уездов. Посещая архивы уездных присутственных мест и монастырей, он делал выписки из древних документов, стремясь отыскать сведения, "указывающие на пребывание в сих местах неизвестного нам народа, в большом селении жившего"(2). Это же пробудило в нем интерес и к археологии.

"Быв на должности в городе Судже, я обращал внимание на находящиеся там и в смежных уездах различного вида насыпи, известные под общим названием "могилы". Рассказы старожилов об этих могилах не удовлетворили моему любопытству, тем более, что эти рассказы относили все разные виды насыпи к временам татарского владычества"(3). Доверие к этим преданиям подорвали уже первые раскопки. Вскрыв курган, известный под названием "Крестище", стоявший в 13 верстах от Суджи по дороге на Мирополье, Дмитрюков обнаружил там один лишь костяк, лежащий на спине, лицом вверх, "положенный не в углублении, а на одном уровне с окружающей плоскостию". Легенда же повествовала, будто там "погребены многие малороссийские казаки…, павшие в сражении с татарами". Кроме погребения в насыпи были зафиксированы куски сгнившего дерева, из инвентаря - фрагмент острого конца серпа(4).

"Не всегда должно полагаться на народное предание", - пришел к выводу начинающий археолог. Поэтому он скептически отнесся и к преданиям горнальских поселян: "О большом городище молва говорит, что там жила какая-то царица и предание указывало жителям с. Горнали место в ближнем к городищу овраге, в котором будто бы находится погреб с сокровищами, но или они не нашли этого места, или действительно там ничего не было, только по разрытии разных мест в логу никаких признаков погреба или чего-либо другого примечательного не оказалось. Притом нельзя полагаться на молву, будто там жила какая-то царица; потому что жители села Горнали, малороссияне, суть поселенцы не более двух веков назад, а жительство какого-то народа, бывшего в этих местах и притом многолюдного, восходит до древнейших времен нашей истории"(5).

Критически оценив легенды, Дмитрюков приступил к собственным исследованиям и стал человеком, открывшим для науки археологические памятники около с. Горналь.

Этот археологический комплекс, расположенный на прибрежных мысах р. Псёл, в настоящее время включает в себя два городища - Большое и Малое ("Фагор"), обширное селище, курганный могильник, ряд отдельно стоящих курганов и 12 неукрепленных поселений(6). Возможно, что до основания в XVII в. Белогорского Николаевского монастыря существовало и третье городище - "Девич-гора", укрепления которого были срыты при строительных работах.

Внимание Дмитрюкова в первую очередь было привлечено курганами. В 1828 г. им было исследовано четыре из шести насыпей в первой курганной группе (считая от с. Рождественского). При раскопках были обнаружены захоронения по обряду трупосожжения. Сожжение покойников производилось на месте, затем кости вместе с пеплом были сложены в грубые лепные толстостенные плохо обожженные сосуды. Сосуды были установлены на уровне древней поверхности и сверху засыпаны насыпью. В двух курганах находилось по одному сосуду, в двух - по два сосуда, высотой до 45 см, с диаметром венчика около 18 см(7). Так как раскопки проводились колодезным способом (при размере колодца около 2?2 м), то, кроме самих захоронений, ничего обнаружено не было. Но и эти данные, а также рисунки и указания Алексея Ивановича на то, что сосуды сходны с керамикой городища у с. Горналь, позволяют предположить, что исследованные курганы относились к роменской культуре.

Лето 1829 г. Дмитрюков провел "между селами Рождественским, Горналью и рекою Пслом"(8) в поисках новых памятников. Местные крестьяне недоуменными взглядами провожали странного барина, подбирающего на пахоте "черепья каких-то сосудов", взбирающегося на крутые мысы и обмеряющего поросшие лесом курганы. Со стороны исследователя это не было праздным любопытством. Он расспрашивал крестьян, записывал с их слов местные предания и договаривался со здешним помещиком майором Г. П. Хлоповым о проведении раскопок. Особенно привлекли внимание исследователя Большое и Малое Горнальские городища. В 1829 г. он обследовал оба городища. На Большом городище после вспашки было собрано в качестве подъемного материала значительное количество лепной роменской керамики, а на Малом(9) - заложены разведочные шурфы, а также сделано его описание(10).

В 1830 г. Алексеем Ивановичем были раскопаны восемь курганов второй курганной группы Горнальского городища. Во всех курганах обнаружены захоронения по обряду трупоположения, в одном из курганов - групповое захоронение (мужчина, женщина, ребенок). Покойники располагались на уровне древней поверхности, на спине, головой на запад (лишь один из них - головой на восток). Сопровождающий инвентарь был представлен исследователем сводным списком и состоял из следующих предметов: бронзовые бубенчики, золотостеклянные и серебростеклянные бусы, северянские спиральные серебряные и перстнеобразные бронзовые височные кольца, бусы зеленого стекла. В одном из погребений был обнаружен серебряный налобный венчик(11). Часть находок из этих раскопок Дмитрюков отослал в 1831 г. в Императорскую Академию наук, а часть подарил знакомым(12).

Раскопки могильника были продолжены позднее другими археологами. В целом научному исследованию подверглось 117 насыпей могильника. Если учесть, что по данным последних разведок уцелело (с различной степенью сохранности) 22 кургана из более 2000, то приходится признать, что подавляющее большинство захоронений безвозвратно погибло для науки. Причиной тому являются как распашка поля, занятого курганами, так и грабительские раскопки местных и заезжих кладоискателей(13).

Дмитрюков в молодости сам принимал участие в одной из подобных "экспедиций", когда, по его словам, "поддался неточной молве" и с парой товарищей отправился искать "скарб" разбойничьего атамана Кулика, не устояв перед соблазном, тем более что имелась записка, поясняющая местонахождение клада, составленная будто бы со слов одного из старых разбойников. Кладоискателями была раскопана насыпь в двух верстах от Суджи. "Рано утром… был я на кургане и согласно указаниям записки стал лицом на восход солнца, сошел с кургана, отступил три шага, начал рыть продолговатый ров, но вырывши в аршин глубиною, огибая курган с северо-востока к югу… там ничего не нашел, а разрывая сам курган, нашел глиняную расколотую черепушку, в которой обыкновенно простолюдины трут табак"(14).

Недостаточная подготовленность суджанского преподавателя порой не позволяла ему не только обобщить и систематизировать материал, но иногда и просто сохранить. Тем не менее, методика, которую он использовал, вполне соответствовала научному уровню того времени. По собственным словам Дмитрюкова, исследуя курганы, он "не перерезывал их крестообразным рвом, но, отмерив наверху пространство в квадратную сажень, углублялся до основания кургана"(15). Подобный способ раскопок практиковался позднее практически всеми археологами XIX в.

В 1871 г. врачебный инспектор И. Ф. Тихомиров провел разведку курганов около Белогорского Николаевского монастыря. Стремясь привлечь внимание археологов к этим курганам, он поместил заметку в "Трудах Курского губернского статистического комитета", в которой сообщил о "множестве полусферической формы курганов, высотою аршина в два, расположенных полукругом на пространстве четырех верст от села Горналь до с. Рожественского, по гребню правого берега реки, частью находящихся в открытом поле, частью же заросших вековым дубовым лесом"(16). И уже в следующем году исследование этих курганов начал известный впоследствии археолог Дмитрий Яковлевич Самоквасов (1843-1911).

Самоквасов происходил из черниговского дворянского рода, корни которого восходили к украинским казакам XVII столетия. Пройдя курс наук в Новгород-Северской гимназии и окончив в 1868 г. обучение на юридическом факультете Петербургского университета, он был оставлен при кафедре государственного права "для приготовления к испытанию на степень магистра"(17). Готовя магистерскую диссертацию о древнерусских городах Самоквасов решил приступить к изучению вопроса от самых его истоков и для того заняться раскопками древних городищ. Намерение это было одобрено председателем Императорского Московского археологического общества графом А. С. Ува-ровым и в июне 1872 г. начинающий археолог обратился к курскому губернатору А. Н. Жедринскому, прося о содействии в задуманных им раскопках. Весьма заинтересовало Дмитрия Яковлевича географическое положение курских памятников - "на границе земель Славянской и Половецкой, с одной стороны, и на границе Северян и Вятичей, с другой", а также "остатки древнего общественного быта народов, открытые в недрах их раскопками г-на Дмитрукова"(18). Губернский статистический комитет изыскал возможность выделения средств на проведение работ в количестве 200 руб.

В июле 1872 г. экспедиция приступила к исследованиям горнальских курганов. Объем проведенных работ был весьма значительным. В ходе раскопок было исследовано 108 насыпей: 86 - во второй группе (из них 19 содержали урновые трупосожжения) и 8 - в третьей (в 2 были также найдены урновые трупосожжения)(19).

Результаты этих раскопок были обобщены, систематизированы и представлены исследователям в августе 1874 г. на III Всероссийском археологическом съезде в Киеве(20).

В 1875 г. Самоквасовым были заложены два шурфа на Большом городище около с. Горналь, а также продолжены раскопки курганов той же курганной группы. Помимо этого, в том же году им были проведены исследования курганов в Курском, Сумском и Путивльском уездах, обследовано Ратское городище(21).

Раскопки и разведки Дмитрюкова и Самоквасова явились первыми исследованиями Горнальского археологического комплекса. В XX - начале XXI в. раскопки и разведки здесь вели и ведут советские и российские археологи И. И. Ляпушкин, А. В. Куза, А. В. Кашкин, В. В. Енуков.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Щавелев С. П. Первооткрыватели курских древностей: Очерки истории археол. изучения южнорус. края. Вып. 1: Предпосылки и становление регион. историографии. Курск, 1997. С. 93-94.

2. Дмитрюков А. И. Городища и курганы в Суджанском и Рыльском уездах // Труды Курского губернского статистического комитета. Вып. 1. Курск, 1863. С. 506.

3. Там же. С. 507.

4. Там же. С. 507-508.

5. Там же. С. 506-507.

6. Археологическая карта России: Курская область / Сост. А. В. Кашкин. Ч. 2. М., 2000. С. 127-136.

7. Дмитрюков А. И. Городища и курганы… С. 512; Исторические заметки о городе Судже и его уезде // Памятная книжка Курской губернии на 1894 год. Курск, 1894. Отд. II. С. 3-4 5-й паг.

8. Дмитрюков А. И. Городища и курганы… С. 506.

9. Городище "Фагор" - "круглое, меловое утесистое возвышение, более 10 сажен высоты, кверху суживающееся, в виде широкого отрезанного конуса и имеющее площадь около ста квадратных сажен" (Там же. С. 506).

10. Стародубцев Г. Ю. Археология Курского края в XIX-XX веках: история исследований. Saarbr?cken, 2012. С. 14, 18.

11. Погребальный инвентарь позволяет датировать исследованные насыпи первой половиной - серединой XI в.

12. Дмитрюков А. И. Городища и курганы… С. 512-513.

13. В результате их настойчивых поисков первая и третья курганные группы Горнальского могильника к настоящему времени исчезли полностью, а от крупнейшей второй группы уцелели жалкие остатки.

14. Дмитрюков А. И. Городища и курганы… С. 510-511.

15. Там же. С. 506.

16. Тихомиров И. Ф. О курганах и городищах в Суджанском уезде близ Белогорского Николаевского монастыря // Труды Курского губернского статистического комитета. Вып. 4. Курск, 1874. С. 151-153.

17. Щавелев С. П. Первооткрыватели курских древностей. С. 72.

18. Там же. С. 73.

19. Исторические заметки… С. 3-7 5-й паг.

20. Самоквасов Д. Я. Северянские курганы и их значение для истории // Труды Третьего археологического съезда. Т. 1. Киев, 1878. С. 203-208.

21. Исторические заметки… С. 5-6 5-й паг.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в сборнике: СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ
(под ред. А. И. Раздорского)

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

02.06.2016 г.

Форум по статьям на сайте
См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову