Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

КУРСКИЕ ТАМОЖЕННЫЕ И КАБАЦКИЕ ГОЛОВЫ И ОТКУПЩИКИ XVII века

автор: А.И. Раздорский

Печатная версия: Курский край в истории Отечества: Материалы областной научно-практической конференции, посвященной празднованию 1150-летия зарождения российской государственности, 980-летию образования города Курска, 400-летию разгрома польских интервентов, 200-летию Отечественной войны 1812 года. Курск, 2012. С. 166–172.

В России XVII века практиковались два способа организации взимания таможенных доходов и питейной прибыли — «откупной» и «верный». В первом случае указанные сборы сдавались властями на откуп (в аренду) частным лицам. Откупщик вносил в казну в установленный срок заранее оговоренную денежную сумму, состоявшую из оклада, назначенного для конкретного населенного пункта на очередной год, и дополнительной платы — «наддачи», которая, как правило, была невелика по своим размерам. Весь полученный от взимания таможенных и питейных доходов избыток, превышавший сумму взносов в казну, оставался откупщику(1). Откупщикам выдавались откупные грамоты, в которых излагались виды и размеры платежей, подлежавших взысканию, порядок и способы их взимания, место и сроки уплаты. Откупной способ для правительства являлся в целом более предпочтительным, так как при нем оно получало гарантированный доход и было застраховано от разного рода случайностей, обусловленных колебанием рыночной конъюнктуры и другими экономическими и политическими факторами

Однако взаимоотношения откупщиков с местными властями и населением складывались порой весьма непросто. Например, около 1637 г. у члена Суконной сотни А. Матвеева, получившего в 1636 г. на два года на откуп сбор таможенной и питейной прибыли в Курске, вспыхнул конфликт с курским воеводой Д. С. Яковлевым. Воевода учинил в отношении откупщика произвол: запечатал городские кабаки и посадил в тюрьму наемных работников Матвеева, отчего сбору денег «учинился недобор великой». В 1639/40 г. другой курский откупщик М. Бухтеев жаловался в челобитной царю, что местные жители не платят положенных таможенных пошлин и угрожают его, откупщика, «убить до смерти»(2).

Власти далеко не всегда могли найти желающих взять таможню и (или) питейные заведения на откуп. В этом случае для получения таможенных доходов и питейной прибыли применялся «верный» способ. Суть его состояла в том, что взимание данных сборов возлагалось на выборных лиц, «приведенных к вере», т. е. к присяге. Во главе местных таможенных и питейных учреждений, находившихся «на вере», стоял таможенный и кабацкий (с 1652 г. — кружечного двора) голова, избиравшийся обычно из числа наиболее состоятельных посадских людей, черносошных и дворцовых крестьян. На юге России, в том числе и в пограничном Курске, где заметную роль играли представители военно-служилого сословия, в отдельные годы обязанности головы исполняли не только посадские люди, но и служилые люди по отечеству и по прибору.

Как правило, устанавливалась очередность семей, из которых выбирались головы(3). Тем не менее, встречаются, хотя и не так часто, случаи, когда один и тот же человек исполнял обязанности головы неоднократно на протяжении сравнительно небольшого отрезка времени. Так, в Курске в период с 1659 по 1662 г. таможенным и кружечного двора головой дважды побывал А. Бледный (Блядной).

Таможенным и кабацким головой мог быть как местный житель, избранный своей посадской общиной, так и иногородний. Так, в Курске в 1628/29 г. в этой должности состоял воронежец Л. Титов, а в 1629 г. — его земляк Д. Веневитинов. Назначение выборных голов из одних городов в другие преследовало антикоррупционные цели. Считается, что после 1648 г. данная практика была отменена(4). Однако источники, имеющиеся в нашем распоряжении, опровергают данное утверждение. Например, в Белгороде в 1665–1668 гг. таможенными и кружечного двора головами являлись жители Курска, а в Курске в 1671–1675 гг. аналогичные должности занимали белгородцы. Подобная практика существовала в 1670-е гг. и в других южнорусских городах, образовывавших в этом отношении устойчивые взаимосвязанные пары. Так, в Ельце в головах служили ливенцы, а в Ливнах — ельчане, в Путивле — брянчане, а в Брянске — путивляне.

Согласно правительственным распоряжениям, к таможенным и кабацким сборам следовало выбирать «людей добрых и пожиточных, кому в государевой казне мочно верить и кого с такое дело в конец стало, а не воров, и не бражников, и не скудалых людей»(5).

Таможенные и кабацкие головы и их помощники («целовальники») в период прохождения службы были обязаны: производить проверку, измерение, взвешивание и оценку товаров, предназначавшихся для продажи в данном населенном пункте, отправляемых из него в другие места или следующих транзитом, и взимать в соответствии с правилами, установленными правительством, таможенные пошлины с участников торговых операций; собирать в базарные дни таможенные пошлины с участников розничной торговли; осуществлять продажу алкогольных напитков населению и собирать питейную прибыль; заниматься производством алкогольных напитков, предназначенных для реализации населению, и закупать сырье для изготовления питей; следить за правильным ведением таможенной и кабацкой приходно-расходной документации; доставлять отчетные документы и собранные денежные суммы в Москву в приказ, в ведении которого находился данный населенный пункт; совместно с органами воеводского управления пресекать контрабандную торговлю и незаконный сбыт алкогольных напитков, взыскивать с нарушителей штрафы.

Служба голов длилась, как правило, один год, но бывали случаи, когда они «пересиживали» срок (иногда на несколько месяцев) или же, наоборот, исполняли свои обязанности меньше года(6). В Курске, например, голова П. Бунин состоял в должности более 15 месяцев. Начало службы очередных голов обычно отсчитывалось 1 сентября, но в Курске вплоть до 1650-х гг. были установлены иные даты, приходившиеся на разные месяцы и дни.

Вступая в должность, новый таможенный и кабацкий голова принимал от своего предшественника (или откупщика) уставные грамоты, весь таможенный и питейный инвентарь, запасы алкогольных напитков и сырья для их производства, а также «заводные» деньги.

Служба голов и целовальников была безвозмездной и считалась «почетной». Фактически же она представляла собой тяжелую государственную повинность, отбываемую за поручительством избирателей. Как самому голове, так и подчиненным ему целовальникам строго запрещалось производить в период службы любые личные коммерческие операции. Они должны были «безотступно быть у государева дела» и «за своими торгами и промыслами не ходить»(7). Нет нужды говорить о том, насколько обременительным было данное требование для представителей русского торгового сообщества. Однако ближайшие родственники голов и целовальников могли продолжать вести торговые операции, что до известной степени нивелировало данное положение.

Таможенным и кабацким головам в период их пребывания в должности не возбранялось осуществлять рыночные операции, связанные с куплей-продажей лошадей. Например, 2 марта 1678 г. курский голова А. Амосов, находясь при исполнении обязанностей, продал мерина курскому посадскому человеку Г. Евтифееву за 10 руб.(8)

Одним из основных источников для определения состава таможенных и кабацких голов служат таможенные и кабацкие книги. В каждом таком документе приводится имя действующего головы, а также, как правило, имена его предшественника и сменщика. По материалам 18 курских таможенных книг за период с 1619 по 1678 г. нами были установлены имена 28 курских голов за 26 лет (в 1618/19 и 1628/29 гг. обязанности головы выполняли два разных человека). Их список опубликован(9). Однако поскольку в ряду курских таможенных книг имеются многочисленные лакуны, то и состав таможенных и кабацких голов был определен заведомо неполно. Компенсировать отсутствие сведений, содержавшихся в утраченных таможенных книгах, могут приходо-расходные книги московских приказов, в частности Разрядного приказа, в ведении которого в XVII в. состояли южнорусские города. В приказных приходо-расходных книгах зафиксированы поступления таможенных и кабацких доходов по отдельным городам и указаны как таможенные и кабацкие головы, так и откупщики. Приходо-расходные книги Разрядного приказа сохранились сравнительно полно, что дает возможность реконструировать личный состав курских таможенных и кабацких голов и откупщиков почти без пропусков(10). Привлечение указанных источников вкупе с таможенными книгами позволило за период с 1615 по 1680 г. определить имена 42 голов и 12 откупщиков за 59 лет. Не удалось обнаружить сведения о лицах, ведавших таможенными и кабацкими сборами, только за шесть лет (1616/17, 1617/18, 1622/23, 1629/30, 1664/65, 1665/66 гг.). При этом известно, что в 1617/18 г. курская таможня и кабаки были «на вере», а в 1622/23 г. на откупе, имена же головы и откупщика за эти годы остались невыясненными. Данные о таможенных и кабацких головах после 1680 г. в приходо-расходных книгах московских приказов отсутствуют. Это связано с тем, что по указу от 22 октября 1680 г. сбор таможенных и кабацких доходов по всей стране (кроме Сибири) из различных приказов, в т. ч. и из Разряда, был передан в Приказ Большой казны, архив которой до наших дней практически не сохранился(11).

Материалы курских таможенных и кабацких книг, а также приходо-расходных книг Разрядного приказа свидетельствуют о том, что в XVII в. в Курске преобладал «верный» способ извлечения таможенных доходов и питейной прибыли. В рассматриваемый период местные таможня и питейные заведения были «на вере» 45 лет, тогда как на откупе только 16 лет(12). Сравнительно регулярно таможенные и питейные сборы брались в Курске на откуп лишь в первые годы после Смуты и в 1630-е гг. (примечательно, что в разгар Смоленской войны — в 1633/34 г. — курская таможня и кабаки были «на вере», хотя в предыдущие и последующие годы находились на откупе). Интересно отметить, что среди откупщиков, имена которых нам известны, нет ни одного курянина. В основном это были москвичи (жители Большой Конюшенной, Кадашевской, Новокузнецкой и Садовой слобод), упоминаются также жители Брянска и Калужского уезда. Местожительство четырех откупщиков осталось неизвестным.

Среди курских таможенных и кабацких голов преобладают местные жители (26 из 42). Отмечено также восемь белгородцев и два воронежца. Местожительство шести голов в документах не названо. В социальном плане среди голов чаще всего упоминаются служилые люди (12 детей боярских, 1 казак и 1 пушкарь). Трое голов являлись посадскими людьми, еще один — торговым человеком. Статус 24 голов не установлен.

Ниже публикуется наиболее полный на сегодняшний день хронологический список курских таможенных и кабацких голов и откупщиков XVII в., известных по городовым таможенным и кабацким книгам и приходо-расходным книгам Разрядного приказа.

Приложение
Список курских таможенных и кабацких голов и откупщиков
(1615–1680 гг.)
Год  Голова (откупщик)
1615/16  Фатьянов Иван, откупщик
1617/18  голова, не известный по имени
1618/19  Шумаков Юрий(13), голова, курянин, сын боярский Лактионов Антип, голова (товарищ головы?), курянин, сын боярский
1619/20  Юршин Иван, откупщик, москвич, крестьянин боярина И. Б. Черкасского
1620/21  Минаев Замятня, откупщик, крестьянин царицы-инокини Марфы Ивановны
1621/22  Гусятников Федор, откупщик, москвич
1622/23  откупщик, не известный по имени
1623/24  Лиморов Михаил, голова, курянин, пушкарь
1624/25  Дурнев Анисим, голова, курянин, сын боярский
1625/26  Тестов Тимофей, голова, курянин (?), сын боярский (?)
1626/27  Бунин Петр(14), голова, курянин
1627/28  Титов Ларион(15), голова, воронежец, торговый человек
1628/29  Веневитинов Денис, воронежец(16) Кунаков Дмитрий, голова, курянин, сын боярский
1630/31  Гусятников Григорий, откупщик
1631/32  Ребров Фрол сын Меркурьев, откупщик, москвич, житель Кадашевской сл.
1632/33 Голутвин Степан, откупщик
1633/34  Афанасьев Кузьма, голова, курянин, сын боярский
1634/35  Олтух Федор сын Михайлов, откупщик, житель с. Спасское Калужского уезда, крестьянин боярина И. Н. Романова
1635/36  Полуехтов Федор, откупщик, москвич, тяглец Большой Конюшенной сл.(17)
1636/37  он же
1637/38  Тестов Тимофей, голова, курянин, сын боярский
1638/39  Кунаков Дмитрий, голова, курянин, сын боярский
1639/40  Бухтеев Максим, откупщик, брянчанин
1640/41  он же
1641/42  Беседин Кондратий, голова, курянин, сын боярский
1642/43  Позняков Федор, голова, курянин, сын боярский
1643/44  Малютин Федосий, голова, курянин
1644/45  Логачов Данила(18), голова, курянин
1645/46  Рябинин Василий, голова, белгородец
1646/47  Страхов Степан(19), голова, белгородец
1647/48  он же
1648/49  Иконник Данила, голова, белгородец
1649/50  Онтипин Афанасий, голова, белгородец
1650/51  Шумаков Кирилл, голова, курянин, сын боярский
1651/52  Анненков Аким сын Михайлов, голова, курянин, сын боярский
1652/53  Беленинов Василий, голова, курянин, посадский человек
1653/54  Михайлов Дмитрий, голова, курянин
1654/55  Огарков Яков, голова, курянин, казак
1655/56  Струков Клемен сын Свиридов, голова, курянин, сын боярский
1656/57  Лоскутов Григорий, голова, курянин, посадский человек
1657/58  Гурьев Михаил сын Наумов, голова, курянин, посадский человек
1658/59  Мальцев Кирилл, голова, курянин
1659/60  Бледный (Блядной) Андрей, голова, курянин
1660/61  Пиняков Павел, голова, курянин
1661/62  Бледный (Блядной) Андрей, голова, курянин
1662/63  Самсонов Михаил, голова, курянин
1663/64  Типчаков Иван, голова
1666/67  Быков Макар, откупщик, москвич, житель Новокузнецкой сл.
1667/68  Логутин Мартин, голова
1668/69  Павлов Захар, голова
1669/70  Смиренин Гаврила, голова, курянин
1670/71  Анненков Федор, голова
1671/72  Маслов Григорий, голова, белгородец
1672/73  Беседин Юрий, голова, белгородец
1673/74   Щеголев Иван, голова, белгородец
1674/75  Съедин Григорий, голова, белгородец, сын боярский
1675/76  Хвасливый Федор сын Иванов, откупщик, москвич, житель Садовой сл.
1676/77  он же
1677/78  Амосов Афанасий сын Васильев, голова, курянин
1678/79  Горяинов Макей, голова
1679/80  Амосов Василий, голова

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Мерзон А. Ц. Таможенные книги XVII века: Учебное пособие по источниковедению истории СССР. М., 1957. С. 20.

2. Раздорский А. И. "Меж двух огней": Два документа о взаимоотношениях таможенных и кабацких откупщиков с воеводами и местным населением Курска, 1630-е гг. // Исторический архив. 2003. № 3. С. 205-210.

3. Шумилов М. М. История торговли и таможенного дела в России IX-XVII вв. - СПб., 1999. - С. 431.

4. Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. М.; Л., 1948. Т. 2. С. 201; Мерзон А. Ц. Таможенные книги… С. 17.

5. Указная грамота царя Алексея Михайловича о выборах администрации таможенных и кружечных дворов в городах Белгородского полка от 8 июля 1671 г. (РГАДА. Ф. 210. Денежный стол. Кн. 346. Л. 190).

6. Мерзон А. Ц. Таможенные книги… С. 17-18; Таможенное дело в России X - начало XX вв.: (Ист. очерк. Док. Материалы). СПб., 1995. С. 28-30.

7. Мерзон А. Ц. Таможенные книги… С. 18.

8. Раздорский А. И. Торговля Курска в XVII веке (по материалам таможенных и оброчных книг города). СПб., 2001. С. 629.

9. Там же. С. 405. См. также: Раздорский А. И. Статус,состав и функции таможенной и кабацкой администрации в городах юга и запада России в XVII веке // Dzieje biurokracji. Lublin; Siedlce, 2011. T. 4, cz. 1. S. 125-136.

10. Подробнее об этих источниках см.: Раздорский А. И. Приходо-расходные книги Разрядного приказа XVII - начала XVIII в. как источник по истории торговли, купечества и таможенного дела // Вестник архивиста. 2011. № 3. С. 39-46.

11. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1842. Т. 5. С. 214. № 125.

12. Установление способа взимания таможенных и питейных доходов в том или ином году имеет прикладное значение для источниковедения таможенных и кабацких книг. В Курске за те годы, когда таможня и питейные заведения находились на откупе (1615/16, 1619/20-1622/23, 1630/31-1632/33, 1634/35-1636/37, 1639/40, 1640/41, 1666/67, 1675/76, 1676/77 гг.), эти документы не составлялись. Утраченными оказались по меньшей мере 26 курских таможенных и кабацких книг (за 1617/18, 1624/25, 1625/26, 1633/34, 1637/38, 1638/39, 1642/43-1645/46, 1648/49-1652/53, 1655/56, 1659/60, 1662/63, 1663/64, 1667/68, 1668/69, 1671/72, 1673/74, 1674/75, 1678/79, 1679/80 гг.).

13. Голова "127-го году" с 22 февраля по 22 ноября 1619 г. Согласно курской таможенной книге, с 22 февраля по 22 июля 1619 г. сбор кабацких и таможенных доходов производил курский сын боярский Антип Лактионов. В приходо-расходной книге 1619/20 г. он назван товарищем Юрия Шумакова. В том же документе отмечено, что "в 126 году" кабацкие и таможенные доходы в Курске собирались "на вере", имя головы и период, за который собраны деньги, в документе не указаны.

14. Согласно курской таможенной книге 1626/28 г., голова с 22 ноября 1626 г. по 1 марта 1628 г.

15. Согласно курской таможенной книге 1628/29 г., голова с 1 марта 1628 г. по 1 марта 1629 г.

16. Согласно курской таможенной книге 1628/29 г., осуществлял сбор кабацких и таможенных доходов с 1 марта по 22 ноября 1629 г. В приходо-расходной книге 1628/29 г. не указан.

17. В челобитной, поданной царю Михаилу Федоровичу от имени члена Суконной сотни Андрея Матвеева, тяглеца Большой Конюшенной слободы Федора Полуехтова и крестьянина боярина Ивана Никитича Романова Кузьмы Савельева сказано, что они "в прошлом… во 144-м году откупили… в Розряде… в Курску городе твою государеву таможенную пошлину и кабак на два года". Полуехтов и Савельев, по всей видимости, являлись доверенными лицами Матвеева в Курске и Белгороде.

18. В приходо-расходной книге 1645/46 г. значится как целовальник.

19. Голова с 6 декабря 1646 г. по 5 января 1648 г.


© Материал предоставлен специально для сайта http://old-kursk.ru автором и опубликован в авторской редакции

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:

26.07.2013 г.
Дата обновления:


Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову