Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 
автор: М. ЛАГУТИЧ.

ВОЗРОЖДЕНИЕ.

Исчезнувший монастырь

Древлеправославный храм Дмитрия Солунского
Древлеправославный храм Дмитрия Солунского.
Льгов. 2005 г.

О существовании когда-то в окрестностях Льгова мужского монастыря даже жители этого городка с удивлением стали узнавать только в последнее десятилетие. До этого немногочисленные краеведы имели весьма скупые сведения о нем. Его рассвет пришелся на трагическое время церковного раскола, когда сторонники традиционного богослужения не приняли новшеств, вводимых патриархом Никоном, за что подвергались жесточайшим гонениям. Это время можно сравнить с гражданской войной, когда православные русские уничтожали своих же, только за право иметь свое мнение, за непокорность.

Приверженцы «старой веры» были людьми самоотверженными и принципиальными. Их вождем стал протопоп Аввакум, ярчайшая личность в русской истории, оставивший после себя шедевр мировой литературы «Житие». В один ряд с ним встали боярыня Феодосия Морозова и монах Иов Льговский. Но если протопоп Аввакум и боярыня Морозова избрали открытую форму протеста, лишившись всего и пожертвовав жизнью, то монах Иов поставил целью сохранить свою веру, традиции, которым придерживались и автор «Слова о полку Игореве», и Феодосий Печерский, и Сергий Радонежский.

Отсутствие сведений о Льговском монастыре объясняется как вынужденной скрытностью самих староверов, так и уничтожением любой памяти о них сторонниками реформ. Что же было известно об этой обители? Н.П.Сенаторский сообщает, что малоизвестный в истории Ольгов монастырь был основан Иовом в октябре 1669 года, но как мы увидим дальше, эта дата ошибочна. Также он сообщает, что, придя в упадок, монастырь был приписан сначала к Спасско-Севскому монастырю, а затем к Высоко-Петровскому Московскому. Ничего нового не говорится и у В.В.Зверинского. Этой даты стали придерживаться и последующие историки.

Сенаторский и Зверинский ссылаются на книгу Макария «История русского раскола…» указывая даже 320 страницу. Но перелистав всю книгу, никаких сведений о Льговском монастыре не обнаружено.

В «Дополнениях к актам историческим» и в «Донских делах 1688-89гг.»№ 17 упоминается монах Нафанаил «…и сошел из того Ракова монастыря в Рыльской уезд в Олговской монастырь и был в том монастыре три года, и того де монастыря строитель старец Иов, а с ним старцов же человек с 10 да и бельцов, покиня тот монастырь, пошли на Дон в Покровскую пустыню, что на Чиру…»

В книге Холмогоровых В. и Г. встречаем еще упоминание о монастыре: «1720 года июля 29 … преподобному Козьме Михайлову…перейти в Рыльский уезд в вотчину Дмитровского монастыря Льговской пустыни села Телятниково к церкви Покрова Пресвятой Богородицы».

В «Новом и полном географическом словаре Российского государства…» сообщается, что «Льгов, город Курского наместничества…быв до того пустынею сегож имени, в ведомости Епархии Севской, и находился в уезде Рыльском. В ней был настоятель и несколько монашествующих, которые и переведены в штатные монастыри. Когдаж основался он пустынею, не известно ни где».

В 1971 году археографическая экспедиция Московского университета обнаружила среди книг сочтенных священнослужителями как ненужные, рукописный сборник. Они забрали его для исследования в Московский университет, где он и хранится в отделе редких рукописей под № 293. Рукопись, содержавшая 32 сочинения, принадлежала служителю Кремлевского собора Семену Федоровичу Моховикову. В одной из них, написанной около 1715-16 г. говорится:

«Месяца мая в 9 день

Повесть и сказание вкратце о житии и подвизех и отчасти чюдес исповидание преподобного отца нашего игумена и строителя Иова, иже многие святые обители создавшего своими боговдохновенными труды, наипаче же пречестные Лавры святого великомученика Димитрия Солунского чюдотворца во пределах града Рыльска, на Семи реце на горах Лговских создавшего, в посте просиявшего».

Как видим, Льговский монастырь имел большое значение, его именуют даже Лаврами, наподобие Киевских, а Иову чтут как чудотворца. В конце рукописи было зашифровано и имя автора – Максим, который вместе с Иовом, своим духовным отцом, находился в Ольговском монастыре. Следовательно, написанному можно доверять.

Из этого труда стало известно, что родился Иов в окрестностях Волоколамска недалеко от Москвы. Автор не говорит о дате рождения, но в конце упоминает, что умер Иов в 1681 году в возрасте 87 лет. Следовательно, родился он в 1594 году. Отцом его был боярин Тимофей Лихачев. О матери автор пишет, что позабыл ее имя. (Это мы узнаем в дальнейшем от самого Иова). Она умерла рано. Назвали мальчика Иваном. Отец женился вторично, но прожил недолго. Мачеха, по всей видимости, относилась к мальчику хорошо, воспитала в христианской вере, отдала учиться грамоте, скорее всего в монастырь. Во время учебы он намного опережал своих товарищей в способностях и прилежании.

В двенадцать лет покинул родной дом, уйдя вместе с нищими. Путь его лежал по многим монастырям и обителям, где отрок только укрепился в желании посвятить себя служению Богу. Попав в Лавры Святой Троицы, где покоятся мощи чудотворца Сергия Радонежского, он обратился к настоятелю преподобному архимандриту Дионисию с просьбой позволить ему остаться. Дионисию мальчик понравился и получил благословение пожить среди братии. Иван показал послушание, трудолюбие и влечение к монашеской жизни.

В 1609 году преподобный Дионисий «…видя слезы его и приводит во святую соборную и апостольскую церковь, и по обычаю постригает власы его и во иноческий образ облачает, и нарече ему вместо Иоанна Иовом, и сочетает братии, и принимает его себе во ученичество в келию. И поучает како бытии младому иноку в послушании и целомудрии и чистоте душевной вкупе же и телесной, и посту, и молитве».

Далее автор пишет: «Пребысть же преподобный многие лета во обители Пресвятые Троицы и преподобного Сергия. Труждаеся на братию и наставнику своему отцу Дионисию во всем повинуеся, без лености ревнуя его преследовати и житию его светлому подражати. По времени же довольне припадает ко отцу и просит благословения и молитвы от него, еже наедине в пустыне безмолствовати и несловиму бытии от человек».

Дионисий, видя в нем будущего ревнителя церкви, благословляет и отпускает из монастыря.

«Преподобный же отец наш Иов вооружися силою крестною и пойде пустынная места искати, идее же Бог наставит, где обитати… Приде преподобный в Новгородские пределы, во область Осташковскую и вселися в месте леснее и темнее…»

Там он выкопал себе небольшую пещеру, в ней поселился, проводя время в трудах и молитвах. Однажды некий купец, заблудившийся в густом лесу и уже не думавший спастись, набрел на обитель Иова. В благодарность за свое спасение и впечатленный беседами с преподобным, поклялся он на этом месте построить церковь Пресвятой Богородицы. А при ней кельи, чтобы образовался монастырь.

Иов же стал расчищать площадку под строительство. Когда она была готова, преподобный пошел к Новгородскому архиерею Исидору за благословением. Получив грамоту и все необходимую утварь, Иов вернулся на свое место жительства и начал строительство. Вначале один, а затем к нему стали стекаться со всей округи богомольцы. Когда церковь Успения Пресвятой Богородицы была уже построена, перед самым ее освящением случилось большое несчастье. Огонь уничтожил все труды. Как раз в то время прибыл и тот купец посмотреть, как выполняется его обет. Очень он опечалился случившимся, но во всем винил себя, видя в этом божье наказание за грехи, и поклялся оплатить новую постройку.

Этот случай получил широкую огласку и на помощь пришли многие христиане. Когда было закончено новое строительство, в сильную грозу молния ударила в деревянную церковь и снова огонь уничтожил все.

Теперь уже сам преподобный Иов пошел по селениям просить милостыню на строительство. Так Иов своим трудом построил на этом месте третью церковь Успения Пресвятой Богородицы «…и святыми иконами украси ю яко невесту, и книгами и ризами удоволи ея…». Освящена она была по благословению преосвященного Макария, митрополита Новгородского.

На строительстве собралось немало монахов сделавших для себя кельи. Монастырь, получивший название Могилевского разрастался. Автор «Жития» отмечает, что Иов сам вел службу, часто пел на клиросе. Между службами пас скот, заготавливал дрова, делал печи, которые не дымили. Монахи копали колодцы, пруды, строили мельницы. В монастырь потянулись богомольцы, разносившие весть о его настоятеле по всей Руси.

Автор «Жития» подчеркивает, что Иов был всегда бодр и крепок телом. Спал мало и, как правило, сидя. Очень много трудился и был всегда терпелив. Строго соблюдал все православные правила. Этого же он требовал и от иноков. Видимо его строгостью и был вызван конфликт между ним и братией. Не взяв себе ничего, Иов покинул обитель. «Многи стремнины и блата и чаща леса обыйде и многажды со зверьми в разселинах и пещерах горских обиташе…».

Так он дошел до Раковой пустыни, где поселился на берегу реки. Но и здесь не нашел уединения. Его имя уже было широко известно, и потянулись к нему новые странники и иноки. «Преподобный же толико беззлоблив, паки братию Богом посланных приимаше, повсюду бо слава об нем происхождаше, неможе нигде укрытися».

Здесь он построил церковь Покрова Пресвятой Богородицы послужившей основой нового монастыря. Когда монастырь стал обустраиваться, Иов ушел в паломничество по святым местам Москвы. О его пребывании в столице узнал патриарх Филарет, пригласил к себе и благословил на дальнейшие богоугодные подвиги. А после продолжительной беседы оставил у себя келейником.

Но недолго пробыл Иов у патриарха. Тяготила его столичная жизнь. И он вернулся в построенную им Могилевскую пустынь, безмерно возрадовав монастырскую братию. После смерти Филарета, видя, что Могилевский монастырь уже может обойтись и без него, Иов снова уходит на поиски безмолвного тихого места для создания своей обители. Такое место он нашел в Старицком уезде, что вблизи Твери, на речке Держичи. Однако, как пишет автор «Жития»: «…Нигде не може блаженный утаитися и укрытися».

К нему идут за исцелением, благословением, мудрым советом. Некоторые просят разрешения поселиться рядом и никому преподобный не может отказать. Он строит церковь святого Николая Чудотворца, основав тем самым Никольский монастырь.

Об Иове, как о новом подвижнике православия узнает царь Михаил Федорович и по предложению патриарха Иосафа направляет в Никольский монастырь грамоту с повелением Иову прибыть в Москву на заседание Освященного Собора. «…И с великою печалию пойде до Московского царства». На Соборе избирались архиереи. Было выдвинуто две кандидатуры – архимандрит Иосиф и блаженный Иов. Но, увидев, какие распри и раздоры царят в Москве, он сбежал в свою пустынь. А в благодарность Богу, что отвел его от избрания царского и всего Освященного Собора на пастырский престол патриаршества дает обет создать храм во имя святых апостолов Петра и Павла, что и воплощает в жизнь.

Летом 1653 года Иов решает посетить святые места Киева и помолиться мощам преподобных Антония и Феодосия. В трудную дорогу он взял с собой верного ученика Феодосия Святогорца. В Киеве к его ученикам примкнул дворянский сын Иван Савелов, ставший впоследствии патриархом Московским и всея Руси Иоакимом. Затем Иов возвращается в Никольский монастырь.

Через некоторое время, по монастырским делам ему пришлось вновь посетить Москву. Узнав об этом, патриарх Никон находившийся на тот момент в монастыре Воскресения Христа, что на реке Истре, пригласил Иова к себе. Долго длилась их беседа, но закончилась, видимо, полным разрывом. Преподобный Иов решительно воспротивился Никоновым реформам. Вот как автор «Жития» отозвался на эти события: «Всепагубный же змий лукавый отступник паки воздвизает бурю на всю Российскую землю мятеж, паче ж на Церковь Божию».

К середине 17 столетия истинное православие, каким оно было в Византии, сохранилось только на Руси. Наиболее близкая греческая церковь стала попадать под влияние католиков и римского папы. Греция пошла на это, в надежде на помощь в борьбе с мусульманской Турцией.

Сменявшие друг друга римские папы не переставали прилагать все усилия для распространения католического вероисповедания во всем мире, особенно их привлекала Русь. В Москве объявлялись многочисленные проповедники и миссионеры. Римские папы покровительствовали и благословляли шедших в завоевательные походы на Русь немецких рыцарей, литовские и польские войска. Но ничего не получалось Возможно, и раскол в православии ими же и был спровоцирован. Ведь мы знаем, что на протяжении веков, вплоть до наших дней, мечтой Европы было уничтожение России как государства. Но наши предки твердо отстаивали свою территорию и веру.

В 1652 году, при царе Алексее Михайловиче, шестым патриархом всея Руси был выбран Никон. Еще до этого современники отмечали у него такие отрицательные черты характера как властолюбие, упрямство, жестокость, нетерпимость к чужому мнению. Это была личность с ярко выраженными наклонностями лидера. Став патриархом, Никон решил, что вера в государстве должна стать выше мирской царской власти, и он должен быть по значимости выше царя. И не только это, он должен стать во главе всего православного мира. Эта идея понравилась и Алексею Михайловичу, ведь он становился императором всего православного мира, занимал древний византийский престол. Но всему мешали уже наметившиеся различия, без устранения которых слить русскую и греческую церкви было невозможно. И Никон, единолично, решил провести в России церковную реформу, ведь в Греции это ему бы не удалось.

В 1653 году, перед наступлением великого поста, патриарх Никон разослал по стране послания, в которых приказал отменить земные поклоны на коленях и ввел троеперстное крестное знамение. В традициях же православия было осенять себя двоеперстием, ведь это было принято еще от Византии, шло от принятия христианства, подтверждалось изображениями на древних иконах. Так крестились предки, святые русской земли Сергий Радонежский, Феодосий Печерский и другие. Нововведения вызвали недоумение и решительный протест. Но царь и патриарх стояли на своем, а сопротивление ими рассматривалось как вызов и неподчинение светской и церковной властям. Нашла коса на камень.

Никон окружил себя верными помощниками, среди которых были, в основном, выходцы из Греции и юга славянских земель. Следующим шагом Никона было исправление богослужебных книг по греческому образцу. Однако, современные ученые- исследователи религии приходят к мнению, что необходимости в этих исправлениях на самом деле не было, а изменения возникли как раз в греческих вариантах. Никон повелел имя Спасителя писать не «Исус» как было принято, а «Иисус». Но ведь на Руси не пишут имя «Иоанн» как у католиков, а «Иван». Собственные имена в разных языках имеют разную транскрипцию.

В древних книгах писалось: «Господа истинного и животворящего». Было велено слово «истинного» выбросить. Слово «аллилуйя» писалось подряд два раза, было приказано писать три раза. По православному обычаю во время праздников обхождение храма делалось по солнцу, символизируя шествие за Божественным Солнцем - Христом Спасителем. Никон повелел обходить против солнца. Он даже отменил традиционное освящение воды на празднике Крещения Господня. Но вскоре это было восстановлено.

С современной точки зрения эти противоречия выглядят несерьезными. Однако самодержавная власть пресекала любое инакомыслие. И начались жесточайшие преследования за приверженность к старым традициям, а проще - просто за непокорность. Это была как бы проверка на лояльность царю и патриарху. Тот, кто не хотел с ними ссориться, хотел жить спокойно, публично раскаивался и даже получал разрешение придерживаться старых обрядов.

Широко известна картина Сурикова «Боярыня Морозова». На ней злобная старуха грозит двоеперстием. Но эта картина далека от точности. Федосье Морозовой было тридцать лет. После смерти мужа она стала одной из богатейших и образованнейших боярынь. Но она не смирилась. Ее поддержала младшая сестра, красавица княгиня Евдокия Урусова. Четыре года длились пытки, четыре года с них не снимали кандалы. Умер сын Федосьи Иван, от Евдокии отрекся муж, но ничто не могло их сломить. Иов Льговский пробрался в Печерский монастырь, где причастил Морозову. Сосланных в Боровск, их посадили в яму с запрещением сменять одежду, мыться, кормили хлебом с водой. Там они и умерли одна за другой. В 1905 году старообрядцы поставили на их могиле крест с неугасимой лампадой, который свергнут безбожники в 1920 году.

Многие «староверы» показали образцы непоколебимой стойкости и мужества. За русскую веру, как они ее понимали, эти люди пошли на пытки и на костры. По всей стране на них начались гонения. Их ссылали в Сибирь, годами держали в ямах, отрезали языки, живыми сжигали, обезглавливали. (За какую идею смогли бы пойти на такое наши современники?). И творилось это не пришлыми иноземцами, не татарами и католиками, а такими же православными христианами. Так, где же проповедуемые терпимость, человеколюбие, кротость и всепрощение? В ответ на это приверженцы старой веры стали проповедовать о воцарении на Руси Антихриста, что еще больше озлобило власти.

Поднял мятеж Соловецкий монастырь. И восемь лет он держал героическую оборону против осадивших его войск. Только измена монаха Феоктиста позволила солдатам ворваться внутрь него. Около четырех сотен монахов было потоплено в проруби. Все темницы были заполнены мучениками за веру. Царь издал указ, по которому кто даст приют, пищу или воду старообрядцам, подвергнется избиению кнутом или ссылкой, а их имущество подлежит конфискации.

В знак протеста началась лавина староверских самосожжений. Только зарегистрированных оказалось более двадцати тысяч. В массовом порядке они стали уходить в глухие леса Сибири и Севера, на южные и восточные границы государства.

Так, в православии возникли две церкви - официальная, опекаемая государственной властью, и гонимая. Постепенно старообрядчество разделилось на два основных направления - поповщину и беспоповщину. Поповцы признают необходимость духовенства и всех церковных обрядов. В их расселении играло роль наличие священников - старообрядцев.

Беспоповцами стали те верующие, которые лишились возможности иметь свои церкви и священнослужителей, большинство из которых было уничтожено, а новых никто не готовил. Беспоповцы принципиально бежали в самые глухие места и порывали всякую связь с внешним миром. Примером их может служить обнаруженная в глухой тайге семья Лыковых. Но общение с новым миром стало для них трагическим. В Сибири, по описаниям, еще и сейчас сохранились, как одинокие островки, поселения старообрядцев, которые отличаются высокими моральными качествами и порядком, трезвостью и устойчивостью семей. Благодаря старообрядцам, были освоены многие окраинные земли России, появились сотни богатых сел, даже ряд городов. Одним из них стал Льгов.

История оказалась очень неблагодарной именно к тем, кто хранил традиционную культуру предков. Если после 1917 года уничтожалось просто православие, то старая вера уничтожалась за двести лет до этого. Уничтожалась культура с ее обрядами, песнями, сарафанами, дружной семьей, крепким хозяйством и наша основа. Гибла вера просуществовавшая 700 лет и создавшая Русь.

По всей Руси начались гонения на приверженцев старой веры и Иов решает уйти на окраины государства «…со ученики своими Феодосием Святогорцем и Никодимом и Ермогеном, во область града Рыльска на место зовомо Льговские горы, идеже леса и дебри вкруг облежащие, близ реки глаголемы Сейми, расстоянием от града Рыльска яко поприщ 40. Зело бе место угодно и красно ко вселению иноческого пребывания и к монастырскому строению полезно. И возлюби преподобный отец наш Иов место сие святое и сотвори молитву Господеви…».

В молитве Иов просит благословения Господа на постройку в этом месте храма великомученика Димитрия Солунского. И снова пришли к нему единоверцы, в том числе дьякон Чюдова монастыря Арсений. И начали они «…пещеру большую копати и многие улицы пещерные сотвориша яко на поприще; землю же на плещих своих ношаху со псалмопением немочным…Прочие же иноци…леса расчищаюте и нивы посевающе и борти делающее в дубовях на вселение пчел…создатися и церкви святого Димитрия над пещерами на горах Лговских и монастырю бытии на пребывание инокам…Преподобный же по созданию церкви и украшения иконном и всея лепоты, многи созда келии своими рукама, и трапезу велию и ограду устрои около обители зело крепкую, и башни и бойницы поддела ради частого нахождения крымских татар, пленующих села и деревни, разоряющее православных християн. И иная многая труды полагая; озера и пруды копая и мелницы поставляя на упокоение братии, и рыбные ловли устрой на Семи реце в лето 7170 (1662). И множество братии собравшася к нему от далних мест, слышащее житие его святое и ревнующее последовати стопам его».

Как видим, монахи пребывали в тяжких трудах, не только молились, славя свою веру, но копали пещеры, возводили укрепления для защиты окрестного населения, построили красивую церковь, устраивали озера и пруды, возводили мельницы. Существование пещер подтверждается неоднократными провалами на этом месте.

В особую заслугу Иове ставилось то, что «…многих же неверных человек поляков и татар и черкас и корелов привождаше учением своим во православную Христову веру».

Неспокойно было в этих приграничных местах от набегов татар. Об одном из них в «Житии» говорится: «По некоем же времени в лето 7 175 (1667) году бысть нашествие иноплеменных за умножение грех ради наших, приидоша ратию безбожнии варвари крымския татарове на Русскую землю и на Рылския пределы. Изгоном пленующе многих християн погубиша, а иных без милости мучащее и домы их огнем попалиша, а иных в плен во свою землю с собою взяша. Тогда же рыльския веси много народа, мужен и жен и детей, от тех злых зверолютых безбожных бусурман крымскых татар збегошася ко преподобному отцу во Лговскую пустыню и пресецаху ему безмолвие. Святый же моляше всесилнаго Бога и в молитве призывая християнскую Заступницу Пречистую Богородицу, дабы всемилостивый Бог молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы сохранил род християнский от нашествия безбожных атярян. Тогда же окаяннии варвари покушахуся идти в пустыню святого, и собрашася трех тысящ татар и придоша близ обители его. Преподобный же вооружився силою крестною, пойде из монастыря з животворящим крестом Господним, призва в помощь себе святаго великомученика Димитрия Победоносца, низложити сопротивных… И егда же святый нача ограждати крестом агарянов, и многи от християн видеша, и невернии последи поведаша, яко изыдя пламень огненный от креста Господня и многих попали и ослепи их, и смяте кони из невидимая сила святого Димитрия, и сотрошася и падаша и мертви быша. Прочих же татар православнии християне вооружившееся начаша дреколием бити и гнати их к реце Семи. … Оставших пленных татар более 70 их человек послати к Москве к Государю Царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Росии самодержцу. Еже и бысть. Великий же Государь, слыша таковое побеждение сопротивных от преподобного отца нашего, зело удивися, яко при его державе такое чюдо бысть. И за сие посла в монастырь ко преподобному милостыню довольну зело на утешение братии, и бранных оружии: пушек болших 6, снарядов и мушкетов болших с три ста, и пороховой казны и свинцу довольно, и четыре знамян золотых по атласу шитых – ради преди будущих незапных татар опасения обители святого старца Иова своих богомолцов».

Только из этого источника мы узнаем, что Льговский монастырь был серьезной приграничной крепостью защищавшей жителей окрестностей от татарских набегов. Причем защищавший успешно. Царские дары также говорят об этом, чего стоят одни только драгоценные знамена. В это время монастырю принадлежали подмонастырная Слобода, крупные села Телятниково, Марица, деревня Воронино. Это были немалые земельные наделы, следовательно, он был богат. Но так и оставался оппозиционным к государственной власти, служил убежищем для беглых крестьян и приверженцев старой веры.

Теперь о времени создания монастыря. Если придерживаться 1669 года, то Иову было уже 75 лет, известно, что пробыл он здесь 17 лет, что никак не вяжется с сообщением о дате смерти в «Житие». Следовательно, он прибыл сюда раньше. Также известно, что покинул Иов Льговский монастырь в 1674 году, получается, что прибыл он сюда в 1657 году. Был обнаружен еще один документ, а именно прошение Иова к царю о строительстве взамен сгоревшей при нашествии крымчан и литовцев новой ограды. В ней он пишет: «…А прежа, Государь, сего исстари на том месте бывал монастырь жа и окала того манастыря бывал горад рублен для приходу воинских людей. И я, богомолец твой, на то городовое старое манастырское место вывозил лесу… чтоб построить на том старом городовом манастырском месте окола манастыря великомученика Димитрия Солунского ограду вместо города». Сам Иов признает, что еще до него монастырь уже был и были известны монастырские села Ольгово и Городенка. Видимо к приходу Иова он по каким-то причинам пришел в упадок, скорее всего из-за набегов кочевников.

В Центральном государственном архиве древних актов, в единственном рукописном документе сохранился план монастыря и его описание: «…монастырь, который имеет вокруг каменную стену, с двух сторон (восточной и западной) ограничен натуральными оврагами, с полуденной (южной) крутою горою, а с северной стороны ровным и немного гористым местом. С одной стороны имеются два входа. В монастыре соединенная с оградою стоит церковь каменная». На плане видно, что из наземных построек присутствуют только стена и церковь, все остальное в пещерах.

Автор «Жития» повествует и о чудесах сотворенных Иовом. Одно из них случилось в 1672 году. Преследование приверженцев старой веры возрастало. В тот год из Москвы в Комарицкую волость был послан военный отряд Стефана Нащекина. Его задачей было вылавливать беглых крестьян и староверов. О приближении войск в Льговском монастыре узнали заранее, и это вызвало большую тревогу. Как мог Иов утешал братию, а затем стал непрерывно усердно молиться и просить Бога отвести угрозу от них. Отряд Нащекина долго рыскал по округе, подходил совсем близко, но монастырь так и не обнаружил. Если так и было, то это можно рассматривать действительно как чудо.

Вскоре к преподобному Иову прибыли гонцы от донских казаков. Они приглашали старца к себе и просили помочь укрепить истинную Христову веру на Дону. Льговский монастырь стал богат, был крепок, как верою, так и возможностью обороны. Но оставался оппозиционным к государственной власти, давление которой все нарастало. И Иов принимает решение уйти на вольный еще Дон. В 1674 году, отслужив последнюю службу и помолившись этим святым местам, взяв с собой учеников Тихона, Ермогена, Тимофея и других, оставив за себя иноков Арсения и Гурия, Иов навсегда покинул свою любимую обитель, по имени которой стал зваться – Льговский.

Остановился он на реке Чиру, где и основал свой последний монастырь. Здесь, по благословению архиепископа Черниговского и Новгородского и всея Малой Руси Лазаря построил одну из лучших своих церквей Пресвятой Богородицы. Для ее росписи прибыли из Москвы иконописец Савва Иникиев, сам из Ярославля, и старец Тихон. Этот монастырь и стал центром традиционного православия на свободном Дону.

Скончался Иов Льговский летом 1681 года. Своему ученику Тимофею он завещал: «После трех лет умертвия моего раскопайте могилу мою и егда увидишь тело мое грешное цело – и ты держися веры християнския, как я тебя учил. А буде тленен буду – и ты тем путем не ходи». Как видим, и после смерти Иов хотел удостовериться в правоте своей веры.

Тимофей вернулся к могиле Иова только через семь лет, вспомнил завещание и велел инокам в присутствии многих людей раскопать могилу. В это время было половодье и вода заполнила раскоп. Максим пишет: «…И раскрыта гроб, и видеша тело его честное цело и нетленно, благоухание велие испущающее. Из гроба водою подняло его и верхнею доскою шею его перегнело и кровь знать аки у живаго. Ризы же и схима на главе все целы же. И егда начата святое тело его оправливати, и видеша: только перста у руки да у ноги палца болшаго нет…

…благодарящее Бога, яко извещение приемше о житии и о вере преподобнаго отца нашего Иова, новопросиявшего в лице святых и представша престолу иже херувимех седящяго Христа Бога нашего, образ подая правоверным, како спасти душа своя в нынешния последния времена. Аще кто хощет, спасен будет бедами и напастьями, паче же правою истинною верою».

В «Житии» рассказывается и о чудесах совершенных преподобным Иовом. В основном они связаны с чудесным пополнением запасов хлеба, раздачей его странникам ибо он следовал словам Св. Писания «Просящему у тебя дай» (Мф. 5,42).

Как же сложилась судьба Льговского монастыря? В письме из Архиепископии древлеправославных христиан сообщили, что вскоре после ухода Иовы, из Льговского монастыря были изгнаны его ученики, и он перешел в ведение Патриарха Московского. Стал терять свои земельные владения, некогда многолюдный приход. В таком положении оказалось немало монастырей. Императрица Екатерина Вторая повелела закрыть более половины всех монастырей России. В 1764 году эта участь постигла и Льговский. На тот момент в нем было три монаха и поп-расстрига. Монастырь опустел, но вокруг него образовалась слобода с преимущественно крестьянским населением.

23 мая 1779 года издается под номером 14 880 «Указ об учреждении Курской губернии» согласно которому «…урочище бывшего монастыря Льгова со слободкою при оном монастыре, называемою подмонастырною…» называть городом Льговом. Первая администрация нового города разместилась в монастырских кельях, пока не было определено место застроек. Затем был растащен кирпич ограды. Каменную церковь разрушили в 1932 году. От бывшего монастыря, давшему новую жизнь древнему Ольгову, теперь под названием Льгов, ничего не сохранилось, по крайней мере, на поверхности земли. Но можно допустить, что, уходя, монахи не взяли с собой накопленные за сто лет книги, рукописи, летописи, иконы. а спрятали их в одной из келий. А вдруг там лежит подлинник «Слова о полку Игореве» или полные летописи истории нашего края? Сохранился там и монашеский некрополь, подземные церкви, возможно и другие реликвии.

Невероятно, но автограф Святого древлеправославной церкви преподобного Иова дошел до нас через триста с лишним лет. В 1977 году, в Пермской области, в доме старообрядца Селиверста Соловьева, московский археограф И.В.Поздеева, зав. кафедрой Московского университета обнаружила книгу с надписью:«Сию книгу глаголемую минею декабрь положил в дом Дмитрею Солунскому что на Лгове Рыльского уезду Никольския пустыни строитель Иов на престол покамест та церковь стоит поминать мои родители отца и матерь – Тимофея и Ирины». Вот мы и узнали имя матери.

Насколько бывают, удивительны и неожиданны исторические находки. Книга, которую Иов Льговский держал в руках и оставил льговскому храму, с верующими добралась до Перми и сохранилась до наших дней. Побольше бы таких счастливых находок. Но сколько погибло свидетельств нашей истории, чаще из-за нелюбопытства, невежества, неряшливости. Если бы сохранились книги и летописи Льговского монастыря, то наверняка мы бы узнали подлинную историю заселения этих мест и потерянного древнего города Ольгова.

Но со смертью Иова древлеправославие в этих местах не исчезло. До сих пор стоит храм Димитрия Солунского, идут службы. В архиве я разыскал сведения за 1812 год. В городке, где жило 1000 человек, 300 было старообрядцев, из них 50 купцов. Наиболее известными были Белобородовы, Мальцевы, Григоровы.

Уже тогда было отдельное кладбище, скорее всего, оно существовало со времени монастыря. На моей памяти, в середине 50-х годов прошлого века, происходили последние захоронения по всем правилам древлеправославия. А в начале 70-х годов вандалами из местной власти оно было разрушено, песок вместе с останками вывозился как строительный материал. Я знаю, по чьему распоряжению это делалось.

Находки на месте <br>монастыря. 2000 г.
Находки на месте <br>монастыря. 2000 г.
Находки на месте
монастыря. 2000 г.

В работе над этим материалом, мне значительно помогла монография А.П.Апанасенока, которая впервые осветила историю старообрядчества в нашей области, его глубокие корни и традиции, сломала стереотип, насаждавшийся триста лет официальной церковью.

Я приведу только несколько цитат из этой книги:

«Говоря о социальной принадлежности курских старообрядцев, стоит подчеркнуть важную особенность: они относились к тем категориям населения, в которых дольше сохранялся традиционно русский жизненный уклад, и которые в меньшей степени подверглись европеизации (стр. 55).

«В 1916 году Курский архиепископ в своем отчете в Синод так писал о богослужениях «ветковцев» (одно из направлений старообрядчества – прим. М.Л.): «В этом нам у старообрядцев надо поучиться, так как читают они всегда внятно, с особым благоговением, без малейших опущений и благодаря такому строгоуставному служению и неторопливому чтению свободно выстаивают свои службы в продолжение пяти-шести часов сряду. Получая душевное удовольствие и утешение в своих богослужениях и приглядываясь к нашему, они всегда в публичных и частных собеседованиях укоряют нас в нерадении» (стр. 63).

«Ярким примером общинного духа у староверов может послужить обычай тайной милостыни, распространенный в старообрядческих селах Курской губернии. Не желая оставлять в нужде кого-либо из своей общины, староверы вечерами клали продукты питания или другие полезные вещи на специальную полочку или подоконник со стороны улицы, делясь, таким образом, с более бедными. Нуждающиеся могли брать оставленное, не унижая себя просьбами» (стр. 132).

Говоря о купцах-староверах А.В.Апанасенок пишет: «…Эти люди пользовались большим уважением, а их предпринимательская и хозяйственная деятельность приобретала в какой-то мере сакральное значение, полностью оправдывая себя с точки зрения религии и нравственности. При этом состояние зажиточных староверов рассматривалось не столько как «частная собственность», сколько в качестве достояния общины… Тратить деньги «как вздумается» - на роскошь, для самовозвеличивания – считалось греховным. Современники отмечали скромность и непритязательность в быту».

Современники отмечали, что старообрядцы трудились, наравне с наемными работниками не отличаясь от тех ничем. Они также резко выступали против частной собственности на землю, подчеркивая, что Бог ее сотворил, как и воду, воздух, солнце для всех.

А.В.Апанасенок сообщает, что уровень грамотности в старообрядческой среде был выше, чем у остального населения. Согласно данным статистического исследования в 1884 году у жителей Курской губернии он составлял 8,1%, а там где жили староверы, доходил до 40-45%. Впечатляет!

«Курские епархиальные ведомости» в 1872 году признавались, что: «Раскольники всегда богаче православных». И там же, курский священник пишет: «Когда же является необходимость вступить в прения о вере, православный имеет мало шансов одержать победу. В среде православных, в особенности из сельских жителей, немало можно найти таких, которые смешивают Бога и его угодников, икону отождествляют с изображением на ней; большинство не читает и не знает Священного Писания, положительно не знакомо с писаниями отеческими и вообще стоит на довольно низкой ступени религиозного образования. Раскольник напротив, всегда хороший начетчик; он всегда грамотный; Библия – его настольная книга… Со стороны религиозного образования раскольник всегда стоит выше православного». И это признавал человек, всю жизнь боровшийся со старой верой.

В этих семьях строго осуждались курение, пьянство, бесцельное времяпровождение. Дети с раннего возраста приучались к труду, бережливости, порядку, уважению к старшим. Авторитет родителей был непререкаем и они несли ответственность за воспитание детей как перед окружающими, так и перед Богом. День у них начинался и заканчивался молитвой. Часть доходов обязательно шла на благотворительность - кормление нищих, помощь тюрьмам и лазаретам.

В домах старообрядцев обязательно была молельная комната с древними иконами и богослужебными книгами. И жили они по принципам: «Заря деньгу родит, спать долго - жить с долгом», «Мое слово крепче документа», «Копейка рубль бережет». Хозяин всегда заботился о качестве товара и чести заведения.

Вот что писали в то время местные староверы: «Мы содержим истинную православную веру, которая поступила от Греции в Россию по крещении князя Владимира. От крещения князя Владимира до Никона патриарха состояло благочестие нерушимое. При царе Алексее Михайловиче содержались принятые от Греции книги нерушимо.

А Никон патриарх перепечатал оные книги по своему нраву, а не по преданию святых отцов. Еще Никон патриарх напечатал в новых книгах, где находится в крестном знамении триперстное сложение, а двуперстное отменил, а в отеческих книгах, по которым мы содержим православную веру, положено двуперстное сложение…

…И мы по научению своих предков держимся своей веры»

Целые деревни, например Дерлова, Скородное, Щурова были целиком старообрядческими. В них не было ни одного православного. Архиепископу Феоктисту, управлявшему в то время Курской епархией, такое положение совсем не нравилось. Он неоднократно обращался за помощью в ослаблении древлеправославия к светской власти: «Наставлениям приходских священников старообрядцы не внемлют и даже чуждаются иметь с ними христианское обращение… успели своим внушением присоединить к расколу еще более ста душ однодворцев… что совращает тамошних жителей от православия».

И вновь стали закрываться старообрядческие храмы и запрещаться богослужение.

Прошли годы и десятилетия. Я, как и основная часть населения, мало, что знал о древней вере предков, пока не соприкоснулся с историей Льговского монастыря. Теперь же отношусь к ней с большим уважением и сочувствием за стойкость и самоотверженность.

В 1990 году, из-под горы, где находился Льговский монастырь, вдруг забил родниковый источник. Местные жители его сразу окрестили «святым». Огородили, соорудили сруб. К нему устремились верующие, молодожены, просто жители окрестностей. Но постепенно он стал иссякать.

Вспомним же слова автора «Жития»: «И возлюби преподобный отец наш Иов место сие святое и сотвори молитву Господеви…».


Источники:

Апанасенок А.В. Старообрядчество Курского края в 17 – начале 20 века. -Курск. 2005.

Арцыбашева Т.Н. Курский край и монастырская культура. - Курск. 1998.

Дополнения к актам историческим собранные и изданные Археографической комиссией. Т.12. - СПб. 1872. стр. 233-235.

Житие Аввакума и другие его сочинения. - М., 1991.

Жуков.П. Портреты. Аввакум. - М., 1984.

Журнал Московской Патриархии. №6 и 7. 1971.

Зверинский В.В. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов. - СПб. 1892. Т.2. стр.200.

Киевская старина.1887.Сентябрь.С.93-108.

Курские епархиальные ведомости. 1872.№ 11; 1888. №41.С.661.

Макарий, ректор С.Петербургской духовной Академии. История русского раскола, известного под именем старообрядчества. – СПб.1855.

Новый и полный географический словарь Российского государства… 1788. Ч.3. С.37-39.

Русское православие. Под редакцией А.И.Клибанова. – М.,1989.

Сенаторский Н.П. К истории заселения северо-западного района Курского края.//Известия Курского губернского общества краеведения. - Курск. №4, 1927. стр.44-59.

Холмогоровы В.И. и Г.И. Исторические материалы для составления церковных летописей Московской Епархии. Вып. 11.- М., 1913.

Родина. №9 – 1990, стр.49-55;

Церковь. №2 – 1992, стр.34-40.

РГАДА. Ф.210 Приказной стол. № 481, л.218.

Продолжение...

СОДЕРЖАНИЕ


Ваш комментарий:

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Читайте нас в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
17.12.2009 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову