Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

Осада Курской крепости в 1612 г. в "Повести о граде Курске" XVII в.

автор: А.И. Раздорский
(Печатная версия: Раздорский А. И. Осада Курской крепости в 1612 году в "Повести о граде Курске" XVII века // 1612 и 1812 годы как ключевые этапы в формировании национального исторического сознания: Сборник научных трудов. СПб., 2013. С. 60-72).

События, происходившие на южной окраине Московского государства в начальный период Смуты, детальным образом рассмотрены в исторической литературе. Исследователями подробно проанализировано движение Лжедмитрия I через южнорусские уезды, описаны мятежи, вспыхнувшие в северских и польских городах после появления самозванца. В гораздо меньшей степени известно об истории этого края в последующие смутные годы.

Одним из значимых для юга России событий, пришедшимся на начало 1610-х гг., стала осада Курской крепости(1) польско-черкасским войском (черкасы в его составе, возможно, даже преобладали). Этот факт местной военно-политической истории получил широкое освещение в курской историко-краеведческой литературе еще с конца XVIII в., однако излагался он, как правило, в пересказе(2), а не по первоисточнику, которым является рукописная "Повесть о граде Курске".

Эта повесть - древнейший историко-литературный памятник южновеликорусского происхождения, дошедший до наших дней. Она относится к циклу распространенных на Руси произведений, посвященных чудотворным иконам. В своей наиболее полной редакции "Повесть" была составлена, вероятно, в 1660-е гг. (последние по времени события, описанные в ней, относятся к 1660-1662 гг.) Имя ее автора неизвестно, однако можно с уверенностью утверждать, что он был жителем Курска, который он неоднократно называет "нашим градом".

В основу "Повести" положен хронологически последовательный рассказ о чудесах, совершенных Курской иконой Знамения. Только этим, однако, содержание произведения не исчерпывается, поскольку его автор, помимо изложения истории самой иконы, стремился осветить и наиболее значимые моменты в исторической судьбе Курска и Курского края, начиная с эпохи Киевской Руси.

Источниками "Повести" были прежде всего "Сказание Авраамия Палицына" (на него ссылается сам автор), жития Феодосия Печерского и митрополита Петра, Киево-Печерский патерик, "Сказание о Новгородской иконе Знамения Божьей Матери", царские грамоты XVII в., хранившиеся в Курском Знаменском монастыре, записи о чудесах Курской иконы, а также устные предания, в том числе об осаде Курской крепости в годы Смуты(3). Включение в "Повесть" пространных заимствований из "Сказания Авраамия Палицына" связано со стремлением ее автора показать события Смуты, происходившие в Курском крае, в контексте общерусского исторического процесса.

Известно восемь списков "Повести" (семь самостоятельных и один в составе сборника), хранящихся в Государственном историческом музее (Уваровское, Чертковское, Щукинское собрания), Российской государственной (Румянцевское собрание) и Российской национальной (Основное собрание рукописной книги) библиотеках. Два списка относятся к XVII, пять - к XVIII и один - к XIX вв.

"Повесть" была известна Н. М. Карамзину(4). Ссылки на нее встречаются также в трудах В. О. Ключевского и А. С. Лаппо-Данилевского(5). Харьковский историк Д. И. Багалей, орловский археограф И. Е. Евсеев, курские краеведы А. А. Танков и Н. П. Сенаторский, а также автор этих строк посвятили рассматриваемому памятнику специальные источниковедческие работы(6).

Материалы "Повести", в том числе касающиеся известий, связанных со Смутой, использовали в своих трудах практически все курские историки и краеведы дореволюционного времени начиная с С. Ф. Башилова и С. И. Ларионова(7). Настоятель Курского Знаменского монастыря Амвросий (Гиновский) пересказал основные сообщения "Повести" в своей книге "История о городе Курске", вышедшей в свет в 1792 г.(8). Однако до сих пор "Повесть" не опубликована. Ее научное издание по всем известным спискам планирует осуществить автор настоящей статьи.

Значительное место в "Повести" занимает описание событий Смуты как общерусского масштаба (они изложены в основном по "Сказанию Авраамия Палицына"), так и местных, курских. Ключевое значение здесь имеет составляющий особую главу рассказ об осаде Курска 70-тысячным польско-черкасским войском (его численность явно завышена), успешно отраженной защитниками города благодаря помощи божественных сил.

В "Повести", а также в грамоте царя Михаила Федоровича, данной в 1613 г. курскому губному старосте Афанасию Мезенцову (этот документ подтверждает известие памятника о нападении на город поляков и черкас)(8), осада Курской крепости датируется 7120 г., что в пересчете на современное летоисчисление охватывает период с сентября 1611 по август 1612 г. По мнению А. В. Зорина, это событие произошло в первые зимние месяцы 1612 г.(10) Сам факт нападения врагов на город автор "Повести" объясняет тем, что многие куряне "в веселии пребывающе и повеленной пост <…> несохранением обругаша", за что и были наказаны. Ранее мы полагали, что имеется в виду пост, объявленный Земским собором, созванным для избрания нового царя в феврале 1613 г. Однако, как указал А. В. Зорин, речь в "Повести" идет вероятнее всего о другом посте, объявленном еще осенью 1611 г. В это время по всей России распространились слухи о видении, явившемся в Нижнем Новгороде "некоему мужу по имени Григорию". Согласно этому видению, Московское царство и все православные христиане могли спастись только если "люди по всей Русской земле покаются и станут поститься три дня и три нощи, не только старые и молодые, но и младенцы", а если же не покаются и не станут поститься, "то все погибнут и царство разорится". Духовенство всячески поддерживало эти слухи и в итоге по приговору всей земли было определено в понедельник, вторник и среду ничего не есть и не пить, а в четверг и пятницу есть в сухомятку. В "Повести" же сказано, что враги появились у стен Курска "егда же оно се заповеданныя три дни среды преидоша и в день среды в вечеру".

В качестве предводителя польского войска, осаждавшего Курскую крепость, в "Повести" назван гетман Жолкевский ("Желтовский"). В историографии высказывались обоснованные сомнения в том, что осадой руководил именно гетман Станислав Жолкевский, поскольку сам он ничего не пишет об этом в своих записках(11). Д. И. Багалей указывал, что "если автор "Повести" разумеет здесь Ст. Жолкевского, то нужно прямо сказать, что это неверно - ни в 1613 г., ни в 1617-1619 г., во время прихода Владислава в Моск[овское] гос[ударство], его не было при войске; главным предводителем тогда был К. Ходкевич; один Жолкевский упоминается в качестве предводителя польской армии в Московских пределах, но это был молодой Адам Жолкевский, приходивший сюда еще до воцарения Михаила Федоровича"(12). Не мог осаждать Курск и казацкий гетман Сагайдачный, также упоминаемый в "Повести", поскольку его войско прошло через Курский край только в 1618 г. Н. П. Сенаторский предполагал, что осаду возглавлял А. Лисовский(13). А. В. Зорин отмечает тот факт, что в 1612 г. под Курском действовали отряды полковников Родкевича и Старинского. Первый захватил двух пленников, второй - двадцать пять. Такое количество пленных свидетельствует о крупномасштабных боевых действиях, что вполне можно соотнести с длительной осадой Курска. Один из указанных полковников, по мнению А. В. Зорина, и стоял во главе осаждавших(14).

Текст главы "Повести" об осаде Курской крепости был впервые опубликован (с небольшими купюрами) в 1887 г. Д. И. Багалеем по одному из списков, находящемуся ныне в Уваровском собрании Государственного исторического музея(15). В 2001 г. была издана книга "Порубежье. Курский край в XVII в.", в приложении к которой был приведен текст указанной главы(16). Издание вышло тиражом 117 экземпляров, является в настоящее время библиографической редкостью и имеется даже не во всех федеральных библиотеках.

В настоящем сборнике публикуется текст главы об осаде Курской крепости (заново сверенный и отредактированный) без каких-либо сокращений по списку середины XVIII в., входящему в состав Основного собрания рукописной книги Отдела рукописей Российской национальной библиотеки(17).

(л. 68 об.) О нашествии на сию страну гетманов с полскими и литовскими и черкасы и о прихождени ко граду Курску и о запалении болшаго града и о стояни и о чюдеснем явлении.

(л. 69) И сия же воспомянув на предлежащей яко в лето 7120-го году от малороссийскаго киевския страны на украиныя городы бысть нахождение литовских гетманов Саадашнаго и Желтовскаго со множеством воинства. Саадашни же с воинством своим из града Путивля пойде на Болхов, на Белев, на Лихвин, на Перемышль, на Калугу и многа зла там сотвори и православных христиан кровопролития. И от Колуги возвратися вспять, шествоваше к Киеву, на Белград чрез Курской уезд в верх реки Пола(1) на Думчей курган. И егда же мимо града Курска шествовал, тогда к гражданом во ин присла от себе дву человек, объявляя, яко он града Курска уезду и в нем живущих воинству своему заповеда ни единаго зла сотворити. Желтовский же из града (л. 69 об.) Путивля войск своих с полками пойде на Рылск, на Орел и оттоле воинство свое под многие страны и грады разосла, и оны раззорению предаша и православных христиан крови множество пролитие оучиниша. Зане воинство его нецый поведают, яко числом бе до 70 000, а сего града Курска людие, яко овцы, егда сердца их во благих разблажаше, тогда никако же напасти на ся мнеша быти и в земных делесех, в веселии пребывающе, и повеленной пост мнози несохранением обругаша и ничтоже се преступление заповеди вмениша. И егда же оно се заповеданныя три дни среды преидоша, и в день среды в вечеру оны, гетман Желтовский с воинством своим под град Куреск приидоша. А в то время в Курске бе столник и воевода Георгий Игнатьевич (л. 70) Татищев(2). И сего града уездных и посацких людей многих от града сего внезапным своим пришествием от града отлучиша, и человецы вси кииждо побеже во иныя окрестныя грады, комуждо ко граду скорейше дойти могуще. И абие же в той час воинству своему повеле ко граду приступити, и зело ратоваша крепце и от речки, рекомой Кур, и болшаго града Георгиевския врата и ту часть стены и от Божедомския слободы часть града запалиша. Граждане же, то видевше много сопротивных воинств и крепкое их к сему граду ратование, а во граде малолюдствия, а градом великость зане бе, во оно время множества ради живущих, два забрала едино величайше и велие крепость велику имуще, а малое зело крепость от ветхости не имуще, но за великою граждан малости, еже (л. 70 об.) градов всих во время ратования объяти быша явлением, великий и твердейши град он оставя, а сами вси в малый и нетвердый град поидоша, идеже бе прежде сей образ Пресвятыя Богородицы обиташе. Зане аще он и худейши онаго града, яко и во иных местех, и стены от Куровой по Меловую башню мало где что имуще немогуще его во оно время осадное людми объятии, и худыя места вскоре разъяв храмины утвердиша. Видевше еже гражданя вели град изоставиша, возмнеша, яко гражданя убояся их на нь пришедших, оставя грады, побегоша и абие напрасно во нь вскочиша. И егда же во град он запаленный внидоша и к малому поидоша, гражданя же уготованный ту на брань бывши на сопротивных устремишася, и велие между ими бысть сражение и (л. 71) пролитие крови сюду и сюду, а наипаче на православных христиан и жен и детей велия в том времяни крови пролияся. И егда противнии се видящее, еже гражданя из града вон не побегоша и от них во осаде в малой крепости седоша, и сей малый град обступиша всюду твердым обступлением и ратоваша крепким ратованием и жесточайшим ко граду приступлением, хотя во оно время сей град взяти и множество воинства своего на оном месте изгубиша. И видящее, яко сего града приступлением взяти невозмогоша, но и много воинства погубиша, умыслиша да лестию возмогут сей град одолети, некоего же от вои своих прислаша града сего к воеводе и ко гражданом о здаче говорити. И сей, иже гражданом зрители, "елико же нашего множество воинства и что сего дня сотворили болшую вашу и твердейшую (л. 71 об.) крепость взяша, и во многих от вас избиша, а сего ли худейшаго града не имам преодолети, но аще вы живота своего не пощадите и града сего не здадите, то заутра сей град без всякаго закоснения восприимем и без всякаго милосердия всех вас и до сущих младенцев предадим смерти, аще ныне града сего не имате здати, то впредь от вас ваше прошение никако же может быти приятно(3), зане и без вашия здачи сей град воспримем". Граждане же от присланнаго оные словеса слышавше рекоша: "Яко никако же вам сей град имамы здати, но вси желательный есмы за имя Христово помрети". И они, присланнии, поведаша гетману Желтовскому, яко граждане никако же помышляют града здати. Желтовский же повеле воинству своему с пятка под субботу заутра ко граду приступиша от Пятницких (л. 72) врат. Граждане же, видяще их напрасно суровое ко граду оустремление, половину сих врат землею засыпаша, заповеда во граде в сем всюду молчание сотворити противу вопрошения противных на отвещание готовым быти. И донеле же от тое Пятницкие башни вестно о том стрелянием сотворится и по оному завещанию вси тако сохраниша. И егда же противнии ко граду приближашася и уготованным древом хотеша врата низвергнути и стену града подсеками, и в то время напрасно вси противным изо много оружия отповедь учиниша и многих вечно спать сотвориша. И много в ту нощь противнии на град ратовали и ничто же успеша сотворити и такую себе язву восприяша, яко нецый поведаша ми, в ту нощь их избиенно быша до 9000 обаче и тако ратовати града сего не осташа, (л. 72об.) но и до седмицы ко граду сице чиниша. Граждане же се видяще, яко противнии град сей ратованием крепце облегоша, со женами и детми притекоша в соборную церковь Воскресение Господа нашего Иисуса Христа и в пределе Пресвятыя Богородицы, идеже прежде обиташе образ ея чюдотворный и многое моление и слезы приносяще пребывше даже до оутреннии. И в то время к народу, пребывающему в молении, некая жена притекши и народу поведаше, яко тоя нощи явилася ей Пресвятая Богородица и повеле ей поведати им, гражданом, дабы рукав, иже к Меловой башне, и безверховую башню града спалити, а аще не спалят, то град сей от противных взят имать быти, аще ли спалят спасется. Слышав же се, народи возвестиша воеводе. И во оно же время белогородской пушкарь именем (л. 73) Иоанн по реклу Москвитин поведаша народу, яко сея нощи зело страшно и преславно чюдо оно видящее, яко от Пятницкия башни по забралу града шествовала в преизящном свете девица, а со обою страну ея два юноша в светлых ризах, да знавает он, яко се шествовала Пресвятая Богородица, град сей от противных защищая. И слышавше се, народи вси удивишася и прославиша Бога и Пречистую Богородицу возблагодариша, и со образом Пресвятыя Богородицы сей град по забралу со многим молением и слезами вкруг обыдоша. И вскоре по завещанию Пресвятыя Богородицы от оныя башни до другия заградя древесы и излишнюю стену с Меловою башнею запалиша. Узревше же, сопротивнии напрасно град конницею и пешцы окруживше, чающе граждан, убоявся их, побежали, и видевше, яко нигде же по дорогам из града сему со все страны приступати, (л. 73 об.) а наипаче же с того зазженого места, и на оном месте зело множество противных победиша и смерти предаша. И оттоле противнии день от дни злохитростное свое на взяти града хитрости, дающе гражданом тягость велию крепким своим обступлением сотворяюще, яко шанцами всюду окруживше и воду отнявше. И мнози от жажди велию тягость терпяще и снега не могуще на оутоление жажди изыскати. И премилостивый Господь Бог даровал на препитание множество снега, но и тем вси жажди не утоляюще, но не и едина тая болезнь на граждан належаще, но и на сопротивление к противников и зелие зело бысть скудно. А от противных начасте прихождаше и гражданом о здаче глаголаше и се прорицающе, яко они, не взяв града, никако же имут безделни одступити. (л. 74) И видяще их на оное их советование граждан непреклонение во един от дней и се рекоша, яко вскоре к ним на помощь великий гетман Потоцки со множеством войск ко граду сему прийтти имать, и пришествию его и место назнаменуя в близкости быти от града Курска, и аще той велий гетман прийдет, то уже никако над вами им никакия милости явити, но, восприяв град, всех предаст вы ни единым милосердием мечю изозщренному. Слышавше же се, граждане устрашишася и видяще себе в толикой велий беде и злострадании, а наипаче же от жажди и от малости зелия зело устрашишася и начаша совещати, о еже бы им како животу своему хотя малую отраду подати и ежели бы им от жажди помирати. Яко сии противнии уже близ есть трех седмиц, егда град наш (л. 74 об.) облегоша, и день от того дни нам тягость являют и что сотворим с сими противными, развее сего еже оставя град сей в лес бежати. Се поведаша еже сего града жена некая, яко вы сея нощи оставя град сей, хотите бежать за реку Тускорь в лес и гетман Желтовский, слышав от оные жены сия словеса, заповеда в полках своих всем сей нощи ко граду сему на приступ отсюду итти с великим брежением и устремлением, а онаго место вон же помышляют бегство сотворити, всю нощь заповеда коннице оуготованней на посечение без всякаго милосердия народа стояти. И слыша о сем всем воевода и народ зело быша исполнени печали, и видя сие оный якобы посланник, народ сей мысльми мятутся, нача им поведати о еже бы они граждане не усумневалися, (л. 75) но имели велию веру ко Пресвятей Богородице, яко же никако от них противных град сей имать быти взятый, зане не во едину нощь мнози от нас в нощах видахом по забралу града шествующу жену во светлей одежде, зрения никако же никто от них на ню могше зрети ниц падоша. А во иныя нощи видают по тому жде забралу девицу ходящу и округ ея во светлосиятелных ризах 6 мужей и з жезлами ходяще им претящим, дабы от града сего вскоре отъити имели. И вси вь их полках дознавают, яко сотворит, сохраняя град сей под своим покровом Пресвятая Богородица. Да в нощах же мнози от них видяще около сего града некоего юношу светлообразна в белом одеянии и на белом кони, якобы некий храбрый воин и страж град сей окружают. А кто он есть муж, никако же они могут разумети и от иных (л. 75 об.) страшных явлени велие в войске их смятение, яко мнози да знавают, еже по сем граде поборает и от них защищает Божия милости глаголю, яко граду сему за таким непреборимым воеводством, что может зла сотворити развее того, еже самим от граждан побиенным быти. И слышавше же сия словеса, воевода и граждане зело умилишася сердцы, яко от толикия велия напасти изволил их сим мужем свободным явити и вси в нощь противных на пришествие ко граду приближишася от граждан на той брани множество противных бысть оубиенно и потом и во иныя дни частыми приступы граждан отягощающе, яко и сна в нощех не имети развее дня. И во един от дней гетман Желтовский виде, яко сего града защищением Божия Матере невозмогоша взять, но точию от граждан себе потребление приемля, оумысли от града сего прочь отъити и начаша по (л. 76) литаврам бити и в трубы играти. И виде сие спасской поп, что за речкою Куром, прежней попадьи, которая изменила взять тече к противным и о сем поведаша, еже бы ему от града сего не отходити, но по его совету сотворить, и тако вскоре имут град сей восприяти, а развее сего совету никако же есть возможно град сей одолети. Желтовски же, оуслышав о сем, нача его с радостию вопрошати, он же поведа ему, яко граждане от вашего приступа посмеления никако же когда либо сна приемлют, зане присно ко граду ожидают, а в день всегда без всякия боязни от труда опочивают, и аще они ко граду сему в пятом часу на приступ приидут, то вскоре имут град сей взяти, зане граждане в то время никако же ко граду пришествия опасаются и града стерегут, а итти бы им на приступ от Толчевских(4) ворот. И слышавше же се, гетман Желтовский (л. 76 об.) повеле полков своих воем по его словеси в день на приступ итти вскоре на место, рекомое Толкочевския врата. И ко граду на приступ напрасно приидоша и нецый от них и во град сей внидоша, и узревше се, граждане на оно место много стекошася и крепце с сопротивными борющеся. И на обе страны крови пролияшеся, и в мале от противных не взятся в той час град сей спасеся. И видяще противнии, яко и сим советом граду ничтоже возмогоша, зело освирепишася и частым крепким приступанием начаша град сей озлобляти и гражданом глаголати, яко аще и многое время под сим градом имамы стояти точию еже, не взяв град, никако же имамы отступити, и пребывающу сему граду от противных во облежении уже близ четырех седмиц и от жажди велии быша изнемогателный, яко уже и к смерти нецыи, и видя себе (л. 77) от них в твердом обступлении и от учащательных приступаний и приодолевании сему граду никако же от их взятия спасому помышляющу быти, зане противнии гражданом зело силни быша. И граждане никогда же крепце с сопротивными за градом противитися могуще, но всегда от них побеждаеми быша и ниоткуды из окрестных стран от помощи человеческой надежди имуща и всякия человеческия помощи быша обнажении. И зело о своем малолюдстве стужаху и недоумевахуся, что сотворити с сопротивными развее сего, еже надеяхуся оным противным от града сего вскоре имут отступити, а противнии никакоже сего помышляюще, но и ко взятию града всякия хитрости устрояюще. И еже дневно зелнее пребывающих дней ко граду жестокими приступы и иными воинными хитростьми ратующе. (л. 77 об.) Граждане же, видяще их ко граду наипаче предваршего крепкое оустремление, от избегших сего града людие от рук противных слышанием уверишася, еже противнии ничтоже ино совещают токмо, еже о взятии града всякое ухищрение. И не преодолев никогда же от него безделни отъити хотяще, зане в та времена той Желтовски с воинством своим зде, в стране нашей, мнози гради и места, Орел и прочи пленению предаша и от сего не сотворят тогожде, иже над протчими грады, никако имут отступити. И граждане же сих мужей словесем вероятельны быша, начаша совет совещати и в нем глаголати: ныне уже граду нашему во обступлени бывшу 4 седмицы, и в день дней ко граду нашему жесточайшим ратованием являются и всякое над ними зло умышляти не престают (л. 78) и мнози гради твердейша сего множество людей исполнении силою своею яша, а мы ни единыя помощи откуду либо чаем, что имамы сотворити с сими, развее сего еже град сей имея противным здати и тем от горкия смерти спастися, а аще не здадим, то безвременно зле живот свой и з женами нашими и с детми имамы скончати. И нецы из них муж благодатии божий исполнен и на него всесилнаго Господа Бога и всему христианскому народу явную во всяких бедах скорую помощницу Пресвятую Богородицу крепким огражденны. Слышав сие от народа совещание, от сердечнаго оумиления начаша к народу глаголати, о еже бы им всем сотворити молчание и по молчании от сокрушения сердца нача всем проповедати ясно о всенародное, о Христе Спасе нашем собранное, и о имени его славящееся воинство вемы, яко (л. 78 об.) вси есмы и всякая наша хвала, честь, и живот, и благополучие он есть, и будем во едином уповании и воли его творении и никогда же отступати, но и всегда в нем едином от всех зло находящих, на ны зол сохранении правоверни, и к нему непостыднаго рождшия его Богоматере заступлении не сумнением пребывати жити желающии тии суть во истинну, аще и безчисленными быша бы приключении обложены быти имели и ни единому от человек о их спасении благо помышляти, ни едино были бо кое злоприключение или беда возмогла яти, зане праведен и преподобен Господь во всех делех и словесех своих и призывающим во истинну всем близ есть по пророку волю боящихся его сотворит и молитву их услышит, и спасет их, яко уповаша на него, и уповающии не постыдятся сиречь во время (л. 79) всяких злоб нашествий абие спасении будут, и зрящий на них вси удивятся, яко праведни к оубо состаревся не видех праведника оставлена ниже семени его просяща хлеба весь день милует и взаим дает, и семя его во благословени будут, а мы, ведая есмы известие, непреборимую Божию руку и заступление Пречистыя его Матере разве их от человеческой помощи спасение не пщуем получити и до идеже сице творити будем, во истинну вам реку, братие и отцы, яко от противных нам никако же свобожденным быти, зане порази во дни царей Израилевых Исайя царя Иудина сына Авина сына Еровоамова, бе воинства его пятьсот тысящь восемдесят и в четвертое лето царства его прииде противу его царей ефиопских с вои своими десятью сот тмами, а колесниц триста тысячь. И быша между их брани у дебри (л. 79 об.) на севере Мариса и от Иудина царя Асса победися, яко упова на Бога, и в 35 лето царства его взыде на нь царь Израилев во Асса с вои своими и вниде в царство Ассиино. Он же убояся его забы Бога спасающаго, посла о помощи к Невоаду царю сирску и прииде Ананиа пророк ко Ассе царю Иудину и рече ему, еже имел еси упование к царю сирскому, а не ко господу Богу твоему(5). Того ради ушли царя сирска вои от руку твоею не ефиопи ли и ливии бяху тебе в силу многу и в дерзость колесниц милосердиа напоени отходяще и благодаряще Бога, яко сподоби нас зде, в стране нашея, сицевое безценное сокровище Пречистыя своея Богоматере чюдесоточной иконе пребывати и нам всем от онаго скорое исцеление получати и Пресвятую Богородицу прославляюще, яко не изволила нас, сирых, сицевым своим милосердием (л. 80) презрети и дражайши всяких вещей сей своей Богородичной и выну скорой милосердие точащей иконы сея нашея страны лишити.

ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.10. Л. 68 об.-80.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Основана в 1596 г. на "старом Курском городище" древнерусского времени.

2. Наиболее подробно обстоятельства осады по материалам "Повести" изложены А. В. Зориным (см.: Очерки истории Курского края с древнейших времен до XVII в. / А. В. Зорин и др. Курск, 2008. С. 484-493).

3. При описании осады автор "Повести" отмечает: "И много в ту нощь противни на град ратовали и ничто же успеша сотворити и такую себе язву восприяша, яко нецый поведаша ми [выделено нами. - А. Р.], в ту нощь их избиенно быша до 9000…".

4. Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 4. М., 1992. С. 235, 355.

5. Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций в трех кн. М., 1993. Кн. 1. С. 518; Лаппо-Данилевский А. С. Организация прямого обложения в Московском государстве со времен Смуты до эпохи преобразований. СПб., 1890. С. 80.

6. Багалей Д. И. Повесть о граде Курске и Курской иконе Знамения Божьей Матери // Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1888 г. Курск, 1887. C. 258-271; Евсеев И. Е. Повесть о граде Курске. Орел, 1905; Танков А. А. Историческая заметка о сказании об иконе Знамения Божьей Матери, рекомой Курской // Курские епархиальные ведомости. 1891. Ч. неофиц. № 35, 36, 39, 40; Сенаторский Н. П. Исторические сведения о Курской чудотворной иконе Знамения Пресвятой Богородицы и о явленных ею благодатных действиях милости Божией // Там же. 1912. Ч. неофиц. № 32-35; Раздорский А. И. "Повесть о граде Курске" ("Курский летописец") XVII века // Очерки феодальной России. М., 2003. Вып. 7. С. 141-154.

7. Башилов И. Ф. Описание Курского наместничества, вообще, и порознь: всякого города и уезда, с планами городам, и картами уездам. Сочиненное в 1785-м году курским губернским землемером, поручиком Иваном Башиловым // РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18001. Л. 22-23; Ларионов С. И. Описание Курского наместничества из древних и новых разных о нем известиях вкратце, собранное Сергеем Ларионовым, того наместничества верхней расправы прокурором. М., 1786. С. 12.

8. Амвросий (Гиновский). История о городе Курске, о явлении чудотворной Знамения Пресвятыя Богородицы иконы, нарицаемыя Курския, о Курском Знаменском монастыре и его настоятелях: Сочиненная в 1786 году из разных рукописей, грамот царских и патриарших, такожде и из рукописного летописца в Курском Знаменском монастыре находящимся. Курск, 1792.

9. См.: Сенаторский Н. Курский Знаменский монастырь // Курские епархиальные ведомости. 1913. Ч. неофиц. № 45. С. 893.

10. Очерки истории Курского края… С. 487.

11. См.: Жолкевский С. Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. 2-е изд. СПб., 1871.

12. Багалей Д. И. Повесть… С. 270-271.

13. Сенаторский Н. Курский Знаменский монастырь. С. 893.

14. Очерки истории Курского края… С. 485.

15. Багалей Д. И. Повесть… С. 262-269.

16. Зорин А. В., Раздорский А. И. Порубежье: Курский край в XVII в. Курск, 2001. (Курский край; Т. 6). С. 294-302.

17. ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.10. Л. 68 об.-80.


1. Так в ркп. Должно быть: Псла.

2. Татищев Юрий Игнатьевич (?- не ранее 1629), курский воевода в 1612-1616 гг. Рюрикович (23-е колено). В 1614-1616 гг. находился в Курске на воеводстве совместно с М. И. Сафоновым. В 1604 г. пожалован в стольники. В 1618 г. послан в Калугу к кн. Д. М. Пожарскому, но по местническим счетам отказался от поездки, за что был бит кнутом. В том же году находился в Москве во время ее осады польским королевичем Владиславом, был за это награжден вотчиной. В 1619 г. получил титул наместника Курмышского и был послан первым уполномоченным в Торопец и Велиж межевать совместно с польским комиссаром государственную границу между Россией и Речью Посполитой. В 1625 г. находился в Серпухове у городового дела, в 1626 г. - воевода в Вязьме. В 1629 г. пожалован поместным окладом в 1000 четвертей и денежным окладом в 90 руб. (см.: Раздорский А. И. Князья, наместники и воеводы Курского края XI-XVIII вв.: Крат. биогр. справ. Курск, 2004. С. 46-47).

3. Так в ркп. Принято?

4. Так в ркп.

5. В данном фрагменте упоминается библейский сюжет, в котором идет речь о войне между иудейским царем Асой и израильским царем Ваасой (3 Цар. 15:16 и след., 32; 2 Пар. 16: 1-6). Аса - сын и преемник иудейского царя Авии, внук Ровоама и правнук Соломона, царствовал с 911 по 970 г. до Р. Х. (3 Цар. 15:9-24; 2 Пар. 14-16; Мф. 1:7). Вааса - один из военачальников в войске израильского царя Навата (Надава), которого он убил и сверг с престола; царствовал с 906 по 883 г. до Р. Х. (3 Цар. 15:27-34). Невоад - это сирийский царь Венадад, разорвавший союз с Ваасой и напавший на него по наущению Асы. Пророк Анания - это провидец Ханани (Хананий), брошенный Асой в темницу за то, что тот порицал его союз с Венададом, заключенный без совета с Богом (2 Пар. 16: 7-10).


© Материал предоставлен специально для сайта http://old-kursk.ru автором и опубликован в авторской редакции

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

15.02.2017 г.

Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову