ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

автор: В.В. Раков

ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ И ЧАСТЕЙ ЮЖНОГО ФРОНТА НА ОБОЯНСКОМ ОПЕРАТИВНОМ НАПРАВЛЕНИИ ЛЕТОМ–ОСЕНЬЮ 1919 г.

После успешных операций в Донецком угольном бассейне и под Харьковом 20 июня 1919 г. (все даты по старому стилю) Верховный главнокомандующий ВСЮР генерал А. И. Деникин отдал директиву № 08878 — оперативно-стратегическое целеуказание белогвардейским войскам, которая получила неофициальное название «Московской». В ней говорилось: «Имея конечной целью захват сердца России — Москвы, приказываю:

… 3. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орел, Тула…»(1).

Главное командование РККА так оценивало сложившееся положение: «В настоящее время обстановка на Южном фронте для нас должна быть признана тяжелой, но, судя по данным последних дней, наши армии начинают мало-помалу уменьшать откат назад перед теми незначительными группами конного противника, который до сих пор неотвязно их преследовал. Замечается местами стремление к переходу в контратаки»(2).

По мнению советского командования, против Добровольческой армии следовало сконцентрировать действия 13-й армии, группировка которой сосредотачивалась в районе Курска — Старого Оскола — Суджи. Директивами № 3106/оп. и № 3231/оп. главком И. И. Вацетис и член РВСР С. И. Гусев потребовали от командования Южного фронта действенных мер по восстановлению положения под Белгородом. Одним из способов повышения устойчивости красноармейцев стала рекомендация использования в арьергардных боях личного состава штабов и начальствующих лиц советских частей(3).

На обоянском направлении с середины июня до конца июля 1919 г. происходили бои местного значения. В конце 20-х чисел июля на этом участке фронта наступило некоторое затишье: и белые и красные приступили к перегруппировке, готовясь к активным наступательным действиям. В губернской газете «Волна» была помещена заметка, описывающая положение в Обояни:

«Во время наступления деникинцев город пережил тревожные дни. С одной стороны, он подвергся опасности занятия белыми, а с другой — деревенские кулаки начали распускать самые нелепые провокационные слухи. Уездный исполком выпустил воззвание, в котором призывал граждан сохранить полное спокойствие и не поддаваться панике. Наряду с этим, исполкомом был издан приказ, которым воспрещены были всякие сходки, скопища и гулянья в общественном саду. Открывшаяся запись добровольцев в Красную армию дала хорошие результаты. Была объявлена также мобилизация мужского населения от 18 до 40 лет, которая прошла чрезвычайно дружно и успешно.

Явились все без исключения. Уездная партийная организация мобилизовала всех своих членов. Теперь советские учреждения, часть которых была эвакуирована, вновь ведут свою работу, как и прежде. Жизнь города начала понемногу входить в нормальную колею»(4).

Историограф марковцев — участник Первого и Второго Кубанских походов, временно исполняющий обязанности командира 1-го офицерского генерала Маркова полка, подполковник В. Е. Павлов отмечает, что наступление красных, ожидаемое белыми в начале августа 1919 г., генерал Кутепов решил предупредить ударом по 14-й армии с «нанесением ей серьезных потерь»(5). 1 августа 1-й корпус Добровольческой армии перешел в наступление. Белые части продвинулись на линию: р. Сейм — ст. Ржава — Обоянь. Левый фланг 1-й дивизии — ударная сила 1-го корпуса, осуществившая прорыв к указанному рубежу, вышла к Пслу. В период с 1 по 4 августа на курском направлении шли бои с переменным успехом, носившие встречный характер: кабардинцы (части Кабардинского конного полка) и рота корниловцев добились успеха в направлении на Троицкое (Ивня), а командование Южного фронта, используя свежие крупные силы, добилось успеха под Обоянью. Южнее города корниловцы вынуждены были даже временно отступить. Успешные действия красных частей под Обоянью, упорные бои, которые приходилось вести дроздовцам в направлении на Ворожбу, не дают оснований соглашаться с утверждением Деникина о разгроме 13-й и 14-й армий в первых числах августа(6). С другой стороны, сводки белых штабов свидетельствуют о большом количестве пленных, захваченных добровольцами на курском направлении.

На некоторое время Обоянь стала эпицентром основных событий, происходивших на курском направлении. О характере и масштабе боев под Обоянью есть достаточно много свидетельств в эмигрантской мемуарной литературе. Так, например, командир батальона 1-го Корниловского полка поручик Левитов пишет об упорных боях в районе Обояни, которую корниловцы не смогли взять с ходу в начале августа. Наступление добровольцев развивалось по следующей схеме. 1 августа 2-й Корниловский ударный полк выступил двумя колоннами: правая — 2-й и 3-й батальоны, офицерская рота и команды с 5-й и тяжелой батареями; левая — 1-й батальон и 1-й взвод 7-й батареи.

Правая колонна должна была наступать по линии Михайловское (Верхопенье) — Сухая Солотина — Кочетовка — Богдановка и Курасовка. Левая колонна выступила через Меловое — Новоселовка — Богатый на Ивню (Троицкое). Правой колонне корниловцев противник оказал сопротивление только в Михайловском (Верхопенье) и Сухой Солотине. Потери полка составили 10 человек ранеными. Левая колонна (1-й батальон) встретила и разбила красноармейцев у Мелового. Затем, ворвавшись на плечах отступающих в окопы у Новоселовки, корниловцы легко ликвидировали обход своего правого фланга от Новенького. Рассеяв обходившие их цепи красноармейцев артиллерийским и пулеметным огнем, белые выбили противника из Богатого. 1-й батальон корниловцев через Новенькое продолжил наступление на Ивню и, взяв ее с боем, отбросил оставшиеся части красных на Курасовку.

Наступавший на Обоянь 2-й Корниловский полк в Троицком (Ивне) захватил пленных, а также ряд документов, из которых командование полка узнало, что в Пенах находятся значительные силы большевиков. Более того, 3 августа разведка белых зафиксировала группировку красных к северо-западу от Обояни, угрожавшую левому флангу корниловцев(7).

3 августа после относительного затишья наступление 2-го Корниловского ударного полка на Обоянь продолжилось. 2-й батальон корниловцев должен был наступать на Обоянь с северо-востока, через Шипы на ст. Кривцово (по линии железной дороги Ржава — Обоянь) — Бобрышево. Офицерская рота — по шоссейной дороге, а остальные части полка с северо-запада, через Павловку, Усланку, Трубеж и Казацкую Слободу. 2-й батальон дошел с боем до Бобрышево, но из-за отсутствия связи с полком продолжить движение на Обоянь не смог. Офицерская рота подошла к окраине города и обнаружила, что мост через Псел разрушен. 1-й и 3-й батальоны корниловцев встретили противника в Павловке около моста через Псел. 1-й батальон сходу атаковал противника и сбил охранявшие мост части. При поддержке своей артиллерии, но под огнем пулеметов противника белогвардейцы быстро пробежали через мост, заняв вторую половину Павловки. Оставив 2-ю роту около переправы для прикрытия движения полка на запад, 1-й батальон продолжал наступление на Обоянь через Усланку. Этот населенный пункт занимал полк сибирских стрелков. При поддержке артиллерии, выехавшей прямо на открытые позиции, корниловцы легко сбили сибиряков с окраин Усланки, но в самом селе и по огородам завязался рукопашный бой. Красноармейцы приспособили для обороны в качестве долговременных укреплений церковь, большие кирпичные дома и каменные ограды. У наступавших ручных гранат не было, потому каждое такое укрепление приходилось брать штыковой атакой. Бой был настолько жестоким, что в одном только дворе после атаки было насчитано 39 трупов красноармейцев и четырех корниловцев. К слову сказать, в этом бою отличились пулеметчики-махновцы, большие специалисты этого рода оружия, в то время воевавшие на стороне белых.

Цепи 1-го батальона без выстрелов вошли в Казацкую Слободу — пригород Обояни. Дозоры белых дошли до пл. Свободы, но при дальнейшем продвижении к Курскому шоссе и по городу наткнулись на засевшего противника. Разгорелись уличные бои с применением укрепленных пунктов из церковных оград и крепких построек. В это время артиллерия белых обстреливала уходивший на Курск обоз, а левый фланг цепи перешел Курское шоссе севернее Обояни, отрезав санитарный обоз советской дивизии. Из первых баррикад и укрытий за заборами обороняющиеся красноармейцы были выбиты с большими для них потерями, но дальнейшее продвижение белых к центру города было затруднено глубокими оврагами с крутыми берегами, которые шли как раз параллельно фронту корниловцев.

Командование полка приняло решение атаковать город с севера, но перед корниловцами встала новая преграда: довольно широкая речушка с одним большим мостом и с крутым, высоким противоположным берегом. Мост был хорошо укреплен и с упорством оборонялся советскими частями, поэтому потери белых резко возросли. В последних атаках были ранены: командир 1-го батальона поручик Левитов, командир 1-й роты поручик Казанский, командир 3-й роты поручик Мирзаханов и командир 4-й роты поручик Лелеков, а также около 150 ударников. Наступила ночь, и стало ясно, что Обоянь белыми не может быть взята. Командованием корниловцев было принято решение отступить под покровом темноты. Но и противник был настолько измотан тяжелыми боями, что не предпринял попыток преследования отходящих частей белых(8).

Общие потери 2-го Корниловского полка в бою за Обоянь 3 августа составили 40 чел. убитыми и 250 ранеными. Трофеи: 300 чел. пленных, 11 пулеметов, много телефонных аппаратов, санитарный обоз советской дивизии и большое число винтовок. Среди многочисленных пленных, захваченных белыми в течение дня 3 августа, обращали на себя внимание лучше других одетые солдаты Сибирской дивизии: «Все они были с красными звездами на фуражках, у многих были жетоны с портретами Маркса. Некоторые из них держали себя победоносно и вообще не были похожи на встречавшихся раньше обтрепанных красноармейцев»(9). В этот же день 3 августа 1919 г. корниловцы заняли Богородицкое (Прохоровку), Кочетовку, Владимировку, Богатый. 4 августа они заняли Ольховатку, Чуево, Ржаву, Белую, Малое Солдатское, Вишневое, Озерки. Однако, несмотря на достигнутые успехи, взять с ходу Обоянь белым не удалось.

Второе наступление деникинцев на Обоянь началось 8 августа. На рассвете 2-й Корниловский ударный полк, оставив небольшой отряд у переправы в Павловке и около шоссейного моста, с боем заняв Бобрышево и Красниково, перешел в наступление на Обоянь через Знобиловку, Спасское и Горяиново. Лишь в Горяинове красные части оказали сопротивление. Вытесненные корниловцами из самого населенного пункта, они заняли высоты к северу от него. Завязался огневой бой. Взвод гаубиц стал на позицию в Горяинове. Корниловцы заняли северную окраину Обояни, но продвинуться дальше не могли. Им пришлось ожидать результата обхода города двумя батальонами 2-го полка. Часа три шла перестрелка, и, наконец, на левом берегу Псла, недалеко от Обояни, показались цепи. Красноармейцы начали отступать, и скоро их отход превратился в настоящее паническое бегство. Преследовавшие их по пятам корниловцы заняли неповрежденный большой деревянный мост через Псел. Однако при вступлении в город белые первоначально были остановлены, и 7-й гаубичной батарее было приказано обстрелять Обоянь. После артподготовки в город вошли корниловцы. В этот раз советские части быстро оставили город, поэтому обошлось без уличных боев. Ввиду наличия опасности ночного нападения большевиков весь отряд корниловцев, пройдя город, расположился по квартирам в предместье Казацкая Слобода. Одна рота была послана как сторожевая на хутор Нагорный. В свою очередь 2-й батальон корниловцев сделал ночной набег на Трубеж, где были захвачены батарея и пленные. На площади города 9 августа был отслужен благодарственный молебен по случаю занятия Обояни. На молебен были выведены корниловские части, присутствовало много местных жителей(10).

9 августа корниловцы с боем заняли Малые Крюки (в 15 верстах северо-восточнее Обояни). На следующий день части 73-го и 74-го советских полков перешли в контрнаступление в направлении Двоелучное — ст. Сараевка, но контратакой корниловцев были отброшены на исходное положение(11). Корниловцы, преследуя противника, заняли населенные пункты Прилепы и Дурновка. В ночь на 9 августа отряд полковника Пешни, командира 1-го Корниловского ударного полка (2-й и 3-й батальоны, 2-я Марковская батарея, 2-й взвод генерала Маркова батареи, два легких танка и один тяжелый) при поддержке бронепоезда «Офицер» заняли задолго до рассвета исходное положение перед Нагольным. Коротким ударом противник был выбит из села еще до восхода солнца. Продолжая преследование, отряд занял сходу Пселецкое, окончательно разгромив советские части и захватив около 700 пленных. Затем, повернув на восток через Ржаву (Марьевку), они расположились на ночлег возле Марьевской рощи. 10 августа 1-й и 2-й батальоны 2-го Корниловского ударного полка с 5-й и 2-й тяжелой батареями выступили по шоссе на Курск. Произошел встречный бой у Быканово. 3-й батальон со взводом 7-й гаубичной батареи двинулся через Трубеж, Усланку, Шевелево и Башкатово. Последний населенный пункт был занят после упорного боя.

Так завершилась новая фаза наступления на курском направлении (8–12 августа), в ходе которого Обоянь была занята Добровольческой армией. Но советское командование предприняло попытку лишить деникинцев инициативы. Утром 13 августа части Южного фронта начали наступление на обоянском направлении. Разведкой белых было установлено, что советские войска двумя колоннами и одним ударным батальоном ведут наступление северо-западнее Обояни на Башкатово и Рыбинские Буды. Завязался упорный бой. Рота корниловцев была выведена в обход левого фланга противника, и он, не выдержав, поспешно отступил по всему фронту. С 14 августа в оперативных сводках командования Добровольческой армии курское направление стало именоваться «Северный фронт». В этот день советское наступление было продолжено. Красноармейцы потеснили 80-й пехотный Кабардинский полк с 6-й батареей и угрожали правому флангу 2-го Корниловского ударного полка. С 16 по 21 августа красные несколько раз пытались наступать на Павловку, где концентрировались основные силы корниловцев. Бои шли ежедневно. 17 августа после упорных боев белые отступили на линию Чуево, Верхняя Ольшанка, Шипы, южный берег Псла и около трех часов пополудни оставили Обоянь(12).

Одновременно с боями под Обоянью 15 августа в районе Ржавы красные пытались наступать на фронте 1-го Корниловского ударного полка, оперировавшего на курском направлении. 23 августа части 13-й армии перешли в наступление на ст. Ельниково, предпринимая попытки окружить 1-й Корниловский ударный полк. В тот же день, наступая от Обояни, советские части заняли Ольшанку. Вполне определенно можно утверждать: если бы советские войска добились под Ржавой успеха, то они имели бы реальную возможность ударить в левый фланг добровольцев, дислоцированных в районе Белгорода и Корочи.

Третье наступление деникинцев на Обоянь было предпринято 23 августа. 1-й батальон 3-го Корниловского ударного полка был послан на ликвидацию группы красных, прорвавшихся от Обояни, для чего 1-я и 2-я роты с бронепоездом вступили в бой у разъезда Ельниково. 3-я и 4-я роты, посланные к Верхней Ольшанке, встретили отходящего противника и довершили его разгром. Около 800 пленных красноармейцев, пулеметы и другое военное имущество стали трофеями этого дня(13). 24 августа при ликвидации прорыва у ст. Ржава корниловцы и алексеевцы (партизаны) взяли в плен еще до 500 пленных красноармейцев, два зарядных ящика и один пулемет(14).

Анализ оперативных сводок штабов Добровольческой армии и Главнокомандующего ВСЮР дают следующую картину боевых действий на курско-льговском направлениях во второй половине августа 1919 г. К юго-востоку и востоку от Белгорода четко обозначился успех добровольческих частей, который и констатирует Деникин, когда говорит об ударах, заставивших группу Селивачева отходить на северо-восток. При этом на курском направлении белым не удалось добиться существенных успехов и, по сути, они были принуждены перейти к обороне и даже отступлению. Обращает на себя внимание тот факт, что ни Деникин, ни советские военные историки в своих работах не уделяют достаточного внимания фактору наступления РККА на обоянском направлении, где у белых были слабые заслоны и которое могло вывести советские войска во фланг добровольцев, оперировавших на белгородском направлении. Командующий 13-й армией Южного фронта, ставя своим дивизиям 28 августа 1919 г. боевые задачи, приказал развить 7-й и 9-й дивизиями и частями курского гарнизона энергичное наступление на юг от Oбояни(15). Это еще раз подчеркивает значимость данного оперативного направления. В подтверждение вышесказанного приведем слова поручика Марковской артиллерийской бригады В. А. Ларионова. Он писал: «В дни боев под Белгородом и Корочей другая группа большевиков под командованием бывшего царского генерала Гутора… наступала на Корниловский полк в районе Ржавы. Колбасовку, которая находится в нескольких километрах от ст. Ржава, пришлось оборонять почти целый месяц в ожидании общего наступления на Kypcк»(16).

Третье наступление добровольцев на Обоянь пришлось на последние числа месяца. 28 августа с наступлением темноты корниловцы заняли Шипы, где 29 августа собрался отряд в составе 2-го Корниловского ударного полка, двух батальонов кабардинцев, 5-й батареи и взводов от 6-й, 7-й и 8-й батарей. Утром 30 августа отряд перешел в наступление. В 6 часов артиллерия выехала на позицию и открыла огонь по Красникову. Получилось эффектное зрелище массированного огня десяти орудий — зрелище почти невиданное до сего времени. Советские войска не выдержали артиллерийского удара и спешно отступили.

Корниловцы продвигались настолько быстро, что скоро была утеряна связь пехоты не только с артиллерией, но и с начальником отряда, командиром 2-го Корниловского ударного полка капитаном Пашкевичем. Результатом этого было то, что когда на подступах к городу были замечены цепи, то начальник отряда приказал открыть по ним огонь. Вскоре выяснилось, что это свои, и огонь был прекращен. 30 августа Обоянь был вновь занята белыми.

Части войск, пройдя через город, стали располагаться по квартирам в Стрелецкой Слободе, но вскоре 3-му батальону 2-го Корниловского ударного полка со взводом гаубичной батареи был отдан приказ перейти в Усланку. Было уже совершенно темно. По пути пришлось пройти через Трубеж, расположенный на скате глубокого, с крутыми склонами, оврага, по дну которого протекала речка. По имевшимся сведениям, Трубеж занят противником не был. Но едва только охранение корниловцев подошло к оврагу, со дна его раздались крики. Не разобрав, кто и что кричал, охранение открыло огонь. На поддержку ему были высланы две роты. Взвод 7-й гаубичной батареи остановился на краю оврага. Вскоре стало понятно, что в овраге находятся красноармейцы (около батальона), которые кричали, что они сдаются. Из расспросов пленных выяснилось, что в Трубеже помещается штаб красной бригады, который охраняется ротой латышей с пулеметами. Как бы в подтверждение слов пленных с окраины населенного пункта на противоположном скате оврага послышался сначала ружейный, а потом и пулеметный огонь. Командир батальона приказал батарее обстрелять Трубеж. Эффект от разрыва гранат с замедлителем был необычайным и сказался немедленно. Ружейный и пулеметный огонь с противоположной стороны прекратился. До 2 часов 31 августа корниловцы очищали Трубеж от красных. Трофеями этого ночного столкновения стали два легких орудия, девять пулеметов и 300 чел. пленных(17).

31 августа 1-й армейский корпус Добровольческой армии перешел в наступление по всему фронту и после успешных боев занял линию Ржава, Пселецкое, Обоянь, Корочка, Воробжа. Жестокие бои на фронте 1-й пехотной дивизии у Корочи, Вязового, ст. Ржава и Обояни закончились. Следующим этапом реализации «Московской директивы» стало наступление, как писала советская пресса, на «красную крепость» Курск.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Деникин А. И. Очерки русской смуты. Кн. 3. М., 2006. С. 487.

2. Директивы Главного командования Красной Армии (1917–1920): Сб. док. М., 1969. С. 431.

3. Там же. С. 435.

4. Волна. 1919. 1 авг

5. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917–1920 годов / Сост. В. Е. Павлов. Кн. 2: 1919–1920 гг. Наступление на Москву. Отступление. Крымская эпопея. Уход за пределы Родины. Париж, 1964. С. 59.

6. Деникин А. И. Очерки… Кн. 3. С. 502.

7. Левитов М. Корниловцы в боях летом-осенью 1919 года // Поход на Москву / Сост., науч. ред., предисл. и коммент. С. В. Волкова. М., 2004. С. 37, 38, 43.

8. Там же. С. 41–43.

9. Там же. С. 44.

10. Там же. С. 45–46.

11. Приазовский край. 1919. 13 авг.

12. Левитов М. Корниловцы… С. 46–47.

13. Там же. С. 49.

14. Приазовский край. 1919. 27 авг.

15. Егоров А. И. Разгром Деникина // Гражданская война в России: Разгром Деникина. М., СПб., 2003. С. 198.

16. Ларионов В. А. Последние юнкера. Frankfurt a/M, 1984. С. 140

17. Левитов М. Корниловцы… С. 54–55.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции. "ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ" (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.). / Ред.-сост. А. И. Раздорский. Обоянь, 2013.



Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
05.04.2014 г.

См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову