ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

СОЗИДАНИЕ ХРАМОВ ОБОЯНИ И ОКРУГИ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

автор: Ю. Н. Гуров.

В середине XVII в. почти одновременно друг с другом на южных рубежах страны были возведены крепости Обоянь и Суджа. В новых городах и примыкающих к ним слободах стали строиться православные храмы, вначале деревянные, а затем и каменные. Сведения о них содержатся в писцовых и переписных книгах, церковных летописях, ревизских сказках. Описания Курского наместничества И. Ф. Башилова и С. И. Ларионова, «Историческая летопись курского дворянства» А. А. Танкова, «Памятники старины и нового времени» Н. И. Златоверховникова — вот далеко не полный перечень источников и исследований по истории Курского края и Обоянской округи, в частности. Ценные сведения по рассматриваемой теме содержатся в документах РГАДА, РГИА, а также ИИМК РАН, в котором имеются метрики разных храмов России. Но большая часть источников по курской (и обоянской) церковной истории сосредоточена в ГАКО. Некоторые документы по истории Обояни имеются в архивах Белгорода и Киева.

Большим подспорьем в изучении истории церкви и православия в Курском крае являются «Курские епархиальные ведомости», выходившие с 1871 г. сначала в Белгороде, а затем в Курске. В 1990-е гг. их выпуск был возобновлен. Важные сведения содержатся и в «Справочной книге о церквах, приходах и причтах Курской епархии за 1908 год», в которой указаны названия и даты основания храмов епархии, а также имена священноцерковнослужителей.

Однако, несмотря на кажущееся изобилие источников и литературы по данной теме, ее изучение сопряжено с дефицитом основополагающих документов. Так, среди материалов ГАКО большинство храмов епархии представлены клировыми ведомостями только за 1915–1916 гг. Сохранились лишь немногие метрики, заполненные в 1887 г., когда настоятелям храмов всех епархий России было дано задание ответить на 72 вопроса о внешнем и внутреннем облике церкви и ее исторической ценности. Эти сведения предназначались для Императорской Академии художеств.

В писцовой книге Обоянского уезда стольника Авраама Мантурова и подьячего Григория Жеребцова указаны имена священников, названия храмов, а также даны краткие описания церковной земли.

В плане Генерального межевого деления 1782–1784 гг. приведены размеры и описание церковных земель, а также их краткое экономическое обозрение. Данные о церквах и приходах имеются в топографических описаниях Курского наместничества (губернии) 1780-х гг.

Документы советского периода 1920–1940-х гг. повествуют о декретах и постановлениях губисполкомов и райисполкомов в отношении объектов церковного культа, о реквизициях церковных ценностей в 1920-е гг., о деятельности церковных общин и о закрытии храмов по распоряжению властей.

В архиве Курской епархии есть документальные материалы об обоянских церквах, а также о храмах, ранее относившихся к Обоянскому району, за 1940–1980-е гг. Сведения о деятельности церковных общин уцелевших храмов за 1990–2000-е гг. отражены в современных «Курских епархиальных ведомостях» и в различных СМИ.

При изучении церковной истории края не обойтись без книг и статей Ю. А. Бугрова, В. Л. Юрковецкого, Т. Н. Арцыбашевой, И. В. Токмаковой, Е. В. Холодовой, а также сборника «Из истории храмов Курской епархии» — ключевой на сегодняшний день публикации по храмам Обоянского уезда.

Храмы Обояни и ее уезда в ХVII–ХIX вв.

История обоянских храмов берет свое начало в середине XVII в., когда был построен город Обоянь. По данным за 1654 г., в Курской десятине, куда входили и обоянские храмы, имелось 64 церкви и 2 часовни. В 1692 г. в Обоянском уезде насчитывалось 24 храма(1). В «Исторической летописи курского дворянства» А. А. Танкова указывается, что «в царствование Алексея Михайловича, при деятельном участии дворян и детей боярских было устроено в городах и уездах Курского края много церквей и два монастыря — Богородицко-Знаменский в Обояни и Николаевский Белогорский в Суджанском уезде»(2). В той же книге в перечне дворян и детей боярских Обоянского уезда(3) отмечено 15 сел, в которых были храмы. В настоящее время только в двух селах, упомянутых в этом списке, сохранились храмы: в Косиново (деревянный, 1909 г. постройки) и в Любостани (каменный, возведенный в 1900 г.).

Храм Михаила Архангела
Храм Михаила Архангела в с. Любостань. 1900 г.

В описании Курской губернии А. Н. Зубова (1784 г.)(4) имеются такие свидетельства об Обояни и ее храмах: «Уездный город Курского наместничества… лежит по течению реки Псла по правой стороне… В нем: каменных церквей 1, деревянных 3, при них священно- и церковнослужителей: протопоп 1, священников 7, диаконов 4, дьячков 14, пономарей 7, за штатом и безместных 37 человек, домов священноцерковнослужителей 18. Испокон в городе и в уезде суть православного восточного греко-кафолического исповедания: исправляются Белоградскою консисториею»(5). «В 200 саженях от города есть упраздненный монастырь, в котором находятся 3 иеромонаха и 1 сторож, питающийся подаянием. В прилегающих ко городу слободах Казацкой и Пушкарской 2 деревянные церкви при коих священников 3, диаконов 2, церковных жителей 9». В том же документе отмечено, что «в Обоянской округе церквей: 2 каменные, 43 деревянные, итого 45, священноцерковнослужителей домов 138»(6).

В указанном описании, помимо сведений о количестве однодворческих, владельческих и малороссийских дворов и числа проживающих в них душ, указаны и названия храмов, а также количество и населенность дворов священноцерковнослужителей. Так, в селе Бабино было 136 дворов и 268 душ в них, имелась деревянная церковь во имя Афанасия и Кирилла, при ней состояло 7 священнослужительских дворов с 28 душами(7). В Бобрышево числилось 146 однодворческих дворов с 420 душами, имелась деревянная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, при которой состояло 3 священноцерковнослужительских двора с 8 душами(8). В Бушмино насчитывалось 57 однодворческих дворов с 215 душами, была деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, 4 священно- и церковнослужительских двора с 23 душами 9. В с. Белом было 46 однодворческих дворов с 139 душами, находилась деревянная церковь во имя Николая Чудотворца, при которой имелось 3 двора священноцерковнослужителей с 23 душами(9). В Гахово значилось 147 дворов однодворцев и их крестьян с 421 душой, 4 малороссийских двора с 24 душами, 490 дес. дровяного лесу, 10 дес. «селидебного» (строевого) лесу, действовала каменная церковь во имя Сретения Господня, при которой состояло 2 священноцерковнослужительских двора с 7 душами(10). Деревянные церкви упоминаются в Казачьей слободке, селах Пселецком, Троицком и Филатове.

Из каменных храмов Обоянского уезда наиболее древними были ныне не существующие обоянская Троицкая церковь, основанная в первой половине ХVIII в. (она запечатлена на одной из фотографий нынешнего СвятоТроицкого соборного храма), Знаменская и Предтеченская церкви Обоянского Знаменского монастыря, а также сохранившаяся обоянская Смоленская церковь, построенная в 1790 г. Есть предположение, не подкрепленное, впрочем, документами и исследованиями, что на месте теперешней Смоленской церкви стояла Георгиевская церковь, основанная вновь на месте обоянского кладбища.

В 1845 г. Смоленская церковь была «возобновлена» пристройкой двух каменных приделов. Имена храмоустроителей, к сожалению, остались неизвестны. Подробного описания церкви не имеется, но об ее облике и состоянии свидетельствует составленная в 1920 г. опись: «храм теплый, одноэтажный, с одной главой, покрытый железом, крест на главе железный прорезной, наружная поверхность оштукатурена… На колокольне 10 колоколов…»(11). «Главный престол во имя Смоленской Богоматери, правый во имя Иоанна Блаженного Устюжского Чудотворца, левый Великомученицы Параскевы. Жалования двум священникам, диакону и двум псаломщикам не положено»(12). «Земли церковной вместе с погостом 11 десятин 11 квадратных саженей, пахотной 45 десятин, сенокосной 22 десятины. Дома для священноцерковнослужителей как такового нет». В фасаде ограды были устроены два каменных флигеля: один для приходской школы и церковной сторожки, другой с разрешения епархиального начальства отдавался под квартиру, а вырученные средства шли на содержание школы(13). Школа была мужская, двухкомплектная, на ее содержание отпускалось 285 руб.(14)

Церковь Смоленской иконы Божией Матери
Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Обояни. 1790 г.

При церкви накануне революции служили протоиерей Александр Алексеевич Сахаров, член Обоянского отделения епархиального училищного совета, заведующий (с 1911 г.) церковно-приходскими школами Обояни(15), псаломщик Леонид Иульянов Алтунин, выходец из крестьян, находившийся с 1915 г. в действующей армии по мобилизации(16), исполняющий обязанности псаломщика Василий Михайлов Дудкин, также выходец из крестьян и также мобилизованный в 1914 г. в действующую армию(17). При церкви проживала вдова священника с. Заломного Суджанского уезда Мария Георгиевна Истомина и вдова дьякона с. Верхопенья Мария Фомина дочь Булгакова.

Существует легенда, что Смоленский храм навещала и молилась в нем возвращавшаяся из Крыма в Москву Екатерина II. Достоверным же фактом является пребывание ночью в храме гроба с телом умершего императора Александра I по дороге в Москву же.

В писцовых книгах Обоянского уезда конца ХVII в. есть сведения о сельских храмах. Например: «Село Стретенское, Гахово тож…, у той церкви поп Иоанн Леонтьев…, к той церкви на кладбище намерено земли, где погребаются усопшие… 30 сажен. Против церкви и кладбища дано стретенскому попу Иоанну Леонтьеву с церковники под усадьбы и гуменники к колодезю Гахову… земли до крутого вражка 3 десятины, …на пашню земли 20 четей в поле, а в дву по тому ж, а лес ему, попу, с причетники сечь в Гаховых лесах и по дубравам в вобче с помещики…»(18)

Строительство храмов инициировалось либо однодворцами, что характерно для первых церквей, в большинстве своем деревянных (в конце ХVII — начале ХVIII в.), либо состоятельными землевладельцами, такими как графы Клейнмихели, князья Юсуповы и Долгорукие, а также богатыми купцами, которые, как правило, выделяли свою землю под строительство храма.

В 1772 г. однодворцы д. Липовец Обоянской округи обратились с ходатайством о строительстве церкви. Свою инициативу они обосновывали и естественным стремлением верующих иметь в родной деревне храм, и препятствиями на пути к ближайшей церкви в виде болотистой местности и половодья, и неспособностью храма Сретения соседнего с. Гахова вместить даже прихожан своего села, и самодостаточностью при решении вопроса о финансировании задуманного ими строительства. Воронежский епископ Тихон писал по этому поводу, что «хотя де поуказанная деревня Липовец от села Гахова и не в дальнем расстоянии состоит, но как де по свидетельству Обоянского Знаменского монастыря игумена Сильвестра оказалось затруднительными переправами оной деревни жители в слышании божественного пения и нужных христианских треб, а во святые четыредесятицы исповеди и с того причастия подлинно лишаются. К тому же у помяненного села в Стретенскую церковь, кроме деревни Липовца, гаховские жители с немалой теснотою поместиться могут и с чего де открывается, хотя оной деревни Липовца некоторые ко оной церкви дойдут, но по таковой тесноте едва ль слышания божественного пения удостаиваются: по какой крайней необходимой нужде в обоянской деревне вновь церкви будет потребно, на сооружение которой материалов приготовлено и денег собрано довольное число и в построении той никакого недостатка не предвидится, а о довольствии священника с причетники о получении по всегдашнему священнослужению потребного утверждение ко намерению их оказывается несумнительное»(19). История строительства церкви в Липовце, законченное к 1779 г., является примером тщательно продуманного и достаточно быстро реализованного проекта, устроившего своей экономичностью и государство, и местных жителей.

Примером иного рода может служить история с храмом в с. Сухая Солотина Обоянского уезда. В 1826 г. однодворцы этого села обратились к епархиальному начальству с инициативой возведения вместо обветшавшей деревянной церкви каменной. Проект был согласован в разных инстанциях, но на стадии его рассмотрения Синодом произошла заминка. Обер-прокурор Синода кн. П. С. Мещерский запросил мнение о проекте председателя Строительного комитета В. С. Ланского, который принял решение о составлении плана, фасада и сметы заново. Строительство этого храма с измененным первоначальным проектом было завершено в 1833 г.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы
Церковь Успения Пресвятой Богородицы в с. Рыбинские Буды. 1896 г.

Освящение храмов проходило всегда празднично и многолюдно. 29 октября 1909 г. освящен был вновь устроенный храм Казанской Богоматери в д. Череновой Обоянского уезда. Совершал его местный священник Андрей Чефранов при участии шести священников. 1 ноября того же года был освящен новоустроенный храм взамен сгоревшего в с. Спасском того же уезда. Производил освящение протоиерей обоянской Смоленской церкви Феодор Косминский при участии местного благочинного священника Михаила Четверикова и трех соседних священников(20).

Согласно справочной книге Курской епархии 1908 г., в Обоянском уезде действовало свыше 90 церквей. До нашего же времени из них сохранилось лишь несколько, причем некоторые пребывают в ветхом и запущенном состоянии. После 1917 г. храмы претерпели забвение, унижение и разорение и стали возрождаться лишь в 1990-е гг.

Большинство храмов Обоянской округи просты по своему архитектурному устройству и внутреннему убранству. Лишь церковь Косьмы и Дамиана в Косиново (1909 г.) включена в «Список выявленных объектов культурного наследия, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность»(21).

О строителях первых деревянных храмов Обоянского уезда упоминаний в источниках не найдено, но очевидно, что это были курские, белгородские или харьковские мастера, имеющие опыт возведения церквей в городах.

Имена многих храмостроителей не дошли до нас. Известны лишь некоторые из них. Так, Троицкий храм в Ивне (1859 г.) построен Клейнмихелями, Успенский храм в Рыбинских Будах (1896 г.) — князем Юсуповым. Некоторые церкви сооружены по инициативе помещиков и купцов, о чем мы узнаем из метрик храмов. В метрике 1887 г. строителем церкви Михаила Архангела в Гостомле (1868 г.) назван суджанский купец Иван Степанов Ванеев. Преображенская церковь в с. Долгий Колодезь выстроена помещиком Григорием Петровым Шагаровым в 1871 г.(22)

Храм Георгия Победоносца
Храм Георгия Победоносца в с. Филатово. Конец XIX в.

Священник Николаевской церкви с. Бушмино (основана в 1856 г.), заполняя метрику 1887 г., писал о храме так: «Церковь деревянная, простой топорной, притом грубой работы; дерева не отесаны, на многих можно найти кору, углы неправильные, дерева лежат одно на другом также неправильно. О главном мастере тоже никаких известий. Говорят, что строитель был священником, который строил церковь из общественных дубов»(23).

Архитектор Курской казенной палаты П. С. Грознов строил храмы в начале XIX в., в том числе проектировал храм в Сухой Солотине. Губернский архитектор А. Н. Еремеев участвовал во второй половине XIX в. в строительстве храма Михаила Архангела в Гостомле и реконструировал храмы Обоянского Знаменского монастыря. В архитектурной мастерской Б. Г. Перепятковича был разработан проект храма в с. Березовое Обоянского уезда. Гражданский инженер, а затем курский епархиальный архитектор В. Г. Слесарев известен как автор проектов церквей в селах Обоянского уезда Быканово, Покровское, Ново-Ильинское, Белица и Филатово. Сохранились проектные чертежи этих храмов.

Храмы Обоянского Знаменско-Богородицкого монастыря.

В описании обители, составленном архимандритом Анатолием (Ключаревым), говорится: «нужно полагать, что построение Обоянского монастыря последовало в 1663–1664 гг., когда и сам город из сторожевого преобразован был в уездный. По выписи из межевых книг писца Абрама Мантурова 1691–1697 гг., выданной в 1752 г. по челобитью Обоянского монастыря наместника иеромонаха Августина “…в Обоянском городе на посаде построен монастырь во имя Знамения Пресвятыя Богородицы, а в приделе святых преподобных отец Зосимы и Савватия Соловецких, по реке Пслу, в вышнею сторону Обоянскаго города за большим врагом, что с леском, на старинном городище, дано к монастырю под монастырский двор, и под дворы, и под огороды всяких монастырских слуг и служебников земли 8 десятин…”»(24) «По выписи из межевых книг 1691–1697 гг. в новопостроенном Обоянском монастыре показана была одна церковь “во имя Знамения Пресвятой Богородицы с приделом святых преподобных отец Зосимы и Савватия Соловецких”. Конечно и эта единственная церковь была деревянная, … и ей суждено было сделаться жертвою пламени в 1700 г., истребившего тогда все без остатка. Но с 1730 г., как показывают нам документы сего монастыря, было здесь уже две церкви каменных, долгое время остававшихся с деревянною кровлею (по описи в монастыре в 1764 г. при архимандрите Наркиссе)(25).

Здесь уместно привести фрагмент метрики Обоянского Знаменского монастыря 1887 г., в которой архимандрит Вонифатий сообщает, что «обе церкви построены в 18-м столетии, позднее 1700 г., потому что по сказанию монастырских документов церковь со всеми постройками была истреблена пожаром 1700 года»(26).

Вопрос о времени сооружения каменных храмов Знаменского монастыря актуален еще и потому, что на старой открытке с изображением обоянского Свято-Троицкого собора указано, что каменная Троицкая церковь постройки 1743 г. самая древняя в Обояни.

К сожалению, архимандритом Анатолием не названы документы, свидетельствующие о наличии двух каменных церквей в Знаменском монастыре, но он, видимо, ими располагал. В «Описании» архимандрит пишет, что по ведомости 1764 г., представленной Обоянским монастырем в Казенный приказ, «настоящая церковь Божия во Знамение Пресвятой Богородицы значилась каменною как внутри, так и крышкою состоит не ветхая, построена христолюбивым подаянием»(27). Шатер колокольни Знаменской церкви до 1850 г. был увенчан не крестом, а короной с небольшим крестиком. По мнению архимандрита Анатолия, эта корона, возможно, «напоминала собою о ктиторах сей обители или, по крайней мере, о щедротах из царского дома при воссоздании или же при возобновлении оной»(28). В 1850 г. сильная буря сорвала корону и она была заменена восьмиконечным крестом.

21 июня 1853 г. был утвержден «проект на перестройку и распространение церкви во имя Знамения Пресвятой Богородицы при монастыре в городе Обояни». Согласно этому проекту, церковь приобрела две пристройки и стала трехпрестольной: главный престол остался «в честь и славу иконы Знамения Пресвятые Богородицы Курския», с северной стороны появился престол во имя св. Николая Чудотворца, с южной — Зачатия св. Анны. Перестройка была осуществлена на средства обоянской помещицы Варвары Николаевны Крыловой.

В 1877 г. архимандрит Вонифатий писал курскому епископу Сергию о необходимости замены обветшавшего купола храма. По резолюции епископа переделка купола была поручена епархиальному архитектору А. Н. Еремееву. 14 марта того же года харьковский купец К. Е. Гринвальд по контракту обязался сделать новые полы и двери, заменить купол и возвести еще четыре главы, а также оштукатурить и покрасить стены водяными красками, что и было им сделано.

Колоколов было шесть, самый большой из них был установлен при архимандрите Тихоне и ризничем и иеромонахе Пимене в 1851 г. В северном приделе церкви находился список с чудотворной иконы Богоматери Толгской.

Точное время постройки Предтечиевской (Предтеченской) церкви, находившейся к северо-востоку от Знаменской, неизвестно. Есть только сведения о том, что она был возведена «иждивением помещика Харлампия Переверзева»(29). До 1859 г. храм оставался однопрестольным. «Проект пристройки к существующей каменной церкви во имя Иоанна Крестителя при Знаменском монастыре в городе Обояни теплой церкви» был утвержден 10 февраля 1859 г. Предполагалось добавить к церкви два придела, а также пристроить с западной стороны галерею с входными крыльцами. Работа была возложена на орловского однодворца Я. А. Галактионова, который обязался пробить в здании восемь арок и устроить придел во имя Ильи Пророка на южной стороне церкви и придел в честь трех вселенских святителей на северной.

Следующее обновление Предтеченской церкви состоялось в 1871 г.: были сделаны три иконостаса, написаны иконы, церковь изнутри покрашена, в куполе написан «Бог Отец с херувимами», в главном алтаре — «Святой Дух», арки и окна расписаны под мрамор.

В алтаре церкви находилась икона Ченстоховской Божьей Матери. На окладе ее имелась надпись: «Изображение чудотворныя Ченстоховския иконы Пресвятой Богородицы, обретенная царицею Еленою в Иерусалиме, перенесенная в 1382 г. из Красной Руси в Польшу, где и до днесь»(30). Икона была пожертвована в Обоянский монастырь врачом, коллежским асессором Дмитрием Ивановичем Розовым в 1855 г.

В 1869 г. в перестроенном жилом двухэтажном корпусе монастыря был открыт еще один храм: «В честь и славу Нерукотворенного образа Спасова».

Судьба храмов в 1920–1970-е гг.

18 декабря 1917 г. был принят декрет, согласно которому записи актов гражданского состояния переходили к гражданским органам (ЗАГСам), а метрические книги храмов предписывалось передать в архивы различного уровня. Вследствие нестабильности работы этих учреждений, гражданской войны и др. многие документы были потеряны.

Постановление ВЦИК от 23 февраля 1922 г. «О порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих» подорвало и без того шаткую материальную базу храмов и приходов. Обоянский Знаменский монастырь, переживший несколько пожаров, вынужденное переселение в Белгород, угрозу разжалования в приходскую церковь, в один миг был закрыт по надуманным мотивам. Начало этому было положено на заседании Президиума Курского губисполкома 4 сентября 1923 г. Вот выписка из журнала Президиума Обоянского уисполкома от 13 ноября 1923 г.: «Слушали: Выписку из журнала заседания Президиума Курского ГИК № 64 п. 6 по вопросу о закрытии Знаменского монастыря. Постановили: в виду того, что во время регистрации религиозных обществ Знаменский монастырь не был зарегистрирован, как община верующих, почему таковой считать закрытым, предложив общему отделу принять все имущество монастыря»(31).

В 1930–1940-е гг. происходило массовое закрытие храмов по постановлению Курского губисполкома. Основанием для большинства из них, как считали власти, было малое число прихожан и неспособность общин содержать приход.

В годы Великой Отечественной войны на оккупированной территории с разрешения германских властей были вновь открыты приходы при храмах, поскольку оккупанты полагали, что это будет способствовать умиротворению населения.

После войны количество действующих храмов оставалось по-прежнему незначительным. Многие святыни были перепрофилированы под клубы и зернохранилища.

Общины старались всеми силами сохранить приход. Священник Успенской церкви Рыбинских Буд Абросимов сообщал курскому епископу Леониду (Полякову) телеграммой от 9 марта 1962 г.: «Доношу Вашему Преосвященству о том, что когда я был у Вас, Вы приказали мне забрать престола святые дары, мира и антиминсы и привезти Вам. Антиминсы находятся у меня, хотел везти Вам, церковная община возражает, прошу Вашего благословения оставить на месте или привезти Вам. Дайте ответ сегодня»(32).

Храм Покрова Богородицы
Храм Покрова Богородицы в с. Каменка. 1894 г.

Сохранилось и письмо-ходатайство прихожан с. Гридасова о возобновлении работы молитвенного дома, датированное 1960 г. (орфография сохранена): «Святейший епископ Леонид, просим мы, верующие села Гридасова Обоянского района. А Вы уже об этом знаете, что нас лишили молитвенного дома, мы остаемся сиротами, притом усю святыню от нас забрали и передали у собор Обояни. Отец Михаил заявляет нам, верующим, чтобы мы узяли крест похоронный, говорит, как вы хороните мертвецов без священника и без креста, приетте и возмите, есть, вот как раз послали и меня за крестом, обратился к отцу Михаилу, он посоветовал обратица к благочинному Ивану молодому…»(33). На это письмо был получен ответ: «Церковному совету и верующим молитвенного дома села Гридасово Обоянского района. На вашей жалобе на имя святейшего патриарха об открытии молитвенного дома в селе Гридасово преосвященнейший Леонид, епископ Курский и Белгородский, положил резолюцию: “По вопросу открытия молитвенного дома вам необходимо обратиться к уполномоченному Совета по делам Русской православной церкви по Курской области”»(34).

Руины церкви Косьмы и Дамиана
Руины церкви Косьмы и Дамиана в с. Любач. 1810 г.

Во всех документах фигурируют списки так называемых «двадцаток», т. е. церковных советов, куда входили священники, церковные старосты, члены ревизионной комиссии и т. д. Органы эти были по своей сути демократичными, но в силу своей многочисленности и частых выборов и перевыборов между прихожанами возникали острые дискуссии о персональном составе советов и выполнении их членами своих служебных функций, как это было, например, в Свято-Троицком храме Обояни и Успенском храме Рыбинских Буд.

Подводя итоги этому грустному периоду в истории храмов, следует все же отметить, что духовная жизнь полностью не прекращалась: прихожане пытались отстоять свои святыни, а при невозможности это сделать посещали ближайшие церкви.

Возрождение церковной жизни в новейшее время.

Из 18 ныне существующих приходов Обоянского района лишь в немногих идет постоянная служба, а в некоторых священники приезжают служить из других храмов. Попытку возрождения разрушенных церквей на основе найденных в архивах документов предпринимают многие, как, например, в Зорино, где на месте храма поставили памятный знак. Однако, как правило, дальше согласования с благочинными и попыток найти меценатов дело не идет.

Жители Обояни и Обоянского района ведут организационную работу по возможности восстановления Обоянского Знаменского монастыря, но дело это деликатное и хлопотное, поскольку на территории обители теперь расположена коррекционная школа.

В с. Долженково инициативу по восстановлению храма взяли на себя уроженцы села, живущие в Москве. О храме Косьмы и Дамиана в Косиново пекутся потомки церковнослужителей, живущие в Америке. В с. Любач теперешнего Медвенского района священник Бережной пытался организовать прихожан на ремонт храма, завезли дубовые балки, договаривались о стройматериалах, но со смертью батюшки дело заглохло. В Медвенке меценаты подняли на колокольню Успенского храма колокола, отлитые в Воронеже, а энтузиасты — последователи казачьих традиций поставили на въезде в поселок поклонный крест. В Медвенском районе создан фонд в поддержку возрождения храмов, руководит которым глава администрации.

Обоянская Смоленская церковь, старейшая из ныне существующих в районе, долгое время вела тяжбу с администрацией Обояни за прилегающую к храму землю: растущий приход и большие расходы на реставрацию храма требуют средств и земельных ресурсов.

Памятный знак Сретенской церкви
Памятный знак Сретенской церкви в с. Гахово.

27 сентября 2010 г. в канун престольного праздника св. Никиты в с. Гахово нынешнего Медвенского района у места, где находился Сретенский храм с приделом великомученика Никиты, возведенный в 1745 г., был поставлен памятный знак. В его основе три массивных бутовых камня, олицетворяющих символ Троицы. На основном камне весом свыше 5 тонн прикреплены керамические доски с памятной надписью и образом св. Никиты. На двух других камнях установлены образ Сретения Господня и гранитная плита с высеченными именами священнослужителей Сретенской церкви, выявленных по архивным источникам. Памятный знак установлен у входа на кладбище и выполняет ритуальные функции. Художниками-керамистами выступили Лев и Лидия Резцовы, потомки известной поэтессы Лидии Шелест и писателя Бориса Башилова. В настоящее время архитектором М. Ошкиным разработан проект восстановления храма Сретения.

pic167 (74K)
Проект восстановления Сретенской церкви с. Гахово архитектора М. Ошкина (южный фасад)

П р и м е ч а н и я

1. Из истории храмов Курской епархии: Обоянский и Суджанский районы / Под ред. В.Л. Богданова, М.М. Литвиновой. Курск, 2008.

2. Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. М., 1913. Т. 1. С. 21.

3. Там же. С. 30.

4. РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18800.

5. Там же. Ч. 1. Л. 163 об.

6. Там же. Л. 168.

7. Там же. Л. 172.

8. Там же. Л. 174.

9. Там же. Л. 178.

10. Там же. Л. 179.

11. Из истории храмов Курской епархии. С. 20.

12. ГАКО. Ф. 481. Оп. 1. Д. 21. Л. 9.

13. Там же. Л. 9 об.

14. Там же. Л. 11.

15. Там же. Л. 13 об.

16. Там же. Л. 19.

17. Там же. Л. 20.

18. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 326. Л. 93.

19. РГИА. Ф. 796. Оп. 54. Д. 211. Л. 1.

20. КЕВ. 1909. № 42. Ч. неофиц. С. 437.

21. Из истории храмов Курской епархии. С. 39.

22. ИИМК РАН. Ф. Р-3. Д. 2885. Л. 1 об.

23. Там же. Д. 2686. Л. 2.

24. Анатолий (Ключарев А.). Историко-статистическое описание Обоянского Богородицко-Знаменского монастыря. Белгород, 1882. С. 15.

25. Там же. С. 20.

26. ИИМК РАН. Ф. Р-3. Д. 2679.

27. Анатолий (Ключарев А.). Историко-статистическое описание… С. 21.

28. Там же. С. 22.

29. Там же. С. 31.

30. Там же. С. 36.

31. ГАКО. Ф. Р-468. Оп. 1. Д. 1.

32. Архив Курской епархии. Дела Обоянского благочиния. Д. Успенской церкви Рыбинских Буд.

33. Там же. Д. церкви с. Гридасово. Л. 12.

34. Там же.


Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции. "ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ" (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.). / Ред.-сост. А. И. Раздорский. Обоянь, 2013.


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере
Дата опубликования:
08.01.2015 г.
См. еще:

Сборники:
Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову