Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

«КУРСКИМ СОЛОВЬЕМ» НАЗЫВАЛ ЕЁ ЦАРЬ

автор: И. Ю. Татарская
Н.Плевицкая

Всероссийский триумф и едкие нападки критиков, громкие имена поклонников, огромные гонорары и завистливый шёпот недоброжелателей, непроходящая тоска по родной деревне и эмиграция из страны, во многом сфабрикованное обвинение и тюрьма, блистательное восхождение и трагический конец - таков образ красивой курской крестьянки, которой рукоплескали Есенин, Рахманинов, Собинов, боготворил император, обожал простой зритель.

«Русская песня - простор русских небес, тоска степей, удаль ветра. Русская песня не знает рабства. Заставьте русскую душу излагать свои чувства по четвертям, тогда ей удержу нет. И нет такого музыканта, который мог бы записать музыку русской души: нотной бумаги, нотных знаков не хватит. Несметные сокровища там таятся - только ключ знать, чтобы отворить сокровищницу».

Эти слова принадлежат Надежде Плевицкой, певице с несчастной, удивительной судьбой. В ряду других «возвращенных имён» её личность и творчество особенно притягательны для нас, так как именно песенное искусство Курской земли впитала она с детства, Слава Плевицкой в России начала 19 века была огромной. С. Эйзенштейн называл пение Плевицкой в числе наиболее сильных впечатлений своей жизни - наряду с Ф. И. Шаляпиным и Ч. Чаплиной, Т. Карсавиной и И. Менухиным. Художник А. Бенуа писал о том, что идея номера «Ухарь-купец» из балета «Петрушка» И. Стравинского появилась у него после исполнения этой песни Плевицкой, приводившей «в те дни в восторг всех - от монарха до последнего его подданного - своей типично русской красотой и яркостью таланта». Плевицкая-Солдатова? (Если бы не монголы...) По воронежской дороге, в восемнадцати километрах к востоку от Курска, есть небольшое село Винниково.

Винниковцы были потомками «однодворцев», отсюда особенности их песенного репертуара, сохранившего следы древнего боярского быта и городской культуры XVII века.

Из поколения в поколение передавалась история создания села Винниково. Оказывается, существовали две деревни -Орешниково и Винниково, сожжённые дотла монголами. Из всех жителей чудом уцелели только семьи Винниковых и Евдокимовых, спрятавшихся в лесу. Где-то между своими деревнями они построили новые жилища и назвали данное место Селищем, ставшим вскоре Винниковым по фамилии преобладающей части жителей.

Это создавало неудобства, поэтому меняли фамилии на те, которые ближе к роду занятий того или иного человека: если ты сапожник, то «Сапожников», если плотник - «Плотников». Отец Плевицкой - старый николаевский солдат, стало быть, семья его — «Солдатовы».

Отчего Надежда?

Многие учёные спорят, почему родители дали ей имя Надежда? Есть мнение, будто суеверная мать надеялась на лучшую долю для дочери. Но более правдоподобно, что просто приближался праздник Веры, Надежды и Любви.

Она была двенадцатым ребёнком в крестьянской семье (в живых осталось пятеро), родилась в 1879 году.

Судьба певицы - предназначена

В селе проводились свадебные обряды, исполнялись солдатские песни, круговые хороводные пляски (карагоды).

Красочный деревенский быт-престольные праздники, игры с пением «селезня», «коршуна», в «пашню» - навсегда остался в памяти Плевицкой. Через много лет запишет она слова песен, звучавших в Винниково и Курске, оставит яркие описания народных обрядов: «Как оглянусь в золотистый дым прошедших лет, так и вижу себя скорой на ногу Дёжкой... Вижу, как носится Дёжка-игрунья в горячем волнении карагодов, - от солнца, от пляски льют вишнёвый блеск шелка полушалок, панёвы да кички кипят огненной пеной».

Исследуя курский фольклор в 50-60-х годах прошлого столетия, А. В. Руднева убедилась, что старинные напевы, упоминаемые Плевицкой в её книгах, ещё продолжали бытовать.

С малых лет заметен был голос Дёжки (так в детстве называли девочку). Пела со взрослыми женщинами народные песни, пела и одна, стараясь подражать матери, а затем Татьяне, горничной помещицы М. И. Рышковой.

Из воспоминаний Татьяны Барыбиной: «Как-то я гуляла по лугу и услышала чудный голосок. Спряталась в траве, лежала и плакала, наслаждаясь пением». Такое впечатление производила односельчанка на всех, кто её знал.

Однажды, когда она пасла гусей под горой и громко пела протяжную песню «Дунай речка», из съезжавшего под гору экипажа барышни выбросили кулёк со сластями. Это был первый гонорар.

Девочка-послушница из циркового балагана

Долго уговаривала Дёжка мать, чтобы та отдала её в школу, но после ранней смерти отца школьные годы (3 класса) прервались. Оставшись вдовой, Акулина Фроловна по вечерам бесконечно отбивала поклоны перед иконой Николая Угодника умоляя помочь ей с устройством детей. Позже старшие дочери повыходили замуж, а пятнадцатилетняя Дёжка, под впечатлением поездок к сестре Анастасии в Киев, где её поразили богатое убранство храмов, наряды прихожан, великолепие церковной службы, заявляет матери о намерении уйти в монастырь. Родительница, полагая, что монастырская жизнь хотя и не из весёлых, а всё же легче, чем крестьянская доля, согласилась с просьбой дочери. Но на пострижение в монахини нужно было внести взнос, которого не было в бедной семье, и решили отдать девочку в послушницы Троицкого монастыря, чтобы заработать деньги. Пребывание в обители оказалось недолгим -немногим более двух лет.

Неугомонную послушницу неожиданно привлёк балаган. Впервые увидев представление в театре И. М. Заикина, расположенном у Покровского рынка, она решила стать циркачкой (1899). Задуманное не удалось, но и в монастырь уже не вернулась, а стала служить горничной в доме купцов Гладковых. Однако и здесь служба не задалась. Дёжка заболела и ей пришлось вернуться домой в Винниково.

Поправившись, в 1904 переехала в Киев в русский хор Л. Б. Липкина, выступавший в саду «Аркадия». Ей поручались меццо-сопрановые соло (например, сольная партия хора-марша из оперы Дж. Мейербера «Пророк»).

Партии свои разучивала с голоса, не зная нот. Постепенно приходил опыт выступления перед публикой. Своеобразной школой стало посещение оперных спектаклей и концертов хора Д. Агренева-Славянского(после знакомства с ним, пишет Плевицкая, «стала гордиться, что я русская»). Участвуя в популярном хоре «лапотников» в Киеве, Надежда приезжала в Винниково, ездила по округе «отбирать голоса». И находила таланты!

Работая в разных коллективах, не привлекала ничьего внимания.

Несколько лет спустя поёт цыганские романсы на сценах варьете, а затем русские бытовые песни. Через полгода артистка совершенно бросила «цыганщину» и посвятила себя исключительно русской народной песне.

Вскоре Надя переходит служить в популярный хор Минке-вича. С ним попала в Петербург, затем в Москву, где получила приглашение в ресторан «Яр», создавший ей громкую славу солистки -исполнительницы русских народных песен:

Переломным в судьбе оказался 1909 год, когда на нижегородской ярмарке в ресторане Наумова Надежду услышал Леонид Собинов. Его поразило, что зал мгновенно затихал, как только она выходила на сцену. «Заставить смолкнуть такую аудиторию может только талант. Вы - талант», - сказал он певице.

Годом позже она выступает в благотворительном концерте вместе со знаменитостями: В. И. Качаловым, М. Ф. Кшесинской, В. В. Андреевым и его великорусским оркестром. В это же время состоялось её знакомство с Ф. И. Шаляпиным. В первый же вечер он разучил с ней песню «Помню, я ещё молодушкой была» и напутствовал на прощанье:

«Помогай тебе Бог, родная Надюша. Пой свои песни, что от земли принесла, у меня таких нет, - я слобожанин, не деревенский».

Всю жизнь она хранила фотографию с дарственной надписью «Моему родному Жаворонку, Надежде Васильевне Плевицкой - сердечно любящий её Ф. Шаляпин».

В последующие годы сотни концертов певицы прошли в разных губерниях России.

Гастролируя по стране, Плевицкая неизменно посещала Родное Винниково, Курск, выступая в Дворянском собрании.

«Я видела много городов, баловали меня в столицах, но такого волнения светлого, благородного, как в моём родном Курске, не испытывала нигде. Вблизи столь знакомых мест детства я ясно понимала, какое чудо свершилось со мной»...

Она хотела быть богатой, и стала. В Москве и Петербурге приобрела несколько квартир, а в Винникове построила себе с матушкой терем-дворец. Плевицкая не жадничала и из своих гонораров, как говорили ранее, выделяла деньги на благотворительные цели, но назвать её мотом было нельзя. Она знала цену трудовой копеечки.

Неслыханные гонорары, до 50 тысяч рублей в год, делали её независимой, волевой, способной на благотворительность. В 1911 г. она осуществила заветную мечту: приобрела землю в Винниково. «Мороскин лес, по краю моего родного села, куда я в детстве, на Троицу бегала под берёзку заплетать венки и кумиться..., наконец стал моей собственностью».

Добилась того, что в родное село привезли колокол для церкви. Его поднятие в Троицын день превратилось в праздник.

Когда в 1914 году пожар спалил почти всё село, Плевицкая выступала с благотворительными концертами, снабжая погорельцев средствами на постройку хат. Приходя в местную школу, дарила книги для библиотеки.

В приезды певицы в родное село ни одна свадьба или крестины не проходили без её участия.

97-летняя односельчанка певицы Клавдия Гавриловна Иванова поделилась со мной, как, будучи малышкой, танцевала с Плевицкой на ёлке: «Хорошо помню Надежду. Весёлая была, дарила всем детям подарки. Делала ёлку в церковно-приходской школе. А две самые большие куклы в рост ребёнка - «медсестру» и «матроса» - подарила Нюре Винниковой и Нюре Юдаевой. Когда приезжала, то в селе будто праздник был. Ходила по свадьбам и молодым дарила подарки».

В Курск из заграницы через торгсин пересылала подарки для родственников, а также в Винниково, где жил в бедности обременённый большой семьёй брат Николай.

У Надежды Васильевны был великолепный дар сказительницы. Её рассказы о родном Винникове, о родных и близких людях красочны, рельефны и настолько осязаемы, что вызвали восторг Сергея Васильевича Рахманинова, который посоветовал облечь их в форму воспоминаний и издать. Это осуществилось - «Дёжкин карагод», Берлин, 1925; «Мой путь с песней», Париж, 1930). Небезынтересно отметить, что вторая книга выпущена дочерьми Рахманинова - Татьяной и Ириной.

Она всегда помнила встречу с Рахманиновым в 1924 году. Тогда он записал и обработал винниковскую народную песню «Белилицы, румяницы вы мои». Более того, он выпустил её небольшим тиражом в фирме «Виктор». Восхищение Сергея Васильевича от исполнения Плевицкой народных, песен было искренним.

Многие песни из её репертуара можно услышать сегодня: «Дубинушка», «Есть на Волге утёс», «Славное море, священный Байкал», «Ухарь-купец», «Среди долины ровные»; «Калинка», «Всю-то я вселенную проехал», «Помню, я ещё молодушкой была», «Лучинушка», «Липа вековая», «Раскинулось море широко», «По диким степям Забайкалья», «Варяг», «Когда я на почте служил ямщиком». Она пела и песни народной печали: «Эх ты, доля моя, доля», «Умер бедняга в больнице военной», «Мучит, терзает головушку бедную», «Когда на Сибири займётся заря».

Она брала за сердце не только своим голосом - могучим бархатным меццо-сопрано, она потрясала чувством, захватывала искренностью переживаний. Все её песни были трагически-сюжетными, и она их так передавала, что трогало душу. С особой силой это проявилось в песне «По старой Калужской дороге» - здесь и разнообразие интонаций, и пылкий темперамент. После каждых двух строчек певица пускала на одно бесконечно долгом дыхании одну ноту, которая являла собою как бы иллюстрацию к самым различным настроениям. Вот именно такие, чисто народные песни, с их горьким бытом, пела главным образом Плевицкая.

Она не только пела, но как бы разыгрывала сценку, обогатив мимикой, жестикуляцией, мизансценами, а порою внеся в интерпретацию некоторые хореографические штрихи. Это была новация, не свойственная исполнительницам того времени. Плевицкая предвосхитила элементы современной эстрады.

Вот как рассказывает о встрече с певицей Клавдия Ивановна Шульженко, в определенной мере продолжательница традиций курянки:

«...Появление певицы зал встретил овацией. Я ожидала увидеть её в народном костюме, сарафане, кокошнике и чуть ли не в лаптях, такое представление сложилось после её пластинок. А на сцену вышла стройная женщина в длинном сером с зелёным вечернем платье со шлейфом, в серебряных туфлях, с очень крупными, «с булыжник» бриллиантами, гладко зачёсанными волосами, уложенными на затылке в большой пучок. Вот она запела, и всё исчезло - и зал, и сцена, и сам театр, осталась только магия необыкновенно красивого, грудного, мягкого голоса, не сильного, но заставляющего внимать каждому его звуку».

Слушали Плевицкую в артистических и великосветских кругах. Станиславский давал ей советы, как управлять самочувствием во время выступления, композитор Сац выпустил серию «Напевов Плевицкой» в своей обработке. Ей посчастливилось общаться с писателями и поэтами Андреевым, Куприным, Щепкиной-Куперник, художниками Коровиным и Бенуа. Слушатели самородка и высокопоставленные сановники, царские генералы и сам император Николай Александрович, назвавший её «Курским соловьем» и посоветовавший не учиться, чтобы не потерять самобытность.

Она стала фавориткой высшего света. Для неё это было счастьем.

Вместе с тем шквал похвал не был единодушным. В прессе появлялась резкая критика со стороны и поклонников классического искусства, и представителей фольклористики. В её репертуаре («фабрично-кухарочьи песни») и интерпретаторской манере усматривали «грубое плебейство», антихудожественное воздействие современного фабричного быта.

Встречи с Н. Клюевым.и С. Есениным, или эстрадная жизнь

Н. В. Плевицкая была очень простой, несмотря на головокружительный взлёт. С прислугой разговаривала как с ровней, а в лексике использовала весь свой национально-деревенский колорит.

У Надежды - особая манера одеваться: платья только блёклых, мягких тонов, напоминающие древнегреческие одеяния. Они чудесно драпировали ниспадающими классическими складками, обнимали и подчёркивали её дивный стан.

Её пение нравилось Николаю Клюеву и Сергею Есенину. Н. А. Клюев - поэт-крестьянин (так называли его в столичных литературных кругах) к моменту их знакомства уже довольно известный. Во всяком случае начинающий Есенин, «златокудрый юноша», по выражению Надежды Васильевны, смотрел на него, как на учителя и в ранних произведениях подражал ему. Первое стихотворение Николая Александровича из раздела «Песни из Заонежья» посвящено Плевицкой:

Ах, вы цветики, цветы лазоревы, 
Алоцветней вы красной зорюшки, 
Скоротечней вы быстрой реченьки! 
Как на вас, цветы, лют мороз падёт, 
На муравушку белый утренник, -
Сгубит зябель цвет, Корни выстудит!
- так начиналось оно.

О песнях «Лучинушка» и «Лебедушка», исполнявшихся певицей, Есенин говорил: «Это наши песни».

Имитаторша или раздвоение

Огромную популярность среди москвичей имели имитации песен Н. В. Плевицкой, исполняемые экстравагантной, жаждущей новых приключений М. И. Ртищевой.

...Как-то, выступая в одном концерте с Надеждой Васильевной, она попросила разрешения подражать её исполнению. Та не возражала.

Довольно скоро эти дружеские пародии завоевали такой успех, что импрессарио Плевицкой уговорил Ртищеву поехать вместе с ними на гастроли.

В конце концов она так вписалась в образ, что даже внешностью стала походить на знаменитость. Когда однажды, загримировавшись в уборной театра Зоны, М. И. Ртищева села рядом с Надеждой возле зеркала, то внезапно вошедший муж Плевицкой невольно отшатнулся от столь фантастического «раздвоения».

Плевицкая в кинематографе

Как-то на Херсонской улице Курска вывесили афишу, извещавшую о показе в городском электротеатре «Мир» 7, 8 и 9 декабря 1915 года кинотрагедии «Царь Иван Васильевич Грозный». В главной роли - Ф. И. Шаляпин. В левом верхнем углу -анонс: «В скором времени будет демонстрироваться картина с участием знаменитой Надежды Васильевны Плевицкой «Крик жизни», драма в 5 частях» в постановке В. Р. Гардина.

Съёмки производились в имении Н. В. Плевицкой - Винникове.

Участвовали артисты московских императорских театров и частных сцен.

Фильм «Крик жизни» был выпущен на экраны 2 августа 1916 года. Критика тепло его встретила.

«Власть земли» - вторая серия задуманной трилогии, драматургическое и логическое продолжение первой - вышла 18 мая 1917 года.

В 1923 г. оба фильма продемонстрированы фирмой «Контороэкран» и в дальнейшем показывались под общим названием «Агафья». Данная лента, как и первые две, не сохранилась. Есть также свидетельства участия Плевицкой в фильме «Ольшанский молодой барин».

Любовь была у неё на первом месте после песни. Врангелевский офицер влюбился с полувзгляда...

Была она влюбчивой с детства, такою и осталась на всю жизнь. Это одна из загадок её души.

Попав в польскую балетную труппу Штейна, девятнадцатилетняя Надежда выходит замуж за танцовщика Плевицкого, намного старше её, и танцует несложные бальные партии в дивертисментах.

Эдмунд Мчиславович помогает жене в овладении искусством танца, прививает артистические манеры.

Несмотря на то, что в дальнейшем пути их разошлись, дружба сохранилась. В доме Надежды в Винникове в начале 1-й мировой войны жили родители бывшего мужа. По рассказам старожилов отец и мать Плевицкого похоронены на винниковском кладбище.

Первая мировая война застаёт Плевицкую в Швейцарии, где она отдыхала с В. А. Шангиным, поручиком кирасирского Его Величества полка.

Познакомилась Надежда Васильевна с Шангиным во дворце великой княгини Ольги Александровны в Рамони (Воронежская область), куда она была приглашена на концерт. Шангин приходился двоюродным братом княгине и в то время гостил у неё. Любовь с первого взгляда завершилась браком, венчались они в винниковской церкви, настояла на этом Акулина Фроловна.

Чтобы не разлучаться с возлюбленным, Надежда едет вместе с ним на фронт, добившись разрешения работать сиделкой в дивизионном лазарете. В январе 1915 г. в тяжёлых боях за Восточную Пруссию Шангин пал смертью храбрых.

Гибель его тяжело переживала. Все чувства к Шангину правдиво и красочно высказаны в воспоминаниях.

В госпитале её песня становится лекарством. Даёт много концертов, в том числе и в Курске.

Волны братоубийственной войны занесли Плевицкую под Фатеж, в части Красной Армии, где командиром взвода служил её третий муж - Левицкий (на семь лет моложе).

Получилось так, что краском Юрий Левицкий вместе с Надеждой Васильевной оказался в плену у белых. Возможно, специально сдался (тогда деникинские войска наступали, захватывая крупные города: Харьков, Воронеж, Курск, Орёл) и стал поручиком 1-го корпуса Добровольческой армии, которым командовал генерал А. П. Кутепов.

Надежда Васильевна начала выступать перед частями белой армии. Впоследствии за такую «всеядность», «беспринципность», «аполитичность» - с одинаковой силой вдохновения она могла исполнить и «Марсельезу» и «Боже, царя храни» -певице доставалось и справа и слева. Но для Дёжки и красные и белые были равны - все они русские, по недоразумению оказавшиеся по разные стороны баррикад.

В сущности мы не знаем, как восприняла Надежда Васильевна крушение империи. Видимо, она понимала, что возврата к прошлому не будет и искала новые жизненные пути. Поэтому, имея возможность уехать в эмиграцию ещё в 1917 году, осталась, чтоб найти себя в непривычной жизни, но не нашла.

В марте 1921, уже в изгнании, в пыльном Гиллиполи (там стояли временным лагерем выбитые из Крыма части Врангеля) состоялось ещё одно обручение 42-летней Плевицкой с 27-летним генерал-майором Н. В. Скоблиным.

На свадьбе посаженным отцом новобрачных был сам генерал А. П. Кутепов. В корниловском полку продолжал службу поручик Юрий Левицкий, с которым Плевицкая перестала общаться ещё в Крыму, в Галлиполи развелась с ним. Впоследствии он полностью исчез из поля зрения Надежды.

Некоторые исследователи, воспользовавшись ставшими ступными архивами, делали вывод, что «Фермерша» (агентурный псевдоним Плевицкой, Скоблин - «Фермер») играла главную роль в диверсиях и похищениях белых генералов.

Человек редких военных дарований, Скоблин, несмотря на отсутствие высшего военного образования, в ходе мировой и гражданской войн в составе белой армии дослужился до командира Корниловской дивизии и получил звание генерал-майора.

В 1927 г, Скоблин и Плевицкая переехали в Париж.

Надежда с трудом ориентировалась в громадном чужом городе и так и не выучилась французскому языку... Безумно скучала по России, часто вспоминала далёкое Винниково, деревенские песни и хороводы, покойную мать, родичей, оставшихся на курщине...

В 1930 г. Скоблин стал одним из ближайших помощников Миллера по линии разведки и его поверенным в делах центральной организации РОВС. Когда некоторые члены РОВС стали высказывать подозрения относительно сотрудничества Скоблина с советской разведкой, Миллер решительно выступил в его защиту.

Сопровождая жену на гастролях в Болгарии, Германии, Чехословакии, США и других странах Скоблин имел возможность осуществлять инспекторские проверки периферийных подразделений РОВС и своевременно обеспечивать советскую разведку оперативно значимой информацией.

После похищения Миллера Скоблин был нелегально переправлен берлинской резидентурой на специально зафрахтованном самолёте в Испанию.

В СССР ему предоставили персональную амнистию, но генерал в Советскую Россию не вернулся: погиб при бомбёжке Барселоны.

Находившуюся на гастролях Н. Плевицкую вывезти из Парижа не удалось. 25 сентября 1937 г. она была арестована французской полицией как соучастница захвата Миллера и 14 декабря 1938 г. осуждена парижским судом к 20 годам каторжных работ с последующей высылкой из Франции за помощь советской разведке.

На судилище она держалась мужественно и на все обвинения отвечала: «Господь Бог - мой свидетель. Он видит, что я невиновна». 5 октября 1940 г. Надежда Васильевна скончалась в центральной тюрьме города Ренна.

В качестве свидетеля обвинения выступал даже сам Деникин.

Заключённая под номером 9202 захоронена в октябре 1940 г. на кладбище, расположенном, по иронии судьбы, на улице Свободы.

Есть и другая версия: Надежда была отравлена тайным агентом ЧК с помощью губной помады. Правда это или нет, неизвестно.

Еще несколько штрихов биографии

Недавно произошла встреча с Е. Котельниковой, родина которой - деревня Водяное - находится в 4 километрах от Винникова.

Вот что она рассказала:

«Мой отец, Верютин Кузьма Ильич, 1902 года рождения, и дед по матери Фёдор Ковалёв любили петь песни, исполнявшиеся нашей Дёжкой.

Папа в юности ходил в церковь, которая и сейчас стоит и действует; с наслаждением слушал церковный хор с участием Плевицкой. Своеобразно характеризовал он пение звезды эстрады: «Как запоёт, аж люстры дрожат!»

Все с уважением относились к семье Надежды. Когда умерла её мать Акулина Фроловна, проводить в последний путь собрались жители из окрестных деревень, потом их пригласили к столу, чтобы помянуть добрую покойную, после чего людям в знак памяти подарили посуду, из которой они ели.

В Курске ещё сохранились здания, которые связаны с именем Надежды Васильевны: этот Троицкая церковь (Верхняя Троица), где Дёжка Винникова была послушницей женского монастыря, это здание медицинского колледжа (дом купцов Гладковых), здесь она в прислугах состояла, это Ильинская церковь, в которой Дежка не раз пела на клиросе...

Позже, уже будучи именитой певицей, она останавливалась в гостинице Полторацкого, выступала в зале Дворянского собрания, в Летнем театре.

...В центре села Винниково возвышается памятник Надежде Васильевне Плевицкой (скульптор - Вячеслав Клыков). Ещё в 1967 г. учительница Винниковской школы Л. С. Евдокимова организовала в селе музей своей землячки.

Мы свято чтим память звезды русской эстрады. Каждый год в её день рождения в селе Винниково устраиваются торжества. В них принимают участие не только куряне, но и представители других городов России, в том числе столицы.

Прелестное, неповторимое искусство Плевицкой продолжено рядом советских исполнителей. У неё учились и заимствовали репертуар Козин, Русланова, Шульженко, Зыкина, Стрельченко, Ковалёва, Рюмина, Шаврина, Петрова, Крыгина.

Издано множество нотных изданий, включая именные альбомы и песенники (в том числе изд. Ю. Циммермана, К. Леопаса, серия «Напевов Плевицкой» в обработке композитора И. Саца), программы с полными текстами песен, граммофонные записи (более 60 названий) с репертуаром певицы.

Литература

1. Бугров Ю. Н. Плевицкая. Документальное повествование Серия «Жизнь замечательных курян». Вып. 1. Издание Курска, Курск, 1999 г., 64 с.

2. Бугров Ю. А. Плевицкая Надежда Васильевна // Курск Краеведческий словарь-справочник. Курск. 1997, с. 298.

3. Нестьев И. В. Надежда Плевицкая // Нестьев И. В. Звёзды русской эстрады, М., 1970; 1974.

4. Нестьев И. В. Плевицкая Надежда Васильевна // Музыкальная энциклопедия. Т. 4. М., 1978, с. 305.

5. Плевицкая Надежда Васильевна. Музыкальный энциклопедический словарь, М., 1990, с. 425.

6. Плевицкая Н. Дёжкин карагод. Мой путь с песней. Неизвестные литературные произведения русской народной певицы. Автор-составитель И. Ракша. М., 1993.

7. Татарская И., Свиридов А. Неизвестная Плевицкая //Молодая гвардия (Курск). 2000. 20 июля.


Статья в Сборнике "Курский край. НАШИ ЗЕМЛЯКИ." «... И свеча бы родовая не погасла» г.Курск, 2004 г.

Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту счетчик посещений
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
29.09.2014 г.
Форум по статьям на сайте

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову