Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ПАМЯТНЫЕ КНИЖКИ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ
(Историко-библиографический обзор)

автор: А.И. Раздорский

Печатная версия:
Памятные книжки Курской губернии: (Историко-библиографический обзор) // События и люди в документах курских архивов: Сб. ст. Курск, 2009. Вып. 7. С. 81–104.

Памятные книжки губерний и областей — официальные универсальные справочные издания, содержащие различные сведения о губернии (области) на определенный год стоят в ряду наиболее ценных региональных изданий Российской империи — таких, как губернские и епархиальные ведомости, обзоры губерний, областей и градоначальств, труды губернских и областных статистических комитетов и ученых архивных комиссий.

В настоящее время выявлено 2280 изданий рассматриваемого типа. Памятные книжки выходили в 88 губерниях и областях страны, то есть практически на всей территории Российской империи. Не выявлены памятные книжки только восьми губерний Великого княжества Финляндского, а также Августовской, Бакинской, Батумской, Дербентской, Кутаисской, Шемахинской губерний, Камчатской и Сыр-Дарьинской областей. Памятные книжки издавались с середины 30-х гг. XIX в. по 1917 г. включительно. В наиболее полном виде они включают адрес-календарь (перечень всех государственных и общественных учреждений губернии с их личным составом), административный справочник, содержащий сведения о территориальном делении губернии, списки населенных мест, фабрик и заводов и т. д., статистический обзор губернии и научно-краеведческий раздел, в котором помещались статьи по истории, этнографии и статистике края, а также публикации документальных памятников.

Первые губернские памятные книжки были изданы в Оренбурге в 1830-е гг. В середине 1840-х гг. своеобразное «издательское гнездо» этих справочников возникло в Западном крае Российской империи: в этот период они начали издаваться в Виленской, Ковенской, Минской, Гродненской губерниях. Число губерний, где издавались свои памятные книжки, постоянно увеличивалось: если за 1840-е гг. эти издания известны лишь по 11 губерниям, то в 1850-е гг. с большей или меньшей регулярностью они издавались уже в 24 губерниях.

Важно отметить, что в отличие, например, от «губернских ведомостей», которые с 1838 г. регулярно и одновременно начали выходить в 42 губерниях империи по решению центральных властей, издание памятных книжек в той или иной губернии на начальном этапе их существования зависело прежде всего от двух факторов — инициативы в этом вопросе местных чиновников и интеллигенции, и, что особенно важно, от поддержки губернской администрации. До середины 1850-х гг. центральные власти не предпринимали каких-либо шагов по определению порядка издания памятных книжек в общероссийском масштабе и регламентирования включаемых в них материалов. В каждом отдельном случае вопрос об издании памятной книжки в той или иной губернии рассматривался и решался в центральных правительственных учреждениях отдельно.

4 октября 1855 г. императором Александром II было утверждено положение Комитета министров о порядке цензирования памятных книжек(1). Что же касается основных целей и задач их издания, то впервые на общегосударственном уровне они были сформулированы лишь в циркулярном письме министра внутренних дел С. С. Ланского от 16 сентября 1859 г., разосланном всем губернаторам и начальникам областей империи. В нем, в частности, говорится: «Для составления точного понятия о состоянии губерний имеют весьма важное значение... статистические данные о народонаселении и промышленных и производительных силах вообще, обрабатываемые в губернских статистических комитетах, равно как и сведения, сосредоточиваемые, по закону, в губернском управлении, об административном разделении и составе губерний. Приведение всех этих сведений в общую известность представляет существенную пользу: оно знакомит местных жителей и публику вообще с административным и хозяйственным положением губернии; может вызвать разбор, особенно ближайший, местный, сообщаемых сведений и тем самым способствовать исправлению и дополнению частными исследованиями неточных или неполных сведений, собираемых официальным путем... Удобнейшим средством к распространению таких сведений может служить издание губернских памятных книжек, ежегодно или, по крайней мере, чрез каждые два или три года»(2).

В циркулярном письме достаточно определенно были выражены и требования по содержанию материалов, включаемых в памятные книжки. С. С. Ланской писал, что, не считая необходимым стеснять издание памятных книжек какой-либо строгой и неизменной программой, желательно было бы включать в них ежегодно собираемые статистические сведения о губернии, которые доставлялись губернскими статистическими комитетами в центральный статистический комитет, сведения об административном разделении губернии (число станов, округов, волостей, приходов и т. п.), численности населения, путях и средствах сообщения, податях и земских повинностях, а также губернский адрес-календарь. К этим главным, по мнению министра внутренних дел, сведениям периодически могли бы быть также добавлены и некоторые другие статистические сведения, например, о количестве земель, состоянии земледелия, сельских промыслов и фабричной промышленности, торговли, о народном образовании. Рекомендовалось также публиковать в памятных книжках различные топографические и исторические исследования и описания городов и других местностей губернии(3).

Изложенные в циркуляре С. С. Ланского главные цели и задачи, которые призваны были решать губернские памятные книжки, оставались, в основном, неизменными в течение более чем 70-летнего периода существования этих изданий. Это свидетельствует о том, что памятные книжки были вызваны к жизни объективной общественной необходимостью и отвечали ей независимо от меняющейся социально-политической и экономической ситуации в стране.

Первое издание, стоящее в ряду памятных книжек Курской губернии, вышло в конце 1853 г. Это был «Адрес-календарь, или общий штат Курской губернии» на 1854 г.(4), подготовленный губернским правлением. Он включал только список губернских и уездных учреждений с их личным составом и алфавитный указатель учтенных должностных лиц. Книга объемом в 60 страниц продавалась в типографии Курского губернского правления по 30 коп. за экземпляр. Иногородние жители, желавшие приобрести адрес-календарь, могли заказать его в губернском правлении, заплатив дополнительно 10 коп. за пересылку(5). Данное издание по своей структуре и содержанию еще не являлось классической памятной книжкой и типологически стояло ближе к спискам чинам, которые губернское правление ежегодно выпускало в 1857–1863 гг.(6) В этой связи следует отметить, что сами издатели курских памятных книжек первым подобным справочником по Курской губернии считали памятную книжку на 1860 г.(7)

Проект издания первой памятной книжки Курской губернии возник в Курском губернском статистическом комитете (ГСК) в середине 1850-х гг. К этому времени этот орган, учрежденный, как и другие ГСК, согласно положению от 20 декабря 1834 г.(8), уже имел определенный опыт в изучении края(9). В январе 1854 г. Курский ГСК был реорганизован и в его деятельности начался новый этап. Производителем работ ГСК по представлению губернатора был назначен курский уроженец коллежский советник Н. Д. Билевич (1812–1860), вернувшийся в Курск после выхода в отставку в 1853 г.(10), а в помощники ему определили коллежского секретаря Фонтани и редактора «Курских губернских ведомостей» А. М. Головашенко. В журнале ГСК от 28 января 1854 г. отмечалось: «Дабы занятия статистического комитета имели более определенную деятельность поручить производителю дел составить программу годичных работ комитета относительно собрания и обработки материалов для всеподданнейшего отчета, а равно для собирания и обработки разных монографий и отдельных описаний, поступающих или приобретаемых от разных лиц комитетом»(11).

16 апреля 1855 г. ГСК на своем заседании рассмотрел программу памятной книжки, составленную Билевичем, и принял решение ходатайствовать перед вышестоящими инстанциями о разрешении на ее издание(12). 18 апреля курский губернатор И. Д. Лужин направил министру внутренних дел представление, в котором указывал, что «находил бы полезным составить полный указатель на все предметы в губернии, заслуживающие внимания как для жителей губернии, так и для приезжающих, который возобновляя ежегодно, можно было бы считать верною справочною книгою губернии, ознакомливающею как с историческим значением края, так и с местными условиями и потребностями его»(13). Губернатор просил министра разрешить «Курскому статистическому комитету издавать ежегодно по прилагаемой при сем программе справочную книжку Курской губернии, присовокупляя при том, что большая часть материалов, означенных в программе, уже заготовлена в комитете трудами производителя работ и некоторых из членов комитета»(14). Средства на издание книжки предполагалось получить за счет сделанных со стороны членов-корреспондентов ГСК пожертвований, сумма которых могла простираться до 600 руб. ежегодно(15).

Следует отметить, что проект издания памятной книжки Курской губернии не был инспирирован сверху, как это было во многих других губерниях в более поздний период, а являлся сугубо местной инициативой. Он возник за полгода до принятия вышеуказанного положения Комитета министров от 4 октября 1855 г. и за несколько лет до циркуляра МВД 1859 г. Решение об издании памятных книжек Курский ГСК принял раньше, чем это было сделано в большинстве других соседних с Курской губерний (в Орловской программа издания памятной книжки была представлена в МВД только в январе 1859 г., в Полтавской — в августе 1863 г.; в Харьковской рукопись предположенной к изданию памятной книжки подана в МВД в конце 1859 г.; в Черниговской издательский процесс по выпуску в свет памятной книжки начался в 1861 г.). Лишь в Воронежской губернии программа издания памятной книжки была утверждена несколькими годами раньше, чем в Курской — в 1850 г., хотя издать ее удалось лишь в 1856 г.(16)

Программа издания «Памятной книжки для жителей Курской губернии или Справочной книжки Курской губернии» прошла традиционную процедуру рассмотрения в правительственных инстанциях: 13 мая 1855 г. она получила одобрение министра народного просвещения, 23 мая была внесена на рассмотрение в Комитет министров, согласно определениям которого от 31 мая и 14 июня удостоилась высочайшего утверждения(17). О принятых решениях министр внутренних дел проинформировал курского губернатора 20 июня(18).

Согласно утвержденной программе, новое издание должно было включать восемь отделов:

1) «Историческое обозрение города Курска и Курской губернии»;

2) «Указатель примечательных древностей г. Курска и некоторых мест в губернии» (в т. ч. план Курска, возобновленного при царе Федоре Иоанновиче с сопроводительным текстом, описание древнего «острожка» города и старинных вещей в его монастырях и церквах, сведения о валах на р. Рати в 15 верстах от Курска и близ Путивля, деревне Выгоровке Путивльского уезда, владениях гетмана Мазепы в Рыльском и Путивльском уездах, домике Петра I в слободе Борисовке, «Золотых ворот» и древней церкви в Хотмыжске, «древностях» Путивля и Белгорода, старинных вещах, рассеянных по разным местам губернии);

3) «Монастыри, пустыни и церкви» (описание Курского Знаменского и Белгородского монастырей, Софрониевской, Глинской и Коренной пустыней, древнейших церквей по уездам);

4) «Предметы, заслуживающие особенного внимания в губернии» (описание Глушковской фабрики графа Потемкина, торфяного производства в губернии, Коренной ярмарки, помещичьих имений «лучших по устройству и замечательных в разных отношениях», лучших заводов конских и рогатого скота, сведения о садоводстве в Курске и Короче, о земледельческих машинах, употребляемых в помещичьих имениях губернии и селитренном производстве в крае;

5) «Биография известных уроженцев губернии» (Феодосий Печерский, Иоасаф Белгородский, Сильвестр Медведев, И. И. Голиков, Г. И. Шелихов, Н. А. Полевой, Ф. А. Семенов, И. Ф. Богданович, П. И. Аверин;

6) «Современная статистика губернии» (площадь земель, народонаселение, земледелие, перечень помещичьих имений по уездам, торговая деятельность в городах, торговые пути и чумацкие дороги, места извозчичьих наемок, описание торговых слобод и сел, места и время проведения ярмарок, пункты ссыпки хлеба и данные о хлебной торговле, сельские изделия в городах и селах и их сбыт, садоводство и огородничество, фабрики и заводы, рыбный промысел, охота в деревнях, заведения приказа общественного призрения и прочие благотворительные учреждения, учебные заведения;

7) «Общий состав управления в губернии» (полный адрес-календарь);

8) «Местные замечания» (праздничные дни и церковные торжества, восхождение и захождение Солнца, время вскрытия и замерзания рек, наблюдения старожилов над состоянием атмосферы, о днях прихода и отхода почт, о ценах в почтовых каретах, бриках и о времени их отъезда, о местах найма вольных извозчиков и о ценах на перевозку тяжестей, адреса известных в губернии купцов и ремесленников, списки гостиниц, магазинов и лавок, расстояние уездных городов от губернского с расчетом прогонов по почтовым трактам, число почтовых станций с показанием числа лошадей на них, указатель постоялых дворов по всем трактам губернии и алфавитный список всем селениям с показанием числа дворов и жителей)(19).

При рассмотрении программы в МВД в нее был внесен ряд корректив. Так, из первого отдела был изъят подраздел об истории Курского княжения, из четвертого —подраздел об имении Нелидовых Мокве и селе Барятинских Ивановском, из восьмого — сведения о местах нахождения войск в губернии. Из заглавия подраздела четвертого отдела «Селитренное производство и причины его неуспешности» оказались вычеркнутыми последние четыре слова.

5 декабря 1855 г. в «Курских губернских ведомостях» (КГВ) было опубликовано сообщение о подготовке к изданию «Памятной книжки для жителей Курской губернии или Справочной книжки Курской губернии на 1856 год» и приведена ее программа(20). Сообщалось, что «губернский статистический комитет, приступив ныне к собранию материалов и обработке имеющихся у него монографий, вменяет себе в обязанность просить всех желающих принять участие в этом издании своими трудами, пересылать статьи свои прямо в Курский губернский статистический комитет. О выходе памятной книжки и о цене ее объявлено будет в свое время. Господам же членам губернского статистического комитета будут разосланы экземпляры книги особо». ГСК счел также необходимым познакомить публику с характером некоторых статей, предназначенных для помещения в первой памятной книжке. 10 декабря в КГВ была напечатана статья «О значении городов Курска и Белгорода в историческом и статистическом отношениях», которая «может вызвать много дельных замечаний, много исторических указаний и еще больше верных статистических данных, руководствуясь которыми, обработанная монография приобретет новое достоинство и может быть полезною, как в частном, так и в административном отношении»(21).

Сбор справочных сведений, которые должны были войти в состав первой памятной книжки, Курский ГСК осуществлял через рассылку циркулярных запросов различным должностным лицам и присутственным местам губернии. Так, 27 июня 1856 г. городским головам и бургомистрам губернии был направлен циркуляр, в котором говорилось, что ГСК, «приступая к изданию высочайше разрешенной памятной книжки для жителей губернии, имеет надобность в сведениях: а) о местах наемки ямщиков и b) о ценах для найма извощиков или ямщиков, как для переездов, так и для перевоза тяжестей в разные места» Городским головам и бургомистрам предписывалось «собрать в уезде своем верные сведения по означенным двум предметам, поручив тем из купцов, которые занимаются перевозкою товаров и имеют сами сношения с извощиками или ямщиками, а равно и знакомыми с их местожительством»(22). Сведения необходимо было представить в ГСК не позднее 1 августа 1856 г., «дабы медленность в доставлении оных, не могла быть причиною остановки в издании памятной книжки»(23). На деле же срок присылки сведений выдерживался далеко не всегда, некоторым должностным лицам ГСК приходилось высылать запросы повторно. Другим циркуляром, разосланным также 27 июня, земским исправникам было вменено в обязанность доставить информацию «о постоялых дворах в уезде, именной список всех селений с показанием в них числа дворов и количества душ об[оего] п[ола]»(24). Курскому полицмейстеру и городничим ГСК направил циркуляр, в котором просил прислать сведения о «замечательных зданиях» по всем городам губернии по следующей форме: 1) церковь во имя Вознесения Христова, о 5 главах, с 3 приделами, каменная, крыта железом, строена в 18.. году по плану архитектора NN; 2) Тюремный замок двухэтажный, каменный, построен в 18.. году по плану архитектора… 3) Почтовая контора… 4) Градская больница… 5) Дом купца N, каменный, двухэтажный, строен в… (25). Были направлены также запросы о числе почтовых станций, их местонахождении, количестве лошадей, расстоянии уездных городов от губернского, расчета прогонов и о праздничных днях, в которые служебные и училищные места свободны от действий, о церковных торжествах (крестных ходах, шествиях с иконами, храмовых праздниках в Курске и пригородных слободах)(26).

При подготовке статей, вошедших в памятную книжку, составителями были использованы «Курские губернские ведомости» за разные годы, «Краткий исторический обзор Курской губернии» А. М. Головашенко (Курск, 1854), его же «Исторический и статистический обзор Коренной ярмарки» (Курск, 1851), «Историческое описание Курского Знаменского первоклассного монастыря» И. Истомина (Курск, 1857), «Описание Путивльской Молчанской Рождество-Богородицкой общежительной Софрониевой пустыни…» (СПб., 1846), а также документы архивов Курского губернского правления и других присутственных мест(27).

17 декабря 1856 г. Московский цензурный комитет вернул в Курский ГСК «за надлежащим подписанием и приложением казенной печати» одобренные «Генеральную карту Курской губернии» и статьи «Житие св. Феодосия Печерского», «История Курского Знаменского монастыря», «Краткий исторический очерк Молченской Софрониевской пустыни» и «Указатель древностей», которые должны были войти в состав памятной книжки(28).

В конце 1856 — начале 1857 г. членом-заведующим ГСК Билевичем была представлена ориентировочная смета расходов на издание памятной книжки тиражом в 300 экз. Общая стоимость работ и материалов оценивалась в 525 руб. В сопроводительной записке отмечалось, что по выходе книжки из печати в Московский цензурный комитет надо будет отправить 15 экз., из которых 3 оставались в комитете, 3 — отправлялись в Императорскую Публичную библиотеку, 2 — в Гидрографическое депо, 2 — в Русское географическое общество, 1 — «в университетскую библиотеку», 2 — в военное министерство, 2 — в библиотеку военно-учебных заведений. Из числа 20 «лучших экземпляров» 2 предполагалось вручить министру внутренних дел, 2 — в Центральный статистический комитет, по 1 — военному министру, главноуправляющему путей сообщения и начальнику Курской губернии. 12 экз. должны были быть переданы непременных членам Курского ГСК, 12 — его членам-корреспондентам, 5 — членам ГСК, поместившим в издании свои труды и 2 — заведующему редакцией и типографии. Для продажи предполагалось оставить 234 экз., причем книжка должна была продаваться по цене не ниже 2 руб. «и то, рассчитывая на то, что в г. Курске может разойтись 34 экземпляра и остальные 200 экземпляров могут быть разосланы в 14 уездов, каждый по 15 экземпляров»(29).

В середине января 1857 г. ГСК обратился в Курское губернское правление с предложением сделать распоряжение о печатании книжки в губернской типографии(30), «а для большего успеха в работе и по обширности печатаемой книги» привлечь к ее печатанию типографию палаты государственных имуществ, «передавши ей один из трех отделов книги, состоящий преимущественно из таблиц, с тем, чтобы она приступила немедленно к сей работе»(31). В январе 1857 г. для будущего издания в разных местах была закуплена бумага различных сортов(32).

Однако затем издание памятной книжки застопорилось. Одна из причин этого заключалась в том, что в Курске сменился губернатор: вместо переведенного в мае 1856 г. в Харьков И. Д. Лужина, ходатайствовавшего об издании книжки, был назначен Н. П. Бибиков. Сказалось также и то, что производитель работ ГСК и составитель программы памятной книжки Билевич в 1857 г. по состоянию здоровья был вынужден оставить свою должность (его место занял И. И. Бесядовский) и существенным образом ограничить свою деятельность в ГСК(33). 10 июля 1857 г. Билевич представил новому губернатору рапорт, в котором писал: «Издание памятной книжки на пожертвованные членами-корреспондентами деньги разрешено было здешнему комитету господином министром в минувшем 1855-м году по ходатайству бывшего начальника губернии Ивана Дмитриевича Лужина. Материалы для этой книжки были изготовлены в начале прошлого 1856-го года, но за выбытием его из здешней губернии, к цензурованию книги можно было приступить только в конце прошлого года, а к печатанию ее не раньше начала сего года. Ныне хотя и напечатан самый меньший ее отдел исторической, но как в статистическом ее отделе и в местных замечаниях большая часть сведений заключают в себе показания за 1856-й и даже некоторые за 1855-й год, а между тем книга может только выйти в свет к 1858 году, то я считаю долгом представить на благоусмотрение вашего превосходительства, не угодно ли будет отложить печатание памятной книжки до 1858-го года с тем, чтобы в статистический ее отдел могли войти цифровые показания за 1857-й год, как более современные, и вместе с тем пополнить или исправить как исторический ее отдел, так и местные замечания. В таком виде книга приобретет более достоинства и удовлетворять будет вернее своему назначению, тем более, что разрешение издания памятной книжки не обязывает курский комитет издать ее в известный определенный срок и в самом ходатайстве начальника губернии не обозначалось время издания книги»(34).

В приложенном к рапорту личном письме Бибикову Билевич отмечал, что «для окончательного и более форменного решения по поводу печатания памятной книжки я прошу г. Бесядовского представить Вашему превосходительству мой рапорт, желая, чтобы ни малейшая тень упрека в позднем ее выходе не могла пасть на Курский статистический комитет, а только на меня одного. Хотя я в неудачном печатании книги виновен только тем, что не имел права в прошлом году настаивать на ее скорейшем печатании, а в этом году не имел возможности жить постоянно в городе, при всем том не могу не скорбеть, что был невольною причиною неудачного начала в печатании книги. Еще раз приношу искреннейшую благодарность Вашему превосходительству за снисходительное для меня распоряжение Ваше по неудачному печатанию начала книги, и почту себя счастливым, если я когда-нибудь могу пригодиться на дело общей пользы, оставшись с неиспорченным еще зрением в правом глазе, потому что левый у меня уже едва видит и вообще при моем незавидном здоровье, страдая давнею хроническою болезнею, более 8 лет. Что однако нисколько не помешало мне взять с собою 1 лист печатного текста и исправив, сколько можно, статьи в нем, представить его к тому времени, когда г. Головашенком будет изготовлена его статья, а г. Бесядовским будут приобретены сведения за сей 1857-й год по статистическому отделу памятной книги. Смею просить Ваше превосходительство не лишить меня Вашего доброго мнения»(35).

В течение 1857–1858 гг. в ГСК продолжали поступать материалы для памятной книжки: генеральная карта Курской губ. с нанесением на ней линии Орловско-Курского и Курско-Харьковского шоссе (от начальника 7-го отделения 4-го округа путей сообщения), сведения о взаимном расстоянии между городами губернии, их расстоянии от столиц (от курского губернского почтмейстера), данные о положении Коренной ярмарки (из Курской градской думы)(36).

При подготовке своей памятной книжки Курский ГСК решил воспользоваться опытом издания подобных справочников по другим губерниям. В сентябре 1858 г. им были приобретены памятные книжки Киевской губернии на 1856 и 1858 гг. и Смоленской губернии на 1855, 1857, 1858 гг.(37)

Между тем, составление и печатание первой курской памятной книжки в местной губернской типографии тянулось крайне медленно. Издательский процесс тормозили, в частности, возникавшие время от времени проблемы в расчетах за поставленную для издания бумагу. 27 октября 1859 г. смотритель типографии Левицкий сообщил в губернское правление, что «напечатана 1-я часть памятной книжки, предположенной издаваться по рукописи г. Билевича при Курском губернском статистическом комитете, но дальнейшее печатание ее приостановлено по словесному приказанию его превосходительства г. начальника губернии»(38).

18 января 1860 г. из Московского цензурного комитета были присланы девять одобренных для публикации в памятной книжке материалов, в т. ч. предисловие к изданию, историческое обозрение Курской губернии, исторические очерки Курского Знаменского монастыря и Молченской Софрониевой пустыни, «Указатель древностей» и др.(39) (некоторые из них, уже прошедшие цензирование в 1856 г., были, по-видимому, представлены на рассмотрение в заново отредактированном виде). В марте 1860 г. губернатор Бибиков от имени возглавляемого им ГСК поручил смотрителю губернской типографии «немедленно приступить к печатанию памятной книжки… по присланной из Моск. ценз. комитета рукописи, составленной производителем работ статистического комитета Бесядовским, которому вместе с тем мною предложено быть редактором и корректором означенной книги»(40). Но и после этого сбор материалов для памятной книжки все еще продолжался. 25 апреля из Московского цензурного комитета поступила одобренная к публикации рукопись «Окрестности Курска», 4 июля от белгородского городничего были присланы сведения о свечновосковых заводах Белгорода, а 24 числа того же месяца из Курской губернской почтовой конторы доставили почтовые сведения(41).

К началу августа 1860 г. памятная книжка наконец-то была напечатана(42). Однако ее выпуск в свет на сей раз задержался из-за необходимости получить санкцию Военно-топографического депо на публикацию в издании двух карт (генеральной карты губернии и карты почтовых и транспортных дорог). 25 августа нужное разрешение было получено(43). 17 сентября смотритель губернской типографии Левицкий рапортовал губернатору: «…напечатав памятную книжку Курской губернии на 1860 год в количестве 300 экземпляров, из таковых 10 экземпляров(44) при сем имею честь представить вместе с рукописью для отсылки в Цензурный комитет на предмет высылки дозволительного билета на выпуск этой книжки в свет»(45). 27 сентября десять экземпляров памятной книжки вместе с ее рукописью и запиской о сделанных исправлениях и дополнениях Бибиков представил в Московский цензурный комитет. При этом губернатор сообщил, что «издержки на бумагу и печать могут быть покрыты выручкою от продажи самой книжки. По получении одобренной цензурою рукописи памятной книжки признана была необходимость сделать в той рукописи некоторые исправления и дополнения; за тем самим под моим руководством книжка отпечатана согласно полученному от цензуры дозволению»(46). 8 октября Московский цензурный комитет переслал губернатору экземпляр памятной книжки с билетом на ее выпуск в свет(47).

17 октября Левицкий представил Бибикову тираж книжки и счет с расшифровкой расходов по ее изданию: «фотографу Пружинскому за 106 видов Курска и Моквы 75 руб., литографу Пригожеву за отпечатание 600 экземпляров карт 60 руб. и за отпечатание надписей на видах 6 руб., рабочим за пресс 5 руб., переплетчику за 300 экземпляров книг 10 руб. и за наклейку видов 3 руб., за краски для карт 1 руб. 50 коп., Опалькову за 5 ст[оп] бумаги 50 руб. 27 коп., за 1 стопу Александрийской [бумаги] 8 руб., за 50 листов на карты 2 руб., за 125 листов зеленой бумаги 3 руб. 75 коп., за 8 листов глянцевой двуличной [чтение предположительное] 4 руб., за 25 листов обыкновенной глянсовой 5 руб., за 25 листов прозрачной бумаги 50 коп., за золотой переплет [чтение предположительное] 60 коп., за 2 стопы газетной бумаги 3 руб., за холст на обшивку книжек в тюки за 40 аршин 1 р. 60 к. и за напечатание книжки в типографию 100 руб., и всего следует в выдачу триста тридцать девять рублей двадцать две копейки»(48).

Памятная книжка на 1860 г. была выпущена в трех вариантах, отличающихся качеством бумаги и составом иллюстраций: «на хорошей белой бумаге с двумя картами» (по 1 руб. 50 коп. за экз.), «на лучшей белой бумаге с двумя картами и двумя фотографическими видами Курска и Моквы» (по 3 руб.), «на александрийской бумаге с двумя картами и видами» (по 4 руб.). Приобрести издание можно было в Курске у смотрителя губернской типографии, а в уездных городах у городничих и земских исправников (в уезды для «возможного ознакомления местных жителей с историческими и статистическими материалами и современным состоянием губернии»(49) были отправлены только экземпляры ««на хорошей белой бумаге» без видов)(50). Следует отметить, что экземпляры с видами, на которых были представлены одни из первых фотографий Курска и Моквы, до сих пор нигде обнаружить не удалось. По-видимому, они разошлись по частным собраниям и впоследствии пропали.

Продажа книги имела успех. Из 278 полученных экземпляров ГСК разослал для реализации 195 на 292 руб. 50 коп., 83 экз. на 206 руб. 50 коп. были переданы смотрителю губернской типографии Левицкому для продажи. К декабрю 1861 г. из 195 экз. ГСК реализовал 190 на сумму 285 руб., Левицкий же сбыл всю свою долю тиража(51). 22 экз. книжки были розданы «безденежно». Пять нераспроданных экземпляров были распределены между отдельными лицами и учреждениями: 1 экз. — А. М. Головашенко — «в виде признательности за сотрудничество при составлении помещенной в той книжке статьи: историческое обозрение местности, занимаемой ныне Курскою губерниею», 1 экз. — штабс-капитану Генерального штаба Н. Т. Шулешкину, «за который он обязался доставить в комитет один экземпляр составляемой им по поручению Генерального штаба военной статистики Курской губернии», 1 экз. — в редакцию «Могилевских губернских ведомостей» взамен присланной ею «Памятной книжки Могилевской губернии на 1861 год», по 1 экз. — в Воронежский и Харьковский ГСК(52).

«Курская памятная книжка, как сказано в предисловии к изданию 1860 г., представляя собою систематический сборник разнообразных сведений о губернии, может доставить материал для ученых, административных, хозяйственных и коммерческих соображений и служить путеводною нитью или указателем для разного рода справок. Кроме этой ближайшей цели, Курская памятная книжка имеет еще и отдаленную цель, а именно: она, как издание от времени до времени возобновляемое, будет сокровищницею и хранилищем постоянно накапливающихся сведений о губернии, и со временем может служить материалом для истории и статистики государства»(53).

Сравнивая содержание памятной книжки на 1860 г. с программой издания, утвержденной в 1855 г., можно заметить, что многие из предполагавшихся к публикации материалов так и не были напечатаны. Так, например, не были опубликованы «план Курска, возобновленного при царе Федоре Иоанновиче» (о существовании подобного плана точные данные вообще отсутствуют), описания домика Петра I в Борисовке(54), Глинской пустыни, Глушковской фабрики, биографии Феодосия Печерского, Сильвестра Медведева, Голикова, Шелихова, Полевого, Семенова, Богдановича и Аверина, перечень помещичьих имений, алфавитный список всех селений с показанием числа дворов и жителей(55). Вместе с тем, в памятную книжку вошли материалы, которых не было в первоначальной программе, например, описание окрестностей Курска, а также сведения о с. Ивановском, которые были изъяты из текста программы 1855 г., утвержденной МВД. Помещение в памятной книжке Курской губернии фотографических видов, которые также не предусматривались программой, произошло, возможно, под влиянием полученной Курским ГСК памятной книжки Киевской губернии на 1858 г., где имелся иллюстративный материал.

Публикация памятной книжки, по словам историографа Курского ГСК А. А. Танкова, «возбудила весьма большой интерес в среде местного образованного общества»(56). Новое издание подверглось в 1861–1862 гг. обстоятельному критическому разбору, инициированному директором училищ губернии и непременным членом ГСК Д. Г. Жаворонковым. В 1861 г. он обратился к смотрителям уездных училищ губернии со следующим предложением: «В прошлом году вышла в свет «Памятная книжка Курской губернии», которая тогда же была приобретена мною для библиотек дирекции училищ. Не сомневаясь, что в настоящее время просвещенные и любознательные из училищных чиновников успели достаточно уже ознакомиться с этим изданием, я полагаю, что у каждого из них может найтись несколько замечаний, которые они признают нужным сделать как для исправления вкравшихся в книгу неточностей, неправильностей и ошибок, столь естественных при первом опыте описания губернии, так и пропусков, могущих значительно пополнить сведения о губернии в разных отношениях. Все подобного рода замечания не могут не быть дороги для губернского статистического комитета, как опирающиеся на авторитет училищного чиновника и по своему образованию и по более или менее продолжительному пребыванию в одном городе и уезде поставленному в возможность изучить эту местность в разных, если не во всех, отношениях(57). Жаворонков просил присылать ему замечания, чтобы ГСК мог учесть их «при предстоящем новом издании подобной книги».

Первым на предложение Жаворонкова отозвался учитель истории и географии Фатежского уездного училища Худошин, который отметил, что в памятной книжке многого «не сказано исторического, достопримечательного, делающего честь и славу Курской губернии», в частности, не упомянуто о Полевом, Богдановиче и Семенове. «Если «Памятная книжка» упоминает о торговых домах Антимоновых, Баушевых, Сыромятниковых и других, то неужели лица, трудившиеся на поприще умственного и нравственного развития не достойны быть упомянутыми?» — вопрошал фатежский учитель(58). Суджанский смотритель А. И. Дмитрюков представил свои замечания и замечания своего законоучителя И. Терлецкого. Последний сделал ряд дополнений относительно заводов, промыслов и торговли в Судже и ее уезде. Сам Дмитрюков привел ряд не попавших в памятную книжку любопытных фактов, например, о волошских орехах, росших в 1850-х гг. у рыльского помещика Юрасова и винограде, возделываемом в саду Софрониевой пустыни. Также Дмитрюков отметил, что в Рыльске «не складывают огромных транспортов заграничных товаров», как сказано в справочнике, а отправляют только косы, что от Курска до Суджи не 95, а 101 верста, что в Мирополье не одна, а пять ярмарок и т. д. Смотритель Белгородского уездного училища Залога уточнил, что в Белгороде не два базара в неделю, а три, причем они превосходят по оборотам базары самого Харькова. Он же прислал дополнения о мельницах в уезде и шерстомойках в городе. А. А. Танков отметил, что были присланы и другие критические замечания, поправки и дополнения, но поскольку «в то и последующее время в течение более чем двадцати лет нового выпуска «Памятной книжки» не было, а издавались «Труды» комитета, то исправления и дополнения, полученные Жаворонковым, не были пущены в дело»(59).

1 декабря 1861 г. Курский ГСК обсуждал вопрос о своем новом издании в 1862 г. Так как при этом «возникло разногласие, то гг. члены комитета прибегнули к баллотировке, вследствие которой предложены были для предполагаемого на 1862 год издания следующие заглавия: Сборник, Статистический сборник, Статистические сведения по Курской губернии, Памятная книжка Курской губернии и Труды Курского губернского статистического комитета. Последнее заглавие было принято большинством голосов. А потому комитет заключил, имея в виду, что принятое в большей части статистических комитетов название памятной книжки не вполне будет соответствовать предполагаемому Курским комитетом изданию, дать сему последнему принятое большинством голосов название Трудов комитета». При этом было особо определено, что «а) независимо от изменения заглавия книги, не исключать из содержания оной тех предметов, которые требуются правительством от памятных книжек; б) входивший в прежнюю программу памятной книжки адрес-календарь или список служащих в губернии лиц исключить из программы Трудов статистического комитета, потому что список служащим в губернии лицам издается отдельно в типографии Курского губернского правления и подвергается постоянным изменениям и поправкам»(60).

Таким образом, издание памятных книжек Курской губернии, прервалось, едва начавшись, на долгие годы. В 1860–1870-е гг. ГСК издал четыре выпуска своих «Трудов» (вып. 1 — в 1863 г., вып. 2 — в 1866 г., вып. 3 — в 1869 г., вып. 4 — в 1874 г.)(61), а также сборник статей в 1876 г.(62) На заседании ГСК 30 марта 1862 г. секретарь комитета Бесядовский обратился с просьбой разрешить составлять ему губернский адрес-календарь, поскольку этот раздел был исключен из «Трудов» ГСК, а печатавшиеся губернским правлением списки чинам отличались неполнотой. Подобный справочник он предполагал «составлять на основании официальных сведений и издавать от своего лица». ГСК удовлетворил просьбу Бесядовского и разрешил печатание адрес-календаря в типографии Курского губернского правления с одобрения местной цензуры(63). Однако, судя по всему, этот замысел так и не был реализован. Адрес-календари, составленные Бесядовским, нигде не выявлены, не упоминаются они и в отчетных документах ГСК. В 1860–1880-е гг. адрес-календарные сведения по Курской губернии продолжали печататься в списках чинам. За 1860–1880-е гг. подобные издания выявлены за 1860–1863, 1871, 1873, 1874, 1878, 1880, 1882 гг. Из объявлений в КГВ известно также о выходе в свет списков чинам на 1876 и 1877 гг.(64), но они нигде не обнаружены. Не исключено что подобные издания были выпущены и за другие годы, но о них не сохранилось даже упоминаний в архивных документах и периодике(65).

Вопрос об издании нового выпуска памятной книжки Курской губернии был поставлен старшим ревизором Контрольной палаты и членом Курского ГСК Н. С. Воротниковым на заседании комитета 21 марта 1882 г., ГСК «находя весьма полезным подобное издание», постановил обратиться для составления его программы и содействия в публикации к членам комитета Д. Г. Жаворонкову, В. И. Чарыкову, Б. К. Кукелю, Д. П. Евреинову, А. И. Роштоку и секретарю ГСК С. Н. Бельченко. Они образовали комиссию по изданию памятной книжки на 1883 г., которой было предоставлено право «привлекать к участию в этом издании лиц по своему усмотрению и расходовать потребные на это суммы, не стесняясь их размером, в пределах остатка, находящимся в настоящее время в распоряжении комитета»(66).

Однако выпустить памятную книжку ни в 1882, ни в 1883 г. по разным причинам не удалось. В отчете ГСК за 1882 г. говорилось, что комитет, занятый, помимо своей текущей работы, также обработкой сведений о движении населения губернии, собираемых по новому карточному способу, «при крайне ограниченном числе своих работников… не имел никакой возможности заняться составлением проектированной комитетом памятной книжки на 1883 год, хотя некоторый материал для этого и был собран»(67). Завершить работу над этим изданием планировалось к концу 1883 г., но его выпуск в свет опять задержался. В объявлении, опубликованном в КГВ в ноябре 1883 г., по этому поводу сообщалось: «Курский губернский статистический комитет изготовляет к печати Календарь и памятную книжку Курской губернии на 1884 год. Выход этой книжки из печати задерживается предстоящими земскими и дворянскими выборами, по окончании которых она появится уже с новым составом служащих согласно результатам этих выборов»(68).

Составленный секретарем ГСК Бельченко «Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1884 год» был выпущен в марте 1884 г. и поступил в продажу по цене 1 руб. за экземпляр. Он продавался в канцелярии ГСК (в доме Дружинина на Московской ул.), в губернской типографии, в книжных магазинах Переплетенко и Дружинина, в магазинах Грота и Иванова, а в уездах — у уездных исправников(69). В состав этой памятной книжки, помимо адрес-календаря, вошли только календарные сведения, расписание крестных ходов и некоторые краткие справочные данные о губернии (расстояние между городами, почтовые учреждения, ярмарки, пространство, население, разделение в административном и судебном отношении). Ее издатели отмечали, что она, «не представляя никакого научного труда, имеет тем не менее некоторый интерес для местных жителей и пригодна как справочная книга, заключая в себе список всех чинов Курской губернии и некоторые почтовые и др. сведения, часто необходимые местным жителям (напр., разделение уездов на станы, мировые и следственные участки, указание места жительства судебных следователей, мировых судей и пр.)»(70). В отчете ГСК за 1883 г. говорилось, что «издание это не может принести ущерба комитету, так как продажею оного наверное окупятся типографские расходы по его отпечатанию. Издание это отпечатано в 600 экземплярах и стоило комитету 200 р. сер. с небольшим(71). Около 100 экземпляров должно быть разослано в разные статистические комитеты и другие учреждения, с которыми комитет обменивается своими изданиями, а потому для продажи остается 500 экземпляров ценою по 1 р. сер. Если из числа их будет продана половина, то и тогда будет выручено более того, что следует на покрытие расходов по отпечатанию, между тем легко ожидать продажи во всяком случае не менее 400 экземпляров, так как в настоящее время [к маю 1884 г. — А. Р.], когда прошло не более 2 месяцев со времени выхода этой книги, продано уже около 150 экземпляров, из которых 24 продано: при посредстве гг. Иванова (10), Грота (8) и Переплетенко (6), взявших на себя коммиссию продажи без всякого вознаграждения»(72). Расчеты сотрудников ГСК полностью оправдались: издание памятной книжки на 1884 г. не только окупилось, но и принесло доход. К апрелю 1885 г. было продано уже 447 экземпляров этого справочника на сумму 447 руб.(73)

В мае 1885 г. Бельченко «по домашним обстоятельствам» вынужден был временно оставить должность секретаря ГСК. Вернулся он к исполнению своих обязанностей только в марте 1886 г. По этой причине в течение 1885–1886 гг. «комитет мог вести лишь свои обязательные работы»(74), т. е. к необязательным, к каковым относилось и составление памятных книжек, не приступал.

На заседании ГСК 15 июля 1887 г. был поставлен вопрос об издании «Календаря и памятной книжки» Курской губернии на 1888 г. Выработку программы справочника поручили Бельченко, причем ему было рекомендовано при этом принять «в руководство подобное же издание Харьковского губернского статистического комитета»(75). Уже через две недели программа нового выпуска памятной книжки была представлена Бельченко на утверждение ГСК. Книга должна была состоять из пяти отделов: 1) церковного (месяцеслов, святцы, крестные ходы и др.); 2) общий справочный (краткие географическо-статистические о России и иностранных государствах, таксы почтовых сборов, телеграфные правила, железнодорожные тарифы и др.); 3) местный справочный (разделение Курской губернии в административно-полицейском, судебном, церковно-административном и др. отношениях, дни заседаний присутствий, правила продажи питей, списки врачей и ветеринаров, почтовые сведения, монастыри и ярмарки и др.); 4) статистический (фабрики и заводы, движение населения, посев и урожай, пожары и др.); 5) адрес-календарь лиц, служащих в губернии и адрес-календарь фабричных, промышленных, ремесленных и торговых заведений и лиц специальных занятий. «Эта последняя часть могла бы заключать в себе адрес таких заведений и лиц, которые пожелали бы поместить свои адресы в предполагаемом издании с личною целью распространения о себе сведений, а потому могли бы вносить известную плату за помещение своего адреса». Таким образом, при подготовке памятной книжки на 1888 г., в отличие от выпусков 1860 и 1884 гг., впервые (видимо, под влиянием «Харьковского календаря») наметился определенный коммерческий подход к включаемой в издание информации. ГСК одобрил представленную программу, особо отметив правильность помещения коммерческого адрес-календарного раздела, и принял решение просить Бельченко озаботиться скорейшим изданием книжки, «чтобы при своевременном выходе ее в продажу она могла заменить для жителей Курской губернии всякий другой календарь и таким образом вытеснить по возможности продажу других календарей»(76).

Работа по составлению памятной книжки на 1888 г., составителем которой вновь являлся Бельченко, велась осенью 1887 г.(77), а вышла она в свет уже в 1888 г. (хотя в выходных данных значится 1887 г.)(78). Ее издание обошлось ГСК в 293 руб. 52 коп. Реализация книжки протекала успешно: к 1 января 1889 г. от ее продажи поступило 550 руб. 5 коп., т. е. публикация справочника вновь принесла ГСК доход(79).

Структура и содержание «Календаря и памятной книжки» в целом соответсвует программе его издания. В то же время в справочник вошло нескольких статейных материалов, которые в программе изначально заявлены не были. Это статья В. И. Долженкова «Свод сведений об эпидемических болезнях в Курской губернии за 1886 г.» и две статьи харьковского историка Д. И. Багалея «О необходимости изучения Курской губернии в историко-географическом отношении»(80) и «Повесть о граде Курске и о Знаменской иконе Божией Матери». В издании была опубликована также краткая сводка о пещерах Курской губернии. В статистический отдел вошли семь ведомостей, включаемых в обзор губернии. Коммерческий адрес-календарь оказался невелик по объему и уложился в 6 страниц текста.

17 января 1889 г. в КГВ было опубликовано объявление о том, что «печатается и скоро выйдет в свет Памятная книжка Курской губернии на 1889 год»(81). Однако это издание, по всей видимости, так и не было выпущено по причине предстоявших в 1890 г. очередных земских и дворянских выборов.

На своем заседании 25 апреля 1889 г. ГСК рассматривал уже вопрос об издании памятной книжки на 1890 г. Признав ее издание «полезным», комитет распорядился «составление оной поручить секретарю комитета, а для просмотра статей, предназначенных к печатанию, избрать особую комиссию, прося принять в ней участие: помощника председателя комитета Д. Г. Жаворонкова, членов комитета И. И. Шалфеева, А. А. Танкова и члена-секретаря С. Н. Бельченко»(82). На заседании отмечалось, что в 1888 г. «начата обработка данных о движении народонаселения по карточной системе, которые и обработаны за два года, 1882 и 1883 . Работа эта может составить интересный материал для памятной книжки, издание которой на 1890 год является желательным, в виду предстоящих в настоящем году земских и дворянских выборов на новое трехлетие. Уже обработка данных за два года дает возможность наблюдать в некоторых случаях повторение одних и тех же выводов, а потому обработка данных за 10 лет быть может уяснит закон, управляющий движением народонаселения в Курской губернии. Вследствие этого обработка эта продолжается и ко времени издания памятной книжки на 1890 год, если таковое будет разрешено комитетом, будут обработаны данные еще за два года, 1884 и 1885»(83). Программа нового выпуска памятной книжки была выработана на заседании ГСК 31 августа 1889 г., а выпуск издания в свет намечен на начало 1890 г.(84) 3 октября в КГВ было опубликовано объявление о сборе сведений для адрес-календарного раздела книжки. Предусматривалось получить информацию не только о должности и чине каждого служащего в государственных и общественных учреждениях, но и данные о том, какой губернии или области он уроженец, с какого года состоит в должности и где получил образование(85).

«Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1890 год» вышла в марте 1890 г.(86) (в выходных данных значится 1889 г.). Она имеет примерно ту же структуру, что и памятная книжка на 1888 г. Помимо календарных, справочных и статистических сведений, государственного и коммерческого адрес-календарей, в этом издании помещены статьи генерал-майора Н. В. Христиани «Распределение земли по количеству посевов отдельных хлебов, по количеству других угодий (непахотных), по грунту и по системе хозяйства и распределение владельцев по количеству владений земли, по сословиям и месту жительства по сведениям за 1881 и 1882 гг.» и две статьи составителя книжки Бельченко «Заметка о результатах собирания сведений о движении народонаселения в Курской губернии по карточной системе, 1882–1885 гг.» и «О значении отхожего и кустарного промыслов, как подспорья к землевладению в Курской губернии, по сведениям за 1888 год».

«Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1891 год» вышла в феврале 1891 г.(87) О подготовке этого издания сведений обнаружить не удалось. Оно имеет ту же структуру, что и памятные книжки на 1888 и 1890 гг. Его составителем, судя по всему, был также секретарь ГСК Бельченко. В книжке представлены два его материала: «Археологические древности в Курской губернии» и продолжение опубликованной в «Календаре» на 1890 г. статьи о сборе сведений о движении населения губернии по карточной системе.

Памятные книжки Курской губернии на 1892–1894 гг. готовились в основном по той же программе, что и издания на 1888, 1890 и 1891 гг., но под руководством уже нового секретаря ГСК Т. И. Вержбицкого. К сожалению, никаких данных о том, как протекала работа над этими, пожалуй, самыми интересными с историко-краеведческой точки зрения изданиями рассматриваемого типа по Курской губернии, в нашем распоряжении не имеется: отчеты ГСК за 1890–1895 гг. отсутствуют, а в КГВ публиковались лишь объявления о выходе памятных книжек в свет. Книжка на 1892 г. была выпущена в феврале 1892 г., на 1893 г. — в июле 1893 г., на 1894 г. — в августе 1894 г. (издание на 1892 г. продавалось по 1 руб. 20 коп., на 1893 г. — по 1 руб. 30 коп.)(88)

Наряду с календарными, справочными и статистическими (ведомости, включавшиеся в ежегодные «Обзоры» губернии) сведениями в памятных книжках этого времени были опубликованы, в частности, «Краткий очерк Курской губернии: (Материалы для описания Курского края)», «Алфавитный указатель населенных мест Курской губернии» (памятная книжка на 1892 г.); статьи «Страничка из истории Курской гимназии» А. Н. Гусаковского, «Александр Михайлович Мизгер (1835–1891): Биографический очерк» А. А. Танкова, «Курское наречие: (Материалы для описания Курского края» (памятная книжка на 1893 г.); «Исторические заметки о городе Судже и его уезде» (памятная книжка на 1894 г.). В памятной книжке на 1893 г. было перепечатано ««Описание Курского наместничества» С. И. Ларионова 1786 г. издания, а в памятной книжке на 1894 г. — «Российскаго купца именитаго рыльскаго гражданина Григорья Шелехова первое странствование с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному Океану к Американским берегам...» 1793 г. и ««Российскаго купца Григорья Шелехова продолжение странствования по восточному Океану к Американским берегам в 1788 г. ...» 1792 г. В издания 1892–1894 гг. впервые после 1860 г. были включены разнообразные иллюстративные материалы: виды Курска (памятные книжки на 1892 и 1893 гг.), портрет А. А. Мизгера (памятная книжка на 1893 г.), планы Суджи и Мирополья XVIII в. и портрет Г. И. Шелихова (памятная книжка на 1894 г.).

Интересно отметить, что начиная с 1891 г. редакция «Курских губернских ведомостей» начала издавать свой справочник — «Курскую карманную справочную книжку». Выявлено три подобных издания (на 1891/92, 1892/93 и 1893/94 гг.). Они включали разнообразную справочную информацию, адрес-календарь, а также планы Курска и губернии. В предисловии к «Курской карманной справочной книжке» на 1893/94 г. говорится, что она «служит как бы адресным дополнением на вторую половину года издания и на первую половину последующего года к справочной книге, издаваемой ежегодно Курским губ. статистическим комитетом»(89).

После 1894 г. ГСК по не установленным причинам прекратил издание памятных книжек(90). Возможно, это было сделано по экономическим соображениям: в отчете ГСК за 1899 г. упоминается о долге ГСК перед губернской типографией в размере 1296 руб. 91 коп., образовавшимся в первой половине 1890-х гг. по печатанию памятных книжек (погасить его было разрешено за счет штатных сумм комитета)(91).

24 февраля 1900 г. ГСК принял решение о составлении своего нового изданпия — «Курского сборника». К этому времени должность секретаря ГСК вместо умершего в 1899 г. Вержбицкого занял Н. И. Златоверховников. В отчете ГСК за 1900 г. сказано, что «представлялось своевременным, в виду поступавших запросов, обновить справочные сведения, помещенные в прежнем комитетском издании [памятных книжках — А. Р.], а вместе с этим и поместить в предпринятом издании статистические и исторические сведения о Курской губернии, представляющие специальный и практический интерес. При составлении Сборника было обращено внимание, чтобы, по возможности, включить и те данные, которые не вошли в прежние и новые местные издания»(92). Первый выпуск сборника вышел в свет в конце 1900 г. (в выходных данных значится 1901 г.). В сообщении об этом событии, напечатанном в КГВ говорилось, что «в общем мы без труда замечаем, что он оказывается составленным более интересно и удачно, чем прежде выпускавшиеся в свет издания статистического комитета подобного рода»(93). В 1900–1906 гг. было опубликовано шесть выпусков «Курского сборника», а в 1912 г. вышел в свет седьмой выпуск.

Адрес-календарные сведения, не включавшиеся в «Курский сборник», в конце 1890-х — 1900-е гг. печатались в «Списках чинам гражданского, военного и духовного ведомств Курской губернии» (в этом прослеживается аналогия с ситуацией 1860–1880-х гг., когда вместо памятных книжек ГСК издавал свои «Труды»). Подобные издания за указанный период выявлены за 1898, 1902–1906 гг.(94) Следует отметить, что курские списки чинам в 1900-е гг. приняли на себя некоторые функции памятных книжек: в них, наряду с адрес-календарем, стали помещаться и некоторые справочные данные: списки волостей с указанием численности населения, становых и земских участков, перечни почтово-телеграфных отделений, земских больниц и аптек и др.

В 1909–1916 гг. ГСК ежегодно выпускал «Курский адрес-календарь», составлявшийся секретарем комитета Златоверховниковым. В этом издании, относящимся по своему типу к корпусу памятных книжек Курской губернии, наряду со списком должностных лиц, помещался справочный раздел, в котором публиковались календарные сведения, данные о чудотворных и особо почитаемых иконах, находящихся в губернии, состав Российского императорского дома, новые законы и правительственные распоряжения, сводка юбилеев текущего года, списки членов Государственного совета и Государственной думы от Курской губернии.

Самое полное собрание памятных книжек Курской губернии сосредоточено в Государственном архиве Курской области. В нем имеются все издания рассмотренного типа за исключением «Адрес-календаря» на 1854 г. (в библиотеке архива есть его ксерокопия по экземпляру Российской национальной библиотеки). В Курской областной научной библиотеке хранятся памятные книжки на 1884, 1888, 1890, 1892, 1894, 1910, 1916 гг., в Курском краеведческом музее — на 1890–1894, 1911, 1912, 1914 гг.

Значительными коллекциями курских памятных книжек располагают Российская национальная библиотека, Государственная публичная историческая библиотека России и Российская государственная библиотека. Отдельные выпуски курских памятных книжек хранятся в других библиотеках и архивах Москвы и С.-Петербурга, а также в различных библиотеках, архивах и музеях Баку, Белгорода, Воронежа, Екатеринбурга, Иркутска, Киева, Липецка, Львова, Минска, Нежина, Одессы, Таллина, Твери, Тобольска, Томска и Харькова(95).


ПРИЛОЖЕНИЕ:

Библиографический список памятных книжек Курской губернии

Адрес-календарь, или Общий штат Курской губернии [на 1854 год]. — Курск: Тип. губ. правл., 1853. — [2], 48, 10 с. — На об. тит. л.: «Печатано по приказанию г-на управляющего губернией».

Памятная книжка Курской губернии на 1860 год: [с двумя картами]. — Курск: Тип. губ. правл., 1860. — [2], 8, V, 363 с., [2] л. карт. — Подзаг. данные приведены на обл. — В 1-й паг. страницы пронум. звездочками (* — ********). — С. 208 2-й паг. пронумерована ошибочно: 308.

Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1884 год / [Издание Курского губернского статистического комитета; Составил секретарь комитета С. Н. Бельченко]. — Курск: Тип. губ. правл., 1883. — [31], 132, II, [73] с., [1] л. карты. — Сведения об ответственности приведены на обл.

Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1888 год / [Издание Курского губернского статистического комитета; Сост. С. Н. Бельченко]. — Курск: Тип. губ. правл., 1887. — [2], IV, 271, [29], 156, 12 c. — Сведения об ответственности приведены на обл. Составитель указан в списке изданий ГСК, приложенном к ответу губернатора от 14 июня 1909 г. на запрос ЦСК (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 719. Л. 368).

Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1890 год / [Издание Курского губернского статистического комитета; Сост. С. Н. Бельченко]. — Курск: Тип. губ. правл., 1889. — [2], III, 218, [42], 161, XIV c. — Сведения об ответственности приведены на обл. Составитель указан в списке изданий ГСК, приложенном к ответу губернатора от 14 июня 1909 г. на запрос ЦСК (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 719. Л. 368).

Календарь и памятная книжка Курской губернии на 1891 год / [Издание Курского губернского статистического комитета]. — Курск: Тип. губ. правл., 1890. — [2], III, 142, [1], 117, XIV c. — Сведения об ответственности приведены на обл.

Памятная книжка Курской губернии на 1892 год / Издание Курского губернского статистического комитета; Составлена секретарем комитета Т. И. Вержбицким. — Курск: Тип. губ. правл., 1892. — [2], 8, [1], VIII, 37, [1], 46, 88, [1], 62, [1], 225, [1], 16 с., [6] л. ил., [5] л. рекл. объявл. — В 5-й паг. пронумерованы только с. 6–7, 16–19, 32–33, 44–45, 48–49, 58–88.

Памятная книжка Курской губернии на 1893 г.: с 7 видами Курска и 1 портретом / Издание Курского статист. комит.; Состав. секретар. комитета Т. И. Вержбицким. — [Курск]: Тип. губ. правл., [1893]. — [2], 36, [1], 18, 40, 10, [1], 82, 17, [1], 127, [1], 227, V, 5 с., [7] л. ил., [1] л. портр., [4] л. рекл. объявл.

Памятная книжка Курской губернии на 1894 год, составленная секретарем Курского губернского статистического комитета, Т. И. Вержбицким: с 1-м портретом и 2-мя планами / (Издание Курского губернского статистического комитета). — Курск: Тип. Кур. губ. правл., 1894. — [3], 19, [1], 5, [1], 41, [1], 22, 154, [2], 194–264, [1], 229, V, [1] с., [1] л. портр., [2] л. пл.

Курский адрес-календарь, 1909 г. — Курск: Типо-литогр. губ. правл., 1909. — [2], V, 405 c.

Курский адрес-календарь, 1910 г. — Курск: Типо-литогр. губ. правл., 1910. — [2], 11, 442 с., [6] л. рекл. объявл.

Курский адрес-календарь, 1911 год / [Изд. ГСК; Сост. Н. И. Златоверховников]. — Курск: Типо-литогр. губ. правл., 1911. — [2], 10, 450 с., [12] л. рекл. объявл. — С. 231 пронумерована ошибочно: 131. Сведения об ответственности ГСК и составителе приведены в отчете за 1910 г. (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 738. Л. 269).

Курский адрес-календарь, 1912 год / [Изд. ГСК; Сост. Н. И. Златоверховников]. — Курск: Типо-литогр. губ. правл., 1912. — [2], 10, 439 с., [4] л. рекл. объявл. — На об. тит. л.: «Печатано по распоряжению начальства». Сведения об ответственности ГСК и составителе приведены в отчете за 1911 г. (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 800. Л. 284).

Курский адрес-календарь, 1913-й год. — Курск: Типо-литогр. губ. правл., 1913. — [2], 11, 439 с., [1] л. портр. — На об. тит. л.: «Печатано по распоряжению начальства».

Курский адрес-календарь, 1914-й год. — Курск: Электр. типо-литогр. губ. правл., 1914. — [2], 11, 490 с. — На об. тит. л.: «Печатано по распоряжению начальства».

Курский адрес-календарь, 1915-й год. — Курск: Электр. типо-литогр. губ. правл., 1915. — [2], 11, 487 с. — На об. тит. л.: «Печатано по распоряжению начальства».

Курский адрес-календарь, 1916-й год. — Курск: Электр. типо-литогр. губ. правл., 1916. — 10, 369 с., [1] л. испр. — Без тит. л. Описано по обл.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. См.: ЖМВД. 1855. Ч. 15. С. 129—130.

2.Сборник циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел за 1858, 1859, 1860 и 1861 годы / Собр. и изд. с разрешения министра внутр. дел Д. Чудовский. Спб., 1873. С. 117–118.

3. Там же. С. 118—119.

4. По сложившейся в источниковедении и библиографии традиции издания, выходившие под заглавием «Адрес-календарь», принято относить к памятным книжкам, даже если в них нет никаких иных сведений, кроме списка должностных лиц. Если же подобные издания выходили под заглавием «Список чинам» (варианты: «Список должностным лицам…», «Личный состав гражданского, военного и духовного ведомств…» и др.), то их относят к губернским спискам должностных лиц. Это связано с тем, что во многих случаях, издания, имеющие заглавие «Адрес-календарь», являются типичными памятными книжками, содержащими справочно-статистические материалы и научные статьи, в то время как «Списки чинам» никаких иных сведений, кроме самих списков, за редчайшим исключением не содержат.

5. КГВ. 1853. 26 дек. № 52. Ч. неофиц. С. 521.

6. В КГВ опубликованы объявления о выходе в свет изданий: «Адрес-календарь, или Список всех чинов, служащих по Курской губернии» на 1857 г. (КГВ. 1857. 30 марта. № 13. Ч. неофиц. С. 79); «Адрес-календарь или Список чиновникам служащим в Курской губернии с Алфавитом на 1858 год» (Там же. 1858. 22 марта. № 12. С. 69); «Адрес-календарь или Список чинам служащим в Курской губернии» на 1859 г. (Там же. 1859. 16 мая. № 20. Ч. неофиц. С. 109); «Список чиновников (Адрес-календарь)» на 1860 г. (Там же. 1860. 12 марта. № 11. Ч. неофиц. С. 61); в другом объявлении издание на 1860 г. названо «Адрес-календарь (список чиновников)» (Там же. 1860. 26 марта. № 13. Ч. неофиц. С. 75). Первые два издания нигде не обнаружены. В Государственной публичной исторической библиотеке России имеется «Список чинам, состоящим на службе по Курской губернии» (Курск, 1859), а в Российской национальной библиотеке — издание под тем же заглавием, выпущенное типографией Курского губернского правления в 1860 г. Надо полагать, что именно об этих справочниках идет речь в объявлениях, напечатанных в КГВ в 1859 и 1860 гг. Вероятно, «адрес-календари» на 1857 и 1858 гг. также вышли под заглавием «Список чинам». В Российской национальной библиотеке хранятся также «Списки чинам» по Курской губернии 1861–1863 гг. «Списки чинам» на 1859–1863 гг. представляют собой небольшие по объему издания (от 34 до 54 страниц). Известно, что списки 1858–1860 гг. продавались в Курске у смотрителя губернской типографии, а в уездных городах — у городничих, исправников и становых приставов по 30 коп. за экземпляр. О списках чинам подробнее см.: Раздорский А. И. Общие печатные списки должностных лиц губерний и областей Российской империи (1841–1908): Библиогр. указ. СПб., 1999.

7. В предисловии к «Памятной книжке Курской губернии на 1860 год» (с. I) о ней говорится как о «первой, выходящей в свет, памятной книжке Курской губернии».

8. ПСЗРИ. Собр. 2. Т. 9, ч. 2. № 7684. С. 280–283.

9. Первое заседание Курского ГСК под председательством губернатора М. Н. Муравьева состоялось 20 июля 1835 г. (см.: Танков А. Очерки из истории Курского губернского статистического комитета: Период первый (1835–1860 гг.) // КГВ. 1905. 23 нояб. № 241. Ч. неофиц. С. 2). В отличие от многих других ГСК, существовавших вплоть до середины 1850-х гг. лишь формальным образом, курский с самого начала предпринял ряд реальных шагов, направленных на изучение своего региона. Такое положение вещей в значительной степени было связано с личностью М. Н. Муравьева, по инициативе которого в бытность его курским губернатором в 1835–1839 гг., удалось осуществить целый комплекс мероприятий по исследованию губернии в различных аспектах (подробнее об этом см.: Раздорский А. И. М. Н. Муравьев и становление курского краеведения в 1830-е гг. // Курский край в истории Отечества (в печати)). На первом заседании ГСК было решено просить уездных предводителей дворянства о том, чтобы они, как члены-корреспонденты комитета, пригласили известных им лиц быть его корреспондентами. Было также принято постановление о разработке статистических ведомостей о состоянии губернии и рассылке их для заполнения в разные присутственные места. К 1840 г. были подготовлены 77 статистических таблиц и описание губернии, высланные в 1841 г. в Петербург (см.: Из истории Курского статистического комитета // КГВ. 1905. № 236. Ч. неофиц. С. 2; Танков А. Очерки из истории… С. 2–3). В 1836 г. губернским землемером М. С. Томаровым была составлена подробная карта Курской губернии, карты уездов и планы городов (см.: Танков А. Очерки из истории… С. 2–3). В 1841 г. комитет собрал сведения о числе улиц и переулков в Курске и уездных городах. В 1842 г. губернский предводитель дворянства Сонцов передал в ГСК историко-статистическое описание Хотмыжска и Грайворона, составленное дворянином Порапоновским. В 1845 г. ГСК составил гидрографическую карту губернии. Первым секретарем комитета в 1835—1844 гг. являлся Н. Богаевский, а статистические работы выполнял чиновник Новицкий (см.: Из истории Курского статистического комитета. С. 2–3). О деятельности ГСК во второй половине 1840-х — начале 1850-х гг. сведений нет, вероятно, она в это время постепенно сошла на нет.

10. См. о нем: Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. Бетанкур – Бякстер. С. 35–36.

11. Журнал Курского губернского статистического комитета 28 января 1854 г. // ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 19. Л. 2–3.

12. Журнал Курского губернского статистического комитета 16 апреля 1855 г. // Там же. Л. 11 об.–12 об.

13. РГИА. Ф. 1290. Оп. 1. Д. 259. Л. 1 об.–2; Журнал Курского губернского статистического комитета 16 апреля 1855 г. // ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 19. Л. 11 об.–12.

14. РГИА. Ф. 1290. Оп. 1. Д. 259. Л. 2.

15. Там же. Л. 1 об.; Журнал Курского губернского статистического комитета 16 апреля 1855 г. // ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 19. Л. 11 об.

16. Балацкая Н. М., Раздорский А. И. Памятные книжки губерний и областей Российской империи (1833–1917): Свод. кат.-репертуар. СПб., 2008. С. 82, 256, 286, 418, 433.

17. РГИА. Ф. 1290. Оп. 1. Д. 259. Л. 8–14; ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 1.

18. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 1–1 об.

19. Там же. Л. 2–4 об. Изначальный вариант программы см.: РГИА. Ф. 1290. Оп. 1. Д. 259. Л. 3–6.

20. Об издании Памятной книжки для жителей Курской губернии или Справочной книжки Курской губернии на 1856 год // КГВ. 1855. 3 дек. № 49. Ч. неофиц. С. 397–403; 10 дек. № 50. Ч. неофиц. С. 398–401.

21. Там же. С. 399.

22. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 8–8 об.

23. Имели место курьезные случаи, когда должностные лица на местах не вполне понимали суть присланных им запросов. Так, тимский городской голова сообщал в ГСК, что в Тиме среди извозчиков «для перевоза тяжестей в разные места желающих не оказалось» (Там же. Л. 21).

24. Там же. Л. 9.

25. Там же. Л. 29.

26. Там же. Л. 32–32 об.

27. Памятная книжка Курской губернии на 1860 год. Курск, 1860. С. III–V.

28. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 23.

29. Там же. Л. 35–35 об.

30. Архивные документы ГАКО (Ф. 4. Оп. 1. Д. 24) однозначно свидетельствуют о том, что все части первой курской памятной книжки на всех этапах ее подготовки печатались в типографии Курского губернского правления. Приведенное нами (до личного ознакомления с указанным архивным делом в ГАКО) в сводном каталоге памятных книжек сообщение Н. Д. Борщик о печатании памятной книжки Курской губернии в сумской типографии (см.: Балацкая Н. М., Раздорский А. И. Памятные книжки губерний и областей Российской империи. С. 193) не соответствует действительности.

31. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 36. На 1860 г. в Курске насчитывалось пять типографий: 1) губернского правления; 2) при палате государственных имуществ; 3) при казенной палате; 4) при гарнизонном батальоне; 5) частная Федора Пригожева, открытая в 1858 г. (Памятная книжка Курской губернии на 1860 год. С. 146).

32. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 37–38 об.

33. После увольнения от должности производителя работ ГСК за ним было оставлено общее заведование делами комитета и наблюдение за работами, в особенности по обработке «монографических трудов и по собиранию материалов для издания будущих памятных книжек» (Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. Бетанкур – Бякстер. С. 36).

34. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 45–45 об.

35. Там же. Л. 44–44 а.

36. Там же. Л. 48, 49, 56–60.

37. Там же. Л. 66, 67. Воронежский ГСК на просьбу курских коллег о присылке своего издания ответил отказом, так как к этому времени все экземпляры памятной книжки Воронежской губернии на 1856 г. были уже распроданы (Там же. Л. 65).

38. Там же. Л. 75–75 об.

39. Там же. Л. 77.

40. Там же. Л. 79. За труды по изданию памятной книжки на 1860 г. и первого выпуска «Трудов» ГСК Бесядовскому по решению ГСК было выплачено 375 руб. (Протокол Курского губернского статистического комитета 11 ноября 1864 г. № 13 // КГВ. 1864. 5 дек. № 49. Ч. неофиц. С. 395).

41. ГАКО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 24. Л. 82, 88, 90.

42. Там же. Л. 91.

43. Там же. Л. 94–94 об.

44. Эти экземпляры распределялись следующим образом: по 2 экз. — в цензурный комитет, в Публичную библиотеку и в библиотеку Генерального штаба, по 1 — в Александровский университет в Гельсингфорсе, Академию наук, Главное управление цензуры и III отделение Собственной е. и. в.канцелярии (Там же. Л. 93).

45. Там же. Л. 92.

46. Там же. Л. 101.

47. Там же. Л. 102.

48. Там же. Л. 103–103 об.

49. Танков А. [К 40-летию выхода в свет «Памятной книжки Курской губернии на 1860 год»] // КГВ. 1900. 30 янв. № 24. Ч. неофиц. С. 1.

50. КГВ. 1860. 29 окт. № 44. Ч. неофиц. С. 243; 5 ноябр. № 45. Ч. неофиц. С. 247.

51. К концу марта 1862 г. числилось не взысканных еще губернским правлением с разных лиц за экземпляры памятной книжки 21 руб. (Журнал Курского губернского статистического комитета. Марта 30 дня 1862 года // КГВ. 1862. 18 авг. № 33. Ч. неофиц. С. 120). К концу 1862 г. из этой суммы удалось взыскать только 5 руб. (Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета, 31 декабря 1862 года. № 4 // Там же. 1863. 9 марта. № 10. Ч. неофиц. С. 71).

52. Журнал Курского губернского статистического комитета. Декабря 1-го дня 1861 года // КГВ. 1861. 30 дек. № 52. Ч. неофиц. С. 520.

53. Памятная книжка Курской губернии на 1860 год. С. II–III.

54. Опубликовано в первом выпуске «Трудов Курского губернского статистического комитета» (Курск, 1863. С. 579–584).

55. В год издания первой курской памятной книжки член Курского ГСК кн. Н. Н. Голицын предложил проект издания «Курского сборника». «Имея значительное собрание материалов для истории и этнографии Курской губернии, писал он в помещенном в КГВ объявлении, я намерен издать их в виде сборника, наподобие сборников Симбирского, Пермского, Архангельского и других, поэтому обращаюсь с покорнейшею просьбою ко всем, занимающимся историею Курского края, доверить мне к изданию свои статьи и материалы, касающиеся истории, этнографии, языка, быта, поверий и проч. Курской губернии» (КГВ. 1860. 16 июля. № 29. Ч. неофиц. С. 174). О дальнейшей судьбе этого интересного проекта ничего не известно, надо полгать, что он так и не был реализован.

56. Танков А. [К 40-летию выхода в свет «Памятной книжки Курской губернии на 1860 год»]. С. 1.

57. Первое издание Курского губернского статистического комитета / Сообщ. А. Танков // КГВ. 1906. 10 марта. № 55. Ч. неофиц. С. 2.

58. Там же.

59. Там же. С. 2–3.

60. Журнал Курского губернского статистического комитета. Декабря 1-го дня 1861 года. С. 519.

61. В отличие от памятной книжки, первый выпуск «Трудов» ГСК расходился гораздо медленнее. К середине 1865 г. оставалось нераспроданными более 400 экз. этого издания (см.: Протокол общего годичного собрания Курского губернского статистического комитета 26 июля 1865 года. № 15. Б. м., б. г. С. 16).

62. «Сборник статей, изданных комитетом» упоминается в ответе курского губернатора И. А. Звегинцова на запрос министра внутренних дел от 4 января 1884 г. (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 226. Л. 232). В отчете ГСК за 1876 г. сказано, что «к концу года вышло также из печати в количестве 250 экземпляров издание Курского статистического комитета, содержащее в себе 3 статьи и предположенное (засед. 24 марта 1876 года) к выпуску отдельными нумерами по мере изготовления статей, хотя бы последние и не представляли достаточного для целой книги материала… Вышедшее статистическое издание, озаглавив «Сборник статей, издаваемых Курским губернским статистическим комитетом, № 1», пустить в продажу, назначив цену 30 к. за экземпляр…» (Протокол годичного заседания Курского губернского статистического комитета, 18 марта 1877 года. № 40. Б. м., б. г. С. 7, 9). В фонде Российской национальной библиотеки данное издание отсутствует.

63. Журнал Курского губернского статистического комитета. Марта 30 дня 1862 года. С. 120.

64. См.: КГВ. 1876. № 1. С. 1; 1877. № 20. С. 1.

65. Выпуск в свет списка чинам на 1871 г., например, был проигнорирован КГВ.

66. Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета, происходившего 21-го марта 1882 года // КГВ. 1882. 6 апр. № 48. Ч. неофиц. С. 2.

67. Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета, происходвшего 7 мая 1883 года // КГВ. 1883. 14 мая. № 44. Ч. неофиц. С. 1.

68. КГВ. 1883. 18 нояб. № 90. Ч. неофиц. С. 1.

69. Там же. 1884. 23 марта. № 24. Ч. неофиц. С. 1.

70. Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета 10 мая 1884 г. // КГВ. 1884. 22 мая. № 38. Ч. неофиц. С. 5. — На этом собрании было принято решение об издании 5-го выпуска «Трудов» ГСК и рассмотрен список предназначавшихся для него статей. Однако это издание так и не вышло в свет.

71. 203 руб. 60 коп. (Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета 27 апреля 1885 года // КГВ. 1885. 7 мая. № 34. Ч. неофиц. С. 3).

72. Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета 10 мая 1884 г. С. 5.

73. Протокол общего собрания Курского губернского статистического комитета 27 апреля 1885 года. С. 3

74. Протокол заседания Курского губернского статистического комитета. 15 июля 1887 года // КГВ. 1887. 24 июля. № 55. Ч. неофиц. С. 1.

75. Там же. С. 1–2.

76. Протокол заседания Курского губернского статистического комитета 29 июля 1887 года // КГВ. 1887. 31 июля. № 57. Ч. неофиц. С. 1.

77. Протокол заседания Курского губернского статистического комитета 20-го июля 1888 года // КГВ. 1888. 23 июля. № 55. Ч. офиц. С. 1.

78. Заседание общего собрания Курского губернского статистического комитета 25-го апреля 1889 года // КГВ. 1889. 2 мая. № 31. Ч. офиц. С. 2.

79. Там же. С. 1.

80. Выслушав доклад об этой статье ГСК постановил «признав желательным издание указанных г. Багалеем писцовых книг, просить губернскую земскую управу внести в число вопросов, подлежащих рассмотрению следующего экстренного губернского земского собрания о денежном пособии на это дело» (Там же. С. 1).

81. КГВ. 1889. 17 янв. № 5. Ч. неофиц. С. 1.

82. Заседание общего собрания Курского губернского статистического комитета 25-го апреля 1889 года. С. 1.

83. Там же. С. 2.

84. КГВ. 1889. 1 сент. № 66. Ч. неофиц. С. 1.

85. Там же. 3 окт. № 75. Ч. неофиц. С. 1.

86. Отчет о состоянии и действиях Курского губернского статистического комитета за 1889 год // КГВ. 1890. 4 мая. № 32. Ч. офиц. С. 1–2.

87. КГВ. 1891. 9 февр. № 12. Ч. неофиц. С. 1. — В объявлении издание названо «Адрес-календарем Курской губ. на 1891 год».

88. КГВ. 1892. 8 февр. № 116. Ч. неофиц. С. 1; 1893. 23 июля. № 414. Ч. неофиц. С. 1; 1894. 19 авг. № 798. С. 1.

89. Курская карманная справочная книжка. Курск, 1893. С. [6].

90. См. отчеты ГСК за 1896–1898 гг. (РГИА. Ф. 1290. Оп. 2. Д. 462. Л. 89–90; Д. 472. Л. 428–429; Д. 493. Л. 181–182); Отчет о деятельности Курского губернского статистического комитета за 1899 год. [Курск, 1900]; Отчет о деятельности Курского губернского статистического комитета за 1900 год. Курск, 1901. См. также: ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 1. 1906 г. Д. 15. Т. 2. Л. 13.

91. Отчет о деятельности Курского губернского статистического комитета за 1899 год. С. 4.

92. Отчет о деятельности Курского губернского статистического комитета за 1900 год. С. 5–6.

93. КГВ. 1900. 3 дек. № 258. С. 1.

94. Существование списка 1906 г., не обнаруженного ни в одной из обследованных библиотек, установлено по объявлению в КГВ (1906. 28 июля. № 160. С. 2).

95. См.: Балацкая Н. М., Раздорский А. И. Памятные книжки губерний и областей Российской империи. С. 193–198.


© Материал предоставлен специально для сайта http://old-kursk.ru автором и опубликован в авторской редакции

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере
Памятные книжки Курской губернии на 1853, 1860, 1892, 1909, 1913 гг. в формате pdf
Дата опубликования:

13.08.2011 г.
Дата обновления:


Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову