Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

автор: И. А. Долженков

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОСЛОВНЫХ МЕЩАНСКИХ СТАРОСТ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
(на примере Обояни)

Вторая половина XIX в. была богата различными формами местного самоуправления, функционировавшими в российской провинции. Одной из них было сословное мещанское управление, унаследованное динамично развивающейся буржуазной пореформенной эпохой от дореформенного феодального времени. Возглавляли структуру мещанского корпоративного управления сословные старосты, избираемые на собрании всех членов мещанского общества, владевших правом голоса. Им в помощь избирали также мещанские управы.

Обязанности мещанских старост были довольно разнообразны. В част- ности, важным направлением их деятельности было рассмотрение дел о причислении лиц в мещанское сословие. Так, в 1876 г. мещанский староста Обояни Т. В. Варваров решил вопрос о записи в мещанское сословие граждан А. П. Щеглова и А. И. Соколова. В том же году был принят в мещанское сословие отслуживший срок своей службы рядовой Олег Лосинский(1). В 1884 г. проживавшая до замужества в Обояни и уехавшая с мужем в Павлоград Екатеринославской губ. мещанка М. Г. Бочарова в связи со смертью мужа подала прошение о возвращении в обоянское мещанское общество вместе с малолетним сыном. Тогда же по причине долгого проживания в Обояни подал прошение на вступление в мещанское общество мещанин С. В. Кручинин(2). В 1894 г. к обоянскому мещанскому обществу причислилась солдатская вдова А. М. Борбашева(3) и т. д.

Вообще следует отметить, что мещанские управы предпочитали принимать тех, кто имел в городе недвижимую собственность и занимался ремеслом, соответствующим мещанскому званию. Как правило, ходатайства на прием удовлетворялись. Мещанские управы даже старались привлекать к себе новых членов льготами в платежах.

Следует отметить тот факт, что в мещане могли записываться лица и из других сословий. В частности, в 1882 г. зафиксировано прошение бывшего дворового человека А. Колинова с увольнительным свидетельством Казацкого волостного старшины о выдаче ему «приписного приговора» на причисление к обоянскому мещанству(4). В том же году зафиксирован интересный случай о причислении к обоянскому мещанскому обществу отставного писаря И. И. Булгакова. Случай необычен тем, что Булгаков был причислен к вышеуказанному обществу исключительно по причине отсутствия квалифицированного секретаря для работы в мещанской управе(5).

Большую роль в повседневной работе старост занимала выдача мещанам документов на проживание в других населенных пунктах Российской империи. Эти документы были двух видов: билеты, выдаваемые на срок от 1 до 6 месяцев и паспорта, выдаваемые на срок от 6 месяцев до 5 лет. Для того что-бы получить документ на проживание, мещанам приходилось платить определенную сумму. В частности, билет на 1 месяц стоил 5 коп., паспорт на 6 месяцев — 85 коп., на год — 1 руб. 45 коп. В подобных документах обязательно указывалась следующая информация: возраст, семейное положение, образование, внешность и т. д. Приведем несколько примеров билетов и паспортов, выданных Обоянской мещанской управой в 1877 г.:

«Билет мещанину Михаилу Михайловичу Захарьину: женат, на один месяц — 5 коп. Приметы: лета 32, рост 2 ар[шина] 4 вер[шка]. Волосы, брови темно-русые; глаза карие; нос, рот умеренные; подбородок крутой, лицо чистое; особых примет не имеет. Грамотный»;

«Паспорт мещанину Николаю Ивановичу Григорьеву, при нем жена его Варвара Андреевна 17 лет, на шесть месяцев — 85 коп. Приметы: лета 23, 2 ар[шина] 8 вер[шков]. Волосы, брови темно-русые, глаза карие, нос, рот умеренные, подбородок крутой, лицо чистое, особые приметы не имеет. Грамотный, является к отбытию воинской повинности»;

«Паспорт мещанину Павлу Ивановичу Токареву: холост, на красной бумаге на один год — 1 руб. 45 коп. Приметы: лета 20, роста 2 ар[шина] 3 вер[шка]. Волосы, брови темно-русые, глаза серые, нос, рот умеренные, подбородок крутой, лицо чистое. Особые приметы не имеет. Грамотный, является к отбытию воинской повинности»(6).

Мещанские старосты выдавали разрешения на открытие различных торговых заведений. Так, в 1876 г. обоянский староста выдал аттестат на открытие трактирного заведения мещанину И. С. Стебакову(7). Получить подобное разрешение могли лишь лица, не имеющие судимости и иных проступков. В частности, в 1882 г. мещанину З. И. Федоренкову был выдан обоянским мещанским старостой аттестат о «поведении и неподсудности» для предоставления его в городскую управу в целях получения разрешения на открытие трактира в Обояни(8). При этом отметим, что трактиры могли держать и женщины. Так, в 1884 г. обоянской мещанке А. Г. Комашиной был выдан подобный аттестат(9).

У многих мещан возникало желание избежать разорительных налоговых выплат. Некоторые лица для того, чтобы не платить налоги, числились в одном городе, а сами переезжали на жительство в другие населенные пункты и открывали там свое дело. Так, в 1896 г. обоянский мещанский староста потребовал с пристава 4-го стана Обоянского уезда взыскать с мещанина Д. Д. Петельгузова, проживавшего в слободе Рыбинские Буды, и с мещан Н. М. Батурина, А. П. и Г. П. Мартаковых, проживавших в с. Быканово, недоимку за общественные денежные повинности в размере: с Петельгузова — 6 руб., с Батурина — 4 руб. и с братьев Мартаковых — 17 руб. При этом было установлено, что Петельгузов занимался сапожным ремеслом, Батурин имел кузницу, а братья Мартаковы — водяную мельницу, т. е. все они имели постоянный доход. Однако по словам мещанского старосты они «не являлись в мещанскую управу для уплаты налогов и не брали паспортов на проживание»(10).

Были зафиксированы случаи, когда мещане переселялись даже в другие губернии, лишь бы уклониться от уплаты налогов. Так, за период 1896–1897 гг. было взыскано с проживавших в Харькове обоянских мещан Г. А. и Ф. А. Дмитриевых повинностей и недоимок на сумму 16 руб., а с В. Я. Удовенкова, также принадлежавшего к обоянскому мещанскому обществу, но проживавшего в Киеве — 20 руб.(11)

Довольно часто мещане сознательно уклонялись от уплаты за лечение в больницах, уезжая в другие населенные пункты. Так, 21 сентября 1877 г. Обоянская уездная земская управа попросила городскую управу взыскать с Основные направления деятельности сословных мещанских старост во второй половине XIX в. мещанина Афанасия Григорьева сумму в размере 1 руб. 78 коп. за лечение в обоянской земской больнице в июле 1875 г. После того, как выяснилось, что он проживает не в Обояни, а в с. Любач, обоянский мещанский староста попросил полицейское управление взыскать с него деньги напрямую. В том же году после требования полицейского управления о взыскании 3 руб. 85 коп. с мещанина М. П. Петрова мещанский староста сообщил, что тот уехал в м. Гуляй-поле Екатеринославской губ. и, следовательно, с него невозможно взыскать указанную сумму(12).

Ввиду ограниченности бюджета мещанских управ мещанские старосты часто отказывались платить недоимки за разорившихся представителей своего сословия. Так, 19 октября 1877 г. обоянский полицейский надзиратель 2-й части потребовал от обоянского мещанского старосты взыскать с мещанского общества недоимки за лечение в больнице мещан П. Картамышева (4 руб. 80 коп.), Е. Суронина, А. Суракова (33 руб. 60 коп.), Д. А. Неваброва (4 руб. 80 коп.). Однако мещанский староста отказался платить: за Картамышева и Сурокова потому, что в отношении земской управы не было указано их отчество (Суроковых, к примеру, оказалось двое), а Неваброва вообще не оказалось в списках мещан Обояни(13).

Мещанские старосты часто отказывались платить по причине незаконности признания несостоятельности некоторых мещан. Так, по указанной причине в том же 1877 г. обоянский мещанский староста отказался платить за мещан А. Картамышева и Г. Жигальцова. Проведенное дознание показало, что Картамышев находится в услужении у другого мещанина и тем самым имеет доход. Что же касается Жигальцова, то было выявлено, что он имеет денежные средства, так как «каждый день проводит в питейном заведении»(14).

Мещане находились на лечении и в больницах других городов. К примеру, в 1883 г. земская больница Павлограда обратилась в Обоянское полицейское управление с просьбой о взыскании 5 руб. 88 коп. с родственников мещанина В. Курцева за его лечение и погребение и 11 руб. 23 коп. за лечение мещанина Ф. Варварова. В том же году больница Ростова потребовала от Обоянской мещанской управы сумму в размере 7 руб. 50 коп. за лечение мещанина М. М. Зиборова и столько же за лечение В. Г. Огурцова(15). В 1888 г. Обоянская мещанская управа рассматривала дело об уплате 9 руб. за лечение мещанина М. Ф. Шатохина в ростовской больнице, так как сам он не мог уплатить за свое лечение. Эти деньги было решено собрать с его родственников по причине тяжелого финансового состояния мещанской управы, задолженность которой за лечение бедных мещан в больницах составляла 700 руб.(16) При этом никакой помощи со стороны государства мещанское самоуправление не получило. Более того, решением губернского правления от 19 декабря 1887 г. на мещанскую управу Обояни была возложена обязанность погасить имеющийся долг добровольными взносами, что, несомненно, ложилось тяжким бременем на плечи самоуправления(17).

Таким образом, анализ деятельности обоянских мещанских старост показывает, что они являлись своего рода связующим звеном между мещанским обществом и властными вышестоящими инстанциями. Однако их статус был невысок: на старосту можно было налагать штрафы за упущения по должности и злоупотребления. Функции старосты можно рассматривать скорее не как службу мещанскому обществу, а как организацию выполнения сословных обязанностей государству (выплаты податей и исполнение повинностей). Их исполнение требовало постоянного пребывания на служебном месте и отвлекало старосту от собственных занятий торговлей или ремеслом.


П р и м е ч а н и я

1. ГАКО. Ф. 234. Оп. 1. Д. 10. Л. 2–34.

2. Там же. Д. 15. Л. 2–6.

3. Там же. Д. 22. Л. 2–28.

4. Там же. Д. 13. Л. 3–7.

5. Там же.

6. Там же. Д. 11. Л. 21–60.

7. Там же. Д. 10. Л. 2–34.

8. Там же. Д. 13. Л. 3–4.

9. Там же. Д. 15. Л. 32.

10. Там же. Д. 25. Л. 3–7.

11. Там же. Д. 10. Л. 2–34.

12. Там же.

13. Там же.

14. Там же.

15. Там же. Д. 14. Л. 3–6.

16. Там же. Д. 18. Л. 2–71.

17. Там же.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции. "ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ" (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.). / Ред.-сост. А. И. Раздорский. Обоянь, 2013.



Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
07.01.2015 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову