Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ(сборник)

Раннесредневековые клады Суджанщины: новые находки и исследования(*)

авторы: В.Е. Родинкова,
И.А. Сапрыкина.

Интереснейшая проблема в изучении раннесредневековых кладов Поднепровья, которая приобретает сегодня все большую значимость, - определение их характера, обстоятельств и причин сокрытия. Одним из инструментов решения этой проблемы нам видится проведение комплексных полевых исследований на местах их обнаружения и сопредельных территориях. Целью таких исследований являются реконструкция палеоландшафта и палеосреды, анализ условий залегания кладов, определение их связи с системой расселения и места в общей структуре памятников того или иного региона в раннеславянское время.

В ареале днепровских раннесредневековых кладов (или "древностей антов" - название, под которым интересующие нас комплексы также фигурируют в литературе) выделяется Суджанский микрорегион в нижнем течении р. Суджа и при впадении ее в р. Псёл. Здесь, на площади в несколько квадратных километров, найдены, по меньшей мере, четыре клада I хронологической группы (типа Мартыновского): в г. Суджа (Новосуджанский, 1947 г.), у д. Куриловка (2007 г.), сл. Замостье (Суджа-Замостье, 2009 г.) и д. Черкасская Конопелька (2012 г.) (рис. 1)(1). Время бытования зафиксированного в них вещевого набора - конец VI / рубеж VI-VII - третья четверть VII в. Недавно О. А. Щеглова опубликовала данные из архива Ю. А. Липкинга о происходящем из этого же региона, из окрестностей с. Уланок, более позднем комплексе "древностей антов" II группы(2). Все перечисленные находки сделаны случайно либо в результате несанкционированного поиска, поэтому об условиях их залегания мы имеем лишь общие сведения; не локализованы точно места обнаружения Новосуджанского клада и украшений из Уланка. Представляется, однако, что применение различных естественнонаучных (почвенных, гидрологических, палинологических, геофизических и др.) методов исследования в сочетании с планомерным археологическим изучением территории позволяет восполнить этот пробел в наших знаниях о древней топографии кладов, их природном и культурном контексте.

Комплексные полевые изыскания в Суджанском районе проводятся Суджанским археологическим отрядом ИА РАН с 2010 г. Публикации некоторых их результатов посвящена настоящая статья.

Начало археологического изучения интересующего нас микрорегиона положил Ю. А. Липкинг. В 1964 г. он обследовал указанное участниками событий 1947 г. место находки Новосуджанского клада и выявил культурный слой, содержавший материалы эпохи бронзы и раннеславянского времени(3). Считалось, что он проводил работы на поселении Суджа-6, расположенном в пойменной низине(4). Однако изучение топографических особенностей местности наряду с анализом архивных данных и карт, отражающих ситуацию середины XX в., позволило нам прийти к выводу, что исследованный Липкингом памятник - многослойное поселение Суджа-4, занимающее часть останца первой надпойменной террасы (в ряде публикаций определенного как "дюна в пойме") левого берега р. Суджа. Это наиболее возвышенный участок поймы в округе (местное название - Лисьи горы), его высота над урезом воды составляет 3-4 м. Информация, зафиксированная в полевом отчете Липкинга и полученная в результате опроса старожилов, позволяет приурочить место находки Новосуджанского клада к одному из склонов останца (вероятнее всего, пологому северо-западному).

По имеющимся данным, в 2007 или 2008 г. здесь были найдены еще две пряжки и серия поясных накладок и наконечников так называемого геральдического стиля, а также несколько пронизок и фрагментов трапециевидных подвесок. Морфологически они чрезвычайно близки изделиям из состава Новосуджанского клада, особенно детали поясной гарнитуры. Можно предположить, что речь идет о двух частях одного и того же комплекса, извлеченных из земли с интервалом в 60 лет.

В ходе работ Суджанского археологического отряда ИА РАН в 2012-2014 гг. на поселении Суджа-4 заложены серия шурфов и небольшой раскоп; общая вскрытая площадь составила около 30 кв. м. Зафиксирован культурный слой мощностью до 0,5 м, содержащий материалы эпохи бронзы, позднеримского, средневекового и Нового времени. Наибольшая толщина слоя и насыщенность его находками отмечена на западном краю и пологом северо-западном склоне останца (там, где предположительно был найден клад). В коллекции памятника преобладают фрагменты лепных сосудов "раннеславянского" облика (киевской и колочинской культур второй-третьей четвертей I тыс. н. э.).

В 2014 г. раскопом площадью 18 кв. м на поселении вскрыта часть какого-то строительного комплекса сложной структуры. Исследованы три крупные ямы, две из которых принадлежат киевской или колочинской культуре (более четкая атрибуция затруднена невыразительностью материала из их заполнения), прорезающая их третья - волынцевской. Вокруг расчищены столбовые ямки, но с объектами какого из вышеупомянутых культурно-хронологических горизонтов они связаны, не ясно. На дне одной из ям, относящихся к киевской или колочинской культуре, в круговом подбое зафиксированы расположенные в определенном порядке фрагменты длинных костей и черепов животных, в том числе черепа лося, а в заполнении - лопатка лошади с просверленным отверстием. Не исключено, что этот объект имел ритуальное назначение(5).

Первичное гидрологическое обследование(6) поймы р. Суджа показало наличие разветвленной русловой системы, что свидетельствует об интенсивной работе речных потоков в прошлом. В частности, со всех сторон окружены староречьями Лисьи горы - останец, на котором расположено поселение Суджа-4 и реконструируется место находки Новосуджанского клада (еще один локальный топоним, связанный с этим участком, - Гостров). Почвенными исследованиями(7) здесь выявлены лугово-черноземные и лугово-болотные почвы, на формирование которых влияет комплекс факторов, в том числе гидрологический режим территории и его динамика. Пока, однако, мы не можем определить темпы деформации и места расположения русла в момент выпадения клада: для этого требуется продолжение исследований.

Близкая к описанной ландшафтная ситуация фиксируется и в районе обнаружения клада у д. Куриловка. Он найден на полого спускающемся в пойму склоне первой надпойменной террасы правого берега одного из рукавов р. Суджа, на высоте 2,0-2,5 м от воды. В результате обследования, проведенного сотрудниками Среднесейминской археологической экспедиции ИА РАН под руководством О. А. Радюша в 2008 г., здесь открыто многослойное поселение Куриловка-1, содержащее напластования XVII-XIX, V-VII и, возможно, III-IV вв.(8).

В 150 м от этого памятника в 2012 г. нами выявлено многослойное поселение Куриловка-2, расположенное на мысовом выступе первой надпойменной террасы при впадении рукава Суджи в Псёл. Высота площадки поселения над водой 3-4 м, со всех сторон она ограничена естественными преградами: течением р. Суджи и Псла, старичной протокой, пойменной затапливаемой низиной. На памятнике заложены три шурфа, в которых выявлен культурный слой мощностью до 0,7 м. Он содержит материалы эпохи поздней бронзы-раннего железного века, средневекового и Нового времени. Абсолютно преобладают, однако, фрагменты лепной керамики "раннеславянского" типа, киевской и колочинской культур второй-третьей четвертей I тыс. н. э. Наибольшая мощность слоя и насыщенность его находками фиксируется на обращенном к старице склоне мыса(9). По нашему мнению, Куриловский клад следует рассматривать в связи с этим памятником.

Комплекс из Суджи-Замостья обнаружен всего в 1,5 км от Новосуджанского, но в принципиально иных условиях: в низкой пойме левого берега р. Суджа, на высоте 1,0-1,5 м от уреза воды, на расстоянии 50 м от современной береговой линии. По сообщению находчика, вещи не образовывали единого скопления, а были рассредоточены на площади в несколько квадратных метров, залегая на глубине 0,35-0,7 м. Необходимо подчеркнуть, что рассматриваемый комплекс формируют предметы, существовавшие в разные периоды времени, от II-III до VII в.(10)

В 2012 г. на месте находки был заложен шурф размерами 2?3 м. Из его заполнения получено множество мелких обломков металлических изделий и бус, аналогичных входящим в состав клада, но культурные слои, синхронные этим вещам, не обнаружены. На вскрытом участке отмечено значительное понижение древнего рельефа: у северной стенки шурфа материк зафиксирован на глубине 0,35-0,36 м, в юго-восточном углу - на глубине 0,61 м, а в юго-западном - на глубине 1,04 м от репера, то есть, перепад глубин на отрезке в 3 м составляет почти 0,7 м. Падение уровня материка происходит в направлении современного русла Суджи(11).

В двух шурфах, заложенных в 2013 г. в непосредственной близости от места нахождения клада, на глубине 0,25-0,35 и 0,4-0,45 м от дневной поверхности, встречены фрагменты лепной керамики, предположительно, бондарихинской культуры. Не исключено, что они связаны с датирующимся эпохой бронзы поселением Замостье-1, расположенным примерно в 300 м к северу. По-видимому, распространение культурного слоя и археологического материала на данном участке носит очаговый характер(12).

Рис. 1.
Суджанский регион. Места находок днепровских раннесредневековых кладов I группы.
1 - Новосуджанский клад; 2 - Куриловский клад; 3 - клад из Суджи-Замостья; 4 - клад из Черкасской Конопельки.

Гидрологическое обследование показало, что комплекс из Суджи-Замостья происходит с конца узкого длинного плавно изгибающегося всхолмления (древнего прируслового вала?). Сейчас оно читается на местности как незначительное повышение рельефа, имеющее валообразную форму, по сторонам которого расположены вытянутые заболоченные низины - следы старого русла. В почвенном разрезе(13) на месте находки клада вскрыта лугово-карбонатная почва. Результаты исследований свидетельствуют, что ранее рассматриваемый участок испытывал более промывной режим, здесь имела место смена текучих и стоячих вод; фиксируются также следы постоянного воздействия на почву грунтовых источников.

Суммируя данные, полученные в результате археологических, гидрологических и почвенных изысканий, можно предположить, что комплекс из Суджи-Замостья приурочен к древней береговой линии р. Суджа. Участок его сокрытия испытывал периодическое обводнение, но время и характер этого обводнения пока не определены. Тот факт, что вещи были обнаружены рассредоточенно, а не единым скоплением, может объясняться как естественными причинами (размыв, сползание предметов по береговому склону), так и не одномоментным попаданием их в землю. Косвенно последнее предположение подтверждает наличие в комплексе изделий, имеющих различные датировки.

Клад из Черкасской Конопельки(14) отличается от прочих аналогичных памятников Суджанского региона тем, что состоит исключительно из женских украшений и предметов убора (рис. 2, 3). Кроме того, он был помещен в лепной горшок, который по составу теста и характеру профилировки может быть отнесен к колочинской культуре. Комплекс включает 7 фибул (пальчатых и с каймой из птичьих голов; изготовление механизма крепления одной из них не завершено (рис. 3: 4)), 8 односпиральных и 2 круглопроволочных височных кольца, 4 обрывка цепочек разной длины, скрепленные вместе 4 половинки браслетов с округлыми расширенными концами, многочисленные спиральные и трубчатые пронизи, фрагменты пластинчатых подвесок (умбоновидных, трапециевидных, квадратных), ворворки, стеклянные и янтарные бусы, бисер и др. Ближайшие параллели изделия из Черкасской Конопельки находят на этой же территории, в Новосуджанском и Куриловском комплексах, и в Гапоновском кладе, обнаруженном на левом берегу р. Сейм (Кореневский район Курской обл.). Аналогии ряду вещей имеются также в кладе из Козиевки/Новой Одессы (Харьковская обл., Украина).

Рис. 2.
Клад из Черкасской Конопельки.

 

Рис. 3.
Клад из Черкасской Конопельки.

Ландшафтная приуроченность рассматриваемой находки в целом близка той, что зафиксирована для комплекса из Суджи-Замостья. Клад выявлен в низкой, широкой, заливаемой в половодье долине, по которой протекает р. Конопелька, на небольшом удлиненном (мысообразном) возвышении, с трех сторон окруженном затапливаемыми низинами. Вероятно, это староречья Конопельки, которая делала здесь петлю. Сейчас ее русло спрямлено, но раньше, судя по всему, оно характеризовалось значительной меандрированностью. Высота участка обнаружения комплекса над уровнем воды в старицах - 1-1,5 м. Неподалеку расположено заболачивающееся озеро, на берегах которого, по имеющейся информации, также встречались раннесредневековые металлические украшения.

На месте находки в 2014 г. заложен шурф размерами 1x1,7 м. Из его заполнения, преимущественно из верхней части, происходят многочисленные фрагменты лепного горшка, мелкие металлические изделия, бусы, бисер, аналогичные зафиксированным в составе клада. Очевидно, они рассыпались при извлечении комплекса из земли. Другие материалы, однако, в шурфе не обнаружены, культурный слой отсутствует. На прилегающей территории археологические памятники, как синхронные кладу, так и принадлежащие другим эпохам, в настоящее время неизвестны.

Таким образом, можно говорить о двух типах ландшафтной приуроченности комплексов "древностей антов" I группы в Суджанском регионе. Новосуджанский и Куриловский клады найдены на относительно высоких участках рельефа, и, по-видимому, связаны с синхронными поселениями, занимающими доминирующие над окружающей поймой возвышения. Комплексы из Суджи-Замостья и Черкасской Конопельки выявлены на низких участках, периодически находящихся в режиме подтопления, возможно, тяготеют к мысам, в древности окруженным водой, или древним береговым линиям рек. Синхронные культурные слои и памятники в местах их обнаружения и в непосредственной близости от них не зафиксированы. Отметим, кроме того, что состав первых двух "сокровищ" позволяет предполагать, что это - клады-"ларчики" по О. А. Щегловой(15), содержащие личные наборы женских и мужских украшений. В комплексе из Черкасской Конопельки элементом личного убора могут быть парные височные кольца. Среди вещей из Суджи-Замостья индивидуальные комплекты украшений не выделяются.

До недавнего времени большинство отечественных исследователей полагали, что клады типа Мартыновского представляют собой материальные ценности, спрятанные оседлым раннеславянским населением (то есть, связанные с поселениями). Причиной их выпадения считалась внешняя опасность, скорее всего, военная(16). Представляется, однако, что находки из Суджи-Замостья и Черкасской Конопельки не вписываются в эту концепцию. Нами уже было высказано мнение, что особенности условий залегания и состава комплекса из Суджи-Замостья (приуроченность к низкому участку, возможно, находившемуся в режиме подтопления, рассредоточенность, преобладание сломанных и имеющих следы длительного использования изделий, наличие разновременных вещей) позволяют предположить его сакральный характер 17. Обнаружение в сходной топографической и ландшафтной ситуации клада из Черкасской Конопельки, на наш взгляд, подтверждает правомерность такой постановки вопроса. Не исключено, что символический аспект явления, которое представляют собой днепровские раннесредневековые клады, гораздо глубже, чем принято считать, но конкретные формы его проявления пока остаются невыявленными.


ПРИМЕЧАНИЯ:

* Статья написана в рамках исследований по поддержанному РГНФ проекту "Древности эпохи Великого переселения народов на р. Суджа: комплексное изучение региона" № 12-01-00266.

1. 1 Об этих находках см.: Рыбаков Б. А. Новый Суджанский клад антского времени // КСИИМК. Вып. 27. М., 1949. С. 75-90; Корзухина Г. Ф. Клады и случайные находки вещей круга "древностей антов" в Среднем Поднепровье // МАИЭТ. Вып. 5. Симферополь, 1996. С. 403-405. Табл. 62-70; Кашкин А. В., Родинкова В. Е. Памятники Суджанского региона эпохи Великого переселения народов // Верхнедонской археологический сборник. Вып. 5. Липецк, 2010. С. 80-92; Родинкова В. Е. Куриловский клад раннесредневекового времени // РА. 2010. № 4. С. 78-87; Родинкова В. Е. Клады "древностей антов" и археологическая ситуация между Сеймом и Пслом в конце эпохи Великого переселения народов // Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства: Материалы междунар. конф., посвящ. 110-летию со дня рождения Ивана Ивановича Ляпушкина (1902-1968). Санкт-Петербург, 3-5 дек. 2012 г. СПб., 2012. С. 193-197; Родинкова В. Е., Сапрыкина И. А., Сычева С. А. Раннесредневековые клады Поднепровья: традиционный взгляд и новые данные // Проблемы истории и археологии Украины: Материалы VIII Междунар. науч. конф. Харьков, 2012. С. 72; Родинкова В. Е., Сапрыкина И. А. Исследования в Суджанском районе Курской области в 2012-2013 гг. // АО 2010-2013 гг. (в печати). - В настоящее время коллекция Новосуджанского клада хранится в КГОМА, КОКМ, Суджанском краеведческом музее. Куриловский клад находится в Курчатовском краеведческом музее, комплексы из Суджи-Замостья и Черкасской Конопельки - в Суджанском. Благодарим руководство и сотрудников указанных музеев за помощь в работе.

2. Щеглова О. А. Маленький комплекс пастырского типа из окрестностей села Уланок (Суджанский район Курской области) // Славяне Восточной Европы… С. 201-205.

3. Липкинг Ю. А. 1) Замощанский и Княжий могильники. Дневник полевых исследований 1964 г. // Архив КГОМА. № VI-1; 2) Отчет об археологических разведках и раскопках в Курской обл. в 1964 г. // НА ИА РАН. Р-1. № 2937. С. 14-16.

4. Археологическая карта России: Курская область / Сост. А. В. Кашкин. Ч. 2. М., 2000. С. 126, 127. Рис. 83.

5. Родинкова В. Е. 1) Отчет о полевых археологических исследованиях, производившихся в 2012 г. на территории г. Суджа и Суджанского района Курской области // НА ИА РАН. 2013 г. С. 18-22. Рис. 46-55; 2) Отчет о полевых археологических исследованиях, производившихся в 2013 г. на территории г. Суджа и Суджанского района Курской области // Там же. 2014 г. С. 15-25. Рис. 3-81. - Обработка материалов, полученных в 2014 г., на момент написания статьи не завершена.

6. Гидрологическое обследование проведено доцентом РГГМУ, кандидатом географических наук Д. И. Исаевым, которому мы выражаем искреннюю признательность.

7. Почвенные исследования на территории, прилегающей к месту находки Новосуджанского клада, проводятся под руководством доцента КГУ, кандидата сельскохозяйственных наук Е. А. Батраченко, которую мы благодарим за совместную работу.

8. Радюш О. А. Отчет об археологических раскопках селища Пены в Курчатовском районе и обследовании места находки раннесредневекового клада у д. Куриловка в Суджанском районе Курской области, проведенных Средне-Сейминской экспедицией в 2008 г. // НА ИА РАН. № 1042. М., 2010. С. 9-12. Рис. 3-12.

9. Родинкова В. Е. 1) Отчет о разведочных археологических работах, производившихся в 2012 г. на территории г. Суджи и Суджанского района Курской области // НА ИА РАН. 2012 г. С. 15, 16. Рис. 27-31; 2) Отчет о полевых археологических исследованиях, производившихся в 2012 г. на территории г. Суджа и Суджанского района Курской области // Там же. 2013 г. С. 11-18. Рис. 3-45.

10. О хронологии вещей из клада см.: Кашкин А. В., Родинкова В. Е. Памятники Суджанского региона… С. 86. Рис. 5.

11. Родинкова В. Е. 1) Отчет о полевых археологических исследованиях, производившихся в 2012 г. … С. 30-36. Рис. 106-122. - Благодарим Л. М. При-дубкову, О. А. Радюша, О. А. Щеглову и Ю. С. Спесивцева, а также студентов СПбГУ и Суджанского техникума искусств, оказавших большую помощь при фиксации и обследовании места находки клада.

12. Родинкова В. Е. Отчет о полевых археологических исследованиях, производившихся в 2013 г. … С. 34-39. Рис. 107-151. - О поселении Замостье-1 см.: Археологическая карта России: Курская область. Ч. 2. С. 136, 137. Рис. 83.

13. Почвенные исследования на месте обнаружения клада из Суджи-Замостья проведены старшим научным сотрудником Института географии РАН, кандидатом географических наук С. А. Сычевой, которой мы приносим свою благодарность.

14. Благодарим Л. М. Придубкову за активную помощь в фиксации места находки клада и его обработке.

15. Щеглова О. А. Женский убор из кладов "древностей антов": готское влияние или готское наследие? // Stratum plus. 1999. № 5. С. 291.

16. Корзухина Г. Ф. К истории Среднего Поднепровья в середине I тысячелетия н. э. // СА. 1955. Т. 22. С. 68, 72, 73 и след.; Щеглова О. А. О двух группах "древностей антов" в Среднем Поднепровье // Материалы и исследования по археологии Днепровского Левобережья: Сб. науч. тр. Курск, 1990. С. 180-182; Гавритухин И. О., Обломский А. М. Днепровское Левобережье на заре средневековья: динамика ист.-культур. процессов и клады // Гапоновский клад и его культурно-исторический контекст / И. О. Гавритухин и др. М., 1996. С. 146-148; и др.

17. Родинкова В. Е. Клады "древностей антов"… С. 194-195; Родинкова В. Е., Сапрыкина И. А., Сычева С. А. Раннесредневековые клады Поднепровья. С. 72.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в сборнике: СУДЖА И СУДЖАНЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ
(под ред. А. И. Раздорского)

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

02.06.2016 г.

Форум по статьям на сайте
См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову