ПЕРВЫЙ ПАМЯТНИК РУССКОМУ АКТЕРУ
(ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНИКА М.С. ЩЕПКИНУ В СУДЖЕ)

Автор: В.В. Раков

Весной 1894 г. в центральных и местных периодических изданиях появилась информация об открытии в городе Судже Курской губернии памятника знаменитому русскому артисту Михаилу Семеновичу Щепкину. Заметки об этом событии обошли большинство провинциальных и столичных газет. В них, наряду с краткой информацией о самом факте открытия памятника, содержалось описание бюста актера и пьедестала, на котором он был установлен, и даже … торжества по поводу открытия памятника. Все публикации, посвященные предстоящему событию, отличались единодушной позитивной оценкой как творчества М.С. Щепкина, так и самого факта открытия памятника актеру.

Общее настроение ярко выразил А.А. Ярцев: "Событие это было не только редким, но и небывалым явлением в нашей общественной жизни и, конечно, должно было остановить на себе внимание общества. Насколько оно было неожиданно, настолько же и отрадно по своему внутреннему смыслу. Впервые на русской земле воздвигнут памятник русскому актеру, впервые заслуги деятеля сцены признавались, как заслуги общественного деятеля, и память его в потомстве навсегда увековечивалась монументом. Это ли был не праздник для современных деятелей и любителей русского театра, а вместе с ними и для всего русского общества, на котором отражается просветительно-воспитательное влияние серьёзной сцены?!..." [1, с. 18].

Интрига, по мнению общественности, заключалась не только в том, что слишком уж неожиданно случилось это событие - без широкого и длительного обсуждения в печати, без пересудов в театральных и околотеатральных кругах, но и в самом событии, которое состоялось без них. Многие сценические деятели и театралы впоследствии искренне сожалели, что они ничего не знали заранее и не смогли принять, по этой причине, активного участия в строительстве памятника и торжествах по его открытию.

Но удивительным было совсем другое: ко времени обсуждения этого резонансного события памятник ещё не был вовсе открыт. Оказалось, что официального открытия памятника Щепкину ещё не было. Кто-то из газетчиков принял за это торжество обед, которое местная общественность устроило в честь инициатора установки памятника, который, к тому же, оказал городу полную материальную поддержку на изготовление памятника и его установку. Но корреспонденты других газет тут же подхватили эту "новость" и разнесли по всей матушке России. Примечательно, что к тому времени ещё и надлежащего разрешения на установку памятника получено не было.

Если же обратиться к истории возникновения идеи установки памятника М.С. Щепкину в г. Судже, то она кратко была изложена в речи председателя распорядительного комитета С.И. Жекулина, произнесённой на торжествах по поводу открытия памятника: "В годы 1891 и в 1892 мне приходилось говорить со многими местными деятелями, что память о М.С. Щепкине следовало бы увековечить, в виду истечения столетия переселения его в уезд, так как это переселение сделало, как его родителей и родственников, так и его самого, жителями Суджанского уезда. До сих пор родственники фамилии Щепкиных существуют в Суджанском уезде, и у них хранятся даже письма покойного Михаила Семеновича к их отцам, от того времени, когда Щепкин уже стоял на вершине своей славы. Это показывает, что Михаил Семенович до глубокой старости сохранял свою связь с Суджанским уездом" [1, с.18].

Гласные Суджанского уездного земского собрания, жители уезда и города однозначно высказывались за необходимость почтить память великого земляка, но расходились при определении формы, которая была бы желательна для реализации намерений. Большинство склонялось к идее учреждения какого-либо училища, носящего имя М.С. Щепкина, в котором могли бы учиться дети простых тружеников, из среды которых происходил и сам известный актер. Но загоревшаяся было среди широких кругов населения идея, была отложена на неопределенный срок: неурожай и последующий голод 1891-1892 гг., сопровождавшиеся болезнями и другими бедствиями поставили земство перед громадными расходами и заботами.

Совершенно неожиданно реализовать задуманное помог Н.Л. Марков.

Николай Львович Марков, русский инженер путей сообщения, предприниматель и общественный деятель (был гласным Моршанского уездного и Тамбовского губернского земских собраний, а также почетным мировым судьей Моршанского и Щигровского, Курской губернии уездов), происходил из потомственных дворян Тамбовской губернии. В последствии он станет членом Государственной Думы III и IV созывов, где получит наименование "Марков - 1", в отличии от своего курского однофамильца - Маркова Николая Евгеньевича, которого назывался, соответственно, "Марков - 2". После 25 лет службы по железнодорожному ведомству, в 1888 г. он вышел в отставку, перейдя на частную службу председателем правления Киево-Воронежской железной дороги, занимавшийся устройством железной дороги до города Суджи.

И вот, предполагая окончить свои дела на местной железной дороге, Н.Л. Марков решил отблагодарить Суджанский уезд каким-то образом. Предложение было для земского собрания неожиданным, но, как говорится, пришлось суджанам по душе: Н.Л. Марков заявил о своем желании сделать подношение Суджанскому уезду в виде памятника Михаилу Семеновичу Щепкину. Позже, А.А. Ярцев, собиравший материалы для написания биографии знаменитого артиста и являвшийся автором небольшой книги "М.С. Щепкин, его жизнь и сценическая деятельность в связи с историей современного ему театра" [1, с. 17-71], обратился к инициатору и жертвователю на сооружение памятника с вопросом, что же побудило его на эти действия. На что Н.Л. Марков ответил: "Дело о постановке памятника пришло мне в голову при посещении города Суджи, перед которым я только-что прочитал Вашу брошюру о Щепкине, купленную мною в 1893 году. Следовательно, правильнее считать Вас за причину осуществления, а меня лишь за орудие сего" [1, с. 24]


Марков Николай Львович

Алексей Алексеевич Ярцев (1858 - 1907) - в молодые годы актер, а впоследствии известный историк русского театра, критик, библиограф и краевед. Уроженец г. Зарайска Рязанской губернии, он в 1880-е гг. был актером украинской труппы М.Л. Кропивницкого, но вскоре оставил сцену. В 1888 г. в Москве вышла в свет первая брошюра А.А. Ярцева "М.С. Щепкин в русской литературе", положившая начало его деятельности историка русского театра и критика. В последующие годы, вплоть до 1900 г., он опубликовал ряд монографий о выдающихся деятелях русской сцены актерах, драматургах, композиторах, таких как Ф.Г. Волков, М.С. Щепкин, П.С. Каратыгин, князь А.А. Шаховской и другие.

Суджанское уездное земское собрание на своем заседании 11 октября 1893 г. заслушала заявление гласного Н.А. Абазы о сделанном пожертвовании Н.Л. Марковым бюста актера М.С. Щепкина. По итогам обсуждения уездное земское собрание постановило: "…На устройство постамента, ограды вокруг него, расчистку места в земском саду, постановку фонарей и на торжество рткрытия памятника Щепкину ассигновать 500 руб,, каковую сумму внести в смету на 1894 год" [2, л.1б].

24 октября 1893 г. Суджанская городская Дума в составе 14 гласных заслушала предложение городского головы Н.И. Шустова об ассигновании определенной суммы денег на устройство бюста артисту Императорских театров М.С. Щепкину. Гласный Ф.М. Тахтомиров заявил, что Щепкин происходил из крепостных крестьян помещика Волкенштейна с. Графовка, Суджанского уезда. Здесь же, в Суджанском уездном училище он впервые вышел на сцену. Поскольку Суджанское уездное земство уже ассигновало 500 руб. на бюст артиста, то он также призывает городскую Думу принять участие в покрытии части расходов по установке памятника.

Городская Дума приняла решение выделить триста руб. для этих целей, а также ходатайствовать перед вышестоящим начальством о переименовании Покровской улицы г. Суджи, на которой будет установлен бюст, в "Щепкинскую" [2, л.8-9].

В своем обращении к Курскому губернатору от 7 апреля 1894 г. Суджанская уездная земская управа испросила разрешения губернатора на торжественное открытие памятника М.С. Щепкину 27 апреля 1894 г., одновременно приложив к прошению текст надписей на памятнике [2, л.1б-1б об.].

18 августа 1894 г., в Петергофе Министр внутренних дел, статс-секретарь И.Н. Дурново представил проект памятника актеру М.С. Щепкину тяжело болевшему в то время Императору Александру III (Император скончается 1 ноября 1894 г.). Предварительно, 16 августа 1894 г. этот проект был рассмотрен и одобрен Техническо-строительным комитетом МВД, о чем была сделана соответствующая запись за № 320 в журнале Комитета. Вероятно, проект памятника прошел экспертизу, т.к. в правом нижнем углу представленного суджанам плана значится: "Академик архитектур Р. Марфельд. 15 августа 1894 г." [2, л.16].


Проект памятника М.С. Щепкину в г. Судже
ГАКО. Ф.33. Оп.1. Д.681. Л. 20

20 августа 1894 г. Курскому губернатору было направлено письмо за № 1216, за подписью Министра внутренних дел И.Н. Дурново, в котором сообщалось: "По Всеподданнейшему докладу, в 18 день сего августа Государь Император Высочайше соизволил разрешить: а) поставить в Земском саду гор. Суджи по составленному чертежу памятник умершему русскому актеру, артисту Императорского Московского театра М.С. Щепкину; и б) переименовать Покровскую улицу в названном городе в улицу "Щепкинскую". О таком Высочайшем повелении имею честь сообщить Вашему Сиятельству с препровождением утвержденного проекта памятника…" [2, л.13-13 об.].

Бюрократическое колесо закрутилось, хотя медленно и со скрипом. Проект памятника был направлен из Суджи в губернскую земскую управу, оттуда в строительное отделение Курского губернского правления. Пройдет еще более восьми месяцев, прежде состоится долгожданное открытие памятника.

В свою очередь Суджанское уездное земство вновь обратилась к мысли об устройстве в городе учебного заведения, носящего имя М.С. Щепкина. В 1894 г. этот вопрос был переведен в практическую плоскость. Правительство требовало, чтобы земство, приняв на себя все расходы по ежегодному содержанию училища, единовременно ассигновало бы сумму в 8-10 тыс. руб. на устройство училища.

При выполнении этих условий, правительство было готово оказать земству определенную денежную помощь. Если первое условие Суджанское уездное земство готово было принять, то выполнение второго, из-за только, что пережитых тяжелых в экономическом и финансовом положении годов, было практически невозможно. Поэтому вопрос об открытии училища был перенесен на более благоприятное время, а скромное открытие памятника, благо, он был подарен земству, собрание решило скромно отпраздновать в 1894 г.

Инициативу суджан по чествованию знаменитого земляка решили поддержать артисты Императорского Малого театра, решившие направить сбор от специально организованного по этому поводу спектакля для создания фонда стипендий имени Щепкина при театральном училище. Кроме того, было решено организовать еще один спектакль в пользу суджанского земства для учреждения в Судже ремесленного училища имени Щепкина. Мысль о создании такого училища была сочувственно встречена как в Дирекции Императорских театров, так и среди артистов. Было решено все деньги, как с Московского, так и с Петербургского театров передать Суджанскому земству. А с разрешения Дирекции, артистами Московского Малого театра было решено дать спектакль в городе Судже с той же целью - увеличения фонда для создания ремесленного училища имени Щепкина.

7 января 1895 г. в Большом театре состоялся утренний спектакль в память об артисте М.С. Щепкине [6, с. 259]. Сбор от этого спектакля предназначался в пользу фонда на образование стипендии имени М.С. Щепкина в городском училище города Суджи [3, с. 253].

"Московские ведомости" разместили на своих страницах достаточно подробное описание этого мероприятия: "Спектакль этот можно считать приблизительно юбилейным: около ста лет тому назад в Судже, уездном городе Курской губернии, ученики местного училища разыграли, под руководством своего учителя, комедию Сумарокова "Вздорщина". В ней роль слуги Розмарина играл восьмилетний ученик, сын крепостного человека, будущий знаменитый артист, гордость и слава русского театра Михаил Семенович Щепкин. Спектакль устроили в помещении классов <…> Прошло сто лет - и перед нами иная картина. Снова мы слышим имя Щепкина, снова слышим название города Суджи, но меняется и обстановка, и действующие лица картины. Вместо бедного помещения уездного училища - роскошный зал Императорского Московского Большого театра, вместо скромных зрителей провинциального захолустья и их детей - блестящая публика Москвы и учащаяся столичная молодежь" [4].

В этот день в Большом театре шла трагедия Шиллера "Орлеанская дева", в переводе А.А. Жуковского. В спектакле приняли участи: Багров (Карл VII, король французский), Яблочкина 1-я (королева Изабелла), Яблочкина 2-я (Агнесса Сорель), Горев (Филипп Добрый, герцог Бургундский), Южин (граф Дюнуа), Лавров (Ла-Гир), Корсак (Дю-Шатель) и др. Сбор от этого спектакля составил 3909 руб. 60 коп.

Когда публика заполнила все места в зале, под звуки музыки был поднят театральный занавес и глазам зрителей на экране представилось изображение памятника М.С. Щепкину, каким оно виделось в Судже. После этого открылась вся сцена, на которой, обитые сукном и коврами ступени вели к убранному тропическими растениями возвышению, над которым был помещен портрет М.С. Щепкина, работы И.Е. Репина. У подножия ступеней разместились артисты Императорских театров, спевшие под аккомпанемент оркестра "Славу" Михаилу Семеновичу Щепкину. В этот момент из-за кулис началось шествие депутаций с венками. Первыми лавровый венок от труппы Малого театра несли артистки А.П. Щепкина, Г.Н. Федотова, Н.М. Медведева и Н.А. Никулина в сопровождении других артистов театра. Затем венок, от оперной труппы, несли А.И. Барцал и У.И. Авранек. За ними с венком от Общества драматических писателей и оперных композиторов следовали И.В. Шпажинский и П.М. Невежин. Заканчивалась торжественная процессия венком от редакции журнала "Артист" [4].

Аналогичная акция в поддержку городского училища в Судже прошла и в столице. 11 апреля 1895 г. в Санкт-Петербурге, в Александринском театре был дан спектакль, принесший доход в 1016 руб. 97 коп. Артистами Императорских Санкт-Петербургских театров была представлена комедия А.Н. Островского "Правда - хорошо, а счастье лучше" и комедия-балет князя А.А. Шаховского "Батюшкина дочка или нашла коса на камень". В комедии А.Н. Островского приняли участие Савина (Поликсена), Жулева (Барабошева), Стрельская (Зыбкина), Ленская (Фелицата), Давыдов (Барабошев), Сазонов (Платон), Варламов (Грознов), Тройницкий (Мухояров), Шкарин (Меркулыч). В балете задействованы были Мусин-Пушкина (графиня Брезинская), Потоцкая (Любушка), Дюжикова 2-я (Лиза), Читау (Маша, горничная), Аполлонский (Рагдаев), Петров (Сицкий), Ремизов (Глюкман), Усачев (Ремин), Костров (Жемсон), Рокотов (Дешом) и др. [1, с. 28-29]

Суджанское земское собрание, в свою очередь, желая отблагодарить всех лиц, проявивших интерес и участие в деле увековечения памяти великого земляка, пришло единогласно к решению, что "<…> открытие памятника Щепкину должно быть обставлено как можно торжественнее, должно быть произведено за счет уездного земства <…>". Для устройства этих торжеств уездное земство запланировало ассигновать 2600 руб. [1, с. 22].

Кроме того, Суджанское земское собрание избрало специальный Комитет по устройству торжества открытия памятника М. С. Щепкину, в состав которого вошли: председатель С.И. Жекулин, члены-распорядители князь П.Д. Долгоруков, Н.В. Лукин, Е.К. Монтрезор, В.П. Пожидаев, К.Ф. Тахтамиров, И.Л. Обухов и И.А. Воскобойников. Комитет разослал многим лицам приглашения с просьбой прибыть в г. Суджу 9 мая текущего года. Поскольку гости ехали со всех концов страны, в приглашении любезно сообщалось, что добраться до Суджи лучше всего по киево-воронежской ж.д., с пересадкой на станции Коренево на узкоколейку и следованием по ней непосредственно до железнодорожной станции Суджа. Кроме того, комитет информировал прибываемых лиц, что "<…> берет на себя заботу об устройстве для приглашаемых помещения" [5, 27 апреля].

29 апреля 1895 г. в "Курских губернских ведомостях", на первой странице, в художественной рамке было размещено пространное объявление следующего содержания: "Комитет, избранный Суджанским уездным собранием по устройству торжества открытия памятника М.С. Щепкину в г. Судже сим доводит до общего сведения, что 9 мая состоится открытие памятника, литературное утро и обед всем приглашенным гостям по подписке господ гласных земского собрания. 10 мая артистами Императорского Московского малого театра будет дан спектакль в пользу фонда для устройства ремесленного училища имени М.С. Щепкина в г. Судже.

Лица, желающие заблаговременно запастись билетами на спектакль, могут теперь же обратиться в Суджанскую уездную земскую управу и к Суджанскому уездному исправнику с просьбой оставить им билеты. Цена билетов за исключением сбора в пользу учреждений Императрицы Марии: 1-й ряд - 7 р. 90 к.; 2 ряд - 5 р. 90 к.; 3 ряд - 4 р. 90 к.; 4 и 5 ряды - 3 р. 90 к.; 6, 7 и 8 ряды - 3 р. 40 к.; 9, 10, 11, 12 и 13 ряды - 2 р. 90 к.; 14, 15 и 16 ряды - 2 р. 40 к.; 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24 и 25 ряды - 1 р. 90 к. В день спектакля билеты могут быть получены в земской управе, а вечером - при входе в сад.

Комитет считает долгом довести до всеобщего сведения, что в г. Судже, на время 9 и 10 мая, в доме Галашева, по Курской улице будет открыт ресторан, в котором публика найдет для себя все желаемое по умеренным ценам. Для остановки приезжающих имеются комнаты в домах: наследников Богомазовых, Редькина, Дорошковой, Жидкова, Якимова, Меняйленкова, Холявкина, Левченко и Плетнева. Проезд до г. Суджи по узкоколейной железной дороге от станции Кореневой, Киево-Воронежской железной дор. Поезда будут приспособлены к поездам по линии Киево-Воронежской ж.д. <…>" [5, 29 апреля].

8 мая, в 12 часов дня, скорым поездом из Москвы выехали в Суджу почитатели великого актера и артисты Императорского Малого театра: М.Н. Ермолова, Н.А. Никулина, М.К. Бларамберг-Чернова, Н.И. Музиль, Н.М. Медведева, О.О. Садовская, А.П. Щепкина, В.А. Макшеев, А.И. Южин, А.М. Кондратьев, И.И. Геннерт, Н.М. Падарин, М.Н. Верещагина, Д.В. Гарин и Е.В. Порошина, а также режиссеры Малого театра С.А. Черневский и А.И. Кондратьев. Вместе с маститыми артистами прибыли и только, что выпущенные из драматических курсов Московского театрального училища Садовский 2-й, Гедике и Семагин. В числе приехавших были родственники М.С. Щепкина: М.П. Щепкин, Н.Н. Щепкин, Т.Л. Щепкина-Куперник, а также бывшая артистка Императорских театров А.И. Шуберт. С этим же поездом прибыл и инициатор сооружения памятника председатель правления Киево-Воронежской железной дороги Н.Л. Марков [1, с. 32-33].


Актриса Малого театра М.Н. Ермолова

Декорации, костюмы и бутафорские вещи были отправлены тремя днями ранее. Известный московский садовод Ноев приготовил букеты из живых цветов и громадный лавровый венок для возложения к памятнику [5, 11 мая].

О последних подготовительных работах в Судже пишет в своем очерке А.А. Ярцев: "Большой каменный дом земской управы, на бывшей Покровской, теперь Щепкинской улице - один из лучших в городе. С задней и боковой стороны его раскинулся небольшой садик, отделенный от улицы железною решеткой. В этом садике, носящем название Земского, при входе с улицы, и поставлен памятник Щепкину, лицевою стороною к улице, с которой он виден весь. Когда мы дотащились, наконец, до земской управы, в Земском саду шли спешные и оживленные приготовления к завтрашнему празднику. Около памятника убирали газон, развешивали декоративные украшения, в саду все приводили в порядок. Но самая кипучая деятельность замечалась в глубине сада, где заканчивалось устройство театра-скороспелки. Большая площадка, пустая десять дней тому назад, теперь была занята красивым театральным шатром. Внешняя отделка этого импровизированного театра приходила уже к концу, а внутри работа шла с лихорадочною поспешностью. Распорядители по устройству торжеств и руководители работ усердно хлопотали. Председатель и члены комитета наблюдали за всем ходом работ, делали распоряжения, суетились, беспокоились. Архитектор Н.Г. Науменко, сумевший в несколько дней создать этот изящный, удобный и поместительный театр, продолжал энергично вести дело до конца. В наблюдении за устройством сцены и за подготовкой сценической обстановки принимал активное участие один из заранее приехавших членов Курского общества любителей драматического и музыкального искусств Н.Г. Самойлов, неутомимый хлопотун, оказавший значительные услуги при устройстве спектакля. Главный режиссер труппы Императорского Московского Малого театра - С.А. Черневский также был уже здесь и давал указания по подготовке к спектаклю, заботясь, чтобы не было упущено из вида чего-либо важного и необходимого" [1, с. 32-33].

Ясным и теплым утром 9 мая, экстренный поезд привез в Суджу гостей, приглашенных на торжества. Среди их были курский губернатор - граф А.Д. Милютин, губернский предводитель дворянства - камергер А.Д. Дурново, вице-губернатор Ф.П. Шиповский и артисты труппы Императорского Малого театра. Гостей на железнодорожном вокзале встречал суджанский предводитель дворянства С.И. Жекулин. К услугам всех приглашенных гостей были безвозмездно, на два дня представлены экипажи и извозчики, которые и развезли всех прибывших на празднества по заранее определенным квартирам, кстати, представленным для них так же бесплатно [5, 14 мая].

После того, как гости немного отдохнули и привели себя в порядок, они направились в небольшой домик вблизи центральной площади, где располагалось Суджанское уездное училище, в котором когда-то обучался Щепкин, впервые выступивший здесь на сцене. Здесь, панихидою по знаменитому земляку, совершенной городским духовенством при пении хора местных певчих, согласно программе торжеств и начался праздник. Курское духовенство не разрешило отслужить молебствие у самого монумента и освящение его окроплением святою водою.

По окончании панихиды духовенство и все приглашенные направились к земской управе, в зале которой было совершено еще одно торжественное молебствие о здравии Государя Императора и всего Царствующего Дома.

Затем все присутствующие, включая начальника губернии, перешли в Земский сад, где возвышался памятник, укрытый белым покрывалом. Сюда публика пропускалась по особым билетам, дававшим также право на посещение литературного утра в театре и на праздничное гуляние в саду. Увы, те, кто не имел такого билета, а они составляли большинство, вынуждены были смотреть на происходящее с улицы, из-за решетки садовой ограды.

Со Щепкинской улицы в Земский сад вели ворота с узорчатой верхушкой и надписью "Добро пожаловать". У самого входа, направо - утрамбованная площадка, окруженная мачтами с развивающимися на них хоругвями. Между мачтами и от мачт к деревьям были нанизаны гирлянды разноцветных флажков, кроме того, флажками были украшены деревья, фонари, ворота у памятника. В центре этой декорированной площадки, на небольшом газоне, окруженный по периметру чугунными цепями на каменных тумбах, возвышался обелиск с бюстом великого актера. Гранитные ступени служили подножием пьедестала, на котором была поставлена четырёхгранная колонна, увенчанная бюстом М.С. Щепкина. Постамент из прекрасного лабрадора был сделан в Киеве, в мастерской Островского, а бюст актера выполнен в мастерской преемника Козлова в Москве. Общая стоимость памятника исчислялась в сумме около двух тысяч рублей.

В нижней части памятника, на уступах между пьедесталом и колонами, с четырёх сторон были вырезаны следующие надписи. На лицевой стороне, обращенной к улице, значилось: "Михаилу Семеновичу Щепкину, великому русскому актёру, 1788-1863". На противоположной, задней стороне: "В 1801 году в городе Судже ученик уездного училища Щепкин в первый раз выступил маленьким актером в комедии Сумарокова "Вздорщица", в роли слуги Розмарина".(1) На правой стороне имелась надпись следующего содержания: "Жить для меня значит - играть на сцене, играть - значит жить".(2) И, наконец, на левой стороне было написано: "Подымать память о лучших людях все то же, что поселять в гражданах любовь к родине". [1, с. 38-39].

Честь открытия памятника великому артисту была представлена курскому губернатору графу А.Д. Малютину: он дернул за шнурок, и, под звуки музыки, овации и крики "Ура!" и "Браво!", с монумента пала покрывавшая его ткань… С маленькой эстрады, установленной у подножия памятника, артист Императорского Малого театра А.И. Южин прочел стихотворение, написанное по этому случаю другим артистом Малого театра М.И. Лавровым:



На службу светлого искусства
Ты ум и душу отдавал,
И гений твой святые чувства
Полвека в людях пробуждал.

Ты в храме чистых наслаждений
Полвека лучшим был жрецом,
И к делу честных отношений
Ты был высоким образцом.

Рожденный в хижине, в неволе,
В приюте страшной нищеты, 
Еще ребенком, к чуждой воле,
К труду, к познанью рвался ты.

Не мало лет среди лишений
Ты жаждал света и страдал.
Прошли года - твой мощный гений
Тебя вознес на пьедестал.

Артист-художник вдохновенный!
Ты тьму стремился победить
И с верой в дело неизменной
Учил прекрасное любить.

Нередко в храм твой, храм прекрасный, 
Убитый горем приходил
И от тебя с душою ясной
Он обновлённый отходил.

Он уходил, забыв мученье,
С надеждой, силою в груди,
С душой, готовой дать прощенье,
С душой, открытой для любви.

Всю жизнь свою, ты, до могилы,
Из мрака к свету звал людей
И отдавал свои все силы
На благо Родины своей.

За труд твой должным воздавая,
Гордясь тобой, себя любя,
Венчает Родина святая
Венком бессмертия тебя [1, с. 35-36].

 

Артист Малого театра А.И. Южин

Депутации от артистов Императорского Малого театра, от драматической группы Императорских Санкт-Петербургских театров, от Русского театрального общества, от Суджанского земства, от г. Суджи, от Курского общества любителей драматического и музыкального искусства, лот журнала "Театр" возложили венки к пьедесталу памятника. На этом первая часть празднования была завершена.

Программа первого дня щепкинских празднеств непосредственно за торжествами по открытию памятника предполагала проведение "Литературного утра", которое состоялось в помещении временного театра, специально выстроенного к юбилею.

Об этом незаурядном сооружении следует сказать особо: "Если открытие памятника Щепкину составляло для Суджи событие необыкновенное, бывающее веками, то и театр для маленького городка представлял явление удивительное. Да и в большом городе, где всегда найдется и материал для всякой стройки, и опытные мастера и рабочие, подобный театр обращал бы на себя внимание. Построенный всего в какие-нибудь полторы недели, театр, однако, не производил впечатления недоконченности. Легкий и изящный, он, вместе с тем, казался солидным и прочным, и, сидя в его зрительном зале, нельзя было и подумать, что это театр-скороспелка.

Театр занимал большую, удлиненной формы, четырехугольную площадь, на которой размещалась обширная сцена и зрительный зал, вмещавший больше восьмисот человек публики. Весь остов театра был сделан из дерева; стену же и крышу составлял брезент, сплошь натянутый и наглухо прикрепленный к деревянным частям. Внешняя лицевая часть фасада, где находился вход в театр, убрана была с большим вкусом и представляла красиво декорированный портал, опирающийся на четыре колонны.

Драпировки, ниспадавшие между этими колоннами, образовывали три входа в зал - два меньших боковых и один средний, занимавший более половины театра. Верхняя часть портала, над средним входом, была украшена громадным полукруглым щитом из собранной в складки материи, в зубчатой рамке; на нем выделялся транспарант с инициалами М.Щ., обрамленный гирляндою свежей зелени, которая украшала также и всю верхнюю часть портала. Передний фасад увенчивался тремя лирами с развевавшимися над ними хоругвями. На ступеньках среднего входа, у балюстрады, помещены были статуи, поддерживавшие канделябры с лампами.

За драпировкой открывался прямо зрительный зал и сцена. Обширный, гладко вымощенный кирпичом, с наклоном к сцене, зал не представлял собой пустынного и мрачного вида, хотя был совершенно лишен всяких затейливых украшений. Все убранство в нем состояло из зелени, флагов, щитов, которые были очень удачно сгруппированы и давали красивую и веселую картину. Через весь зал, рядами, декорируя стропила, свешивались зеленые гирлянды, ниспадая и по боковым сторонам театра и перемешиваясь с национальными флагами. По обеим сторонам, от входа до сцены, были развешены щиты с вензелевыми изображениями имен артистов Императорского Малого театра, которые должны были принять участие в спектакле" [1, с. 39-40]. Для зрителей в зале были поставлены кресла, стулья и скамьи. В глубине сцены возвышался обвитый зеленью бюст М.С. Щепкина и его портрет.

На литературном утреннике выступили артисты А.И. Южин с отрывком из "Записок" М.С. Щепкина, М.Н. Ермолова, прочитавшая стихотворение друга актера Т.Г. Шевченко "Тополь", Н.И. Музиль, прочитавшее стихотворение Шиллера "Артисту", Т.Л. Щепкина-Куперник, с воспоминаниями о своем родственнике, председатель комитета, предводитель суджанского дворянства С.И. Жикулин, ознакомивший зрителей с краткой историей создания памятника.


Актриса Малого театра Т.Л. Щепкина-Куперник

10 мая 1895 г. произошло событие, пожалуй, единственное в своем роде в истории русского театра. На афишах, расклеенных по Судже, значилось, что в городе состоится "… спектакль в пользу фонда имени М.С. Щепкина, в городе Судже, во вновь устроенном театре в Земском саду, даваемый артистами Императорского Малого театра, с участием любителей Курского драматического кружка". [1, с. 48].

Особенность постановки заключалось в том, что это был, собственно, не цельный спектакль, а действо, состоящее из множества отрывков из разных пьес: 1-е и 2-е действие комедии А.С. Грибоедова "Горе от ума", 3-е действие трагедии Шиллера, в переводе А.С. Шишкова "Мария Стюарт", 3-е действие комедии А.Н. Островского "Таланты и поклонники", 3-е действие комедии Н.В. Гоголя "Ревизор", сцены в одном действии "Отрывок" (Н.В. Гоголя) и "Шашки" (Н. Криницкого). Такой репертуар стал следствием желания организаторов привлечь на сцену как можно больше актеров Московского Малого театра.

Реальное распределение ролей, судя по афише, несколько отличалось, в программу и состав труппы были внесены некоторые изменения, вызванные неприбытием в Суджу, в силу разных обстоятельств, некоторых артистов. В сценах из пьесы "Горе от ума" распределение ролей было следующим: Фамусов - В.А. Макшеев (по первой афише - А.П. Ленский), Софья - М.Н. Верещагина (по первой афише Васильева 2-я), Лиза - А.П. Щепкина, Молчалин - И.И. Гедике, Чацкий - А.И. Южин, Скалозуб - Гарин. В сценах из "Марии Стюарт" играли: Елизавета - М.К. Бларамберг-Чернова, Мария Стюарт - М.Н. Ермолова, граф Лейстер - И.В. Пузанов (член Курского Общества любителей драматического и музыкального искусства), граф Шрюсбери - Падарин (по первой афише - Грин), рыцарь Паулет - А.М. Кондратьев, Анна Кеннеди - Е.В. Порошина. В "Отрывке" (второе название "Собачкин") были задействованы: Мария Андреевна - Н.М. Медведева, ее сын - И.И. Геннерт, Собачкин - М.П. Садовский. В "Ревизоре": Городничий - В.А. Макшеев, Анна Андреевна - Н.А. Никулина, Марья Антоновна - А.П. Шепкина (ранее была заявлена Е.Н. Самойлова), Земляника - И.И. Геннерт, Тяпкин-Ляпкин - С.Р. Пономарев, Добчинский - Гинценберг, Бобчинский - Ганновский (трое последних - члены Курского Общества любителей драматического и музыкального искусства), Хлестаков - П.М. Садовский (по афише - М.П. Садовский), Осип - Падарин (по афише - Кондратьев), Держиморда - И.В. Пузанов, Свистунов - Коротков (оба последних - члены Курского Общества любителей драматического и музыкального искусства). В комедии "Таланты и поклонники" роли были распределены следующим образом: Негина - М.Н. Ермолова, Домна Пантелеевна - Е.М. Садовская, Великатов - А.И. Южин, Бакин - Гарин, Мелузов - М.П. Садовский, Нароков - Н.И. Музиль, Громилов - Падарин (по первой афише - Кондратьев), Вася - Гедике, Матрена, кухарка - Капеллер (член Курского Общества любителей драматического и музыкального искусства). И, наконец, в заключение спектакля шли "Шашки", в которых приняли участие актеры: Прохор Демьянович - Н.И. Музиль, Мила - А.П. Щепкина, Жорж - И.И. Гедике (по первой афише - П.М. Садовский), Гвоздев - В.А. Макшеев, Прокофьевна - Капеллер. [1, с. 48-49].

Увлеченные счастливыми моментами художественного исполнения, растроганные торжественностью небывалого для этих мест события, благодарные за внимание и участие в их празднике таких актеров - зрители наградили исполнителей самым восторженным приемом и самыми искренними овациями. Особенно много аплодисментов выпало на долю исполнителей главных ролей - артистов Малого театра. К этим шумным приветствиям присоединялся тушь военного оркестра 123 Козловского полка под управлением К.Н. Дзунника, когда на сцену для поклона выходили Н.М. Медведева, М.Н. Ермолова, Н.А. Никулина, О.О. Садовская и А.П. Щепкина, которым были, кроме того, преподнесены изящные букеты цветов. А на саму сцену полетели сотни маленьких букетов ландышей, живописным ковром застелившие всю авансцену. Из артистов-мужчин наиболее горячо приветствовали Н.И. Музиля, В.А. Макшеева, М.П. Садовского и А.И. Южина.

Спектакль окончился во втором часу ночи, но вызовы актеров "на бис" продолжались еще долго. Общий сбор за билеты составил около двух тысяч рублей, и он должен был пойти на устройство в Судже ремесленного училища.

Отдельного слова заслуживают декорации для спектакля. Передний занавес и пять перемен декораций (по количеству сцен) были привезены из Курска Обществом любителей драматического искусства. "Лесные" декорации Для "Марии Стюарт" были доставлены из деревенского домашнего театра Н.Г. Самойлова. А костюмы для спектакля прибыли из Малого театра.

Более ста лет тому назад, в заключение своего повествования о событиях в Судже, А.А. Ярцев вопрошал: "Но скоро ли наступит то время, когда в маленькую Суджу будут приезжать другие, неприглашенные гости - любознательные путешественники, просвещенные любители искусства - приезжать затем, чтобы посмотреть на местную достопримечательность: первый памятник русскому актеру?.." [1, с. 51]. Как актуально звучат сейчас для нас слова исследователя жизненного и творческого пути великого русского актера Михаила Семеновича Щепкина! Приезжают, чтобы посмотреть…


Примечания

1. В своих воспоминаниях М.С. Щепкин в 1846 г. писал, что школьный спектакль в Судже проходил "лет пятьдесят назад", т.е. приблизительно в 1796 г.

2. Вероятно, это было перефразированное выражение С.Т. Аксакова, сказанное им на 50-летнем юбилее театрального служения М.С. Щепкина: "Жить для Щепкина значило - играть в театре; играть значило - жить".


Источники и литература

1. Ярцев А.А. Первый памятник русскому актеру // Ежегодник Императорских театров: Сезон 1894-1895 гг. Приложения. Кн. 1. СПб., 1895. С. 17-71.

2. Государственный архив Курской области. Ф.33. Оп.3. Д. 681.

3. Ежегодник Императорских театров: Сезон 1894-1895 гг. СПб., 1896. 448 с.

4. Московские ведомости. 1895. № 8.

5. Курские губернские ведомости. 1895. Часть неофиц.

6. Артист: Журнал изящных искусств и литературы. М., 1895. Январь. № 45. 226 с.


Статья опубликована в сборнике: События и люди в документах курских архивов. Выпуск XIХ: [Текст] / под ред. В. Л. Богданова. Курск: ООО «Евромастер», 2020. С.53-66.


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
18.04.2021 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову