Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ИСТОРИИ ЛЬГОВСКОГО СУДА:
Хищение государственного имущества

Афанасьева Валентина Александровна приехала в Льгов летом 1944 года. Год назад ее муж, капитан-артиллерист погиб под Ленинградом. Близких не осталось даже в родных местах. А на руках двое детей - 3 и 10 лет. Вот и очутилась в Льгове, сняла квартиру на улице Советской. Судя по ее записям в деле, была к тому же малограмотная.

Горсовет направил работать в Горторг, а оттуда заведовать продуктовым магазином. Но громко сказать заведовать. Она была одна. Товар принимала, разгружала, сама же и торговала. У населения денег было мало, основной товар расходился за безналичный расчет по организациям, столовым, воинским частям.

Летом ее привлекали на сельхозработы. Зимой была в отпуске. В это время всем распоряжался директор горторга. Несколько раз проверяли - все нормально. Вдруг, в феврале 1946 года, ревизия обнаружила недостачу 38 000 рублей. Сумма по тем временам фантастическая, запредельная.

Афанасьева призналась, что нечем было кормить детей, иногда брала для них кое-что из продуктов, но в общей сложности это не могло превысить 1 000 рублей. Однако, в судебном заседании, директор Горторга Тютюнников, бухгалтера Мохов и Богомазов гневно обличали ее в нечестности.

25 апреля 1946 года она получила срок- 5 лет с конфискацией имущества. Все ее имущество состояло из двух спальных подушек и одного одеяла. Что стало с детьми, в деле не говорится.

* * *

Бутурлина Раиса Абрамовна, 17 лет, уроженка Дьяковки, устроилась на работу грузчиком на Шерекинский склад Заготзерно. В семье зарабатывала она одна. Дома сидели нетрудоспособные отец с матерью, да братья с сестрами от 4 до 12 лет. Никакого имущества они согласно делу не имели.

Во время погрузки зерна в вагоны насыпала за платье и в карманы 5 кг. зерна. Да тут же ее и задержали. Как ни плакала, составили протокол и передали в милицию.

На основании указа от 4 июля 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение гос. имущества» была осуждена на 7 лет заключения, так как 5 кг. было уже хищение в крупном размере. Судья потом пересмотрела дело и в новом заседании учла, что на ее иждивении большая семья, заработок низкий, а также то, что на работе считалась активисткой, передовицей, призывала к выполнению сталинских заданий. Ей снизили срок до двух лет, что было ниже низшего предела, и судья Корчагина брала на себя немалую ответственность, она рисковала своей работой!

* * *

Семья Михайловых была в эвакуации. Когда вернулись в родную Екатериновку, ничего своего не нашли. Все было растащено, даже плетень. Не было и дома. Поселились на квартире. Глава семьи погиб на фронте. Мать с утра до ночи трудилась в колхозе. Своего хозяйства не было никакого. 14-летняя дочь Надежда шла как-то через поле и нарвала колосков ржи, выросшей из осыпавшегося прошлогоднего не убранного зерна. На следующий день, 4 июля 1947 года, она придумала, как можно схитрить. Пошла якобы в лес за травой, а в середину охапки спрятала колоски. Но не подумала, что это может плохо кончиться. Сердитый объездчик заставил рассыпать траву и обнаружил колоски. Дома было обнаружено 400 граммов колосков.

Приговор был - заключить в исправительно-трудовой лагерь на 5 лет. Но сердце судьи дрогнуло. Из школы пришла характеристика о хороших способностях девочки и переходе ее в 5 класс. В справке из сельсовета говорилось о крайней бедности. Приговор сделали условным с испытательным сроком на 5 лет. Сейчас ей должно быть за 70 лет. Как сложилась дальнейшая жизнь?

* * *

27 августа 1944 года уполномоченный Льговского райкома партии в 5 часов утра объезжал поля Банищанского колхоза им. 15 съезда Советов. Вдруг, недалеко от дороги, увидел разоренный стожок ячменя. Утро выдалось росистое, и по полю в сторону Банищ тянулся след. Он и привел в дом Зудовой Матрены Романовны. В сенях уполномоченный обнаружил 15 кг. ржаных колосков.

Жила она без мужа, с тремя дочерьми - 5, 9 и 11 лет. Старшая дочь и принесла ночью колоски, чтобы напечь лепешек. Но по малолетству она была неподсудна, поэтому пострадала мать, получившая 1,5 года лишения свободы.

* * *

Старик Безалтынных Иван Иванович из Малеевки, 9 июля 1947 года накосил вдоль дороги проходящей по полю 5 пудов травы и увез себе домой. На суде он заявил, что косил вдоль дороги сорняк и он ничейный. «Как это ничейный,- возразила судья, - раз земля колхозная, значит и сорняк колхозный. Вам разреши его косить, так вы и все поле скосите».

И дала ему 5 лет. Но за деда вступился секретарь райкома. Оказалось, что Безалтынных сам же активно и проводил коллективизацию, разорял дворы кулаков. Поэтому заслужил снисхождение. Наказание ему снизили до 3 лет.

* * *

Поляков Константин Дмитриевич проработал зав. складом Шерекинского пункта заготзерно только два месяца, как нагрянула ревизия. Она установила недостачу в 187 центнеров зерна и нескольких десятков пустых мешков. Тут же провели обыск дома и обнаружили 55 кг. ржаной муки, 40 кг. ячменя и 9 пустых мешков. Внятно объяснить появление такого богатства Поляков не смог. Но предоставил документы, что 1,5 тонны зерна признано негодным и свалено в яму, а 1043 кг. зерна признаны отходами. Все равно преступление было признано особо опасным. По статье 116 УК он был осужден на 10 лет с конфискацией имущества.

* * *

Холмаков Петр Наумович из Глиниц демобилизовался из армии со 2-й группой инвалидности. К работе в поле был непригоден, пристроился кладовщиком. Идет домой с работы, а в карманах штанов несет зернецо на зиму. Для себя, да для курочек. Но зоркие соседи донесли. При обыске у него изъяли пшеницы 72 кг., гречихи 68 кг., да овса 14 кг. Дали ему как обычно 5 лет с конфискацией. Но, учитывая инвалидность, полученную на фронте, непригодность как рабочей силы в лагерях, снизили до 3 лет.

* * *

Кретова Александра Терентьевна из Сугрово с 1943 года стала работать налоговым инспектором. Собирала с односельчан налоги. Многие крестьяне были неграмотными. Имелись и чистые бланки. Вот бес и попутал. Налоги возьмет как надо, а потом перепишет квитанцию на более низкую сумму. И набралось то у нее рублей 200, но занимала государственную должность, поэтому преступление рассматривалось как серьезное. Получила и серьезный срок - 7 лет с конфискацией имущества и с дальнейшим лишением избирательных прав.

* * *

Ключников Василий Иванович работал в Кром-Быках сборщиком молока и сдавал его на маслозавод в В.Деревеньках. Стал дурить односельчан. При приемке жирность занижал. Получалась разница. С крестьянами за молоко рассчитывались обратом. У Ключникова образовались излишки обрата, из которого он готовил сырную массу и продавал. Разоблачили его быстро. Сами же односельчане донесли, что продает он больше, чем мог бы получить от своей буренки. Получил он за эти делишки 5 лет с конфискацией.

* * *

Жилин Николай Никитич из Износково, нарвал на колхозном поле колосков, но домой не понес. В лесной чаще намолотил 2,5 кг. зерна, насыпал в карманы, так и пошел. Как на грех, навстречу попался председатель, которого заинтересовало содержимое растопыренных карманов. Жилин был признан социально опасным элементом, так как в оккупацию при немцах работал. Поэтому и получил на полную катушку-7 лет.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
01.02.2010 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову