Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ.

автор: Р. А. Сапелин

КНИГА ПРИЗЫВА РЕКРУТОВ ПО ОБОЯНСКОЙ ОКРУГЕ КИЕВСКОЙ ГУБЕРНИИ НАЧАЛА XVIII в.

С 1708 по 1727 г. Обоянская округа входила в состав Киевской губернии. К этому времени относится книга призыва рекрутов Киевской губернии, хранящаяся в Центральном государственном архиве Украины в Киеве(1). Это весьма ценный источник, дающий представление о широком комплексе исторических фактов, полезных для лиц, изучающих военную и социальную историю, историческую географию и генеалогию.

Будет нелишним напомнить значение некоторых терминов, встречающихся в тексте указанного документа:

рекрут (от фр. recruter — набирать войско) — лицо, принятое на военную службу по воинской повинности или найму;

рекрутская повинность — способ комплектования вооруженных сил России (Русской императорской армии и флота) до 1874 г. Рекрутская повинность была введена Петром I в 1699 г., когда, перед Северной войной со Швецией, повелено было произвести первый набор 32 тыс. солдат на новых началах. В первое время люди, собираемые по рекрутской повинности, назывались по-прежнему даточными людьми. В России термин рекрут был узаконен в 1705 г.

После введения рекрутской системы комплектования вооруженных сил все полки были разделены на полевые и гарнизонные. Гарнизонные полки были учебными, а для пополнения полевых частей — резервными.

Петр I разработал систему, при которой каждый рекрут должен был пройти через полевые полки, гарнизонные полки (с 1764 г. — гарнизонные батальоны), службу в гражданских ведомствах (сторож, рассыльный, с 1764 г. — в инвалидной команде), поселение, увольнение на собственное содержание, или в монастырь или богадельню. Цель рекрутской системы — максимально полное использование человеческого ресурса.

Первоначально рекрутская повинность заключалась в следующем:

— рекрутской повинности подлежали все сословия и все классы населения;

— для дворян она являлась повинностью личной и поголовной, для податных сословий — общинной, т. е. правительство предъявляло свои требования не к лицу, а к обществу, указывая лишь число подлежащих сдаче рекрутов в возрасте от 20 до 35 лет и предоставляя самим обществам право определять, кто и на каких основаниях должен быть сдан в рекруты;

— срок службы — пожизненный;

— размер повинности, время набора и порядок раскладки определялись особо перед каждым набором.

К месту службы полагалось передвигаться «прямыми трактами», в хорошую погоду полагалось проходить 20-30 верст в день. В плохую погоду переходы сокращались наполовину. Каждый третий день отводился для отдыха. Два раза в день проводилась перекличка. Для предотвращения побегов Сенат в 1738 г. ввел в практику стрижку лбов на уездных пунктах сбора рек- рутов. По прибытии на место проводилось медицинское освидетельствование. До 10 % набранных рекрутов оказывались не пригодными к службе из-за болезней или малого возраста (известны случаи набора 14-летних).

Раскладка рекрутской повинности первоначально делалась по числу дворов, а после первой ревизии 1722 г. была установлена по числу душ. Рекрутский набор объявлялся по высочайшему указу «в виде манифестов исходящих». По числу взимаемых рекрутов различались: обыкновенные наборы — менее 7 чел. с тысячи, усиленные — от 7 до 10 и чрезвычайные — свыше 10 чел. с тысячи.

Призывной возраст четко определен не был. До Крымской войны сохранялись пределы от 20 до 35 лет, затем высший предел был понижен до 30 лет. После введения жеребьевой системы возраст привлекавшихся к жребию был установлен в 21 год, а в Архангельской и Олонецкой губерниях — в 22 года.

В 1793 г. вместо пожизненного срока был установлен срок службы в 25 лет. Формально этот срок сохранял свою силу вплоть до Крымской войны, но фактически еще в 1834 г. он был сокращен до 20 лет.

В рекруты набирали, как правило, холостых, но женам рекрутов разрешалось следовать за мужем к месту службы. Во время службы солдат мог жениться с разрешения полкового начальства. Так, в 1798 г. в Иркутском гарнизонном полку семьи имели 29 % солдат. Солдатские дети с 2 до 6 лет получали казенное содержание. Мальчикам его выплачивали до 7-летнего возраста, девочкам — до 12 лет. С 1764 г. вдовы солдат получали пенсию 2 руб. в год и по 3 руб. на ребенка.

Люди, попавшие в солдаты, утрачивали связь со своим прежним сословием, переходили в состав военного сословия и свой статус передавали жене и детям. Военная служба для этого сословия являлась наследственной обязанностью, освобождавшей его от платежа всех государственных податей и выполнения казенных повинностей. Вышедшие в отставку нижние чины считались лично свободными людьми, имели право владеть землей (из податных сословий это допускалось только для определенных категорий лиц по специальному разрешению).

В рекрутской системе допускалась замена лица, сдаваемого в рекруты, другим лицом. Еще Петром I был издан указ, разрешающий лицам всякого сословия (даже крепостным) отдавать вместо себя в рекруты купленных людей. Наиболее распространенным способом замены был наем добровольцев.

История создания рассматриваемой нами книги призыва рекрутов такова. В указе от 19 ноября 1714 г., который получил в Обояни воевода В.И. Кафтырев, ему поручалось «учинить складные именные книги всякого набору порознь» с детальной росписью по каждому году и по сословию с указанием складчиков. Требовалось также указать, со скольких дворов какие суммы денег собраны на мундир, провиант и за рекрута(2).

Аналогичные указы, судя по всему, получили воеводы и других городов Киевской губернии. Из их ответных доношений и была составлена рассматриваемая книга.

Как и везде в России, раскладки рекрутов в Обоянской округе по крепостным крестьянам и по лицам свободных сословий проводились отдельно. И если по лицам свободных сословий основой обложения рекрутской повинностью являлись дворы, то по крепостным крестьянам — их владельцы. Следует отметить, что в тот же набор набирали и с посада (с 50 дворов) и с 5 дворов крестьянских. Здесь мы видим смешение свободных и несвободных сословных групп в складке.

В книге, например, говорится:

«В 1711 году. По набору перепищика стольника Ивана Михайлова сына Стремаухова. В 1 набор с 55-ти дворов. С крестьянских: Никифоров крестьянин Кривцова рекрут Павел Максимов сын Сычов. Ему складка: ево Микифара Кривцова – 2 двора; Никана Чертова – 2; Федора Болотникова – 2; Терентия Кривцова – 1; Назария Лутовинова – 2; Максима Григорьева – 1; Микифара Гринева – 1; Евтифея Алисова – 1; Петра Передельского – 1; Ивана Струкова – 4; Гаврилы Протасова –1; Алексея Волкова – 1; Федора Лукина – 1; Харлама Переверзева – 2; Федора Извекова – 5; Василия Кривцова – 2; Артемия Лукина – 1; Петра Болотникова – 1; Трифона Лукина – 1; Ивана Лукина – 1; Акима Болотникова – 1; Иева Передельского – 1; Власа Мохортнина – 1; Константина Логвинова – 1; Авраама Гамова – 1; Ильи Волкова – 1; Анофрея Тетерева – 1; Михайлы Коракулина – 2; Осипа Козанцова – 1; Андрея Ушакова – 1 двор. Почему оному рекруту подмоги и других того дела отправления денег обошлось, тому в Приказной избе ведения нет. А оной Никифор Кривцов по многим посылкам не явился и о том ведение взять не с кого»(3).

В рассматриваемом документе отмечено: «По ведомости бурмистра Григория Анфилева кроме крестьянских денег на наем рекрута и за мундир, и провиант, и в казну рублевых денег, и в путь до Киева подводчику, и на харчи, всего денег мирских двадцать шесть рублей шестнадцать алтын и четыре деньги».

В рекруты попадали и приписные люди, как это произошло, например, в д. Долженково: «Рекрут Ефим Лукьянов сын Кондратьев, из приписных, взят складки деревни Долженково. Складчики: Петр Асеев, Андриян Шевелев, Михайла Долженак, Лазарь Гальцов, Григорий Ванин, Самсон Корелой, Игнат Туробаров, Клим Мелехов, Михайла Асеев, Мина Шевелев, Сергей Комов, Терентей Комов, Гаврила Суханов, Сава Асеев, Алексей Комов, Алексей Долженак, Наум Гнездилов, Сергей Беляев, Антон Лукин, Дементей Асеев, Филип Русанов, Микифор Долженак, Мина Шевелев же, Микифор Комов, Филип Долженак, Трофим Брянцов, Илья Звягинцов, Леон Комов, Андрей Яшин, Федор Ванин, Кирила Русанов, Аким Лукин, Герасим Малыхин, Сава Комов, Павел Лубенцов, Алимпей Гнездилов, Василей Турубаров, Ларион Комов, Данила Долженак, Конон Долженак. С оных дворов денег по расположению, в том числе с двадцати шести дворов денег по двадцати по шести алтын по четыре деньги. С трех дворов по двадцати по три алтына по две деньги. С двух дворов по двадцати алтын. С двух же по полтине. С четырех дворов по тринадцати алтын по две деньги с двора взято. Итого денег двадцать шесть рублей двадцать три алтына две деньги. А с трех дворов за пустотою и за скудостью не взято. Оные деньги в расходе на наем рекрута, за мундир 2 рубля 5 денег, на харч, на платья и в путь на запас оному рекруту. И мундир, и рубль в казну и провиант принят. И в приеме оным складчикам дана отпись»(4).

Для понимания того, что собой представляла категория приписных людей, следует обратиться к материалам четвертого набора 1714 г. по Обояни и ее округе(5). Из этих данных видно, что при наборе с посада Обояни складку делали на 46 обоянских посадских дворов и на 4 приписных. Эти четыре двора принадлежали белевским посадским людям. Они остались «лишними» после складки дворов на рекрутов в Белеве.

Ответственным за четвертый набор был бурмистр Обояни Григорий Анфилов. Были выбраны два рекрута: Семен Агеев сын Демин и Данила Иванов сын Есаулов. Первый на приемный пункт в г. Прилуки не явился вообще, а вместо второго прибыл Алексей Иванов сын Папков, при себе имея «указной мундир и рубль в казну, да провианту муки осьмина и круп гарнец»(6).

Смысл термина «приписные» раскрывает и указание в рекрутской книге Нежегольского уезда: «Да с приписных с мирополских с шести дворов, а кого имяны, такого ведения воевода Иван Кривцов имена их росписи не прислал»(7).

Особенно интересен набор 1713 г., проведенный стольником и воеводой Василием Ивановичем Кафтыревым из расчета один рекрут с 40 дворов уездных однодворцев. Из ведомостей этого набора видно, что зачастую складка проводилась не в рамках одного населенного пункта, а путем объединения жителей разных населенных пунктов.

Довольно часто вместо своего жителя нанимали рекрута из гулящих людей, в том числе и из украинцев. Так, складчиками с. Рудавец и д. Малые Крюки был нанят «рекрут Сергей Мартинов сын Перков, из гулящих людей»(8).

Еще одним интересным фактом является то, что в Обояни «грацкие казаки» выступали отдельной группой, поставлявшей своего рекрута: «рекрут Евстрат Иванов сын Кочетов взят складки з градских казаков. Складчики: Евдоким Сергеев, Марка Изотов, Михайла Фостов, Антип Косяков, Роман Телешев, Мокар Свечников, Козьма Дроздов, Сазон Першин, Лука Русанов, Иван Воронов, Иван Хорванов, Сидар Заплатин, Осип Каменской, Василий Смоляков, Григорий Сомов, Василей Поворов, Павел Телешев, Нифонт Со- колов, Никита Щигорев, Алфим Климов, Иван Лапин, Прокофий Исаев, Иван большой Тотаринов, Иван Рышков, Иван Калугин, Василей Обрамов, Павел Разумов, Савва Замораев, Семен Воронцов, Мокар Климов, Леон Шелыгин, Изот Звягин, Наум Величков, Игнат Климов, Алексей Лавров, Лорион Грибакин, Иван Чистиков»(9).

В заключение приведем еще один фрагмент текста рассматриваемого документа, раскрывающий его предназначение: «Доношение в Киевскую губернию. В указе из Киева ко мне в Обоянь ноября в 19 день сего 1714 году написано: велено мне с определения губерний учинить набором рекрут складные именные книги всякого набору порознь и с посаду, и с крестьян, и с однодворцев, в которой набор взяты и кто с кем в складке и с какого дворов числа поскольку складчику рублевых и за мундир, и за провиант, и за рекрута дано денег каждого набора расписать порознь по наборам именно. И оные рекруты по тем складным книгам взяты сполна ль, и зачем не взяты и в платеже тех рекрут давать отписи, буде не даны. И под именами их подписывать именно. И по оному указу по справке на Обояни в приказной избе рекрутским наборам с состояния губерний по наборам как с посаду и крестьян, так и с однодворцев, кто именно взяты рекруты и в отдаче и кто зачем не в отдаче, тому учиняя именные книги по наборам и по годам. При сем послал к его сиятельству в Киев сего декабря 21 дня 1714 году. О сем доносит в небытность воеводы господина Кафтырева выборной Мокей Сотников. Обоянь»(10).

Можно утверждать, что книга призыва рекрут Киевской губернии является ценным историческим источником, достойным более детального изучения, а возможно и полного издания.


П р и м е ч а н и я

1. ЦГИАУК. Ф. 59. Оп. 1. Д. 7.

2. Там же. Л. 93.

3. Там же. Л. 94.

4. Там же. Л. 117.

5. Там же. Л. 97 об.

6. Там же. Л. 98.

7. Там же. Л. 140.

8. Там же. Л. 100.

9. Там же. Л. 126.

10. Там же. Л. 93.


СОДЕРЖАНИЕ

Статья в Сборнике материалов межрегиональной научной конференции. "ОБОЯНЬ И ОБОЯНЦЫ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ" (г. Обоянь, 21 апреля 2012 г.). / Ред.-сост. А. И. Раздорский. Обоянь, 2013.



Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
23.10.2014 г.

См. еще:

Сборники: Рыльск,
2012 г.

Обоянь,
2013 г

Суджа,
2015 г.


 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову