автор: В.СТЕПАНОВ.

РОЗЫГРЫШ

Речь пойдет об одном из смешных эпизодов из жизни нашего очень серьезного земляка - Михаила Антоновича Маркуса.

Родился он в Курске 28 декабря 1790 года. В восемнадцать лет окончил Петербургскую медико-хирургическую академию, в Отечественную войну 1812 года уже был штаб-доктором 27-й дивизии, а в конце ее - главным доктором русских больниц во Франции. С 1819 года курянин жил в Москве, занимаясь частной практикой.

Слава врача Маркуса росла в империи, и в 1834 году он был вызван в северную столицу для лечения сестры Николая I - великой княгини Елены Павловны. Через три года его назначили лейб-медиком к императрице Александре Федоровне - Маркус стал придворным врачом, приближенным к царскому двору.

Николай I в жизни любил посмеяться, и поэтому в его присутствии в театре часто играли небольшие комедии или водевили. На эти спектакли съезжался, конечно, весь высший свет. Тут же обычно присутствовал и Маркус.

Однажды в театре шел водевиль «Беда от сердца и горе от ума», в котором в роли фокусника выступал знаменитый Самойлов. Перед спектаклем царь, смеясь, сказал ему: «Вот, Самойлов, так как ты будешь сегодня фокусником, устрой-ка нам какой-нибудь фокус с кем-нибудь из зрителей».

Актер сам не решился выбирать в таком обществе и предложил императору определить это лицо. Царь немного подумал и назвал Маркуса. А для технического исполнения шутки дал актеру в напарники флигель-адъютанта Паткуля.

В тот вечер зал был переполнен зрителями. Из своей ложи император, находясь в хорошем расположении духа, с тайной улыбкой искоса поглядывал на придворного лейб-медика.

Ничего не подозревающий Михаил Антонович тем временем спокойно сидел в шестом ряду и следил за развитием сюжета. Его полная крупная фигура, блестящая лысина и всегда строгая физиономия, по-видимому, и заставила императора остановиться на этой несколько комичной фигуре.

По сюжету пьесы, итальянец-шарманщик, пылко влюбившись в молодую девушку, отправился к ее отцу просить согласия на брак. Отец, конечно, отказал. Тогда итальянец, дабы понравиться будущему тестю, стал показывать ему различные фокусы: вынимать из-за его локтя фрукты, делать в шляпе яичницу. Наконец, взяв у него золотую табакерку, подбросил ее вверх и... табакерка неожиданно исчезла.

Отец, однако, оказался крепким орешком. Ловкие фокусы его не проняли, и он потребовал немедленно вернуть его вещь. Начинается поиск, но ни в карманах шарманщика, ни у рядом стоящих ее не находят. Отец девушки сурово заявляет, что не допустит кражи своей табакерки, и хочет задержать фокусника, на что тот резонно отвечает, что в зале он не один и не должен отвечать за всех. И неожиданно прибавляет: «Пускай всех обыскивают!»

При этих словах актера Самойлова по залу прокатился веселый шум. Хохот императора был слышнее всех. Наш земляк, всегда серьезный, тоже улыбнулся. Между тем отец девушки сказал фокуснику: «Так как табакерка пропала из ваших рук, то уж вы потрудитесь ее и искать сами!»

Самойлов так описывает в своих воспоминаниях этот незатейливый спектакль: «На кого я вопросительно ни посмотрю (а мне с возвышения видны были все лица), тот сейчас же наклоняется, прячется за своего соседа, одним словом, старается исчезнуть. Скверную вообще минуту я невольно заставил пережить эту блестящую придворную компанию. Не получив ответа направо, я обратился с той же речью налево, и там та же трусость, то же замешательство. Зато с правой стороны, миновавшей уже опасность, послышалось некоторое негодование за дерзкую фамильярность с лицами так высоко поставленными».

Разумеется, так и не получив ответа, артист еще раз медленно обвел взглядом театральные ряды и с уверенностью показал на Маркуса, заявив, что золотая табакерка непременно должна находиться в кармане лейб-медика.

Весь зал, смеясь, уставился на Михаила Антоновича. Гневный, тот вскочил, засунул руки в карманы и... растерянно вытащил злополучную табакерку (ее Самойлов, как вы догадались, в свое время незаметно передал за кулисы Паткулю, а тот, сидя за Маркусом, ловко подложил в карман бедняге).

Долго продолжалось всеобщее веселье! Николай I был так доволен, что пошел за кулисы благодарить артистов.

Самойлов тогда же в шутку сказал императору: «Я в одном только убежден, ваше величество, что как бы сносно я ни захворал, но уж, конечно, никогда не обращусь за помощью к Маркусу».

Однако знаменитый актер встречался позже с Маркусом, и тот всегда был с ним вежлив, ни словом не напомнив об инциденте. А когда в 1852 году умирал великий Карл Брюллов, у постели больного художника часто можно было видеть одновременно и Самойлова, и Маркуса.


Ваш комментарий:



Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту



Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
14.07.2009 г.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову