Главная Поиск Усадьбы
и здания
ПЕРСОНАЛИИ Статьи
Книги
ФОТО Ссылки Aвторские
страницы

 

 

 

 

ПОРУБЕЖЬЕ. КУРСКИЙ КРАЙ В XVII ВЕКЕ

авторы: А.В. Зорин, А.И. Раздорский

ГЛАВА V

Курск торговый и ремесленный

Источники по социально-экономической истории города

Основными источниками по социально-экономической истории Курска в XVII веке, дошедшими до наших дней, являются таможенные и оброчные книги. Таможенные книги представляют собой делопроизводственные документы таможен, производивших проверку, измерение, взвешивание и оценку товаров, предназначавшихся для продажи в том или ином населенном пункте, отправляемых из него в другие места или провозимых транзитом и взимавших в соответствии с правилами, установленными правительством, таможенные пошлины с участников торговых операций.

В XVII в. в России продолжала существовать унаследованная еще с древних времен система таможенного обложения, согласно которой пошлины уплачивались не только с грузов, пропускаемых через государственную границу, но и с товаров, находившихся в обращении внутри страны. В уездных центрах находились таможенные избы, ведавшие сбором пошлин как в самом городе, так и в прилегающей округе. Таможенной избе были подчинены таможни, расположенные в других населенных пунктах уезда, где функционировали местные рынки. На торговых путях — сухопутных дорогах, судоходных реках — устраивались специальные заставы. Прибывали таможенники и на сельские ярмарки.

В большинстве городов сбор таможенных пошлин и другого косвенного налога — питейной прибыли — осуществлялся под руководством таможенного и кабацкого (с 1652 г.— кружечного двора) головы, избиравшегося обычно из числа наиболее состоятельных посадских людей, черносошных и дворцовых крестьян. Его помощниками являлись выбираемые из среды местного населения целовальники (перед вступлением в должность они давали присягу, целуя крест). Голове и целовальникам строго запрещалось производить какие-либо собственные коммерческие операции, хотя их служба была безвозмездной. Таможенные и кабацкие головы были подчинены непосредственно центральным властям в Москве, воеводам было запрещено вмешиваться в их деятельность. Служба голов и целовальников, являвшаяся тяжелой государственной повинностью, длилась, как правило, один год, но бывали случаи, когда они «пересиживали» срок, иногда на несколько месяцев.

Таможенные головы были обязаны вести строгую письменную отчетность о собранных с торгующих пошлинах. День за днем данные о сборе пошлин заносились в черновые таможенные книги. В конце срока службы очередного головы текущие записи систематизировались, обрабатывались и переписывались набело. Так создавались беловые таможенные книги, которые вместе с собранными денежными суммами головы должны были представлять в Москву — в приказ, ведавший сбором косвенных налогов на данной территории. Городами юга России, в т.ч. Курском, в XVII в. ведал Разрядный приказ.

По Курску за XVII в. сохранилось восемнадцать таможенных книг: за 1619 г. (две книги — за февраль—июль и июль—ноябрь), 1623/24, 1626/28, 1628/29, 1641/42, 1647/48, 1653/54, 1654/55, 1656/57, 1657/58, 1658/59, 1660/61, 1661/62, 1669/70, 1670/71, 1672/73,1677/78 гг. Семнадцать курских таможенных книг хранятся в Российском государственном архиве древних актов и одна — в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки [РГАДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Разрядные вязки. Вязка 1.Ч. 1.№ 10.Л. 1—64; № 11. Л. 1—37об.; Денежный стол (Оп. 6ж).Кн. 79. Л. 1—140об.; Кн. 82. Л. 1—173 об.; Кн. 84. Л. 1—220; Кн. 94. Л. 1—107 об.; Кн. 104. Л. 75—175 об.; Кн. 188. Л. 1-165; Кн. 314. Л. 456-534; Кн. 319. Л. 81-169; Кн. 329.Л. 44—137; Кн. 342. Л. 71-112 об.; Кн. 346. Л. 190— 399; Кн. 354. Л. 1-256; Кн. 356. Л. 118-227 об.; Кн. 371. Л. 874—11б8об.; Ф. 214(Сибирский приказ). Кн. 405. Л. 43— 96; ОР РГБ. Музейное собрание (Ф. 178). № 9988. Л. 35—100 об.].

Курские таможенные книги состоят из нескольких разделов, называемых «книгами». Важнейшее значение среди них имеют «книги пошлинным деньгам», в которых фиксировались сборы, взятые с лиц, регистрировавших в таможне («являвших») оптовые партии товаров стоимостью свыше 1 руб. (за исключением лошадей), или деньги на покупку. На основании записей, имеющихся в этой части документов, можно установить: количество явок торговцев, величину торговых оборотов, географию рыночных связей (состав и количество городов, являвшихся торговыми партнерами курского рынка), ассортимент и объемы поставок различных товаров, рыночные цены, персональный и отчасти социальный и национальный состав торгующих, сезонные колебания в торговле.

Записи о сборе пошлин с участников конской торговли в курских таможенных книгах объединены в особый раздел, называвшийся в разные годы по-разному: «лошадиной книгой», «книгой конской записки», «книгой лошадиной записки». По данным, имеющимся в этом разделе, можно определить количество проданных или обмененных лошадей, величину оборотов и географию конской торговли, цены на лошадей, а также персональный и частично социальный и национальный состав торговцев.

По «припойным книгам», содержащим сведения о казенной питейной торговле («припоем» называлась прибыль, полученная от продажи питей), можно выявить объемы казенной питейной торговли, ее обороты, цены на различные алкогольные напитки, размеры прибыли, получаемой казной от продажи питей.

Завершаются все курские таможенные книги «расходной книгой», представляющей собой подробный отчет о денежных средствах, истраченных на обеспечение деятельности таможни и казенных питейных заведений за весь срок службы таможенного и кабацкого головы: покупку бумаги, свечей, ремонт казенных помещений и винокурного оборудования, наем дьячка для ведения записей и т. д. «Расходные книги» позволяют установить ассортимент и, что особенно важно, цены на различные товары, в т. ч. на такие, которые не поступали в оптовую торговлю, а продавались только через розницу или изготовлялись на заказ.

Курские таможенные книги являются ценнейшим источником по истории торговли, причем не только самого Курска, но и других городов, поддерживавших с ним торговые связи, которых за XVII в. насчитывается больше сотни. Вместе с тем они имеют и ряд недостатков как индивидуальных, так и общих, присущих всем источникам этого типа в целом. Первым и главным их изъяном является то, что в них, по сути дела, практически нет сведений о розничной торговле. С торговцев, привезших или принесших на рынок товары, совокупная стоимость которых не превышала 1 руб., целовальники взимали пошлины непосредственно «в ящик», т.е. без записи в таможенные книги. В документах указана лишь обобщенная итоговая сумма таможенного сбора с торгующих «мелкими всякими носящими товарами и съестными припасами». Пользуясь этими показателями, можно лишь косвенным образом рассчитать, да и то приблизительно, величину оборотов розничной торговли в том или ином году. Таким образом, курские таможенные книги отражают прежде всего крупную оптовую торговлю, мелкая же в них почти совсем не раскрыта [подробнее об этих источниках см.: Раздорский. 2001: 66-88].

Особо следует сказать о контрабандной торговле, которую таможенные книги, естественно, не отражали. Но в них регистрировались факты наложения на лиц, торговавших «безъявочно и беспошлинно», штрафов («промыта» и «протаможья»(*)). В курских книгах случаи взимания таких штрафов отмечаются крайне редко. Это не случайно. На городских рынках, в отличие от сельских, тайная торговля в XVII в. была сильно затруднена и сопряжена со значительным риском. Задачу же курских таможенников, производивших досмотр товаров, во многом облегчало само расположение города на пересеченной местности. Со стороны Москвы, например, в XVII в. в Курск вела только одна дорога по водоразделу между реками Тускарью и Куром, на которой можно было выставить надежную заставу для контроля над проезжающими торговцами. В этих условиях провезти незаконным образом на рынок сколько-нибудь значительную партию товаров было крайне затруднительно.

Городовые оброчные книги, в которых фиксировался сбор оброка с владельцев различных торговых и производственных объектов, а также с лиц, занимавшихся торговой или ремесленной деятельностью, представляют особый интерес для исследования как региональных рынков, так и их производственной основы — местного ремесленного производства. Заключенный в них материал удачно дополняет сведения, сообщаемые таможенными книгами. По Курску за XVII в. выявлено восемь оброчных книг: 1639, 1641, 1649, 1652, 1653, 1657, 1693 и 1695 гг. Все они хранятся в Российском государственном архиве древних актов [РГДДА. Ф. 210 (Разрядный приказ). Разрядные вязки. Вязка. 1.№-34.Л. 1—21 об.; №77. Л. 1—9 об.; Приказной стол. Столбец 127. Л. 386—404; Белгородский стол. Кн. 29. Л. 246—255; Денежный стол. Кн. 104. Л. 205-212; Кн. 144. Л. 15-27; Кн. 259. Л. 839-855; Ф. 214 (Сибирский приказ). Кн. 405. Л. 122—141].

Оброчные книги 1639—1653 и 1690-х гг. содержат списки лиц, плативших оброк с находившихся в городе торговых мест, кузниц, клетей, амбаров, харчевен. Наряду с объектами, с которых взят оброк, отмечены и те, чьи хозяева умерли или сбежали из Курска. Эти источники позволяют установить количество и состав находящихся в городе торгово-промысловых объектов, персональный и отчасти социальный состав их владельцев, сумму взимавшегося с них оброка.

Оброчная книга 1657 г. содержит список курских торговцев и ремесленников, вносивших оброк за право заниматься той или иной торговой или промышленной деятельностью. Этот уникальный документ дает возможность выявить профессиональные группы, существовавшие в рамках местной посадской общины, их количественный и персональный состав, сумму взимавшихся оброчных платежей [подробнее о курских оброчных книгах см.: Раздорский. 2001: 88—93].

Для исследования истории социально-экономического развития Курска XVII в., помимо таможенных и оброчных книг, материалы которых положены в основу данной главы, имеют значение и другие источники, которые еще только предстоит изучить. К ним относятся, в частности, писцовая книга Курска и Курского уезда 1686 г., городские мельничные, сметные, приходо-расходные книги. Для характеристики численности и социального состава населения города большую ценность представляют крестоприводные книги Курска 1645 и 1682 гг. Наконец, исключительно важная информация о самых разных сторонах жизни города в эту эпоху заключена в многочисленных, но практически не изученных разнообразных по содержанию актовых документах.


ПРИМЕЧАНИЯ:

*Размер этих штрафов составлял 2 руб. 12,75 коп. Промыт и протаможье были фиксированными штрафными сборами и взимались с нарушителей независимо от стоимости проданного ими незаконным образом товара. С лиц, изготовлявших незаконным образом вино, пивших на «косом» (т.е. действовавшем нелегальным образом) кабаке или содержавших корчмы, в Курске взыскивался особый штраф — заповедь. Размер ее варьировался. С тех, кто варил «бездокладное» вино и держал корчмы, брали штраф, равный по величине промыту и протаможью — 2 руб. 12,75 коп., те же, кто имел неосторожность выпить вина на «косом» кабаке, платили только по 25 коп.


СОДЕРЖАНИЕ

Весь интернет-Курск Компания 'Совтест' предоставившая бесплатный хостинг этому проекту
Получайте аннонсы новых материалов, комментируйте, подписавшись на меня в
поддержка в твиттере

Дата опубликования:
14.03.2016 г.
Форум по статьям на сайте

См. еще:

"КУРСКИЙ КРАЙ"
в 20 т.

1 том.
2 том.
3 том.
4 том.
5 том.
6 том.
8 том.

 

Дата просмотра:      © 2002- сайт "Курск дореволюционный" http://old-kursk.ru Обратная связь: В.Ветчинову